фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 08:54

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Анита Блейк

  Фанфик «Анита Блейк. Зов крови | Главы 1-4»


Шапка фанфика:


Название: Анита Блейк. Зов крови, 2011 г.
Автор: Светуська (Шигаева С.Ю.)
Фандом: Анита Блейк
Персонажи/ Пейринг: Анита, Жан-Клод, Мика, Натаниэль, Нечестивец, Истина, Клодия, и другие.
Жанр: Angst
Предупреждение: Действие происходит после 20 книги «Черный список»
Рейтинг: NC-17
Размер: mini
Содержание:
Уничтожив самое смертоносное за всю историю планеты существо, так называемую Мать Всея Тьмы, Анита Блейк приезжает обратно в Сент-Луис с чувством выполненного долга в надежде наконец-то начать нормальную (по ее меркам) жизнь, как с ней начинает происходить что-то неладное.
Обнаружить себя вдалеке от дома и совершенно не иметь понятия, как она там оказалась и по какой причине — еще не самое страшное из всех странностей, если учесть, что после ее «пробуждения» она не испытывает никаких эмоций, которые вроде бы должна испытывать. А так же обнаруживается, что с тех пор, как она приехала с последнего задания из Сиэтла у нее пропали не только эмоции, но и ее способность кормиться от секса. Но не успела она понять обрадоваться этому обстоятельству или испугаться, как ее уже поджидал куда более опасный, как для нее, так и для всех окружающих сюрприз, по сравнению с которым ardeur, просто детские шалости.
Статус: завершен
Дисклеймер: права на все имена принадлежат его правообладателю — Лорел К. Гамильтон
Размещение: Спросить разрешения и после оформить по правилам с обязательным указанием автора.


Текст фанфика:


Глоссарий:

Ardeur — присущая Белль Морт и некоторым вампирам ее линии (см. Линия крови) особенность: сексуальный голод, сравнимый по силе с обычной для вампиров жаждой крови. Утоление этого голода дает вампиру энергию, как и питье крови; партнер при этом истощается. Однако эта энергия лишь дополнительная, без человеческой крови вампир все равно обходиться не может.

Ликантроп — человек, заразившийся ликантропией — вирусной болезнью, дающей людям способности оборотня (см.). Ликантропия передается через кровь и другие биологические жидкости. Чаще всего ликантропией заражаются в результате нападения оборотня в животной форме (в человеческой форме ликантропы не заразны). Ликантропия может передаться от матери плоду во время беременности; кроме того, возможен путь заражения через некачественную вакцину.
Разные виды ликантропии по-разному заразны, наиболее опасна крысиная разновидность, труднее всего заразиться ликантропией крупных кошачьих.

Линия крови — у вампиров: потомки (сколь угодно дальние) того или иного мастера вампиров (источника), обычно наследующие часть способностей своего мастера. По кровной линии передается власть сексуального соблазна (линия Белль Морт); способность разлагаться, оставаясь «живым» (линия Морт д’Амур); способности фурий.

Метка вампира — парапсихический феномен, позволяющий вампиру-мастеру установить ментальную связь с человеком или ликантропом. Бывают четыре уровня такой связи, соответственно четыре метки. Уже с первой метки человек становится слугой (см. Человек-слуга) вампира, после четвертой метки связь становится нерушимой. Метки позволяют обмениваться энергией, способностями, мыслями и образами. Метку можно поставить без согласия и даже без ведома человека. Первые две метки не требуют материальных носителей, для третьей метки вампир должен выпить крови слуги, для четвертой – дать слуге свою кровь.

Мастер города (Принц города) — вампир, которому подчиняются вампиры определенной территории, в настоящее время почти всегда именно города (поскольку вампиры предпочитают обитать в городах). Мастера и подчиненных вампиров соединяет метафизическая связь; мастер поддерживает слабых вампиров, в то же время он получает дополнительную силу от всех своих подчиненных.

Мастер вампиров — вампир, обладающий особыми силами. Он может поддерживать свое существование без помощи своего создателя, а также творить новых вампиров своей властью (а не властью своего мастера). Другие способности индивидуальны или определяются происхождением вампира от той или иной линии крови. Нередко вампир-мастер может «призывать» животных — одного или нескольких видов. Так, Белль Морт подчиняются все крупные кошки, а Падме, Мастеру зверей, подвластны очень многие виды.
Неизвестно, как вампир приобретает способности мастера – известно только, что вампир должен обладать потенциалом мастера от момента своего «рождения». Потенциал реализуется в разные сроки (от десятков до сотен лет), но если до пятисот лет он не проявился, то вампир почти наверняка мастером не станет.

Нимир-Радж — король леопардов-оборотней.

Пард — самоназвание группы леопардов-оборотней

Подвластный зверь (animal to call) — вид животных, которыми с помощью мысленных приказов может повелевать вампир-мастер (см. Мастер вампиров). Ликантропы, превращающиеся в животных того же вида, тоже повинуются вампиру, хотя сильные личности до определенной степени могут сопротивляться его приказам.

Триумвират — вампир-мастер, его человек-слуга и ликантроп подвластного вампиру вида, объединенные метафизической связью. Связь между членами триумвирата подобна связи вампира с человеком-слугой, хотя не требует меток для своего создания. Триумвират дает входящему в него вампиру силу, намного превышающую обычные вампирские способности. В остальном связи в триумвирате действуют как и в союзе вампира со слугой.

Человек-слуга — человек, связанный метками с вампиром-мастером. Слуга, оставаясь живым человеком, приобретает ряд вампирских способностей (силу, быстроту, скорую регенерацию), после четвертой метки — потенциальное бессмертие, способность не стареть.

_________________________

Анита Блейк — Маршал США, Некромант, Человек слуга Жан-Клода и соятощая с ним и животным его зова (Ричардом) в триумвирате (но имеющая свой собственный триумвират состоящий из вампира и оборотня) а так же суккуб (способность вампира переданная ей от меток Жан-Клода); носитель нескольких штаммов ликантропии (и всех штаммов кошечьей разновидности) — не перекидываясь ни в одного вида ликантропии в полнолуние)

Мать Вся Тьмы — прародительница всех вампиров; покровительствует всеми вер-кошками

Морт д’Амур — любовник Матери Вся Тьмы

Жан-Клод — Вампир-инкуб из рода Бель Морт, Мастер Города Сент-Луис, постоянный любовник Аниты

Мика — верлеопард и Нимир-Радж своего парда, постоянный любовник Аниты

Натаниэль — верлеопард, один из триумвирата Аниты (ее подвластный зверь), постоянный любовник Аниты

Нечестивец и Истина (Нечестивая истина) — вампиры-близнецы — легендарные воины состоящие на службе у Жан-Клода, любовники Аниты (оба давшие ей когда-то клятву убить ее если ей завладеет Мать Всея Тьмы, или другое неконтролируемое зло)

Клодия — веркрыса; телохранитель

Доктор Лилиан — веркрыса, врач ликантропов

Никки — Невеста Аниты (проще говоря запечетленный раб), вертигр, любовник Аниты

Ричард — вервольф и ульфрик (вожак стаи Саент-Луиса), Подвластный зверь Жан-Клода (один из триумвирата Жан-Клода и Аниты), любовник Аниты


Глава 1


Прошло уже три недели, с тех пор, как я вернулась в Сент-Луис после уничтожения Матери Всея Тьмы со своим — присланным мне на помощь Жан-Клодом — нелегальным резервом, и еще одним новым… любовником, Итаном. Которого, если принять во внимание, случившееся со мной на последней охоте за оборотнями Арлекина, Жан-Клод и все остальные мужчины моей жизни (Ашер, пожалуй, не в счет), приняли его достаточно терпимо и без всяких осложнений. Что не могло не радовать.
«Ну, хоть с этой проблемой разобрались, и то ладно», вздохнула я.
Что меня сейчас волновало (точнее, должно было бы волновать), так это отсутствие каких-либо волнений. А поводы для беспокойства вроде как были.
С тех пор, как приехала из Сиэтла, я не находила себе места, списывая свое состояние на случившиеся недавние события: вечные выматывающие стычки с Маршалом Рэборном; сверхсила — о которой я даже не задумывалась до того случая с деревом на дороге; новый любовник; ах да, и, конечно же, убийство «Мамочки Тьмы». На меня словно навалилось все и сразу, и мне было необходимо во всем разобраться и привести свою голову в порядок. Поэтому я и решила не беспокоить своих мужчин по пустякам. Во всяком случае, пока сама не разберусь в чем дело и что не так.
Вот и сейчас меня должно было волновать, что со мной происходит «что-то не так». Я обнаружила себя обнаженной, стоящей посреди леса, там, где сам черт ногу сломит, уставившись вдаль. Все мое тело было холодным и покрыто липким потом, к мокрому лицу прилипли волосы, почти без дыхания, а я стою, и рассуждаю о каких-то мелочных проблемах. «Да что же со мной…»
— Анита! — донесся до меня из-за спины обеспокоенный голос Мики.
Я моргнула, но оборачиваться не стала. В следующую секунду меня обняли заботливые руки любимого. Он мягко развернул меня лицом к себе, убрал прилипшие волосы со лба, и, проведя пальцами по щеке, нахмурился.

— Господи, ты вся ледяная, — произнес он взволнованно, но с нейтральным выражением на лице, проявляя всю свою дипломатию, чтобы не схватить и не потрясти меня, пытаясь выбить ответы, «что она тут делает одна в лесу, вместо того, чтобы прижиматься к нему и Натаниэлю в теплой постели». Но я лишь покачала головой и ответила:
— Со мной все в порядке. — Я отклонила его попытку укутать меня в его халат и покрутила головой, осматриваясь, в поисках зацепок, чтобы понять, зачем я здесь оказалась. — Мне просто стало душно, и я решила немного прогуляться.
Он посмотрел на меня взглядом, явно говорящим, что я лгунья. Но ничего не сказал, просто вздохнул, обратно запахнул на себе халат, и слегка подтолкнув меня рукой в поясницу, повел рядом с собой.
Мне это всегда в нем очень нравилось — никогда не задает лишних вопросов и не лезет с расспросами, предугадывая наперед, в чем я больше всего нуждаюсь в данный момент. Он просто шел рядом и поддерживал меня под локоть, пока я монотонно перебирала ногами, не разбирая дороги.
Через минут десять я облегченно выдохнула, увидев наш дом и стоявшего на пороге обнаженного Натаниэля.
Завидев нас, у кромки леса граничащей с лужайкой заднего двора, он бросился нам на встречу, почти врезаясь в меня спереди. Возможно, я упала бы если не Мика, прижавшийся ко мне сзади. Они оба крепко меня обняли, и я почувствовала опьяняющий пряный аромат меха их животных, дарящий ощущение дома и принадлежности, согревая теплом, которое мне было сейчас так необходимо. Натаниэль зарылся носом в мои волосы и выдохнул прямо в них:
— Ты меня очень напугала. Я проснулся от того, что стало жутко холодно, и ты как раз совершенно бесшумно выходила из комнаты, когда я окликнул тебя, но ты… — Немного отстраняясь от него, я взглянула в его взволнованные фиалковые глаза.
— Что я? — Вопрос прозвучал не много хрипловато, но все же, мне удалось принять более менее нормальное выражение лица. Зажатой между двумя мужчинами, у меня сильно подскочил пульс, а почувствовав на своем животе горячую пульсирующую твердеющую плоть Натаниэля, меня саму бросило в жар. Такой резкий контраст из ледяного состояния в разгоряченное ударил прямо в голову, опьяняя меня.
— Ты не откликалась, как будто и вовсе не слышала меня, или… — Его пылающие глаза увлажнились, но стойко сдержав свои эмоции, он продолжил, — …не хотела ничего слышать. Анита, скажи, что с тобой происходит? С тех пор, как ты вернулась из Сиэтла — ты сама не своя. Практически не разговариваешь с нами, держишься отстраненно…, скажи, мы, что тебе наску… — Договорить он не успел, так как я ухватилась за его шикарные длинные волосы, притянула к себе, и поймала его рот в поцелуе, заглушая волнения.
— Все в порядке Натаниэль, просто стало немного душно, — выдохнула я ему в губы и подарила еще одни краткий поцелуй, прежде чем отстраниться, постоянно напоминая себе, что мы находимся на улице, а из одежды был лишь халат, и то, только на Мике.
— Может, ты нездорова? — предположил Натаниэль, ощупывая мой мокрый лоб, и переводя взгляд мне за спину на, все это время, молчавшего Мику. — Ты тоже чувствуешь, что она вся горит, правда?
— Да. И это странно, — мрачно проговорил Мика.
Я повернулась в кольце обнимавших меня рук, где уже стало так тепло, и хмуро уставилась на него.
— Что ты имеешь в виду, говоря под словом «странно»? Может, я просто немного приболела?! — Чуть грубее выпалила я, чем собиралась.
«Да что же со мной? То вообще витаю где-то в облаках, то набрасываюсь на всех».
Мика проигнорировал мой выпад и просто ответил:
— Анита, ты носитель штаммов ликантропии, не говоря уже, что не одного. Ни одна вирусная болезнь не может к тебе пристать. Но с тобой явно что-то происходит. Только что я нашел тебя совсем одну в лесу и ледяную как вампир, и ты ведешь себя странно… — Я гневно уставилась на него. Он замолчал, вздохнул и посмотрел, ища поддержки на Натаниэля.
— Определенно что-то не так, — протянул Натаниэль. Он с трудом мог стоять неподвижно и то и дело потирался своим уже затвердевшим горячим членом понизу моего живота, распаляя во мне почти невыносимое желание. — Не знаю, как твои гормоны Мика, но мои в последние дни, что-то совсем расшалились, — произнес он низким, мурлыкающим голосом, от которого у меня побежали мурашки по коже — и попытался состроить виноватую мину, но дерзкая ухмылка и диковатые глаза ничуть не походили на раскаяние. — От тебя пахнет как-то иначе. Прости, может из-за этого я так разнервничался, сам не пойму, — нашел он логическое объяснение его эмоциям, успокаивая скорее себя.
Я отдаленно отметила про себя, что вроде как и мои эмоции должны были бы проявиться и забить тревогу, но ничего кроме возбуждения я сейчас чувствовала. Не считая той короткой вспышки спонтанного гнева и обнаружения себя невесть где, еще и в совершенно непотребном виде. «Может это просто надо накормить гнев?» задалась я вопросом.
Обсуждая ее состояние, они зашли в дом, машинально отправляясь на кухню, где на меня накинули халат и пристроили на моем любимом стуле возле окна.
Поставив около меня дымящуюся чашку кофе, Натаниэль принялся за готовку яичницы с беконом. Мика пододвинул свой стул к моему, и, усевшись на него, распахнул свой халат, прижимая меня к своей груди, даря спокойствие и уют от прикосновения к голой плоти с таким родным домашним запахом.
Поставив на стол тарелки с завтраком, Натаниэль уселся поближе и одарил нас обоих своим нежным взглядом, потом произнес:
— Приятного аппетита.
Мика поблагодарил в ответ, а я что-то буркнула непонятное.
Чего-чего, а аппетита у меня точно не было, но машинально взяла вилку и отправила первый кусочек себе в рот, уставившись в свою тарелку. Вкус еды ощущался пеплом во рту, и чтобы проглотить его мне пришлось запить большим глотком обжигающего кофе. На кухне стало совсем жарко, от чего есть расхотелось окончательно. Я глубоко втянула в себя воздух и вытерла стекавшую по виску струйку пота, затем отодвинула свою тарелку в сторону. Во мне возросло нервное возбуждение, и я с трудом могла усидеть на одном месте.
— Анита, ты точно хорошо себя чувствуешь? — снова взволновался Мика.
Молча оторвав глаза от тарелки, на которой пыталась концентрироваться, я встретилась со странным взглядом Натаниэля, который так же позабыл про еду. Его глаза были совершенно дикие, и я не в силах была оторвать от них своего взгляда и вспомнить как говорить, не то чтобы дать ответ Мике. Мой живот скрутило в тугой узел, когда по позвоночнику пробежала волна жара, выгибая мою спину. Мика перевел с меня на Натаниэля полный непонимания и беспокойства взгляд, потом обратно на меня и бросился со словами «Проклятие. Это совершенно не нормально» к стоявшей на холодильнике, на базе трубке.
Насколько я поняла, он звонил доктору Лилиан — подпольному врачу веркрыс. Но в данный момент меня это совершенно не волновало.
В глазах потемнело от распространявшегося по всему телу волн жара, омывавших мое тело от центра живота до кончиков пальцев на руках и ногах. Посреди оглушающего гула в голове и заволакивающего зрения, я услышала громкий звериный рык и треск ломаемого дерева, но мои веки опустились и поглощенная растекавшемся жаром по всему телу, я не в силах была открыть их снова, уплывая в беспамятство.

Глава 2


Очнувшись, я не поняла, где находилась, и что вообще происходит. Я насторожилась, прогоняя вялость во всем своем теле, машинально приходя в
боевую готовность. Привычно сунув руку под подушку, на которой лежала, и ничего под ней не нащупав, громко выругалась. В затуманенной памяти
всплыло звериное рычание и последовавший за ним шум. Оказаться сейчас совершенно беззащитной мне совсем не улыбалось, если в дом пробрались
чужаки, где со мной были Мика и Натаниэль…
Боже. Я только сейчас обратила внимание, что гул прекратился, и в помещении повисла гробовая тишина. «Где же Мика с Натаниэлем?» встревожилась я, одновременно примечая, что ко мне опять возвращаются эмоции. Я вскочила и укрывавшая мое тело простыня упала к ногам, и я оказалась совершенно голой, хотя четко помнила, что на мне был халат. «Этого еще не хватало» промелькнуло в моей голове, пока я озиралась по сторонам, выискивая опасность.
Недалеко от моей, (оказывается, я находилась в лазарете) койки, стояли, как всегда собранная и уверенная в себе доктор Лилиан, и взволнованные
Мика с Жан-Клодом. Хотя если бы у меня не было между последним метафизической связи, он мог бы казаться неизменно спокойным.
Mа petite,
— позвал меня Жан-Клод, шагнув ко мне. — Как ты себя чувствуешь? — он бережно взял мою ладонь в свою, как мне показалось совсем холодную руку,
и сжал ее.
Я задумалась над его вопросом и поняла, что чувствую себя совершенно нормально.
— Я в порядке, — ответила я и нахмурилась, переведя взгляд на Мику. — Что случилось? Я слышала чье-то рычание, шум, перед тем как… — И на этих
словах затихла, силясь припомнить, что же произошло дальше.
Из задумчивости меня вывел многозначительный женский кашель.
— Тебе лучше прилечь обратно, потому что я не уверена, как на тебя подействует лекарство, — спокойно сказала доктор Лилиан, тоже подойдя
ближе ко мне.
Я проигнорировала ее слова и снова, взволнованно, обратила свой взор к Мике.
— Натаниэль, с ним все в порядке? — Мика обменялся с Жан-Клодом непонятным взглядом, и это тут же вывело меня из себя. — Да что, черт
возьми, происходит?
Жан-Клод первым нарушил молчание.
— Натаниэль тоже здесь, только в другой палате. — Странная формулировка не ввела меня в заблуждение.
— Но ты не сказал мне, что с ним все в порядке?! — надавила я на него.
Жан-Клод сильнее сжал мою руку и слегка улыбнулся.
— Он просто совсем недавно перекинулся из полузвериной формы и сейчас спит.
— Так что, все-таки с ним произошло? Я точно знаю, что я слышала. На нас напали? Почему Натаниэль перекинулся? — засыпала я вопросами, поворачиваясь к Мике с колотящимся в горле сердцем и злясь на себя, за то, что за каким-то чертом отключилась именно в тот самый момент, вместо
того, чтобы защитить свой дом и любимых. Они оба не воины.
— Нет Анита, на нас никто не нападал, — немного успокоил меня Мика. Жан-Клод подвел меня обратно к больничной кровати и уложил, предусмотрительно
накрыв упавшей к моим ногам простыней. Не забыв перед этим скользнуть по моему телу взглядом, в котором промелькнула искорка. Я сделала вид, что
не заметила этого, хотя не стала себе врать, что это меня взволновало. И еще как. Сообразив, что жадно уставилась на ширинку Жан-Клода, мысленно
проигрывая в голове яркие образы — не без труда, заставила себя отвести взгляд в сторону, чуть порозовев. «Нашла время, черт возьми».
— Тогда что вообще происходит?
На этот вопрос мне ответила Лилиан.
— Дело в тебе, Анита. Тебя привезли сюда с приступом лихорадки, когда все твое тело горело, и ты была в невменяемом состоянии, но…
— Что «но»? — тут же вскинулась я.
Мика ответил:
— Анита, я еле оторвал от тебя Натаниэля. Он…
— Он что? Собирался мной слегка закусить? — перебила я его, язвительно усмехнувшись, от абсурдности своих слов.
Мика снова переглянулся с Жан-Клодом.
— Нет, пытался овладеть тобой…, после того, как перекинулся.
Я похолодела.
— Так это что, все-таки какая-то гребанная инфекция, от которой у всех к чертям сносит крышу? — обратилась я к доктору Лилиан, осипшим голосом,
из-за внезапно пересохшего горла.
Та покачала головой, и вид ее был слегка растерянный.
— Нет, это не вирус. Просто у тебя…, скажем так, началась, овуляция, а если называть это с животной точки зрения, то проще говоря — течка. Не
месячные, Анита. Ты открыла настоящий брачный сезон. И боюсь, что не знаю, насколько он затянется. Такого, даже в ликантропии не встречается.
— Голос доктора Лилиан был слегка испуганный, и мне, блядь, это совершенно не понравилось.
— Течка?! Гребанная течка?! Заебись. Вы что тут, все охерели вконец? — вспылила я.
Mа petite, когда ты в последний раз кормила ardeur? Или питалась Гневом? — не своим голосом спросил Жан-Клод.
Я заткнулась и нахмурилась, закусив нижнюю губу. Прокрутив в голове все последние дни, до меня с ужасом начало доходить, что с момента приезда
еще ни разу не кормила, ни то, ни другое. Я с растерянным видом подняла глаза на Жан-Клода.
— Еще ни разу, как приехала из Сиэтла, — ответила я, уже не так гневно.
Жан-Клод, молча, смотрел на меня какое-то время, потом напряженно спросил:
— Почему? У тебя более чем достаточно «еды» в «Цирке Проклятых» и дома тоже.
Я покачала головой.
— Мне просто не хотелось. Даже как-то и в голову не приходило.
Жан-Клод выпустил мою руку и начал расхаживать по тесной палате с задумчивым видом.
— Неслыханно. — Он остановился посреди комнаты и посмотрел на доктора Лилиан. — Что будем делать?
Она вздохнула.
— Единственное, что я могу посоветовать, это на какое-то время ее изолировать. Неизвестно, что может произойти, смешайся ее зов к спариванию с внезапно проснувшимся ardeur-ом. Боюсь, эффект может оказаться весьма непредсказуемым.
— Что? — вскочила я на кровати,
снова роняя простыню, на этот раз к моим коленям. — Зов? Вы хотите сказать, что я выйду на улицу на карачках, задиру зад повыше и загорланю как кошка, приглашающая всех трахнуть меня? Это просто смешно! Нет, постойте! Давайте меня просто запрем и посмотрим, что будет дальше?! И кстати! — Я скосила раздраженный взгляд на Мику и спросила: — Почему же тогда с Микой этого не случилось?
— Может потому что у него не
вырабатывается тестостерон в нужной степени из-за вазэктомии. И твое тело на подсознательном уровне улавливает, что для спаривания он не
годится. — Она вздохнула, разведя руки в стороны. — Кто знает? Этот случай столь редок, даже среди ликантропов. У женщин со штаммом ликантропии, так же как и у обычных людей идет нормальный менструальный цикл. А у тебя как у настоящего животного. Однако, ты даже, ни разу не перекидывалась. — Она помолчала какое-то время. — Но не думаю, что ты начнешь «горланить», как ты выразилась, в призыве или что-то в этом роде. Твое тело само будет призывать всех самцов в округе, и, по-моему, на твое счастье, это не действует на вампиров, — сказала доктор Лилиан, посмотрев на Жан-Клода. — Больше пока мы ничем не можем тебе помочь. Это не болезнь, Анита. Мы вкололи тебе лекарство, но скоро от него тебе станет только еще хуже.
— Тогда зачем колоть? — устало спросила я.
— Мы были вынуждены, так как оно притормаживает развитие овуляции, которая потом все равно прорывается с новой силой. Поэтому, пока оно действует тебя надо успеть доставить в безопасное место. На этом, к сожалению, все. Тебе придется перетерпеть, пока это не кончится. Мне очень жаль, Анита.
Я открыла рот, чтобы продолжить спор, когда вмешался Жан-Клод.
— Благодарю доктор Лилиан. Больше не смеем вас задерживать, вы и так нам сегодня очень помогли, — проговорил он, грациозно склонив голову в
знак признательности.
Она сухо кивнула в ответ и направилась к выходу, но прежде, чем выйти за дверь, повернулась и произнесла:
— Если начнутся осложнения, то обязательно звоните. И поторопитесь. Из ее организма слишком быстро выводятся лекарства. — И удалилась, тихо прикрыв за собой дверь.
Я гневно сверлила взглядом, то Жан-Клода,
то Мику, всем своим видом выражая свое недовольство. Жан-Клод подошел ко мне, нагнулся и нежно, поцеловав в губы, взял меня за руку, помогая встать с кровати. От его легкого касания губ у меня сильно закружилась голова, перехватив дыхание. И это совершенно не облегчало мне задачу. Я вырвала свою руку из его, не желая никакой помощи, как будто я и вправду была больна или немощна. «Нет уж».
Привыкшие к моим манерам, оба мои мужчины и бровью не повели. Мика передал мне мою одежду, видимо прихваченную из нашего дома.
Одеваться мне никто не помогал, но, черт возьми, соприкосновение одежды к коже было далеко не из самых приятных ощущений.
«Дерьмо. Как же меня это все бесит, — вздохнула я. — Но, не идти же мне в одной простыне, в конце-то концов?»
Выйдя из подземелья, в моей голове роился шквал вопросов и, пытаясь обуздать разбушевавшийся во мне гнев, спросила:
— А как же Натаниэль?
— Не волнуйся, Анита, как только он очнется, я отвезу его в «Цирк», — ответил Мика.
Не сказав ни единого слова, Жан-Клод усадил меня в уже поджидавшую нас машину, и с легкостью нырнул на заднее седине рядом со мной. По его лицу
было видно, что он ушел в себя, напряженно что-то обдумывая. Я махнула на прощание оставшемуся дожидаться пробуждения Натаниэля Мике, и мы уехали.

— Что за дерьмо мне вкололи?! — ворчливо нарушила я гнетущую тишину, когда мы уже подъезжали к «Цирку Проклятых». Ответ был риторическим, поэтому Жан-Клод просто посмотрел на меня сочувственным взглядом и крепче сжал мою ладонь, по которой всю дорогу выводил пальцами очень приятные узоры на коже. Мне казалось, что по моим венам вот-вот должен был пронестись раскаленный поток жара, но он рассасывался прежде, чем успевал зародиться во всю свою силу и заструиться по венам в бесконечном цикле мучившей меня жажды.
«Не могу сказать, что это было приятное ощущение, но, по крайней мере, меня пока не крючило. И на этом спасибо».
— Доктор Лилиан считает, что эффект долго не продлится, — проговорил он, словно читая мои мысли, — а после только усилится, поэтому колоть тебе его бесполезно и небезопасно. — Я раздраженно сверкнула на него глазами, но промолчала. — Но, что еще хуже, этот препарат предназначен только для животных, — продолжил он, — и если бы не твои штаммы ликантропии, то результат мог бы оказаться еще плачевней. — Его глаза пылали не естественным синим цветом. Было видно, как он переживал.
У меня заныло сердце, и я крепче сжала его руку в ответ. И мы оба оставили не высказанным, что не будь у меня ликантропии, этого бы вообще
не случилось.

Глава 3


Если не считать самой роскошной кровати и всех благ, которые только можно было устроить в аду, на самом нижнем уровне подземелья в камере для отбывания наказаний вампиров «Цирка Проклятых», я бы все равно почувствовала бы себя настоящей узницей, будь мне до этого хоть какое-то дело. Но именно сейчас мне было не до этого.
Примерно через четыре часа, действие «чудо-лекарства» полностью вывелось из моей крови с мочой, и начался настоящий ад (как раз к месту). До меня смутно доходило, что начался он не только у меня. Это дерьмо зацепило всю мужскую половину оборотней, находящихся в «Цирке». По этой причине у
двери в мои «покои» была выставлена охрана, исключительно состоящая только из женщин, во главе с Клодией, пока за стенами разгорались не шуточные боевые действия за право первенства в спаривании.
«Ну же мальчики. Кто первый?».
Эту комнату Жан-Клод был вынужден выделить для моего содержания, потому, как она единственная была укреплена настолько, что вздумай отбывающему здесь наказание вампиру удрать из этого места, его бы ждало великое разочарование. Из этой комнаты выбраться было практически не возможно. Все стены, потолок и пол, были усилены толщиной камня. Тут не было даже окна (да и откуда ему тут взяться глубоко в подземелье?). От каменной клади отдавало промозглой сыростью, вонявшей заплесневением и мертвецким холодом. За усиленной сталью и серебром модернизированной двери с небольшим окошком из пуленепробиваемого, огнеупорного стекла, вахту сегодня несла Клодия и еще одна грозная на вид женщина. Обе выглядели очень уставшими, но всегда на стороже. Они несли караул, охраняя меня от посягательств любого оборотня мужского пола.
Иногда сквозь охватившую меня лихорадку, до меня доносились мужские и женские крики и звуки борьбы. Самым сильным все же удавалось пробиться сквозь строй охранниц, и яростно колотить в мою дверь руками, ногами, головой и чем только придется (чем еще — мне даже думать было невыносимо), в
попытке прорваться ко мне.
В такие моменты мне становилось совсем плохо. Я сползала с кровати и почти ползком двигалась к двери. При каждом движении, внутренние стенки моих обнаженных бедер терлись друг о друга, и задевая самые чувствительные места моего тела вырывая из моего горла хриплые крики неудовлетворенного похотливого голода.
Одежду я изодрала на себе впервые же пару часов, как прекратилось действие лекарств, так что от нее совершенно ничего не осталось. Ощущать ткань на
своей коже, было не выносимо. Я ласкала все свое изголодавшееся по прикосновениям тело руками или терлась о кровать и чем дольше я это делала, тем становилось только хуже.
По щекам текли слезы от невыносимой тоски по ласкам, которые не удавалось ничем восполнить.
Горло саднило от криков, и все нарастающее напряжение сводило меня с ума. Даже в таком состоянии я понимала, что это бушует во мне не ardeur.
Я возблагодарила Бога, что он щадил меня хотя бы в этом. Не знаю, сколько бы я еще протянула, начнись и он тоже.
Из-за моего состояния Жан-Клод приказал всем мужчинам оборотням переселиться как можно дальше от того крыла, где меня содержали под строгим конвоем, или по возможности вообще покинуть здание.
В краткие мгновения прозрения, максимум, на что я была способна — это выпить немного воды. К еде я не прикасалась. В эти моменты, Жан-Клод опускал свои щиты, образуя между нами полную связь, чтобы перелить в меня поток энергии от наших триумвиратов, чтобы я не умерла с голоду, и тут же закрывался обратно, объяснив это тем, что ему с трудом удается сдерживать тех людей, с которыми я связана метафизически. Самым сложным, по его словам, было удержать Ричарда.

Приступ начался снова прокатившейся опаляющей волной по всему моему телу, заставляя меня извиваться и корчиться на полу. Раз за разом меня накрывала выжигающая все внутренности волна дикой жажды.
За дверью снова раздались непонятные звуки, и я словно через толщу воды слышала, как они приближались все ближе. Мое тело мгновенно отреагировало. Хоть я и не видела пришедшего человека, но я точно знала, что это мужская особь — так влекло меня к запертой двери. За ней раздался вой в человеческом эквиваленте, пробравший меня до костей.
— Пожалуйста, — всхлипнула я, наверное, уже в тысячный раз, умоляя меня выпустить.
— Впустите меня. Я должен быть там, — услышала я страдальческий плач по ту сторону двери и узнала в нем Никки. Я плотнее прижалась к двери, царапая уже окровавленными пальцами стальную холодную неприступную гладь.
— Пожалуйста, — снова всхлипнула я.
— Извини дружище, но у меня нет другого выхода, — произнес из-за двери знакомый женский голос и после раздавшегося характерного щелчка, послышалось сдавленное бульканье и глухой удар о пол.
— Не-е-ет, — вырвалось у меня. — Выпустите меня отсюда, — кричала я не в силах подняться с пола, сливаясь с холодной дверью.
— Прости Анита, но я не могу тебя выпустить, — произнесла из-за двери Клодия. — Даже если бы и хотела. Тебе придется там остаться, пока все не
закончится. Здесь и так, уже очень много, наших мужчин и женщин травмированы из-за этого… происшествия. Прости, — повторила она. И не проронила больше ни звука на мои, плаксивые мольбы преходящие в угрозу с подробностями, сменяющиеся уговорами.

Глава 4


Время потеряло свою значимость. Словно перестало существовать вовсе. Сколько прошло уже дней? Недель? Светит ли еще солнце или его уже поглотила
входящая в свои права ночь?
Ничего нет. Я вне времени и пространства. И я сама — время. Может, это мой мозг отгородился от реальности, чтобы окончательно не сойти с ума? А может это и есть безумие? Кто знает. Меня уносит в упоительную тьму. Здесь нет боли, нет страданий. Здесь, отпадает такая банальность, как кислород и сердцебиение, которое уже устало нестись в панике от реальности всех тягостей жизни. Здесь тишина и покой. Здесь нет сожалений. Все понятно и подчиняется мне. Пожалуй, стоит остаться здесь навсегда. Но также я знаю, что среди всего этого покоя и мрака я не одна. Они молчаливы и неподвижны, словно застывшие статуи в ожидании моего приказа. Но стоит мне лишь захотеть, и я останусь одна. И откуда-то я знаю, что именно так и будет если я пожелаю.
Да. Пожалуй, я так и сделаю. Я освобожу их. Я хочу остаться здесь в забвенном блаженстве. Одна. Я уже не та личность, какой была раньше.
Перед моим взором разворачиваются клубящимися тенями просторы. Я отпускаю эту силу на волю. Они безмолвно подчиняются мне.
Наконец все свободны. Я свободна…
Что это? Шум? Откуда он здесь? Нет. Я же осталась одна. Мне нужен только покой. Здесь я другая.
Но, несмотря на мои протесты, звук только усилился. Меня что-то дернуло и потянуло в неизвестном направлении. Нет. Я не хочу с ними. Хочу остаться. Но меня безудержно продолжает тянуть к этому шуму. Я в западне.


В голове дико запульсировала боль. Отдаленный шум, вдруг стал казаться нереально близко, вырисовываясь в голоса.
— Постой. Кажется она, приходит в себя. Слава Богу, — ударил в меня взволнованный такой вроде бы родной голос. — Анита, ты слышишь меня?
Господи, Анита. Ну же! Давай mon cher. Очнись!
Я медленно разлепляю глаза и понимаю, что лежу на полу в своей камере, не имея ни малейшего понятия, как тут оказалась. Надо мной склонились два смертельно перепуганных лица Жан-Клода — и без того бледное — сейчас его кожа отливала голубоватым оттенком — и Клодии, которой тоже в пору было бы посоревноваться с вампирским «лунным загаром».
— Слава Богу, Анита. Я так перепугался. Когда я примчался к тебе, ты уже не дышала, была бледнее мела и очень холодной. Я так за тебя волновался, — быстро проговорил Жан-Клод и сжал меня в стальных объятиях. Когда он начинал называть меня по имени, это значило, что шутки закончились, и он
действительно чем-то напуган.
Через минуту крепких, молчаливых объятий, его видимо привлек какой-то звук со стороны двери, который я еще не могла расслышать, и обернулся, выпуская меня из кольца своих рук.
— Основную волну мы предотвратили, — донесся из открывшейся двери голос Истины, появившейся на пороге следом за голосом. Стоило ему пересечь порог камеры, как Клодия тут же закрыла за ним дверь. — Некоторые сопротивлялись до последнего… — Он перевел взгляд на меня и встретившись с моим, тут же отвернулся. Но я успела уловить в его глазах промелькнувшую вспышку страха.
— Сколько? — устало спросил Жан-Клод, стоя на одном колене на полу рядом со мной, не прекращая меня касаться, словно пытаясь убедиться, что я еще здесь, рядом с ним.
— Остановить удалось почти всех, но самые слабые повставали раньше других.
— Сколько? — безжизненным голосом повторил Жан-Клод.
— Те, кто из числа самых сильных, сумевших противостоять зову, насчитали чуть более десятка вампиров.
Я ничего не поняла, о чем идет речь, поэтому этот разговор, если и не начал меня озадачивать, так напрягать уж точно.
— Эй, парни, — выдавила я из себя первые слова, с тех пор как очнулась, — что собственно происходит, и почему я, черт возьми, разлеглась на полу, да еще и в неглиже? — съязвила я. Хотя их стесняться мне уже было нечего, но до жути осточертело приходить в себя в таком виде. Одно дело, когда ты ложишься спать голой в обнимку с любовниками, и просыпаться с ними поутру, и совсем другое, когда ты то и дело приходишь в себя не пойми где, и совсем без одежды.
— Анита, ты совсем ничего не помнишь, из того, что только что сделала? — проигнорировав мою колкость, спросил Жан-Клод.
— Нет. А что я сделала, кроме того что отлежала и отморозила себе всю задницу?
Жан-Клод, Истина и Клодия обменялись весьма странными взглядами, а я нахмурилась, окончательно придя в себя, заодно отмечая, что опять эта навалившаяся апатия и безразличие покидают меня. Еще не лихорадит в дикой жажде, но температура тела приходит в норму.
— Ты только что подняла всех вампиров в Цирке Проклятых и не просто подняла, а попыталась вывести их прогуляться на свежий воздух под палящее солнце и скажу тебе, что не безрезультатно. И удержаться было чертовки сложно даже вампирам класса Мастера, — ответил Истина.
Я побледнела и с трудом сглотнула, возрадовавшись тому факту, что у меня пустой желудок.
— Нет. Только не это — ужаснулась я и почувствовала, как у меня застучало в висках. — Господи…я опасна.
— Боюсь mа petite, что мне придется тебя перевезти в другое место. Здесь теперь для всех небезопасно. Нечестивая Истина присмотрели для тебя одно заброшенное, вполне подходящее место, используемое когда-то церковью «Вторая жизнь». Там есть катакомбы, уходящие глубоко под землю, сохранившиеся еще со времен сухого закона. Нечестивец и Истина поедут с тобой. Но больше мы никого отправить с тобой не можем. Нам с Микой здесь предстоит немало дел…
Он продолжал выкладывать план моего «отъезда с конвоем», но я уже не слушала его. Просто не могла. Я с трудом сдерживала норовившие брызнуть из глаз слезы и пыталась понять, с чего вдруг вся моя жизнь полетела в тартарары. За какие такие заслуги? Хотя, наверное, так мне и надо. Я стала безжалостным убийцей, спокойно спящей по ночам без кошмаров. Господи. Я даже теперь для всех своих любимых и близких стала смертельно опасна.
— Ты прав, — перебила я Жан-Клода. — Мне и в правду лучше уехать. — Мой голос звучал глухо от едва сдерживаемых эмоций. Жан-Клод прекрасно чувствовал мое состояние, потому что, с тех пор как я очнулась лежа на полу, он приподнял свои щиты и подпитывал меня, вливая потихоньку силу для моего восстановления. Он наклонился ко мне и крепко поцеловал в губы.
Je t'aime, mа petite, — нежно проговорил мне Жан-Клод и провел рукой по моим волосам.
— Я тоже люблю тебя, — придушено ответила я и все-таки предательская слезинка скользнула по моей щеке. Где-то глубоко внутри меня начинала
поднимать свою мерзкую голову — словно просыпавшийся от длительной спячки дремавший вулкан — гребанная лихорадка. Нужно торопиться. И
причем пошустрее.
Жан-Клод с Истиной отправились организовывать мой отъезд, в кратчайшие сроки, как только он почувствовал, что у меня начинается очередная волна приступа. Он тут же опустил все свои щиты и быстро удалился, попросив за все прощение.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Анита Блейк | Добавил (а): Светуська (29.06.2012)
Просмотров: 2416

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 7
1 КошкаКэт   (30.06.2012 21:09)
Комментарий инквизитора

Увидев начало фанфика по знакомому и нравящемуся фандому, радостно потёрла руки и пошла читать.
Что сказать? Прекрасная задумка, хороший словарный запас, фантазия тоже на уровне.

Но текст требует тщательнейшей вычитки, ибо такое количество ошибок резко снижает качество фанфика.
Тем не менее, если подправить – получится бриллиант.

Ниже накидала примеров того, обо что спотыкалась в процессе чтения.

Тапки.

«Прошло уже три недели с тех пор как я вернулась…» - запятая перед «как»

«Которого, если принять во внимание случившееся со мной на последней охоте за оборотнями Арлекина — Жан-Клод…» - я бы вместо тире здесь запятую всё же поставила.

««Ну, хоть с этой проблемой разобрались, и то ладно», вздохнула я» - тире сбежало, перед авторскими словами

«Что меня сейчас волновало (точнее должно было бы волновать), так это отсутствие, каких либо волнений» - Добавить запятую после «точнее»; убрать запятую после «отсутствие»; «каких-либо» через дефис

«С тех пор как я приехала…» - запятая перед «как»

«сверхсила — о которой я даже не задумывалась до того случая с деревом на дороге…» - необходимо уточнение в двух словах – до какого случая с деревом. Иначе посторонний читатель не поймет.

«...и, конечно же убийство…» - «конечно же» обособить запятыми с двух сторон

«Во всяком случае, пока сама не разберусь в чем дело и что не так» - после «не разберусь» просится знак препинания. Возможно, тире или двоеточие?

«Я обнаружила себя обнаженной стоящей посреди леса…» - либо запятая после «обнажённой», либо подумать, как предложение изменить. Кстати, менять его всё равно придётся, потому что:
«там, где сам черт ногу сломит, уставившись вдаль» - у вас тут вдаль чёрт уставился, а не Анита.

«Все мое тело было холодным и покрыто липким потом, к мокрому лицу прилипли волосы, почти без дыхания…» - «либо «холодным и покрытым», либо «холодно и покрыто»; «липким – прилипли»; волосы без дыхания?

«В следующую секунду меня обняли заботливые руки любимого. Он мягко развернул меня…» - «меня – меня».

«Я отклонила его попытку укутать меня в его халат…» - «его – его».

Дальше искать блох не стану, ибо это работа или беты, или самого автора. Причём автора, судя по всему, грамотного, но почему-то жутко невнимательного.
Очень хочется увидеть этот чудесный фанфик в достойном виде, приведённым в порядок.
Успеха, внимания и вдохновения!

2 Светуська   (30.06.2012 22:39)
КошкаКэт спасибо за конструктивную критику - все исправлю, где ты указала. Вот только есть проблемка - что сама написала никак не могу вычитать и вылизать окончательно. И по этому случаю хотела спросить: у вас тут случаем не организована помощь с правкой таким малограмотным, как я? happy

и про "случай с деревом" тут я никак не могу это пояснить потому что этому была посвящена целая глава в 20 книге О_о
и в шапке темы стоит предупреждение что мой файн идет как бы продой к 20 книге))

"«либо «холодным и покрытым», либо «холодно и покрыто»; «липким – прилипли»; волосы без дыхания?" нет тут перечисляется ее состояние (кстати не раз с таим вырадением речи встречалась у Гамильтон и еще кого-то. И у нее было именнно холодное тело (этому тоже немного поясятилось в рассказе) и плюс ко всему еще и покрыто липким потом )

3 КошкаКэт   (30.06.2012 22:50)
То, что я написала - только начало, я же не вылавливала всё.
Можете попытаться найти бету в этой теме:
http://fanfics.info/forum/8-50-1
Также, если дело не в недостатке грамотности, а в "замыливании" глаза, можно отложить текст и перечитать его через недельку. Сами увидите и удивитесь, сколько всего сразу вылезет.
Ну, и рекомендую покопаться в разделе "Статьи о фанфикшене", там была шикарная статья про Бету.

4 КошкаКэт   (30.06.2012 22:52)

5 Светуська   (30.06.2012 23:05)
этот фанф я написала в 2011 году, сразу после выхода 20 книги и уже 1000 раз что-то усовершенствовала. С запятыми это вообще не ко мне, я только рассказываю историю, что пришла мне на ум. Я не могу адекватно судить свой рассказ, потому что стоит мне начать его читать я вижу только его историю и больше ничего, к сожалению(

6 КошкаКэт   (30.06.2012 23:08)
Да, это знакомо, бывает такое... Тогда кидайте объявление в теме про поиск беты и надейтесь на отклик.
Я бы сама с удовольствием помогла, но, увы, времени мало...

7 Светуська   (30.06.2012 23:11)
у самой такое же - переводим сразу несколько книг wacko

посмотрим, что там с бетой, но так не хочется отдавать чтобы там что-то поменяли. Боюсь своей неадекватной реакции wacko

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн