фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 11:31

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Гарри Поттер

  Фанфик «Темные воды | Коридоры Хогвартса Глава 19-21»


Шапка фанфика:


Название: Темные воды
Автор: Миссис Х
Фандом: Гарри Поттер
Персонажи/ Пейринг: Астория Гринграсс/Драко Малфой
Жанр: Драма, Экшн, Ангст
Предупреждение: Смерть второстепенного персонажа, ООС некоторых персонажей, изнасилование, насилие без графического описания
Тип/Вид: гет
Рейтинг: R
Размер: макси
Аннотация:
Отправляясь на вечеринку, София не знала, что её жизнь изменится навсегда. Популярная детская сказка вдруг обернётся реальным кошмаром.
Отныне она – Астория Гринграсс, последняя в жутком роду Мраксов, племянница Темного Лорда и невеста Драко Малфоя. Отныне она не человек – пешка в чужой игре, в которой не знает правил.
Можно ли найти в Аду свое счастье? Можно ли выплыть? Или попавший в темные воды обречен остаться проклятым навсегда?
Содержание:
Глава 19 В кабинете директора
Глава 20 Пещера
Глва 21 Смерть Дамблдора
Статус: закончен
Дисклеймеры: все права принадлежат Д. Роулинг. Ни на что не претендую.
Размещение: размещайте, если есть такое желание. По возможности - уведомляйте автора


Текст фанфика:

Глава 19
В кабинете директора


По дороге в кабинет директора Софию перехватила рыжая Уизли.
– Астория, где Гарри? – грубо схватила она её за руку.
- А почему ты меня об этом спрашиваешь? – высвободилась та. – Я не числюсь в поклонницах Мальчика-Который-Выжил.
- Нет, - скривился Рон, возвышающийся за спиной своей хрупкой сестры. – Из тебя получилась замечательная слизеринка. А ведь поначалу я посчитал тебя вполне нормальной, – презрительно передёрнул он широченными плечами.
– Не хочу тебя огорчать, но и на других факультетах изредка встречаются девушки, чьи мысли не заняты Избранным целиком и полностью.
– Помолчи! – глянула на брата Джинни. – Астория, мы знаем, что Гарри следил за тобой и Малфоем. И … и у тебя мантия в крови!…
– Это кровь Малфоя. С вашим Поттером всё в порядке.
– А ты чего такая бледная? – не унимался Рон. - Хорька что ли жалко?
– Не поверишь, – холодно глянула на него София. – Поттер тоже его пожалел.
– Заливай больше! – присвистнул Рон.
– Да помолчи ты уже!
Софии показалось, что Джинни с трудом сдерживается. Она явно испытывала желание наброситься на братца с кулаками. Как говорил Забини? Уизлинский темперамент.
– Что все-таки там произошло? – спросила Джинни Софию.
– Малфой оказался не в восторге, что ваш Гарри решил устроить за ним слежку, вот они и подрались.
– А не нужно было ничего скрывать! – не желал униматься Рон.
Джинни, не говоря ни слова, заехала брату локтем под ребра.
– Я уверена, Малфой напал первым, - сказала она.
София кивком подтвердила правильность данного предположения.
– И где Гарри теперь? – продолжала Джинни допрос.
– Полагаю, у профессора Снейпа.
– Вот черт! – запустил ладонь в рыжие вихры Рон. – Гарри нужно срочно выручать!
– Не суйся, – предупредила Джинни. – Сделаешь только хуже.
Из-за поворота возникла фигура в остроконечной, на взгляд магглорожденной Астории, весьма нелепой шляпе.
– Мисс Гринграсс? – вскинув голову, недоброжелательно молвила профессор МакГонагалл. – Будьте любезны пройти за мной.
Следуя за почтенной дамой, девушка прошла по многочисленным коридорам, минуя переходы и повороты, пока не оказалась перед каменной горгульей, за которой располагалась крутящаяся лестница.
– Благодарю вас, Минерва, – кивнул Альбус Дамблдор, как только дамы переступили порог его кабинета.
МакГонагалл в очередной раз поджала губы, всем своим видом выказывая неодобрение. Она так и удалилась, не проронив ни слова.
Дамблдор указал девушке на кресло рядом с собой, у очага.
– По старческому малодушию я все оттягивал этот разговор, сомневаясь в том, что кому-то из нас беседа покажется приятной. Но время не ждёт, - в улыбке Дамблдора сквозила усталость. – Этот разговор назрел, откладывать его дальше не представляется возможным. – На высоком лбу Дамблодра глубже прорезались морщины, в полуприкрытых веках, в опущенных уголках глаз сквозила печаль. – Я знаю, что Волдеморт жаждет моей смерти, но я не знаю в курсе ли вы, что он собирается убить меня руками Драко?
– Что?! – не поверила ушам своим девушка. – Нет! В том смысле, что я не в курсе…
– Волдеморт хочет наказать Люциуса Малфоя. Ему кажется забавной подобная игра. Все мы понимаем, что Драко со мной не справится, что его сознательно обрекают на смерть, а меня на муку. Волдеморт недаром слывёт тонким легалиментом. Он знает, что для меня невозможно поднять палочку против ученика…
– Вы прекрасно справляетесь, когда дело касается самого Тома Реддла, – почти зло возразила София.
– Тома Реддла не существует.
– Это неправда!
– Тома Реддла не существует, а Волдеморт взрослый и сильный противник. В отличие от Драко.
– Вы опасаетесь Малфоя, господин директор? – изгнать насмешку из голоса полностью у Софии не получилось.
– Меня страшит не смерть. Я слишком стар, чтобы её бояться. У всех у нас есть то, ради чего мы дышим и готовы умереть, если понадобится. Для большинства это семья. Не важно, из кого она состоит: родителей, возлюбленных, детей. Кто-то согласен умереть ради дела, которому посвятил свою жизнь. Кто-то ради родины. Для меня Хогвартс – это и семья, и родина, и дело всей моей жизни. Вне жизни моих учеников, вне ваших жизней, дитя, моя жизнь мало для меня значит. Свеча оплавилась, свеча вот-вот догорит. Но для тебя, для Гарри, для Драко всё только начинается. Я очень хотел бы, чтобы вы прожили эту жизнь в ладу с собственной душой. Знай, дитя, есть вещи, которые сделав однажды повторить уже не страшно. Решишься раз – и дороги назад нет. Существует раскаяние, но не всем по плечу этот путь. Я знаю не понаслышке, нет большей пытки, чем стоять над убитым тобой существом и понимать, что даже твоя смерть не вернёт его к жизни. С каждым вздохом осознавать, что ты дышишь – а он уже нет. С каждым шагом понимать – ты идёшь, а он по твоей вине не сможет.
– Вы всерьёз полагаете, что Малфой осмелится посягнуть на вашу жизнь?
– Я думаю, что Кэти Бэлл и Рон Уизли отнюдь не случайные жертвы. Но целили вовсе не в них. По ним промахнулись. А теперь позволю себе задать вам вопрос: София, вы одобряете действия ваших родственников?
– От моего одобрения, равно как и неодобрения, ничего не зависит.
– Считаете, что сможете остаться в стороне? – Дамблдор покачал головой. – Долго хранить нейтралитет у вас не получится. Волдеморт не позволит. Поймите, София, мне лично ничего от вас не нужно. Я хочу помочь вам. Вам и Драко. У этого мальчика, так же как у вас, выбора нет. Как и вы, младший Малфой идёт во мрак не по убеждению, а по принуждению. Жаль, что вы оба не готовы принять мою помощь, ведь завтра может стать уже поздно. – Дамблдор устало откинулся в кресле. – Знаете, что такое крестражи, София?
– Артефакты, дарующие бессмертие?
- Стражи души. Спрячешь душу, чтобы никто не мог её коснуться, и считаешь себя неуязвимым. Но, оторвав от себя нечто важное, ты оказываешься не властен себе это вернуть. Уничтожив в душе ростки радости, любви, стремления к другому человеку думаешь, что страхуешься от боли, а на деле отказываешься от жизни. Кто не живёт, то и умереть не может, не так ли? Не бойся того, что чувства причинят тебе боль. Бойся ничего не чувствовать.
Дамблдор вытянул перед собой почерневшую руку, и только тут София сообразила, что перчатки на ней нет – почернела кожа.
– Даже если я суну эту культю в огонь, мне не будет больно. Я ничего ею не чувствую и не почувствую уже никогда. Процесс омертвления начался и его не остановить. Болезнь будет пожирать всё новые и новые сантиметры кожи, пока не превратит меня в бесчувственного, неуязвимого, непобедимого монстра. Таково проклятие Мраксов и проклятие крестражей. Но я верю, что любовь способна не дать заразе распространится. Верю, что горячее сердце сильнее гниющей плоти, что свет рано или поздно победит тьму. Если потребуется отдать собственную жизнь, чтобы спасти из мрака ваши души, я сделаю это, сделаю не колеблясь. «Когда пойду я долиной смертной тени я не убоюся зла. Потому что Ты со мной, Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня». На своем века я боролся со многими Мраксами. А теперь, на краю дней, впервые буду бороться «за», а не «против». Я же вижу, София, вы самая неподходящая форма для того содержания, которым вас пытаются наполнить. И я верю, что придёт время, когда вы сумеете меня услышать и понять. Я верю, что во время решающей битвы встречу вас на своей стороне. Но семечку необходимо время, чтобы взойти, а плоду - вызреть. Всему свой срок. Однако перед тем, как мы сегодня расстанемся, попрошу ответить ещё на один вопрос: сегодня в туалете Плаксы Миртл, в том, что случилось, была ли вина Гарри?
- Малфой напал первым. Поттер защищался. Насколько я поняла, Поттер и сам не ожидал такого эффекта от применённого заклинания.
– Конечно, не ожидал, - вкрадчивым голосом произнес Снейп с порога, на котором возник секундой назад. – Этот… ваш гриффиндорец! Он нагло использует мои заклинания!
– И что из того, Северус? – мягко поинтересовался директор.
– Если хорошенько порыться в его вещах, профессор, наверняка отыщется «Высшее зельеделие», принадлежащее Принсу-полукровке.
– Бездоказательно, – пожал плечами Дамблдор.
– Но факт, – оскалился зельевар. – На этот раз вам его не выгородить. Избранному придётся отвечать!
– Ваше право назначить мальчику взыскание, - не стал спорить Дамблдор.
– Я безотлагательно им воспользовался, – чёрные холодные глаза остановились на Софии. – Почему она всё ещё здесь?
– Наш разговор уже подошёл к концу, Северус. Девушка уже уходит.
***
За ужином Паркинсон была настроена крайне воинственно. Она выстраивала планы мести гриффиндорцам. Забини, Нотту и Гойлу приходилось внимать этим пламенным речам, и они сидели с постными лицами.
– Астория, - окликнул Софию Поттер в вестибюле после ужина.
– Да?
– Ты в порядке?
– Да.
Поттер по-прежнему преграждал дорогу. София нахмурилась.
– Не прогуляешься со мной перед сном? – смущенно спросил гриффиндорец. – Погода хорошая.
Заинтригованная София, предвкушающая очередной серьезный разговор на мировую тему, со вздохом последовала за Избранным.
Темнело быстро. Было тепло, но сыро. Через несколько шагов подол мантии уже пропитался влагой.
Они почти дважды обошли кругом террасу перед замком, прежде чем Мальчик-Который-Выжил решился заговорить:
– Я хотел извиниться за то, чему тебе пришлось стать свидетелем. Очень жаль, что так получилось. Я не хотел. Надеюсь, с Малфоем всё будет в порядке.
София неопределённо пожала плечами.
– Я тоже надеюсь.
– Разве ты не видела его?
– Нет. И знаешь, Гарри, тебе пожалуй не за что извиняться. Ты просто защищался.
- Лучше бы не успел. Круцио не убивает, в отличии от Сектумсемпры. Но я не знал как действует это заклинание, клянусь! Хотя это не оправдание.
Поттер остановился и всей пятернёй забрался в волосы, ероша свои чёрные вихры.
– Астория, скажи, ты в курсе того, что затевает твой парень?
Зелёные глаза Поттера сейчас как никогда напоминали девушку двустволку.
София набросила капюшон, делая вид, что ей стало холодно. На самом деле она просто спряталась от его взгляда.
– Малфой мне не парень, Гарри. И не друг. Но если бы я знала, я все равно вряд ли стала говорить об этом с тобой, понимаешь?
– Ты темная лошадка, Астория.
- Даже не представляешь, - безрадостно усмехнулась она, - до какой степени.
Разговор тяготил. Софии хотелось побыстрее уйти.
– Не хочешь пойти с нами в субботу в Хогсмед? – в который уже раз предложил Поттер.
София покачала головой, стараясь улыбкой смягчить отказ. Не хотелось отвергать лавровую ветку перемирия, но пойти с гриффиндорцами немыслимо.
– Твои друзья меня вряд ли мне обрадуются.
– Тогда пойдем только со мной. Ты и я. Что скажешь?
– Не обязательно тащить меня в Хосмед, чтобы добиться своего! Я ничего не знаю о планах Малфоя, и не следует утруждать себя ненужными реверансами, Поттер.
На щеках юноши вспыхнули яркие пятна.
- В Гриффидоре не принято приглашать девушек на свидание, чтобы использовать их. Астория, я пригласи тебя потому, что!… Извини, что отнял у тебя время.
Поттер круто развернулся и направился в сторону Запретного Леса, оставив сбитую с толку Софию наблюдать, как Избранный стремительно шагает по узкой дорожке, ведущей к сторожке Хагрида.
Размышляя над неожиданным поворотом событий, София задумчиво брела по Хогвартсу. Спустившись в Подземелье, погруженная в свои мысли, она не сразу поняла, что парочка, целующаяся на центральном диване в слизеринской гостиной – не кто иные как Малфой и Паркинсон.
- Гринграсс, здесь тебе не театр, - зло процедил блондин, оторвавшись от подружки. – Не тактичней ли будет удалиться?
Уверенная, что блондин всё ещё в больнице, София никак не ожидала увидеть Хорька в объятиях соперницы.
Хотя… о чём это она?

Глава 21
Пещера


Поттера за стычку с Малфоем лишили возможности выступать за гриффиндорскую команду на квиддичном матче. В результате Гриффиндор остался не только без ловца, но и без капитана. Паркинсон, ликуя, сообщила, что Снейп намерен заставить Избранного разобрать старые папки с записями о нарушителях школьной дисциплины.
– Ему придётся заново переписать весь этот мусор, рассортировать в алфавитном порядке и разложить по коробкам. Вручную, без магии!
Панси пребывала в приподнятом настроении. Такой счастливой София её не помнила.
Отсутствие Поттера не помешало Гриффиндору обойти соперника на двести очков. Рыжая бестия по фамилии Уизли летала за себя и «за того парня», сумев обеспечить команде победу. Рон тоже не ударил в грязь лицом.
Спустя несколько дней после матча Дамблдор вызвал Софию снова.
– Помнится, однажды вы обещали составить мне компанию? – обратился он к девушке, стоило той перешагнуть порог его кабинета. – Время пришло.
– Куда же мы отправимся? – полюбопытствовала София.
– За одним из крестражей вашего дяди. Попрошу воздержаться от дальнейших вопросов до прихода Гарри. Не хотелось говорить об одном и том же дважды. – Дамблдор глянул на часы. – Гарри должен прийти с минуту на минуту. А-а, вот и вы, молодой человек!
– Профессор, внизу, у Выручай-Комнаты, я встретил профессора Треллани. Она… – Гарри мгновенно смолкнул, заметив Софию.
– Нужно идти, Гарри, – Дамблдор будто не слышал обращённых к нему слов.
– Но профессор Треллани, она…
– Гарри, – мягко перебил директор, – не будем медлить.
– Минуточку всё же помедлим, сэр, – со свойственной ему дерзостью возразил Поттер. – Вы знали, что это Северус Снейп донёс Волдеморту о пророчестве?!
Между серебряными бровями директора пролегла глубокая морщинка.
– Гарри… – устало выдохнул он, и плечи его тяжело опустились, словно под тяжестью прожитых лет.
– Ну так я теперь тоже об этом знаю! Не понимаю только, почему, будучи в курсе, вы взяли эту мразь работать в Хогвартс!?
Казалось, гриффиндорец с трудом удерживается от того, чтобы не начать крушить всё вокруг.
– Гарри, пожалуйста… – снова начал директор.
Поттер с вызовом глянул в лицо Дамблдору:
– Только, прошу вас не говорить, что он совершил ужасную ошибку. Он…он гнусно подслушивал под дверью!
О Софии в пылу беседы благополучно забыли, и она была этому рада.
– Я попрошу тебя понять, – говорил Дамблдор, – когда профессор Снейп услышал первую половину пророчества, он ещё состоял на службе Волдеморта. Естественно, что он поспешил и рассказал обо всём своему патрону. Север не знал, не мог знать, за кем из мальчиков начнётся охота. Он понятия не имел, что речь идёт о знакомых ему людях…
– Вы доверяете ему?! – орал Гарри. – После всего, что он сделал?! Вы ему доверяете?!
– Верю, как самому себе.
– Да это глупо! Это… да они сейчас с Малфоем затевают очередную гадость прямо у вас под носом, а вы!…
В голосе Дамблдора, когда он заговорил, зазвучала сталь:
– Мы уже обсуждали эту тему, обсуждали не единожды. Я не раз и не два объяснял тебе свою точку зрения.
– Как вы можете?! Как вы можете?! – повторял Гарри на повышенных тонах. – Я готов поспорить: когда сегодня вас не будет в школе, Малфой и Снейп… они могут…
– В чем конкретно ты их подозреваешь? – нетерпеливо спросил старый волшебник.
– Они что-то задумали, я это знаю точно! Только что я столкнулся внизу с профессором Трелани, она прятала херес в Выручай-Комнате, и слышала, как Малфой…
– Достаточно, – не терпящим возражения тоном оборвал Дамблдор. – Мисс Гринграсс, волшебная палочка при вас?
– Профессор, я…
– Довольно, Гарри! Не желаю обсуждать это. На время моего отсутствия будет включена дополнительная защита. Пожалуйста, не думай, что я несерьёзно отношусь к безопасности моих учеников.
Выпрямляясь во весь рост, директор сжал старческими пальцами руки подростков. София с содроганием ощутила прикосновение обожженной руки, соприкоснувшейся с проклятием её рода.
– Я беру вас при одном условии, – вымолвил директор, – вы будете беспрекословно подчиняться моим приказам, сразу и без обсуждения. Даже если я скажу «беги», «прячься» и «возвращаться не надо». Ты меня понял, Гарри?
– Конечно.
– Если я прикажу спрятаться, ты подчинишься?
– Да.
– Если прикажу бежать, ты побежишь?
Поттер, сжав зубы, процедил:
– Да.
– Если прикажу бросить меня и спасаться, ты сделаешь, как я сказал?
– Я…
– Гарри?
Мгновение старик и юноша в упор смотрели друг на друга. В итоге мальчик сдавшись, кивнул.
– Да, сэр.
Спустя четверть часа директор и двое студентов шагали по подъездной аллее Хогвартса. Темнело быстро, с запада заходили тяжелые ливневые тучи, порывами дул ветер, наполненный удушливой влагой.
– Мы аппарируем, – проинформировал Дамблдор.
Тот, кто никогда не перемещался подобным образом – счастливый человек. Тебя тянут по узкой скользкой трубе, вращающейся словно карусель «Ветерок». Осознание, что в любой момент какая-нибудь часть тела может от тебя отделиться, удовольствия не добавляла. Потом резко падаешь вниз, оставляя желудок наверху.
Когда падение-скольжение-растягивание завершилось, влажный ветер всё так же хлестал по щекам. В воздухе витал острый запах соли и йода. Они стояли на высокой скале, у подножия которой бурлили и пенились волны. Пейзаж вокруг был суров, сплошь море да камни. Ни деревца, ни травы, ни песка.
– Сюда привозили детей из приюта? – недоверчиво озирался по сторонам Мальчик-Который-Выжил.
– Выше, на середине горы есть деревушка, – ответил Дамблдор, – там сироты и дышали свежим воздухом. Думаю, не ошибусь, высказав предположение, что сюда не забредал никто, кроме Тома Реддла. Но конечная наша цель не здесь. Она находится ниже.
Следуя за директором, молодые люди побрели к обрыву. Множество небольших выступов, образуя подобие ступенек, вели к валунам под скалой, наполовину выступающей из воды.
– Осторожней, – предупредил Гарри, поддерживая девушку. – Камни мокрые, не поскользнись.
Когда они заметили расщелину в скале, Софию замутило со страха. Расщелина находилась на уровне моря, а вода внизу просто кипела, поджидая жертву.
– Кажется, придётся немного промокнуть, – Поттер, видимо, желал приободрить Софию, но от его слов стало ещё хуже. Не смешно, а страшно.
Девушка отчаянно замотала головой:
– Я туда не сунусь. Никогда в жизни не ныряла. Я не пойду!
– Дай руку, – потребовал Поттер.
Цвета радужки в свете звезд, конечно, не разглядеть, но София и без того знала, что глаза у него зелёные.
– Я не позволю тебе утонуть, - пообещал Гарри. – Даю слово, с тобой ничего плохого случится.
Преодолевая подступающую панику и нежелание доверяться зыбкой холодной колыбели, София вложила пальцы в худую мальчишескую ладонь.
Не думать. Просто ни о чём не думать. Сделать то, что должна, например, шагнуть в ледяную кипящую пучину, почти не умея плавать…
София ныряла один единственный раз в жизни. С импровизированной тарзанки. Приспособление было нехитрым. К сучку, расположенному низко над водой, привязали веревку и, отталкиваясь ногами от берега, плюхались в воду. Ощущения оставляли желать лучшего: пятки горели, в носу щипало, к тому же потом её долго преследовал запах тины.
– Готова? – Поттер крепко сжал пальцами запястье девушки.
Она не успела крикнуть «нет». Резкий рывок вперёд. Вода больно ударила по телу и сомкнулась над головой, однако через мгновение Софию уже вытолкнуло наверх, точно пробку. В панике девушка стала глотать воздух, изо всех сил молотя руками по воде.
Со спины, просунув руку подмышку, её подхватил Поттер.
– Спокойно! Я держу тебя.
– Все нормально, – выдохнула София. – Можешь отпустить, я в порядке. Просто будь рядом, ладно?
Липкий и вязкий, словно разлившаяся нефть, ядовитый страх забирал силы. Противная соленая вода попала в нос. Но на панику не было времени. Расщелина вскоре обратилась тоннелем. Стены, покрытые слизью, блестели, как мокрый гудрон.
– Ещё немного, Астория, – шептал Гарри. – Ещё чуть-чуть.
Следуя естественному изгибу тоннеля, они повернули туда, где впереди серебрились длинные волосы Дамблдора, поблескивающие от Люмоса.
Директор стоял в воде по пояс. Заплыв близился к концу.
София никак не решилась встать, и только уцепившись, наконец, за руку Гарри, заставила себя коснуться ногами дна. Юноша поддерживал её, пока они карабкались вверх, трясясь от холода, словно осиновые листья на ветру.
«Простудимся насмерть», - промелькнула у Софии мысль.
Когда Гарри применил согревающие чары, стало капельку легче.
Дамблдор, остановившись посредине площадки, медленно крутился на месте. Потом подошел к стене и, осторожно проведя по ней кончиками пальцев, забормотал под нос какое-то заклинание. На миг в камне проступил контур арки, вспыхнувший белым огнем. Но через секунду стена снова стала просто стеной.
– Вход запечатан, – прошептал волшебник. – Астория, как я и предполагал, нам потребуется твоя помощь. Придется заплатить за вход. Нужна особая дань…
Когда Дамблдор вытащил нож, девушка вздрогнула. Она-то надеялась, что брать кровь станут каким-нибудь особенным, безболезненным, волшебным способом.
Боль была мгновенной. В темноте капли крови выглядели темными. Смазав кровью Софии стену, директор вновь повторил своё певучее заклинание. Полыхнувший контур возник и на этот раз не исчез. Камень внутри арки испарился, образовав проем, за которым царил мрак.
Место выглядело знакомым. Пещера, тьма, черное озеро, из глубины которого шло таинственное, мрачное ядовито-зелёное свечение. В тот вечер, когда Властелина превратила Софию в ведьму, они были в точно таком же месте, хоть находились на другом конце света. Видимо, это какой-то пространственно-временной портал.
– Не коснитесь воды, – предостерёг Дамблдор. – Держитесь поближе ко мне.
– По-вашему, крестраж находится здесь? – шепотом спросил Гарри.
– Да, – отозвался Дамблдор. – Вопрос в том, как к нему подобраться.
– Придется войти в воду, – поделилась опасениями София.
– Думаешь, то, зачем мы пришли, находится на дне?
Как не храбрился Поттер, голос выдавал его страх.
Дамблдор отрицательно покачал головой, указывая рукой на туманное свечение посредине озера.
– Что бы это ни было, оно находится там.
– Значит, придется плыть, – решительно заявил Гарри, делая шаг вперёд.
Дамблдор резко оттянул его назад, швырнув что-то в непроницаемое зеркало темных вод. Футах в двадцати от берега взвилось нечто большое и бледное и с громким всплеском исчезло.
– Что это было? – сипло спросил мальчик, нервным жестом поправляя очки.
– Полагаю, нечто, готовое защищать крестраж.
София, сама до конца не отдавая себе отчета в действиях, протянула руку.
Где-то очень далеко навязчиво капала вода. Капли падали, дробясь о камни.
Кап. Кап. Кап.
Скрежещущий звук сминающегося в воде металла, безнадёжный и грозный. Темнота бездны, куда никогда не проникает солнце, в которой нет жизни.
Только клубки танцующих змей…
Атум…
Коатлинуэ…
София видела, как из воды медленно поднимается нос призрачной лодки.
– Молодец! – похвалил Дамблдор.
– Впечатляет, - поддержал Поттер. – Я и не знал, что ты так отлично колдуешь.
Лодка тем временем причалила к берегу с тихим всплеском. Она была такой маленькой, что они с трудом поместились в ней. Борта суденышка покачивались на одном уровне с водой. Одно неловкое движение, и шаткое равновесие будет нарушено.
Никто не грёб. Лодка плыла сама собой, будто её тянули невидимые веревки. От носа расходились длинные черные борозды, словно царапины на тёмном зеркале.
– Смотрите, профессор! – испуганно воскликнул Гарри. – В воде человеческая рука!
– Не смотрите, – посоветовал учитель. – Не стоит сейчас беспокоиться. Вот когда заберём крестраж, они станут опасными.
Лодка мягко ткнулась в берег.
– Осторожнее, - напомнил Дамблдор, пока они выбирались, – не коснитесь воды.
Островок представлял собой небольшую, несколько метров в диаметре, плоскую каменную площадку. На гладком, тёмном камне на постаменте возвышалась чаша, служившая источником, распространяющим ядовито-зелёный свет. По позвоночнику пошла волна холода, словно к спине приложили кусок льда. София понятия не имела, что именно плещется в сосуде, но знала твёрдо – что бы ни было, это результат самой темной магии.
– Похоже на «Мыслислив», – выдохнул Гарри, приближаясь.
– Чаша Страданий. В ней собраны воспоминания людей, чьи тела томятся в Темных Водах, – голос Дамблдора звучал печально. - Всех тех, кого Том Реддл убил и поставил на стражу частички своей души, - лицо Дамблдора стало суровым. – Это опасней, чем кровь и трупы, ядовитей, чем укус змеи.
Директор отодвинул рукав и кончиками пальцев потянулся к зелью.
– Сэр! – перехватил его руку Гарри. – Не надо, не трогайте!
– Не волнуйся, это бесполезно, – вздохнул маг. – В зелье нельзя погрузить руку. С ним вообще ничего другого нельзя сделать, кроме как выпить. Погружаться в Чашу Страданий мучительно.
– А нельзя решить вопрос как-то иначе? – с надеждой обернулся Поттер к Софии. – Как в случае с проходом или с лодкой?
– Даже самому Темному Лорду, вздумай он забрать крестраж, пришлось бы пойти этой же дорогой. Другого пути нет, – твёрдо заявил Дамблдор. – Вы должны будете помочь мне.
– Сэр! – возмутился Гарри.
– Ты поклялся повиноваться, вот и повинуйся!
– Но я моложе и крепче. Зелье должен выпить я!
– Нет, Гарри, – покачал головой старый маг, – я старше, опытнее и не так ценен. Дайте мне слово, что сделаете всё, чтобы я выпил чашу до последней капли.
– Сэр…
– Слово, Гарри!
Прежде, чем Поттер снова успел возразить, Дамблдор опустил хрустальный кубок в чашу и, когда тот наполнился до краев, поднёс к губам.
Последующая четверть часа обернулась адом. Созерцать чужие страдания не менее мучительно, чем страдать самому. Опустошать кубок раз за разом старику становилось всё труднее. Дыхание со свистом срывалось с синеющих старческих губ. Нос, и без того крючковатый, заострился. На висках выступили жилы.
Поначалу старый маг терпел страдания молча, сцепив зубы, но вскоре начал умолять прекратить это, не мучить, не заставлять его пить.
– Мне не нравится… я больше не буду…
Побелевший, сжавший челюсть чуть ли не до хруста, похожий на призрак самого себя, Гарри Поттер раз за разом наполнял кубок и вливал зелёную слизь в рот несчастному старику.
София, стоя на коленях, сжимала пальцами виски, кусала губы, не позволяя себе отвести взгляд от двух самых мужественных людей, которых встречала в жизни. Как, наверное, Поттер ненавидел самого себя! Как верил в правоту учителя! Ведь только вера в его правоту и правильность собственных поступков могла заставлять снова и снова вливать в умоляющие губы старого, измученного человека зелено-ядовитую отраву, расплавленную Аваду Кедавру, которая не исторгала душу из тела, а медленно-медленно вытягивала её.
– Пусть это прекратится, пусть прекратится… - плакал Дамблдор.
– Ничего, ничего, профессор, – шептал Гарри. – Я с вами…
Сердце Софии сжималось. От жалости, гнева, бессилия. Она ломала руки, не в силах помочь ни учителю, ни ученику.
Стоны сменились надсадным криком.
– Нет!!! – эхо многократно усиливало старческий дребезжащий голос, разнося его по огромной гулкой пещере. – Нет! Нет!! Нет!!!! Не заставляй меня! Я больше не могу...я не вынесу!...
Гарри отшатнулся, попятившись. Подхватив выпавший из его рук кубок, София шагнула к чаше. Зелени в ней оставалось немного, она была очень густой и почти перестала светиться.
«Нужно довести это до конца. Просто сделай это, – сказала себе София. – Гарри же смог».
– Не надо!.. не надо! – умоляюще хрипел старик.
Дамблдор стал отворачиваться, София никак не могла влить в него яд. Поттер выхватил чашу и ловко влил в рот волшебнику зелье.
Снова над мертвыми глубинами раздался мучительный, даже не крик, – вой. Хотелось кинуться в воду и перестать видеть, слышать, что-либо понимать. При очередном приближении Поттера бедный старик съежился, словно защищаясь от палачей и слабо стенал:
– Не мучайте. Не мучайте. Пожалуйста, лучше убейте меня!
– Выпейте, скоро вам станет легче.
Вскоре Дамблдор, перестав разжимать веки, уже ни о чем не просил, только мелко дрожал с головы до ног. Гарри продолжал поить волшебника и тогда, когда тот, рыдая, катался по земле.
– Я хочу умереть… раздавалось под сводами пещеры и многократно усиливалось гулким эхом. – Хочу умереть…
Осушив кубок последний раз, Дамблдор издал прерывистый стон и замер.
– Ренервайт! – ревел в отчаянии Поттер, наставляя палочку на учителя. – Ренервайт!
Веки Дамбалдора дрогнули:
– Воды, – хрипло простонал он. – Воды!
Гарри схватил хрустальный кубок и опрометью рванул к озеру.
Рядом с Софией упал золотой медальон. Девушка, как зачарованная, взяла в руки. Взгляд задержался на крышке с гравировкой оскалившейся змеи, поднимающейся над черепом. Когда крик Поттера привлёк её внимание, София машинально спрятала медальон в карман мантии.
Поверхность озера бурлила, из неё поднималась армия мертвецов. Отовсюду выныривали бледные руки и головы. Мужские, женские, даже детские. Поттер предпринимая безуспешные попытки отбиться от ухватившегося за его мантию и утягивающего его в воду мертвеца, поскользнувшись, упал. За его ноги сразу же уцепилось ещё несколько мертвецов.
– Бобмарда! – прокричала София, и инферналов разорвало заклинанием на части.
Но передышки не вышло. Со всех сторон к ним тянулись костлявые пальцы, блестели пустые глаза.
Молодые люди, встав над телом Дамблдора, хаотично, беспорядочно сыпали проклятьями в попытке защититься. Но, сметая первую линию, заклинания спотыкались на второй, увязали в третьей.
– Сектумсемпра! – орал Гарри, София вторила ему.
Но сквозь порезы на мокром тряпье с ледяной кожи мертвецов не стекало ни капли крови.
Ещё несколько минут, и никому уже не спастись. Руки мертвых оторвали девушку от земли. София перестала осязать теплую спину Поттера.
Её не терзали, не мучили, просто неуклонно тащили в темную воду.
– Астория! – орал Поттер. – Держись!
В последнем усилии сорвав с пояса бесчувственного Дамблдора нож, к которому мертвяки тоже уже тянули скрюченные тлением пальцы, София чиркнула по своему запястью. Горячие капли крови упали, смешиваясь с мертвыми водами.
– Коатликуэ! – воззвала наследница Мраксов к Темноте. – Именем твоим заклинаю: пусть мертвое вернётся во прах! Да упокоятся тела невинно убиённых, да обретут их души покой!
Перед внутренним взором явилось древо, в коем было десятки, сотни, тысячи тонких зелёных, ядовито-сияющих нитей, привязывающих тела инферниев к Чаше Страданий.
Потянув за невидимый узел, девушка рывком расплела зелёную паутину.
Стало темно и холодно.
Волны сомкнулись над её головой.
***
Грудь разрывало от желания вдохнуть, ребра мучительно, немилосердно сдавливало. Спустя секунду София осознала, что всему виной Поттер. Под грудью было его острое колено, на рёбрах – руки.
Извергая из собственных легких воду, отфыркиваясь и отплевываясь, последняя из рода Мракс окончательно пришла в себя.
Открыв глаза, София увидела, что с Поттера тоже лило в три ручья.
– Я думал, ты уже… - закашлявшись, он сел.
Сгорбившись, обхватил колени руками.
София поняла, что мальчик старается сдерживать подступающие рыдания. Но даже отвернуться не нашла в себе силы.
Спустя минуту Гарри удалось взять себя в руки:
– Не знаю, что за магию ты применила, но она подействовала. Инферналы ушли. Тебе холодно? – Гарри придвинулся, обнимая Софию за плечи и согревая теплом собственного тела – Закоченела? Впрочем, я тоже.
Поттер сказал что-то, после чего их обдуло горячим, словно прямо от печки, воздухом. София чувствовала, как пальцы юноши успокаивающе перебивают влажные пряди её волос.
– Когда выберемся отсюда, может, сходим все-таки в Хогсмёд, а?
– А Джинни возражать не будет?
– Причем тут сестра Рона? У неё нет прав возражать или соглашаться. Мы с ней просто друзья. Как с Гермионой или с Луной. У меня нет девушки…
Нет, ну вот кто бы ещё год назад смог поверить, что сам Гарри Поттер пригласит её на свидание, а она не сможет испытать ничего, кроме отупляющего чувства усталости?
– Давай поговорим об этом позже, – ответила София. – Сейчас главное позаботиться о профессоре Дамблдоре.
– Ты права.
Привалившись спиной к чаше, София чувствовала, что сейчас уснет. Голос Поттера звучал где-то далеко-далеко. Веки слипались. Так хотелось спать. Какая всё-таки жалость, что она попала в Слизерин. Среди Гриффиндорцев в этой её жизни все могло сложиться по-другому.
Сквозь дремоту София слышала голос Дамблдора и мягкий плеск волн.
– В общем и целом защита оказалась весьма хитроумной. Один человек не справился бы. Ты молодец, Гарри. Большой молодец. И эта девочка…но об её участии в этом деле никто не должен знать.
- Почему?
- Это для неё опасно. Когда-нибудь я расскажу тебе, кто она и почему её помощь для нас сегодня была столь бесценна.
Пусть болтают, о чем хотят. Сейчас главное - спать…

Глава 22
Смерть Дамблдора


Открыв глаза, София не сразу поняла, почему на душу снизошло ощущение покоя, будто с неё скинули тяжелый, давящий груз. Потом осознала. Всё дело в небе. Звездном, высоком, чистом. Ей не придётся больше плыть, борясь с волнами. Всё позади.
– Ты как хочешь, а я завтра на ЗОТС не пойду, – заявила София.
– Отличная идея, – согласился Поттер.
– Мне теперь это станет в кошмарах сниться: мертвецы, огонь… а самое страшное, как мы поили профессора этой дрянью…
Старый волшебник взял их за руки. Снова крутящийся, выворачивающий наизнанку водоворот. А потом они оказались посередине Высокой улицы в Хогсмете.
София заметила первой, что Дамблдор с трудом держится на ногах. Создавалось впечатление, что если бы молодые люди не поддерживали его с двух сторон, он просто рухнул бы на землю.
– Сэр, как вы себя чувствуете? – заволновалась она.
Голос Дамблдора едва шелестел в ответ:
– Бывало и получше. Это…зелье, – уголки губ дрогнули в едва заметной улыбке, – тонизирующим не назовёшь.
– Астория, нам нужно срочно отвести господина директора в школу, к мадам Помфри, – взволнованно произнёс Гарри.
Дамблдор затряс головой:
– Нет, – возразил он. – Нужен профессор Снейп…но я…вряд ли смогу дойти…
Пещера не отпускала их и здесь, за сотни миль, удерживая невидимыми, но удушающими черными щупальцами.
Гарри затараторил:
– Сэр, послушайте! Я сейчас постучу в двери, мы найдем кого-нибудь… найдем место, где вам можно будет передохнуть. Астория…нет, я сам сбегаю в Хогвартс и приведу мадам Помфри…
– Северус, – Дамблдор произносил слова из последних сил. – Мне нужен Северус!
– Но…
– Гарри, не упорствуй, – посоветовала София.
– Но…
– Профессо Дамблдор лучше тебя знает, что ему нужно. И потом, – девушка понизила голос, – даже если он просто хочет его видеть и профессор Снейп не сможет помочь, он всё равно имеет право рассчитывать на выполнение своих желаний.
– Что значит, не сможет помочь!? – Гарри затравленно озирался. – Хорошо, пускай будет Снейп. Но мне придётся оставить вас ненадолго, чтобы…
– Гарри, – София накрыла его руку ладошкой, – я здесь. Я не беспомощна и смогу просто быть с ним рядом. Ни о чём не беспокойся, иди и приведи помощь.
– Я быстро! О! Розмерта! Какая радость!
Ветер трепал роскошное облако густых темных волос подбегающей барменши. Взгляд Софии скользнул по пушистым шлепанцам на высоких каблуках, подчеркивающим изящную смуглую ножку. Женщина остановилась. Тяжело дыша, она широко распахнутыми глазами глядела на Дамблдора. Пышная грудь колыхалась, и София с глухим раздражением отметила, как зелёные глаза Гарри проваливаются в занимательный вырез между двумя полушариями.
– Вы здесь? – всхлипнула мадам Розмерта. – Хвала небесам! Хвала небесам!
– Он ранен, – заявил Гарри. – Можно Астория и профессор Дамблдор побудут в «Трех метлах», пока я побегу в школу?
В глазах женщины отразился ужас.
– В школу?! Что ты!? Тебе нельзя в школу! – она всплеснула руками.– Вы что, не видите? Да взгляните, наконец, на небо! Я опускала шторы, когда это случилось…
Дамблдор поднял обескровленное, похожее на алебастровую маску, лицо:
– Мерлин! – с безнадёжной усталостью, почти с отчаянием выдохнул он.
Над школой висел светящийся зелёный череп со змеиным раздвоенным языком.
«Не хочу!», – кричал внутренний голос Софии. – «Не хочу ни страдать, ни бороться. Устала! На сегодня ужасов достаточно! За что?! Почему я?!».
Директор Хогвартса медленно поднялся с земли. Его пальцы впились в плечо Гарри, тому, наверное, даже было больно.
– Давно он появился? – голос учителя звучал тихо и напряженно.
– Буквально пару минут назад, – отвечала Розмерта. – Когда я выпускала кошку, его ещё не было, а вот когда поднялась наверх…
Как будто кого-то в подобных обстоятельствах могла заинтересовать загулявшая кошка?
– Нам потребуются метлы… – прошептал Дамблдор.
«Не пойду я в этот проклятый замок, – закусив губу, думала София. – Ни за что!».
– Мы должны немедленно вернуться…
«Только не я».
– Ассио, метлы Розмерты!
«Не полечу!», – ещё отчаяннее завертелось в голове.
Метлы подлетели и, чуть заметно вибрируя, замерли на уровне пояса.
– Розмерта, пошли, пожалуйста, сову в министерство, – распорядился Дамблдор, седлая ближайшую метлу.
Ухватившись трясущимися руками за древко, София, в свой черёд оттолкнулась от земли, испытав привычное чувство тошноты от ужаса перед полётом. Она ненавидела магию – раз; родовую магию, связанную с мертвецами – два; летать на метле – три. Терпеть не могла дядюшку, бабушку, жениха, декана, нежданно-негаданно ухажера в очках а ещё – директора. Но, самое парадоксальное, кажется, придётся умереть в ненавистном замке рядом с ненавистными людьми.
Умереть, так и не выспавшись.
Дамблдор летел впереди. Прильнув к метле, он устремился прямо к Смертному Знаку, зависшему над Астрономической Башней Хогвартса.
Вокруг было так тихо, что на мгновение в сердце закралась надежда: видение это просто чья-то злая, неудачная шутка.
София нахмурилась, заметив, как директор изуродованной рукой судорожно хватается за грудь:
– Ступай за Северусом, Гарри. Приведи его. Немедленно!
Юноша обернулся к спутнице:
– Астория …
– Иди, Гарри! Не мешкай!
– Но…
– Ты поклялся слушаться. ИДИ!!!
Гарри поспешил к двери на лестницу. Но, едва схватившись за кольцо, остановился. На лице его отразилось напряжение, будто он прислушивался к чему-то. Обернувшись к Дамблдору, он хотел что-то сказать, но директор сделал ему знак молчать. Гарри попятился.
В следующую секунду дверь с треском распахнулась, ударяясь об стену.
– Экспеллиармус!
София с недоумением наблюдала, как Гарри косо валится на стену, растворяясь в воздухе.
– Что…?
Рука директора до хруста сжала ладонь девушки.
– Молчи! – грозно приказал он, отступая назад, к стене.
Лицо его было бледным, но удивительно спокойным.
Малфой, в черном костюме, похожем на дорогой футляр, с искаженным ненавистью и высокомерной брезгливостью, лицом, перешагнул порог.
– Добрый вечер, господин директор. Добрый вечер, Астория, – выплюнул он имя любимой невесты. – Хотя я и не до конца понимаю, какого Мерлина ты тут, дорогая, делаешь?
Девушка не сводила глаз с нацеленной на них палочки, подрагивающей в пальцах блондина. Будто то была не древесина, а дуло пистолета с взведённым курком.
Губы Драко скривились в презрительно-пренебрежительной гримасе:
– Разве никто не уведомил принцессу Мракс о планирующемся прибытии в школу Упивающихся Смертью?
– Так-так, – вклинился в беседу Дамблдор. – Значит, ты все же нашел способ их впустить?
– Это невозможно! – ужаснулась София, оборачиваясь к Драко. – Ты?! Ты пустил их сюда?!
– Ну, и где же твои сторонники? – вежливо поинтересовался директор. – Что-то их не видно?
– Они сражаются внизу. И пока они ещё не здесь, я должен выполнить приказ.
– Драко, не надо!!! – визгнула София.
– Тебя я убью первой. Мне плевать на то, что будет потом. Ясно? Плевать!
– Что ж, если тебе действительно плевать, – ласково кивнул Дамблдор, – действуй, мой мальчик. Действуй.
Какое-то время волшебная палочка Малфоя-младшего была направлена на директора, но потом её остроконечный кончик переместился на Софию:
– Авада Кедав…
– Нет! – бросилась она юноше в ноги. – Не убивай меня! Не надо!
Желание жить пересилило гордость. На мгновение София вообще позабыла о том, что это такое. Ею владело лишь одно желание – выжить! Любой ценой.
Схватив девушку за волосы, Малфой приставил к её горлу палочку.
– Авада…
Малфоя самого трясло, как в приступе лихорадки.
Дамблдор бесстрастно наблюдал разыгрывающуюся перед ним сцену.
– Ты медлишь, Драко, – заметил старый маг. – Слишком долго для того, кто собирается убить.
Малфой пинком отшвырнул девушку от себя.
– Заткнись, Гринграсс! Я сказал: ЗАТКНИСЬ!!! Глупая корова! У тебя же в руке палочка! Ты должна была защищаться!
Расставив ноги, опустив безвольно свивающие руки вдоль напряженного, словно перед прыжком, тела, Драко глядел из-под упавших на лицо прядей волос затравленно и яростно, словно волк из клетки.
– Драко, Драко… – с уничтожающей ласковостью произнес Дамблдор. – Ты не убийца.
– Я должен! Отступать поздно.
За дверью раздался приглушенный вопль, удары и стуки.
– Кто-то оказывает мужественное сопротивление, – светским тоном заметил Дамблдор. – Пока он держится, у тебя есть время для второй попытки, – продолжил Дамблдор к ужасу Софии.
Он как будто уговаривать юного Пожирателя покончить с ними?
– В отличие от некоторых, – Дамблдор одарил Софию мягкой, чуть насмешливой, но одобряющей, полной сочувствия, улыбкой, – палочки у меня нет. Защищаться нечем.
По иронии судьбы и у убийцы, и у жертвы волосы были серебристо-платиновые. Ветер игриво трепал кудри юноши и расплетал бороду старика.
Дамблдор устало вздохнул, будто вся эта дешёвая буффонада ему бесконечно надоела.
– Драко, не знаю, как тебе, а мне ясно, что ты не сможешь убить ни меня, ни Асторию. Это ведь не так-то просто, правда? Так что пока мы поджидаем твоих друзей, расскажи лучше, как тебе удалось провести их сюда?
– Я починил шкаф-исчезант.
– А-а-а, – это прозвучало, как стон. – Насколько я понимаю, у него есть пара?
– Да, – коротко кивнул блондин.
Грохот и крики сделались громче. Очевидно, сражение шло уже на винтовой лестнице, совсем рядом.
Ноги Дамблдора зашаркали в попытке сохранить равновесие.
– Я узнал все, что хотел, – сказал директор. – Не имеет больше смысла медлить. Давай, Драко.
– Не смейте мне приказывать! – Малфой замер в нескольких шагах от своего учителя. – Не смейте уговаривать убить вас!
Секунду спустя в дверь ворвались фигуры в черных робах.
Сорвав капюшон с головы, Белла торжествующе раскинула руки и зловеще захохотала. Волосы темной тучей клубились за её спиной. Она походила на воплощение грозы, необузданная, ужасающая и по-своему прекрасная.
– Добрый вечер и тебе, Белла, – спокойно поздоровался Дамблдор, словно приветствуя гостью, зашедшую к нему выпить чашечку чая. – Вот ты и снова в Хогвартсе. Мило с твоей стороны зайти ко мне.
– Думаешь, на смертном одре помогают идиотские шуточки? – оскалилась ведьма.
– Шуточки? Это простая вежливость, – ответил директор.
– Отойди в сторону, Блэк!
Вперёд вышел огромный человек, в свой черёд скидывая маску с лица. Оно оказалось живым воплощением экспоната с острова доктора Моро. От незнакомца буквально разило кровью.
«Сейчас все кончится? – подумала София. – Уж быстрее бы!».
Выносить неизвестность не оставалось сил.
– Рад видеть меня, Дамблдор? – так же как Блэк-Лейстрейндж, безумно загоготал кровопиец.
– Не сказал бы, Френрир.
– Извини, не мог удержаться. Я обожаю детей! С недавнего времени вошел во вкус и одного раза в месяц мне теперь явно недостаточно.
Отвращение читалось не только в лице Дамблдора, но и в чертах Драко. Даже в черных глазах сумасшедшей Беллы.
– Что, Дамблдор? Я тебя шокировал? – хохотал жуткий тип.
– Не стану притворяться – да. Я просто потрясен тем, что Драко пригласил тебя в школу, где живут его друзья…
– Его-то я точно не приглашал, – прошипел Малфой, сверкая глазами.
Белла не переставала дико хохотать, размахивая руками, словно собиралась улететь.
– Наш сладенький не знал, что я приду, – подтвердил гнусный тип, плотоядно облизываясь и не сводя при этом глаз с блондина. – Но как отказаться от визита в Хогвартс? Столько нежных вкусненьких глоточек. Мням-мням, – тварь поковыряла в передних зубах длинным желтым ногтем. – А тебя, Дамблдор, я съем на закуску.
– Нет! – Белла подпрыгивала на месте, словно мячик. – Есть приказ Темного Лорда. Это должен сделать Драко, – изогнув шею, блестя глазами и кривя рот в жутком оскале, Белла приблизилась к племяннику. – Драко, любовь моя, сделай это, – замерев за спиной юноши, женщина оплела его плечи своими руками. Пальцы, похожие на птичьи когти, сжались на белом полотне рубашки.
Ведьма насмешливо смотрела на приговоренного к расправе старика, пристроив острый подбородок на плечо племяннику:
– Сделай!
Драко опустил голову.
– Драко!!!
– Не дрейфь! Старик и так долго не протянет, – проговорил третий Пожиратель из-под маски, которую так и не осмелился сбросить.
– Что с вами такое, профессор Дамблдор? – захихикала Белла, увидев, как директор начал медленно оседать, сползая по стенке.
– Ничего особенного: пониженная сопротивляемость, замедленная реакция, – ответил Дамблдор тихим голосом, – старость, одним словом. Возможно, когда-нибудь она придёт и к тебе, Белла. Впрочем, сомневаюсь… на это мало надежды.
– Вечно одно и то же! – вскричал УпС, так и не осмелившийся расстаться с маской. – Сплошная болтовня – никакого дела! Даже не знаю, зачем Тёмному Лорду понадобилось тебя убивать? Только силы зря тратит!
– Драко! Кончай его! – требовала любимая тетушка.
– Дайте лучше я, – рычал Френрер.
– Драко! Давай же! Давай! – подстрекала Блэк-Лейстрейндж. – Чего медлишь?! Ты хоть представляешь…?!
В этот миг дверь опять распахнулась. На пороге вырос Снейп. Черные глаза вобрали в себя всю сцену: Дамблдора, привалившегося к стене, трёх УпСов, Софию, Малфоя…
– У нас беда, – проговорил УпС в маске. – Кто-то крупно дрейфит и старик всё ещё жив!
– Профессор! – умоляюще сложила руки София. – Помогите!
Белла разъярённо глянула на девушку:
– Я не поняла, ты на чьей стороне?!
– Снейп, – прошептал Дамблдор.
В его голосе Софии тоже померещилась мольба.
– Северус…пожалуйста…
Профессор Снейп поднял палочку и направил её на Дамблдора:
– Авада Кедавра!
Ударил зеленый сноп пламени. Старика подбросило в воздух. На мгновение он завис под блистающим черепом, оплетённым змеями, а потом медленно, как большая тряпичная кукла, перевалился через ограду башни.
София с ужасом смотрела и не верила тому, что видела.
Вот так? Вот так вот просто?!
Был человек – нет человека…
Нет Альбуса Дамблдора, олицетворения гармонии, порядочности и надёжности. Пустота, оглушающая и мертвая, в которой даже капли не стекают. Пустота, тонкая, как лёд, под которой бурлят темные воды, грозя сломать и понести, затопить, захлестнуть удушливой, разрывающей сердце болью. Это как в детстве, когда сломал любимую игрушку и пытаешься в бессмысленной надежде сделать, как раньше, но уже понимаешь, поломка слишком серьёзная и как прежде не будет никогда.
Словно пробиваясь сквозь вату, донёсся голос Снейпа:
– Уходим. Быстро.
София продолжала стоять.
– Кончить заодно и девчонку? – облизал губы Фенрер.
Между губами блеснули настоящие звериные клыки.
– Уймись, придурок! – рявкнула Белла.
София почувствовала, как на одной руке сомкнулись пальцы Снейпа, на другой – Драко. Увлекаемая ими, она бездумно спускалась по ступеням кружащей, точно карусель, лестницы.
В тускло освещённом коридоре шло яростное сражение. Здесь были профессор МакГонагалл, Рон Уизли, какая-то совсем молодая женщина, отдаленно напоминающая Беллу. Со свойственным Блэкам азартом она сражалась с огромным светловолосым колдуном.
– Вытащи её отсюда! – крикнул Снейп Драко, отпуская девушку и вступая в сражение.
– Протего! – отбил Малфой чьё-то заклятие.
– Импедимента! – закричала внезапно материализующаяся из серой пыли Джинни.
– Протего!
– Петрификус тоталус!
– Протего!
София увидела Поттера с перекошенным от ярости, залитым слезами лицом и съехавшими в сторону очками.
– Гарри! – закричала она, но Малфой слишком крепко держал её за руку.
Вынырнул Снейп из тучи пыли, поднимающейся от рухнувшего куска штукатурки:
– Дело сделано, уходим!
Последнее, что София успела заметить, это как Френрир кинулся на Гарри и повалил его на спину. Снейп послал в спину Френриру парализующее заклятье со свойственной ему точностью. Как всегда не промахнулся.
– Идем! – подгонял Драко. – Скорей!
Шаг за шагом, они пробивались к выходу.
– Получи, гадина! – вопила Минерва МакГонаголл, сыпля проклятьями в сторону Беллы.
Лейстрейндж, неистово хохоча, увертывалась, будто плясала на острие бритвы. Вот кому нравились жесткие, опасные игры.
Драко тащил девушку за собой, а она послушно за ним следовала. Ноги скользили по мокрому от крови полу. Повсюду лежали тела. Грохот за спиной с каждым шагом отдалялся.
За очередным поворотом вместо человеческих тел их встретили сплющенные, раздавленные рыцарские доспехи и тогда София сообразила, что двигаются они в сторону выхода.
Пока спускались по парадной лестнице, та несколько раз озарялась цветными вспышками проклятий. За порогом их встретила ночь, напоенная прохладой. На востоке уже брезжила заря.
Малфой шагал, не оборачиваясь. Снейп следовал за ними. Замыкала шествие Белла.
– Стоять! – на пути выросла огромная фигура Хагрида.
Белла захохотала, вскидывая палочку:
– Круцио!
– Не останавливайся! – снова приказал Малфой Софии. – До ворот совсем немного, там аппарируем…
– Ступефай!
Красная вспышка просвистела рядом.
Снейп прокричал:
– Бегите! – и повернулся лицом к настигающему их Гарри Поттеру.
Палочки учителя и ученика взметнулись одновременно.
– Круц…
Снейп предупредил удар, невозмутимо и безмолвно его отбивая.
– Непоправимые проклятия не для тебя, Поттер, – презрительно бросил зельевар. – Тебе не хватает не духа, не умения.
–Сражайся со мной! Сражайся, трусливая…
– Ты называешь меня трусом, Поттер? Твой папаша не решался на меня напасть иначе, как вчетвером на одного… Интересно, как бы ты назвал его?
– Ступе…
Снейп в очередной раз легко отразил проклятье.
– Я буду останавливать тебя снова и снова, снова и снова. Пока ты не научишься держать рот на замке, а мысли при себе.
– Импеди…
Подоспевшая Белла выкрикнула излюбленное:
– Круцио!
Поттер упал на землю, проклятие немилосердно его скрутило. Белый, как свежевыпавший снег, Снейп обернулся к Блэк.
– Ты забыла приказ? Поттер принадлежит Темному Лорду. Уходим!
– Сектумс… – поднявшись с трудом на колени, юноша по-прежнему пытался атаковать.
Поттер, кажется, всерьёз решил умереть героем. Что было дальше, София не узнала – Малфой и Белла увлекали девушку за собой.
Шаг, другой, третий и знакомое ощущение, – противное, мерзкое, грозящее выдавить внутренности через горло, – возвестило о том, что они аппарировали.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Гарри Поттер | Добавил (а): Миссис_Х (10.03.2013)
Просмотров: 868

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 10
+2   Спам
1 Sepren_Substancius   (29.03.2013 14:57)
Продолжение. Глава 20 (обратите внимание, по тексту у вас перепутаны номера глав!)

Минуточку всё же помедлим, сэр – со свойственной ему дерзостью возразил Поттер - после реплики Гарри нужно поставить или запятую, или воскл. знак;

Казалось, гриффиндорец с трудом удерживается от того, чтобы начать крушить всё вокруг - чтобы НЕ начать...

Они стояли на высокой скале, у подножия которй бурлили и пенились волны - которой;

Сделать то, что должен, например, шагнуть в ледяную кипящую пучину, почти не умея плавать…
- имхо, но здесь лучше сказать "то, что должна", поскольку это мысли Софии, а прямо перед этим упоминается Гарри, его узкая ладонь. Просто чтобы не посеять сомнения, что это он в чём-то сомневается;

На миг в камне проступил контор арки
- контур;

Пещера, тьма, черной озеро, из глубины которого шло таинственное, мрачное, ядовито-зелёное свечение.
- Пещера, тьма, черноЕ озеро, из глубины которого шло таинственное, мрачное ядовито-зелёное свечение (последняя запятая не нужна, потому что нельзя объединить союзом "и": "мрачное и ядовито-зеленое", это разнородные определения);

По-вашему, кресстраж находится здесь? - крестраж;

Чтобы это ни было, оно находится там. - что бы это ни было;

– Молодец! – похвалили Дамблдор. - похвалил;

чем бы это ни было, сиё есть результат, самой темной магии. - ну что за "сиё"! - что бы ни было, это результат самой темной магии.

Дайте мне слово, что сделаете всё, чтобы я выпил всё, до последней капли. - слегка беспокоит повтор "всё", лучше заменить второе "всё" на "чашу", тогда запятая перед "до последней капли" не нужна;

Как, наверное, Поттер ненавидел самого себя? Как верил в правоту учителя! - мне кажется, в первом случае тоже нужен не вопросительный, а восклицательный знак. Предложения однотипны;

Она ломала руки, не в силах помочь не учителю, не ученику.
- ни учителю, ни ученику;

При очередном приближении
- пробел перед этим предложением;

2 Миссис_Х   (29.03.2013 18:49)
Спасибо Вам огромное! Я ведь очень много раз вычитываю, но либо врождённая неграмотность либо взгляд замылен настолько, что пролетает и ничего не замечает. cry

3 Миссис_Х   (30.03.2013 21:15)
Это верно. smile Но иногда даже зная правила почему-то проскакиваешь мимо, казалось, примитивных вещей. sad

4 Sepren_Substancius   (31.03.2013 00:38)
Вот как, например, в данном комментарии: "даже зная правила" ведь деепричастный оборот)))

+1   Спам
5 Sepren_Substancius   (30.03.2013 14:22)
Катя, я, даже будучи филологом, вообще не нуждалась в некоторых вещах. Например, правя чужие диссертации и дипломы или свои статьи, я никогда в жизни (что понятно) не пользовалась правилами оформления диалогов. Мне понадобилось их выучить на раз, когда я стала писать фанфики. Я теперь часто пользуюсь он-лайн справочниками. Это всё - дело наживное и зависит от мотивации.

6 Sepren_Substancius   (30.03.2013 00:29)
А вы попробуйте править, как будто это чужой текст. Я свои выправляю регулярно, примерно раз в полгода)

7 Миссис_Х   (30.03.2013 09:11)
Думаю, это всё-так безграмотность. Я пытаюсь править по всякому, при чем, как советуют - текст "отлежался". И все равно... sad

+1   Спам
8 Sepren_Substancius   (29.03.2013 03:49)
Комментарий инквизитора

Глава 19.

Гарри решил устроить ему слежку
- имхо, но лучше "устроить за ним слежку"; с прямым дополнением устраивают "тёмную" или "сюрприз";

фигура в остроконечной, на взгляд магглорожденной Астории, весьма нелепой, шляпе. - мне кажется или последняя запятая лишняя? в нелепой шляпе;

девушка прошла по многочисленным коридорам, миную переходы и повороты - минуЯ;

Ему кажется забавным подобная игра. - забавнОЙ;

– Тома Реддла не существует.
– Это неправда!
– Тома Редла не существует,
- Реддл ведь через два "д"?

Для меня Хогвартс это и семья, и родина, и дело всей моей жизни
- тире перед "это";

Решишься раз, и дороги назад нет.
- это полное имхо, но тут вместо запятой красивее смотрелось бы тире;

Но оторвав от себя нечто важное, ты оказываешься не властен себе это вернуть. - Но, оторвав...

Поймите, София, мне лично ничего от вас ненужно. - не нужно;

У этого мальчика, также как у вас, выбора нет. - У этого мальчика так же, как у вас, выбора нет.

Даже если я суну эту культу в огонь - культЮ;

Если потребуется отдать собственную жизнь чтобы спасти из мрака ваши души
, - запятая перед "чтобы";

«Когда пойду я долиной смертной тени я не убоюся зла. Потому что Ты со мной, Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня» - имеет смысл в конце уточнить источник цитат. Тут, к примеру, Пс. 22:4. В "Зеркалах" - цитаты из Эмилии Бронте тоже;

Но семечку необходимо время чтобы взойти, а плоду – вызреть. - опять запятую перед "чтобы", это придаточное цели;

наверняка отыщется «Высшее зельеделие» принадлежащее Принсу-полукровке. - наверняка отыщется «Высшее зельеделие», принадлежащее Принцу-полукровке; банальный причастный оборот!

Забини, Нотту и Гойлу приходилось внимать этим пламенным речам и они сидели с постными лицами. - запятая перед "и";

Спустившись в Подземелье, погруженная в свои мысли она не сразу поняла, что парочка, целующаяся на центральном диване в слизеринской гостиной ни кто иные как Малфой и Паркинсон. -
Тут целый букет: Спустившись в Подземелье, погруженная в свои мысли, она не сразу поняла, что парочка, целующаяся на центральном диване в слизеринской гостиной - не кто иные, как Малфой и Паркинсон.

Н тактичней ли будет удалиться? - Не...

Это только одна главка из трёх. У вас богатый, насыщенный оборотами язык, поэтому обилие опечаток и пунктуационных ошибок нарушает процесс наслаждения текстом. Это намёк.

P. S. Все "левые" дефисы уже исправлены на тире)

9 Sepren_Substancius   (31.03.2013 03:30)
Продолжим. Глава 21.

Терпеть не могла дядюшку, бабушку, жениха, декана, нежданно-негаданно ухажера в очках а ещё – директора. Но, самое парадоксальное, кажется, придётся умереть в ненавистном замке рядом с ненавистными людьми. - в первом предложении перед "а" запятую; Но самое парадоксальное - ей, кажется, придётся умереть в ненавистном замке рядом с ненавистными людьми. Расстановка знаков имховая, но так хоть как-то разделяются два вводных выражения.

видение это просто чья-то злая, неудачная шутка
- тире перед "это";

– Драко, не надо!!! – визгнула София. - может, взвизгнула?

– Не сказал бы, Френрир - Фенрир; и исправьте его имя во всех остальных случаях;

Кто-то крупно дрейфит и старик всё ещё жив! - запятая перед "и".

Здесь меньше ошибок, и это радует.

10 Миссис_Х   (31.03.2013 08:49)
Радует не то слово! Но боюсь, что в дальнейшем я останусь себе верна. cry

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4383
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн