фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 05:01

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Гарри Поттер

  Фанфик «Перед рассветом | Часть первая. Главы 5-7»


Шапка фанфика:


Название: Перед рассветом
Автор: Белоснежка
Фандом: Гарри Поттер
Персонажи/ Пейринг: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Жанр: любовный роман
Предупреждение: AU, 6 и 7 книги не учитываются.
Рейтинг: R
Размер: макси
Содержание: Иногда то, что казалось невозможным и далеким, становится близким и досягаемым. Иногда любовь перерастает в ненависть, но бывает и наоборот. И если тьма окружит тебя со всех сторон, помни, что даже в самой глубокой ночи кто-то будет мечтать о рассвете.
Статус: в процессе
Дисклеймер: все права на персонажей принадлежат Джоан Роулинг
Размещение: только с моего разрешения


Текст фанфика:

Глава 5

Драко (III)


«Дом, милый дом!» - напевал про себя Драко Малфой, сидя за столом в Большом зале Хогвартса. На секунду он представил, как поет эту строчку вслух, и воображение тут же нарисовало дорогих сокурсничков, давящихся едой от изумления.

Тьфу, и придет же такой бред в голову.

Драко был так рад покинуть осточертевший фамильный особняк, что в поезде даже не стал искать Поттера и компанию, дабы не портить безмятежное расположение духа. Конечно, если бы он их все-таки нашел, то настроение с большой долей вероятности как раз бы испортилось у золотой троицы, но даже с учетом такой перспективы видеть шрамоголового с друзьями совершенно не хотелось. Тем более за год он насмотрится на них достаточно, чтобы возненавидеть еще сильнее.

Вместо доведения гриффиндорцев до белого каления, Драко всю поездку просидел в купе со своими друзьями (то есть с теми, кого можно было так назвать по слизеринским меркам). Конечно, Забини, которому по жизни больше всех надо, тут же заметил, что Драко один. В смысле, без Дафны. Блейз вопросительно посмотрел на Малфоя своими хитрыми темными глазами, тот ответил ему бесстрастным взглядом, как бы говорящим: «Да, и что?». Забини понимающе усмехнулся, но вопросов задавать не стал.

Как только они расположились в купе, Пэнси с ходу огорошила присутствующих известием, что мать Блейза снова вышла замуж. Если бы Драко что-нибудь пил в это время, то обязательно бы поперхнулся. Мать Забини — ведьма, известная как своей красотой, так и семью замужествами, закончившимися для мужей довольно печально - каждый из них умер загадочной смертью, оставив жене большое наследство.

- И кто осмелился? – спросил Драко, не подумав.

Блейз прищурился.

- Что ты имеешь в виду?

- Только то, что сказал, - усмехнулся Малфой, все еще находясь в состоянии крайнего удивления.

Он всегда считал, что во всей Британии едва ли найдется идиот, который решит жениться на Елене Забини. Ну, если исключить вероятность того, что несчастный будет находиться под действием любовного зелья или заклятия Империус. Хотя с другой стороны, чтобы заставить дураков поступать так, как нужно тебе, никакой Империус не нужен.

- Правда, Блейз, кто твой новый отчим? – Пэнси улыбнулась тонкими губами – Или ты зовешь его «папа»?

- Именно «папа», - ухмыльнулся Драко – Пока запомнишь имя одного, глядишь, матушка уже выйдет за другого. Легче обращаться ко всем одинаково, да, Блейз?

- Нет, правда, кто он? Ведь наверняка не британец.

- Ладно, - сдался Забини – Так и быть, удовлетворю ваше вульгарное любопытство. Он не британец.

- Почему-то я так и думал, - кивнул Драко.

- Он из Индии.

- Далеко…

- Его зовут Джа…Джатра… - пытался выговорить Блейз – Джаядратха. Точно, Джаядратха!

- Это имя или фамилия?!

- Не знаю, с меня хватит того, что я чуть язык не сломал, пока произнес это.

- Тогда тебе точно лучше звать его папой…

- И где твоя мать его нашла?

- Отдыхала на одном курорте, - сказал Блейз, как будто это все объясняло - Кстати, он какой-то дальний родственник сестрам Патил, благодаря чему я смог поближе пообщаться с ними.

Тон, которым он произнес последнюю фразу, мгновенно насторожил Драко. Это значит, что Забини клюнул на одну из сестричек. А может, на обеих сразу.

- Особенно с Парвати, - продолжил смуглый слизеринец словно в ответ на мысли Драко.

- Она ведь из Гриффиндора! – бросила Пэнси, слегка поморщившись – Ты запал на девицу из Гриффиндора, к тому же известную сплетницу?

- Да брось, - легкомысленно отмахнулся Блейз – По-моему, она довольно милая и забавная. Ну, а что касается того, что девочка из Гриффиндора… Знаете, так даже интересней!

Этот разговор мгновенно всплыл у Драко в памяти, когда он увидел, как сидящий слева от Гойла Блейз Забини перемигивается с Парвати Патил. Выглядело это довольно комично, но Малфой не сомневался, что начинающийся роман быстро наберет обороты. Драко отвел взгляд от парочки, посмотрев на остальных гриффиндорцев. И тут же пожалел об этом, поскольку встретился глазами с Грейнджер. Грязнокровка сидела рядом с Поттером и Уизли, которые что-то ей увлеченно рассказывали, а она (вероятно, из самых дружеских побуждений) делала вид, что ей очень интересно, но при этом смотрела прямо на Драко. Какое-то мгновение они изучали друг друга, но она быстро отвернулась, как только осознала, что он заметил ее взгляд и тоже смотрит на нее. Пожав плечами, Драко сосредоточил свое внимание на родном факультете.

Так, шум голосов стал стихать, не иначе как Дамблдор собирается говорить речь. И точно - посмотрев в сторону преподавательского стола, Драко увидел поднимающегося директора.

— Рад вновь видеть вас всех, — сказал Дамблдор — Приветствую новых студентов, и добро пожаловать обратно старым! Следующий год, полный магического образования, ждёт вас…

Драко до скрежета зубовного ненавидел подобные речи. Особенно теперь, когда за лето наслушался нравоучений от Темного Лорда. Посадить бы их с Дамблдором в одну комнату, запереть и пусть там разглагольствуют. Просто два великих оратора.

— … в этом году, в связи с некоторыми кадровыми неудачами, было решено, что Защиту от Темных Искусств буду преподавать лично я.

Гриффиндорский стол взорвался аплодисментами, к которым присоединились остальные факультеты. Слизеринцы ограничились несколькими сдержанными хлопками. Лично Драко не хлопал вообще. Он не смотрел на Дамблдора, но был уверен, что тот улыбается своей вечной улыбкой доброго дедушки, которая бесила юношу неимоверно.

- Также мы решились ввести несколько нововведений в экзаменационной системе, но об этом вы узнаете подробнее на уроках…

Нововведения? В экзаменационной системе? Наверняка опять какую-то ерунду придумали. Нет покоя в этом мире: в родовом поместье воцарился натуральный дурдом, а в Хогвартсе непредсказуемый старик пугает своими причудами. Почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, Драко поднял голову. На какую-то долю секунды он опять встретился глазами с Грейнджер, но она поспешно отвернулась, как и в прошлый раз. Драко нахмурился. Это еще что за непонятный интерес? Подобное выражение он замечал у гриффиндорской заучки, когда она решала особо сложные задачи по Арифмантике или переводила трудный отрывок по Древним Рунам. Но, мать вашу, Драко Малфой не задачка и не руническая вязь!

- … у нас пройдут целых три бала: Осенний, Святочный и Выпускной. Два из них – Осенний и Выпускной - только для семикурсников. Конечно, если они захотят пригласить туда кого-то из своих друзей с других курсов, по четвертый включительно, то это не будет возбраняться…

Опять Грейнджер пялится. Она смотрит, он поворачивается, она отворачивается, он смотрит – эта процедура повторилась уже не один раз за сегодняшний ужин. Драко был рассержен и слегка сбит с толку. Что нашло на грязнокровку?

Кто-то дернул его за рукав мантии. Драко повернулся, и увидел Блейза, перегнувшегося через Гойла.

- Грейнджер постоянно смотрит на тебя, - тихо, чтобы больше никто не слышал, произнес Забини.

- Ну и что? – Драко равнодушно пожал плечами, злясь про себя на излишнюю наблюдательность сокурсника – Пусть смотрит дальше.

- Я чего-то не знаю? – Вот привязался.

- Человеку вообще не дано знать все на свете, - философски изрек Драко, давая этим понять, что разговор окончен.

— Думаю, излишне напоминать вам, что Волдеморт и его последователи становятся всё сильнее и сильнее с каждым годом.

В зале тут же повисла напряженная тишина, как это всегда бывает, стоит Дамблдору коснуться темы Лорда и Пожирателей Смерти. Поттер сразу вытаращился на Драко, Драко ответил ему гадкой улыбочкой. Нечего пялиться, шрамоголовый придурок.

— Нельзя с достоверностью утверждать, насколько опасна ситуация на данный момент, но каждый из вас должен понимать, сколько заботы о собственной безопасности необходимо применить…

Драко тут же перестал слушать Дамблдора, это проникновенное красноречие нисколько его не трогало. Он сидел, ковыряясь вилкой в своей тарелке и вполголоса перекидываясь словами с Пэнси, сидящей напротив. Чувствуя при этом злобную радость от того, как ненавидяще смотрит сейчас на них Поттер, да и половина зала вместе с ним – как же, не обращать внимание на речь дорогого директора! А нам не нужны советы по безопасности. Глупо выслушивать, как обезопаситься, когда Пожиратели Смерти – это твои родители. И уже тем более глупо, когда сама эта так называемая опасность – Темный Лорд - проживает кое у кого в доме.

И не надо вместо того, чтобы смотреть на любимого Дамблдора, таращиться на слизеринский стол. Обойдемся без вашего внимания.

- …Я верю, что вы будете вести себя правильно и предельно осторожно для вашей собственной безопасности, и безопасности других людей, - Так, старик заканчивает. За годы учебы Драко выработал способность ощущать конец речи директора, не слушая его.

— А сейчас ваши кровати ждут вас, настолько тёплые и комфортные, насколько вы можете себе представить, и я желаю вам как следует отдохнуть перед завтрашними занятиями. Посему, позвольте нам сказать вам спокойной ночи.

Интересно, кто будет спокойно спать, когда этому предшествовала речь об ужасах, творимых Темным Лордом? У Поттера точно будет кошмар.

***

И все-таки от учебы он немного отвык. Было непривычно вставать рано утром, и плестись в Большой зал, чтобы получить стакан тыквенного сока, потому что больше в горло ничего не лезло. И колокол, возвестивший о начале урока, прозвонил так непривычно громко, что Драко вздрогнул от неожиданности. Так, дело плохо, он становится каким-то нервным и издерганным, раньше он за собой такого не замечал. Не иначе как «райская» жизнь в фамильном особняке его довела. Как тут не будешь нервным, когда… Нет, не надо об этом думать. Ведь сейчас он в Хогвартсе, а здесь нет ни Пожирателей, ни Темного Лорда с его домашним питомцем, значит, можно более-менее расслабиться.

Первым уроком, как назло, была Трансфигурация. Этот предмет слизеринцы не любили почти также, как гриффиндорцы – зельеварение. «Почти», потому что МакГонагалл, в отличие от Снейпа, старалась ко всем студентам относиться одинаково. Например, она легко могла снять баллы с собственного факультета, если те были в чем-то виноваты. Со Снейпом все обстояло иначе – Драко даже представить себе не мог (а у него воображение было бурное), что такого ужасного надо совершить слизеринцам, чтобы декан снял с них баллы в том же количестве, что и с Гриффиндора. Ну, и самое главное – МакГонагалл не придиралась к зеленому факультету.

Но зато старая драная кошка прямо-таки обожала Грейнджер! Наверное, точно удочерила бы ее, будь лохматая всезнайка сиротой, как Поттер. «Мисс Грейнджер справилась раньше других…», «Посмотрите на мисс Грейнджер…»

Остальные уроки как будто смазались, день тянулся мучительно медленно. На занятиях Драко почти спал, практически не слушая объяснения учителей. Потом все сам наверстает. У него вообще всегда лучше получалось разбирать материал самостоятельно.

После уроков он в сопровождении Крэбба и Гойла спускался по лестнице, когда увидел поднимающуюся по ступенькам Грейнджер, сверх меры нагруженную книгами. Учебников было так много, что они практически полностью закрывали лицо грязнокровки, мешая обзору. Виднелись только два глаза, пытающиеся что-то увидеть поверх груза, а ноги с величайшей осторожностью переступали с одной ступеньки на другую.

Внезапно Драко разозлился, сам не понимая причины своего гнева. Книжный червь, заучка, всезнайка, грязнокровка! Нет, он точно был идиотом, когда спасал ей жизнь. Она ведь раздражает его сильнее, чем когда-либо прежде. В немалой степени тем, что позволяет себе рассматривать его, как будто он – чертова теорема по Арифмантике! Они сегодня пересекались на всех уроках, и Драко периодически ловил на себе этот непонятный изучающий взгляд.

Кажется, Грейнджер увидела слизеринцев. Драко придал лицу непроницаемое выражение, молча спускаясь по лестнице и не проявляя признаки агрессии. Должно быть, это успокоило грязнокровку, которая вновь стала подниматься, настороженно глядя на него. Он немного отстал от своих дружков, так что Крэбб и Гойл спокойно прошли мимо гриффиндорки. Грейнджер смотрела все тем же настороженным взглядом.

Ждет привычного приветствия вроде «как жизнь, грязнокровка»? Не дождется. Не будет «сердечных» приветствий. Драко Малфой не станет сегодня тратить на нее словесный пыл.

Он спускался на некотором расстоянии, но, поравнявшись с Грейнджер, резко свернул в ее сторону и, как бы случайно, толкнул ее плечом. Видимо, слишком сильно, потому что услышал, как она охнула от боли, а все книги с грохотом посыпались на пол. Сам Драко даже шага не замедлил.

Он ждал от нее гневных слов. Или какого-нибудь заклинания в спину…хотя нет, в спину она бить не будет, это «нечестно». Но на какую-то реакцию он точно рассчитывал. Когда своими словами или действиями Драко доводил людей (разумеется, тех, кто имел несчастье ему не нравиться) до бешенства, то получал своеобразное удовольствие. Он любил свою злость, старательно взращивал в душе это чувство, так что иногда самому себе казался энергетическим вампиром, иногда почти физически ощущая, как подпитывают его чужие негативные эмоции.

Но Грейнджер в этот раз не дала ему почувствовать кайф. Она молчала, хотя ей, наверное, больно. И книги жалко. У Драко зачем-то возникло сильное желание обернуться. Посмотреть, что она делает: собирает учебники, держится за плечо или же просто смотрит ему вслед?

Но он не обернулся.

За поворотом его перехватил Забини.

- Ну что, Малфой, какие мысли насчет вечера?

- Есть идеи? – он вопросительно приподнял бровь.

- И не одна, - расплылся в ухмылке Блейз – Целый набор, все отличного качества и по мозгам здорово бьет…

- Тогда в восемь, в гостиной, - кивнул Драко.

Хорошее настроение начало возвращаться к нему. От предвкушения веселого вечера он позволил себе улыбнуться.

Дом, милый дом…

Глава 6

Гермиона (III)


Гермиона была уверена, что он специально задел ее плечом. Во-первых, это же Малфой, который в принципе живет лишь ради того, чтобы портить жизнь другим. Во-вторых, Крэбб и Гойл, чьи габариты наводили на мысль, что из каждого из них можно было бы при желании выкроить двух или трех таких Малфоев, прошли мимо, не задев ее даже слегка. А худощавому Драко, значит, лестница показалась узкой?

Когда она увидела его, то ожидала какой-нибудь обидной фразы. Или просто презрительного взгляда в свою сторону. Она, конечно, надеялась, что Малфой когда-нибудь хоть немного повзрослеет и поймет, что глупо в 17 лет обзываться так же, как и в 13-14, хотя встреча в магазине “La mode» заставляла сомневаться в этом. Но они сегодня пересекались на уроках, и Малфой мог уже тысячу раз сказать ей гадость, однако он молчал. Казалось, он задался целью игнорировать ее, и – вот странность - Гермиона не знала, радоваться этому или нет.

Встретившись на лестнице, он внешне никак не прореагировал на нее, а когда они столкнулись, удар был настолько сильным, что ее сумка непостижимым образом съехала с одного плеча на другое, а книги с грохотом упали на пол. Впрочем, огорчиться тем фактом, что учебники оказались на ступеньках, ей помешало пострадавшее плечо, немедленно отозвавшееся болью. Гермиона мрачно подумала, что на этом месте обязательно появится синяк.

Малфой же спокойно принялся спускаться дальше. Как будто и не заметил ее. Гермиона прямо-таки вскипела от ярости, но усилием воли постаралась сдержать порыв выхватить палочку и послать в него какое-нибудь заклинание… Перекрасить его волосы в цвета Гриффиндора, например. Она даже пару секунд серьезно размышляла над этим, но все равно не сделала. Он ведь наверняка старался специально спровоцировать ее на ссору, причем чтобы зачинщиком выглядела она. Не дождется!

Она немного подержала рукой ноющее плечо, а потом принялась собирать книги. Ругнулась про себя неподобающим хорошей девочке образом, вспомнив, что для этого есть специальное заклинание. Все-таки в обычные бытовые моменты проявляются маггловские корни, подумалось ей, когда книги по мановению волшебной палочки собрались в ровную стопочку. Хорошо, что Малфой ушел (на всякий случай она оглянулась), а то у него появился бы прекрасный повод поглумиться.

До башни Гриффиндора она дошла без приключений. В общей гостиной было относительно тихо. Первокурсники разошлись по своим комнатам, а старшекурсники разбились на парочки, так что факультет стал похож на дом свиданий. Гермиона, не останавливаясь, поднялась в свою комнату. Какое счастье, что у нее отдельная комната – можно побыть в одиночестве, и никто тебе не помешает.

Попыталась делать уроки – не получилось. Впервые в жизни наука не могла ее отвлечь. А ведь всегда, что бы ни случилось, она могла отвлечься, с головой погрузившись в работу. А теперь она сидела за столом, невидящим взглядом уставившись в пергамент с домашним заданием. Из-под пера так и не вышло ни строчки.

***

Ты всегда стремишься к совершенству, и по-другому просто не можешь. Ты никогда не упустишь случая продемонстрировать свои знания, но часто это получается потому, что другие не знают того, что знаешь ты, так что приходится им все объяснять. Окружающие восхищаются твоим умом, и ты знаешь, что они правы, и это не самодовольство, а просто констатация факта. Еще они считают, что ты очень добрая, да ты и сама о себе так думаешь, разве нет?

Твоя жизнь неотделима от жизни друзей, особенно Гарри. Кажется, что у тебя совсем нет своих проблем, только проблемы Гарри. Если что-то происходит, то только из-за Гарри. Ты существуешь как лучшая подруга Гарри Поттера, и разделяешь с ним и радости, и горе, и друзей, и врагов.

Особенно врагов. До того, как ты "познакомилась" с Драко Малфоем, ты никогда ни с кем не враждовала. Конечно, ты всегда была немного занудна, но это вызывало у людей лишь раздражение, а ненависть и раздражение – разные вещи, не так ли?

Но вот у тебя впервые появился враг, человек, который тебя ненавидит просто за то, что ты есть – ведь ты грязнокровка, гриффиндорка и подруга Мальчика-который-выжил. И тогда в тебе просыпается ответная ненависть. Ты ненавидишь его так сильно, что тебя это даже немного пугает. Ты не можешь быть спокойной, когда он рядом. Он задевает тебя за живое, унижает тебя, сводит на нет все усилия, которые ты прилагаешь, чтобы достичь совершенства. Он показывает тебе, как далека ты от идеала. Ты делаешь вид, что тебя не волнуют его слова, ты отговариваешь ребят, готовых броситься на него («Нет, не надо, он того не стоит»), но сама знаешь, что каждый раз, когда он выплевывает новое оскорбление, ты воспринимаешь это более чем болезненно.

Постепенно ненависть к нему становится чем-то, что не связано с Гарри. Это – только твоя ненависть. Ты не сразу понимаешь, что это чувство угрожает поглотить тебя полностью, ты думаешь о Малфое больше, чем о ком-либо другом, он становится самой большой проблемой твоей жизни - жизни Гермионы Грейнджер отдельно от друзей. Только рядом вы – ты и он - можете выплеснуть свою ненависть.

Даже если ты презрительно говоришь, что тебе совершенно неинтересно что-либо знать о Драко Малфое, в глубине души тебя все равно терзает любопытство – интересно, а что он сейчас делает? о чем он говорит с остальными слизеринцами? что читает? что ему нравится? Он вызывает у тебя эмоции, неважно какие – позитивные или негативные - ты все равно не можешь быть к нему равнодушной.

Тебе кажется, что ты прекрасно изучила его за эти годы. Но вот он спасает тебе жизнь, и ты понимаешь, что он не совсем тот бездушный мерзавец, которым казался тебе на протяжении всех лет. Ты начинаешь наблюдать за ним, чтобы что-то понять, и вдруг видишь, как он улыбается Паркинсон. Ты видела это прежде сотни раз, но никогда по-настоящему не осознавала, что Драко Малфой именно улыбается, а не глумливо ухмыляется, как обычно. Ты замечала лишь презрительный взгляд, лед в серых глазах, голос, лениво цедивший хлесткие фразы. Ты прекрасно знаешь, каково быть его врагом. Но видишь его улыбку, вполне себе нормальную – чуть насмешливую, задорную, даже дружелюбную – и невольно думаешь: а каково быть ему другом?

Возможно, Гарри знал бы об этом, если бы в свое время не отверг дружбу Драко Малфоя. Правильно ли поступил тогда Гарри? Ты всегда считала, что да. Теперь ты уже не так уверена в этом.

Ты уже ни в чем не уверена. Не уверена в своей ненависти, которая постепенно превращается в иное чувство - не менее темное, но все же другое. И ты боишься признать, что процесс этот необратим.

Ты впервые в жизни не знаешь, что делать дальше.

***

Спустившись поздно вечером в гостиную, она заметила, что в комнате практически никого нет. В дальнем углу расположились Парвати и Лаванда, наверняка обсуждающие очередного парня. У камина находились Гарри и Джинни, а неподалеку от них сидел Дин Томас.

Еще в прошлом году Дин встречался с Джинни, но она бросила его ради Гарри Поттера. Конечно, Джинни поступила правильно, что не стала обманывать парня, а порвала с ним сразу, как только у нее наметились отношения с Гарри, но Дина все равно было жаль. Когда Гермиона спустилась по лестнице, он улыбнулся ей.

- Привет.

- Привет, - улыбнулась ему в ответ девушка, направляясь к выходу из гостиной.

- Ты куда? – поинтересовался Гарри, увидев, что она уходит.

- У меня очередное патрулирование коридоров, - вздохнула Гермиона.

- Ты пойдешь одна? Без Рона? – удивился Гарри.

- Сегодня сама как-нибудь. Рон все равно попытается увильнуть.

- Ты уверена? В смысле, уже поздно, и…

- Все хорошо, Гарри, - твердо сказала девушка и вышла из гостиной.

Темные коридоры Хогвартса еле освещались. К чему в школе иметь столько темных коридоров? Гермионе не нравилась темнота. Она всегда ассоциировалась у девушки с неизвестностью, а неизвестность раздражала и пугала. Кто знает, что там, за полосой света? В свете всегда все ясно, ты все видишь. Тьма же скрывает недостатки, представляя вещи в искаженном виде.

- Куда ты идешь, Красная Шапочка? – вдруг раздалось за ее спиной.

Она обернулась.

Из темноты вышел ухмыляющийся Блейз Забини, рядом с ним было еще несколько человек.

- А что вы делаете в такой час за пределами своего факультета? – спросила она, пытаясь придать своему тону грозность. Что было сделать довольно сложно, если учесть, что она оказалась ночью одна среди слизеринцев. Беглый взгляд вокруг показал, что она (очевидно, по глупости) пришла в подземелья, и здешние обитатели, видимо, были ей не слишком рады.

- Небольшая прогулка перед сном, – невинно ответил Забини.

Он подошел ближе. Гермиона, в свою очередь, отступила к стене, пытаясь нащупать в кармане палочку. Выражения лиц слизеринцев ей совсем не понравились, что-то смутно беспокоило ее. Когда Забини приблизился еще больше, она неожиданно поняла, что.

- Вы пьяные! – пораженно воскликнула Гермиона, забыв об осторожности – Мало того, что разгуливаете ночью по школе, так еще и в таком виде! Двадцать баллов со Слизерина: десять за хождение после отбоя, и еще десять за алкоголь.

- Храбрая Красная Шапочка, - издевательски проговорил Блейз – Знаешь, по законам подземелий девушка с другого факультета, добровольно пришедшая сюда, уйдет только с нашего разрешения. Как ты думаешь, быстро мы тебя отпустим?

Гермиона нервно сглотнула. Спрашивается, и какая нелегкая принесла ее в подземелья? Она стала слишком рассеянной и задумчивой, это нехорошо. К тому же угораздило напороться на пьяных слизеринцев! Ничего хорошего от них дождешься. Скорее всего, именно их родители напали на нее летом.

- И кто же к нам сюда пожаловал? – послышался из темноты знакомый тягучий голос.

Забини обернулся. Гермиона не стала следить за его взглядом, уже зная, кого увидит. Она не знала лишь, что ей сулит его появление – еще большие неприятности или же спасение.

А еще в прошлом году она бы даже не сомневалась в первом варианте…

Он подошел к ней, встав рядом с Забини. Весь его облик был какой-то сонно-расслабленный, глаза выражали безразличие, а губы скривила усмешка,.

- Ммм, Грееейнджер, - протянул Малфой, наклоняясь к ее лицу – Испугалась?

- Конечно, - не удержалась от сарказма Гермиона – Ты же такой страшный!

- Какая наглая грязнокровка...

- Она сняла с нас баллы, Драко, - подал голос один из парней – Не проучить ли нам ее?

- Совсем мозги пропили? – спокойно спросил Малфой, продолжая смотреть на гриффиндорскую старосту – Если мы ее тронем, она потом нажалуется Макгонагал или Дамблдору.

- Она сама пришла сюда!

Он медленно, даже лениво повернулся к слизеринцам.

- Вот что, парни, идите обратно. Я разберусь с грязнокровкой сам.

Никто не спешил трогаться с места. Малфой возвысил голос:

- Я сказал, что разберусь с ней сам! Идите!

- Ладно, - отступил Забини, усмехаясь. Эта усмешка Гермионе не понравилась. – Только не слишком увлекайся. Пошли в гостиную, парни.

Компания слизеринцев нестройным шагом скрылась во мраке коридора, а Малфой и Гермиона продолжили играть в гляделки. Когда он заговорил, его голос звучал сердито:

- Какого черта ты здесь делаешь?

- Я староста, Малфой, - с большим, как ей казалось, достоинством ответила девушка – И патрулирую коридоры.

- И давно подземелья входят в твою компетенцию?

- Почему слизеринцы вне своей гостиной? Да к тому же пьяные! – лучшая защита – это, как известно, нападение.

- Ну и что? – равнодушно спросил он.

- Как это что? – возмутилась девушка - Ты же знаешь, что нельзя приносить в школу спиртные напитки и тем более употреблять их! Судя по виду твоих дружков, они пили явно не сливочное пиво!

- In vino veritas, - ухмыльнулся Малфой.

Гермиона запнулась, подозрительно глядя на него. Какой-то Малфой странный - растягивает слова больше, чем обычно, глаза сонные, и вроде бы даже разговаривает с ней. С чего вдруг? Когда он качнулся в ее сторону, она вскрикнула, поняв, в чем дело:

- Ты тоже пьяный?!

- Скажем так: нетрезв, - не стал отпираться Малфой.

- Ты же староста, ты должен подавать пример!

- Я и подаю. Как видишь, - он неопределенно махнул рукой в сторону коридора, в котором скрылись слизеринцы - Я из них самый трезвый.

- Идиот, я не об этом. И как ты вообще стал старостой? – кипятилась Гермиона - Ты совершенно не выполняешь свои обязанности, только злоупотребляешь своим положением…

- Заткнись, - холодно прервал он ее – Нотации будешь читать Поттеру и Уизли. Не мне.

- Ну да, конечно, великий и ужасный Драко Малфой! – процедила она.

Он вдруг наклонил голову, будто прислушиваясь к чему-то. Не успела она ничего спросить, как он испуганно взглянул на нее и быстро проговорил:

- Снейп идет!

- Где? – она стала оглядываться в поисках укрытия. Если Снейп увидит ее ночью в компании пьяного Малфоя...

А тот рассмеялся.

- Что? – нахмурилась девушка.

Он довольно ухмылялся с таким видом, будто сделал самую большую гадость.

- Поверила!

- Сволочь, - беззлобно сказала Гермиона.

Она невольно улыбнулась, хотя хотела разозлиться. Возникло даже дурацкое желание по-дружески толкнуть его ладонью в плечо, как она часто делала это с Гарри и Роном, но порыв быстро угас. Ведь они с Малфоем не друзья, даже более того – враги, но только что смеялись вместе. Вообще-то Гермиона терпеть не могла пьяных людей, считая их неадекватными и опасными, но пьяный Малфой был явно лучше трезвого. Может, в этом у него проявляется неадекватность поведения?

- Я пойду, - решила она, не зная, зачем говорит это ему. Еще не хватало спокойной ночи пожелать.

- Правильно, Грейнджер, - хмыкнул Малфой. - Ты уже доказала, что являешься самой примерной старостой, на сегодня хватит. Или не можешь распрощаться со мной?

Гермиона лишь пренебрежительно фыркнула в ответ, направившись к лестнице.

- Кошмарных сновидений, Грейнджер, - донеслось ей вслед.

- И тебе того же, Малфой, - в тон ему откликнулась девушка.

Уже поднимаясь по ступенькам, ведущим в башню, Гермиона поймала себя на том, что улыбается.

Теперь она знала, что делать.

Глава 7

Драко (IV)


Слизеринцы, что о них не говори, довольно веселые люди. Другой вопрос, что их чувство юмора несколько специфично, а потому веселит только их самих, безмерно раздражая всех остальных. И развлекались представители зеленого факультета соответственно своему характеру – с наглостью и размахом.

Северус Снейп был самым строгим преподавателем в глазах Гриффиндора, Рэйвенкло и Хаффлпаффа, но оставался самым лояльным деканом в глазах Слизерина. Ибо этот милый человек закрывал глаза на все «шалости» своего факультета, и был готов отмазать их в любом случае. Ну, быть может, кроме убийства.

Хотя кто его знает, никто не проверял пока…

В общем, слизеринцы часто устраивали в своей гостиной вечеринки, обязательную программу которых составляли дружеское распитие огневиски и поведение разной степени разнузданности. Причем для подобных мероприятий даже причины порой были не нужны, главное – настроение. Ну, а отметить первый учебный день уже давно стало традицией.

Как следствие, утром у Драко было веселое пробуждение под барабанный бой в его голове. По своему состоянию юноша определил, что повеселились они накануне ооочень неплохо. Не открывая глаз, он нащупал на тумбочке нужный пузырек. Слизеринцы ценили собственный комфорт превыше всего, так что запасы алкоголя у них всегда уравновешивались запасами антипохмельных зелий. Ну, и еще противозачаточных, потому что алкоголь и секс для многих были взаимосвязаны.

После приема спасительного зелья самочувствие улучшилось, причем настолько, что Драко нашел в себе силы сползти с кровати и отправиться в ванную, чтобы холодная вода его освежила. Зелье зельем, но душ – это тоже прекрасное средство. Малфой вообще любил воду. Дома он мог плескаться в ванной часами, да и в Хогвартсе часто надолго занимал ванную комнату старост, наплевав на остальных желающих помыться. Одно время такая сильная любовь к чистоте даже служила предметом для шуток в узком кругу слизеринцев «Драко, а ты уверен, что у вас в роду были вейлы, а не русалки?». Впрочем, друг над другом они шутили вполне безобидно.

Ох, ну и напились же они вчера... Пили за мир без магглов, за собственное здоровье, за богатство и процветание, за каждого в отдельности, - и все это под закуску в виде сыра и шоколада. Поскольку огневиски и впрямь оказалось отличное, они быстро дошли до нужной кондиции. Крэбб и Гойл неожиданно разговорились, проповедуя нечто, ведомое только им, Теодор Нотт молчал и только глядел на окружающих мутным печальным взором, Блейз уговаривал Пэнси показать стриптиз, а та смеялась и говорила, что непременно покажет, но только после самого Блейза. В ответ Забини начал снимать рубашку, но потом остановился и сказал, что теперь очередь Пэнси, а та не согласилась с ним, мотивируя тем, что у девушек одежда устроена сложнее, чем у парней… В общем, до стриптиза так и не дошло. Многие уже изрядно подвыпившие слизеринцы бросились танцевать, но это больше было похоже на борьбу с земным тяготением. Некоторые парочки начали увлеченно целоваться в углах, а самые пьяные даже углы искать не стали. Дафна демонстративно целовалась с Бэддоком. Однако стоило тому потянуть ее в комнату, как она беспомощно оглянулась на Драко и Блейза. Но Драко было ровным счетом наплевать на Дафну, а уж Блейзу – тем более.

А потом уже пьяный до розовых кентавров Забини решил прогуляться по коридорам, и начал призывать окружающих составить ему компанию. Слова упали на благодатную почву, ибо розовые кентавры к тому моменту виделись не только Блейзу, но и многим другим. Драко не хотел никуда идти. По правде говоря, он вообще не хотел двигаться. Алкоголь оказал на него расслабляющее действие в виде сонливой лени, так что юноша остался в гостиной на диване, благо там было мягко и удобно.

Он так и остался бы там, если бы Дафне, чудом отбившейся от Бэддока, не приспичило начать выяснять с ним отношения. Но Драко решил сбежать от назойливости своей бывшей девушки, и почему-то сбежал не к себе в комнату, а пошел посмотреть, не заблудились ли Забини и остальные.

И обнаружил сокурсников в компании Грейнджер. Девчонка храбрилась, но Драко чувствовал, что она боится. Да и кто бы ни боялся на ее месте? Ночью, одна, в компании пьяных парней, да к тому же слизеринцев…которые давно никого не уродовали. Посмотрев на нее, Драко вдруг вспомнил переулок Мрака, лежащую на земле Грейнджер, раны, порезы и кровь, кровь, кровь… Судя по выражению лица грязнокровки, она думала о том же самом.

Глупая, безрассудная девчонка. И кто решил, что она самая умная ведьма Хогвартса?!

Он все же переборщил с огневиски. Иначе как объяснить, что он опять(!) выручил ее? Пусть бы парни развлеклись, подумаешь, не сдохла бы. Мало того: он еще и разговаривал с ней! Нет, с алкоголем надо определенно быть осторожнее. А то можно докатиться до братания с Хагридом или расточения комплиментов Филчу.

Ну, а она зачем осталась стоять с ним? Почему сразу не ушла? Он бы не стал ее задерживать… наверное… Так или иначе, с ним все ясно – последние несколько бокалов были явно лишними. Но Грейнджер ведь пьяной не была. Он улыбнулся, вспомнив, как забавно она отреагировала на его состояние. Она вообще смешно злится. Конечно, реже, чем Поттер или Уизли, Грейнджер лучше владела собой. Она лишь бросала на Драко высокомерный взгляд в стиле "ты-недостоин-того-чтобы-отвечать-тебе", и уговаривала своих полоумных дружков, чтобы те успокоились и не обращали на него внимания «Это всего лишь Малфой…». Отчасти поэтому допечь Грейнджер было труднее, но зато как приятнее...

Однако вчера вечером у Драко создалось впечатление, что лохматая всезнайка даже была рада его видеть. Она вообще вела себя странно с того момента, как они вернулись в школу. Если бы это была любая другая девчонка, Драко подумал бы, что он ей нравится. Но это же Грейнджер! Святая, невинная Грейнджер, у которой единственный любовный роман на всю жизнь может быть только с книгами из библиотеки.

А может, грязнокровки, как оборотни, с ума сходят во время полнолуния или еще что-то в этом роде.

Но, как бы то ни было, ему нет никакого дела до чертовой грязнокровки.

Определенно.

***

По дороге на урок они смеялись, обсуждая, какие на этот раз причины изобретет Снейп для лишнего отъема баллов у злополучного Гриффиндора. Было забавно наблюдать, как каждый год гриффиндорцы с тайной надеждой смотрят расписание, ожидая, что Зельеварение им поставят с кем-то другим, и жестоко разочаровываются, не увидев изменений. И также каждый год слизеринцы злорадно веселятся, наблюдая это разочарование. Сами-то они уже давно поняли, что подобных изменений не будет, и не переставали удивляться надеждам факультета-соперника.

Окинув взглядом кабинет, Драко сел на самую последнюю парту. Это был такой стратегический маневр, чтобы Грейнджер не могла сверлить его взглядом. Не будет же она постоянно оборачиваться.

Он уже собрался сердечно поприветствовать Поттера, но стремительно вошедший Снейп пресек эту попытку. Драко не расстроился, точно зная, что не пройдет и половины урока, как профессор сам так достанет Золотого мальчика, что шрамоголовый придурок будет готов утопиться в собственном зелье. Или Снейпа утопить, что ближе к истине.

А профессор резко остановился у середины доски и окинул класс мрачным взором. Впрочем, слизеринцев он и раньше этим не особенно пугал (по крайней мере, не так, как гриффиндорцев), а вот красно-золотые храбрецы показали чудеса приспособляемости, стойко выдержав взгляд своего «любимого» преподавателя. Только один Лонгботтом выглядел так, будто вот-вот шлепнется в обморок. И хорошо бы сделал, если бы отключился, потому что Лонгботтом, готовящий зелье, да и вообще колдующий – потенциальная угроза жизни и здоровью окружающих.

— Итак, - начал Снейп – В этом году мы будем заниматься следующим образом: на первом уроке вы будете повторять пройденный материал, на втором – готовить зелья повышенной сложности. Проверка знаний будет проходить путем написания тестов, для приготовления зелья я разобью вас на пары, потому что в одиночку справиться с таким заданием очень долго и трудно. Также должен сообщить, что в этом году будет проводиться эксперимент в экзаменационной системе, - тут он так поморщился, будто съел соплохвоста, причем по частям и тщательно разжевывая – Он состоит в следующем: на каждом уроке вам будет выставляться оценка за проделанную работу, а в конце каждого семестра будет подводиться промежуточный итог. Те, у кого к концу года сумма оценок составит не ниже «Выше ожидаемого», освобождаются от экзамена ЖАБА. Скажу лишь, что по моему предмету вы будете получать по две оценки за урок: за тест и зелье, причем за зелье выставляется общая оценка двум партнерам.

Класс молчал, переваривая услышанное.

- Тесты будете писать со следующего занятия, - оповестил Снейп – А сегодня вы начнете приготовление зелья невидимости. Кто мне расскажет про принцип действия этого зелья?

Разумеется, грязнокровка Грейнджер тут же подняла руку. Драко чертыхнулся про себя, осознав, что все это время смотрел на нее. Он ведь специально сел на последнюю парту, чтобы она не могла глядеть на него, а сам пялится ей в затылок, как идиот.

Наверное, он еще не отошел от огневиски.

- Есть желающие? – пропел Снейп, игнорируя гриффиндорскую всезнайку – Например…

Драко переглянулся с Блейзом. «Поттер», - одними губами прошептал Забини. Это была игра «Кого спросит Снейп?», в которую они любили поиграть на Зельеварении.

- Поттер! – резко произнес Снейп, и Драко прикусил губу, чтобы не засмеяться. – Расскажите нам, как действует зелье невидимости?

- Делает людей невидимыми? – с обреченным видом предположил Поттер, очевидно, не надеясь, что сказал правильно.

- Ответ неверный, - довольным голосом сообщил профессор – Минус десять баллов Гриффиндору.

Теперь Драко одними губами прошептал Блейзу: «Лонгботтом».

- Лонгботтом? – рявкнул Снейп. Упомянутый гриффиндорец со страху выронил перо и чернильницу.

- Ну, эээ….ммм…

- Очень исчерпывающий ответ, мистер Лонгботтом, - кивнул Снейп – Не могу сказать, что мы потрясены вашими глубокими познаниями. Еще пять баллов с Гриффиндора.

«Львиная» часть класса забеспокоилась. Грейнджер упорно продолжала тянуть руку.

- Да, мисс Грейнджер, - от голоса Снейпа колбы с зельями должны были замерзнуть.

- Зелье невидимости действует таким образом, что люди либо не заметят присутствия невидимого объекта, либо сразу же забудут о том, что видели его.

- Действие зелья распространяется на людей?

- Да, оно действует на все одушевленные и неодушевленные предметы.

- Я не говорил, чтобы вы отвечали на второй вопрос, - заметил Снейп – Вы ответили без разрешения. Но, принимая во внимание, что вы правильно ответили на первый вопрос, я не буду снимать с вас баллы.

Драко довольно улыбнулся, представляя, как насупилась грязнокровка.

- Хорошо, - продолжил Снейп после паузы – Прежде, чем вы приступите к работе, я разделю вас на пары. Ну, что еще, мисс Грейнджер?

Последнюю фразу он выговорил еще более раздраженно, чем все предыдущие. Очевидно, всезнайка его изрядно достала.

- Можем ли мы сами выбирать себе партнеров, профессор? – раздался звонкий голос гриффиндорской старосты.

Драко не смотрел в ее сторону.

- А что, вы хотите работать с кем-то определенным? – ехидно поинтересовался Снейп – Уверяю вас, что ни с Уизли, ни с Поттером, ни тем более с Лонгботтомом вы сидеть не будете. Нечего помогать бездарностям.

- Я хотела бы работать с Драко Малфоем, профессор.

Сначала Драко не поверил своим ушам, хотя слух до сих пор никогда его не подводил. Но, с другой стороны, не может же всем остальным послышаться то же, что и ему, а, судя по воцарившейся тишине, фразу Грейнджер слышали все.

Он был так удивлен, что не обратил внимания на два небывалых факта: слизеринцы и гриффиндорцы впервые за всю историю Хогвартса были абсолютно единодушны, синхронно переводя изумленные взгляды с Драко на Грейнджер, и обратно, а профессор Снейп лишился дара речи, чего с ним никогда прежде не случалось.

Драко смотрел на грязнокровку, теперь буквально впиваясь в нее взглядом. В какие игры она играет?

Первым проявил чудеса самообладания Снейп.

- Что ж, - немного задумчиво произнес он, в его глазах явно читалось любопытство – В этом определенно есть смысл. Мисс Грейнджер, возьмите свои вещи и пересядьте за парту мистера Малфоя.

Огненные взгляды однокурсников теперь, казалось, просто обжигали. Наверное, Драко нужно было как-то протестовать, возмутиться, но он настолько был удивлен, что не мог найти свой голос. Он неотрывно смотрел на Грейнджер, которая невозмутимо укладывала свои вещи в сумку, а когда она направилась к нему, у Драко мелькнула мысль, что он наверняка попал в какое-то параллельное измерение. Ну не может такого быть, чтобы в его собственном мире Грейнджер добровольно шла к нему за парту.

Она шла спокойно, неторопливо, как будто ничего необычного не происходит. Упрямо вздернула нос, смотрит прямо перед собой, выражение лица абсолютно бесстрастное. Если бы не побледневшие скулы и то, как крепко она стискивала ручку своей сумки, Драко поверил бы этой невозмутимости. А так становилось очевидным, что грязнокровка волнуется.

Это его успокоило. Он наблюдал, как Грейнджер, не глядя на него, садится рядом. Весь класс продолжал таращиться на них, и Снейпу даже пришлось рявкнуть на собственный факультет, чтобы привлечь внимание к себе и уроку. Краем уха Драко слышал, как профессор оглашал список присутствующих и тут же назначал партнеров для готовки зелья.

- Привет, - пробормотала грязнокровка, по-прежнему не глядя на него.

Он сощурился и слегка кивнул ей в ответ. Нет, с Грейнджер определенно что-то не то. Может, ей все же нравятся не только книги?

- Рецепт приготовления на доске. Можете приступать, - бросил Снейп.

Покосившись на новоиспеченную соседку по парте, Драко манящими чарами призвал котел и установил его. Грейнджер что-то писала в своем пергаменте.

Казалось, они поменялись ролями. То она смотрела на него, изучая, наблюдая, раздражая, а теперь прячет глаза, делает вид, что ей все безразлично, а он смотрит на нее так, как будто впервые видит.

Внезапно стало очень смешно. Он даже удивился собственной реакции – ему полагается едва сдерживать отвращение, а он едва сдерживает смех.

- Ты будешь толочь листья папоротника, а я разрежу кору вяза, - бросила Грейнджер, не отвлекаясь от своих записей.

Драко почувствовал, как веселье уходит, сменяясь привычной злобой.

- Не смей указывать мне, грязнокровка, - холодно процедил он.

Она наконец-то соизволила взглянуть на него, нацепив на лицо это свое излюбленное выражение «я-сучка-которая-всегда-права».

- Мы делаем это зелье вместе, ты не забыл? – ровным тоном осведомилась она.

Прежде чем ответить, Драко покосился на ее пергамент. И усмехнулся про себя. Обычно ровные строчки четкого почерка грязнокровки сейчас прыгали по пергаменту, словно не знали, куда деться.

Если ты так спокойна, Грейнджер, то почему ты пишешь неровно, будто у тебя дрожат руки?

Но он не станет задавать ей сейчас этот вопрос. По крайней мере, пока.

- Нет никакого «мы», - почти любезно проинформировал Драко – Есть я, великолепный чистокровный маг, и мерзкая грязнокровка, которая вдруг решила испытать мое терпение, а также чертово зелье, которое совершенно случайно надо варить мне и мерзкой грязнокровке.

В ответ она демонстративно закатила глаза, всем своим видом выражая сожаление по поводу его тупости, и молча начала резать кору вяза.

Как ему хотелось поколебать ее внешнее спокойствие, увидеть ее неуверенной! Она же все-таки живое существо, у нее должны быть нервы. Если применить старые методы, то совершенно очевидно, что это будет пустая трата времени. Ее не трогают оскорбления, она «выше» этого. Заколдовать ее? Что-нибудь мелкое и подлое… Нет, это тоже не подойдет. Она не зря считается самой умной ведьмой курса, так что наверняка заметит его манипуляции. Но что-то же должно вывести ее из равновесия.

Если только сделать то, чего она точно не ожидает.

Драко небрежно облокотился о парту, и принялся нагло разглядывать грязнокровку. Лениво. Откровенно. Оценивающе. Так, будто мог видеть сквозь одежду. Так, как смотрят на шлюху, решая, сколько будут стоить ее услуги. Так, как никто, он был уверен в этом, никогда не смотрел на Грейнджер.

И не удержался от довольной усмешки, когда она начала медленно краснеть в ответ на его откровенный, раздевающий взгляд, скользящий по ее телу.

- Прекрати, - зашипела Грейнджер, цветом лица напоминая гриффиндорский флаг.

- Прекратить что? – он ухмылялся, он был собой доволен. Она смутилась! Он мог бы поклясться, что никому до этого не удавалось лицезреть смущенную Грейнджер.

- Перестань смотреть на меня. Я не могу сосредоточиться.

- Я заставляю тебя нервничать? – Ситуация забавляла Драко неимоверно.

У нее даже уши и шея покраснели.

- Мне просто не нравится, когда на меня так пристально смотрят, - сердито сказала она, бросив на него негодующий и одновременно смущенный взгляд, чем позабавила его еще больше.

- Ты тоже смотрела на меня. Знаешь, я начинаю думать, что нравлюсь тебе, - злорадно произнес он, упиваясь ощущением того, какой неуверенной теперь была обычно несгибаемая гриффиндорская Золотая девочка.

- У тебя просто мания величия, Малфой.

- Да ну? Позволь напомнить, что это не я только что перед всем классом выразил желание сесть с тобой.

- Да, это сделала я. И что с того? – казалось, неуверенность у нее стала проходить.

- Напоминаю тебе, что ты говоришь не с кем-то из тугодумов-гриффиндорцев, - тихим предупреждающим голосом проговорил Драко – Так что отвечай, когда спрашивают. На что ты рассчитывала, когда просила Снейпа посадить тебя рядом со мной?

- На оценки, - невозмутимо ответила она, хотя румянец все еще не покидал ее щеки.

- На оценки?

- Ты же слышал, что сказал Снейп. Если итоговая оценка будет «Превосходно», то мы освободимся от экзамена. Ты лучший по зельям на курсе, не считая меня, так что я уверена, что общими усилиями у нас будут только одни «Превосходно». А, кроме того, ты любимчик Снейпа, и он никогда не поставит тебе плохую оценку, значит, и мне тоже, ведь зелье мы варим вместе. Ясно?

- Ты хочешь сказать, что решила использовать меня для своих оценок? – возмутился он. Грязнокровная сучка использует его для улучшения своей успеваемости! Он точно попал в параллельное измерение.

- Я тебя не использую. Это взаимовыгодное сотрудничество. Ты ведь тоже освободишься от экзамена.

Он резко схватил ее за запястье, и так сильно сжал ей руку, что она поморщилась от боли. Но не вскрикнула, хотя хватка была железной.

- Никакие оценки не стоят того, чтобы терпеть тебя рядом, - прошипел Драко.

- Пусти, - тихо потребовала она – Ты делаешь мне больно!

- Да что ты? – он сжал ее запястье еще сильнее, и тут она не удержалась от вскрика.

Внимание класса снова устремилось на них.

Драко зло смотрел на Грейнджер, и она отвечала ему таким же взглядом. Он отпустил ее руку.

- Что здесь происходит? – ледяным тоном осведомился Снейп – И почему вы еще не приступили к приготовлению зелья?

- Ничего особенного, профессор, - ответил Драко, имея в виду первый вопрос.

- Мы сейчас начнем, - подала голос Грейнджер, по-видимому, отвечая на второй.

Не глядя друг на друга, они принялись распределять ингредиенты.

Оставшаяся часть урока прошла в молчании.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Гарри Поттер | Добавил (а): Белоснежка (20.10.2012)
Просмотров: 953

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
+1   Спам
1 Alua   (17.12.2012 00:59)
Хочу лишь сказать, что лично мне безумно понравилось Ваше творение.:) Все описывается на каком-то эмоциональном уровне и это больше чем бесподобно! Их отношения такие непонятные, но тем и привлекают. А Малфой просто ах*.* С нетерпением буду ждать продолжения.

2 Акмарал   (22.12.2012 15:26)
Боже боже! Пуська малфой. Люблю ваше творение, и прошу вас не остонавливаться biggrin
Интрига омг

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн