фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 23:38

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Ведьмак

  Фанфик «Пламенная душа | Глава 1. Невезучий чародей»


Шапка фанфика:


Название: Пламенная душа
Автор: Елена Темная
Фандом: Ведьмак
Бета/Гамма: сама себе
Персонажи/ Пейринг: Риенс / Стефан Скеллен, Лео Бонарт / Цири, а также прочие персонажи, встречавшиеся им на пути
Жанр: романтика, экшен, фэнтези. ангст, эротика
Предупреждение: смерть персонажа, AU, ООС
Тип/Вид: Слэш (яой), гет
Рейтинг: R
Размер: макси
Содержание: Риенс и Стефан Скеллен. История взаимоотношений, порой непростых. Словом, от ненависти до любви, и наоборот. Можно сказать, эпопея их приключений. Также примерно с середины фанфика идёт история Цири и Бонарта.
Статус: в процессе написания.
Дисклеймеры: ни на что не претендую, всего лишь реализация безумной идеи
Размещение: да где угодно, если вдруг понадобится!


Текст фанфика:

А солнце припекало просто немилосердно.
Лето после Беллетэйна выдалось в этом году очень жарким. Все, кто был в здравом уме и имел возможность спрятаться в тень, сидели по домам. Даже на полях и огородах работа почти замерла. Терпеливых, ко всему привычных кметов тоже доконала изматывающая жара.
В городах главных показателем ужасного климата стал рынок. Уличные воришки запускали руки в карманы уважаемых граждан как-то вяло, без вдохновения, скорее в силу привычки. Базарные торговцы и торговки, махнув рукой на прибыль, старались поскорее распродать товар и вернуться по домам, а потому почти не торговались.
Однако повышения спроса на товар не ожидалось: по всему рынку внимательный глаз с трудом замечал нескольких унылых покупателей; в основном – мужей, не сумевших дать достойный отпор жёнам и безжалостно выгнанных за продуктами. Робкие возражения несчастных отметались благоверными за несостоятельностью.
Правда, за городом ситуация была немногим лучше. От жары все животные и птицы попрятались в норы и гнёзда, а если какая пичуга, осоловевшая от зноя, и подавала голос, то лишь для того, чтобы сообщить миру: она-таки ещё жива.
В такую погоду хорошо было лишь комарам и прочей нечисти, обожающей людскую кровушку. Разомлевшие люди и животные не слишком их гоняли, и обнаглевшие кровососы расплодились в немереных количествах.
В данный момент один такой комар как раз пристраивался на ноге темноволосого юноши, лежавшего в кустах в компании с толстенной книгой. Правда, сей нерадивый студент использовал книгу явно не по назначению: вместо того чтобы тщательно изучать мудрость предков, он по-простецки подложил фолиант под голову на манер подушки.
В этот день его явно интересовало не получение знаний, а банальный сон.
Комар, обрадовавшись беззащитной жертве, радостно приземлился на обнажённую до колена ногу юноши, как раз под закатанными штанами, и приготовился впиться в добычу. Однако в следующий момент небо над его головой закрыла человеческая ладонь, а затем комар перестал существовать.
— Так-то… Не лезь, куда не просят! – зло пробормотал юноша, переворачиваясь на живот. Он остервенело почесал ноги, накусанные более удачливыми сородичами убиенного комара. – Заразы… Успели-таки… Чтоб вы все передохли!
С этим дружеским пожеланием он чуть приподнял руку, щуря от напряжения тёмные влажные глаза. Между большим и указательным его пальцами медленно, словно бы нехотя, сформировался файербол – огнешар по-простому, маленький и довольно бледный.
— О-ох… — разочарованно протянул юноша. Приложив столько усилий, он явно рассчитывал на более впечатляющий результат. Досадливо закусив губу, он швырнул крохотный огонёк в некстати подлетевшую слишком близко муху. От невезучего насекомого не осталось даже пепла.
Достигнутая победа над мухой юношу явно не порадовала в той степени, в какой должна бы. Он передёрнул плечами, поправляя сползшую рубашку с затейливой вышивкой на груди. Вышивка золотой нитью представляла собой танцующих в пламени саламандр.
Молодой человек снова пристроился на спине, положив голову на учебник и раскинув по траве руки. Он закрыл глаза и стал сквозь веки смотреть на солнце, ярко и зло светившее сквозь выгоревшую листву.
— Я – пламя! – шептал юноша, как бы убеждая в своей вере остальную Вселенную. – Я – пламенная душа этого мира! Я черпаю Силу от Огня и могу ею воспользоваться!
Он стиснул пальцы в кулаки и весь напрягся, сосредотачиваясь на своём личном внутреннем пламени. Из того, что им рассказывали на втором курсе школы магии, он знал, что каждая стихия, или Первоэлемент, требует определённого обращения. Если правильно его подобрать, то можно было частично подчинить себе стихию и почерпнуть из бездонного источника Силы.
Черпать Силу из Воды было просто, так умели делать практически все адепты – и именно это оттолкнуло тщеславного юношу. Воздух был чужд ему и приносил своей мощью лишь удушье, а Земля пугала своим напором и необходимостью многолетнего упорного изучения: это было не по нему.
Из четвёрки Первоэлементов оставался лишь Огонь – и вот тут юный адепт столкнулся с непреодолимыми трудностями. Огонь считался Силой необузданной, опасной, почерпнуть от которой под силу было лишь опытному магу. Неподготовленный новичок запросто мог сгореть – и не всегда в переносном смысле. Однако юноше, лежащему сейчас в зарослях кустов, сгореть не грозило. Потому что Огонь не отвечал ему. Вообще.
Молодой человек напрягся, резко сел на траве и попытался, сосредоточившись, дотянуться до Стихии. У него должно получиться, должно! Ну же, ну! Хоть искорку Истинного Пламени – и будет чем гордиться и хвастаться перед сокурсниками!
Пустота. Холод на кончиках пальцев.
И – как всегда – мимолётный, острый до боли страх: а вдруг магия ушла совсем? Вдруг он потерял свою Силу?
Руки трясутся, когда он быстро, лихорадочно щёлкает пальцами. И облегчённо вздыхает. С пальцев слетает вихрь цветных искорок. Нет, всё в порядке. Его Сила при нём!
— Я научусь! – как заклятие, шепчет он. – Я буду использовать магию Огня так, как мне захочется! Я смогу!
В той книге, что сейчас лежит рядом с ним, говорится, что магия Озвученного Желания тоже может быть материальной…
Юноша поднимается с травы – высокий, нескладный, очень худой, с длинными тёмными волосами. Злые влажные глаза досадливо поблёскивают. Он рывком поднимает свой учебник, создаёт ещё один крохотный огнешар и подносит его к страницам фолианта. На лице его видна крайняя степень отчаяния.
Однако вновь, как всегда и бывало, побеждает здравый смысл. Юноша коротким, злым жестом размахивается и бросает огнешар в сидящего на ветке ворона. Всё равно этот огонь не имеет ничего общего с Силой истинного Пламени.
После этого он встаёт в полный рост, выпрямляется над разросшимися кустами и уходит с опушки леса, даже не обернувшись на то, что сотворил.
Обугленный трупик ворона с беспомощно задранными лапками слегка дымится за его спиной – случайная жертва несостоявшегося мага Огненной Стихии.

Школа чародеев в Бан Арде немногим отличалась от своих «сородичей» в других городах. В ней так же обучали разнополых студентов, так же выдерживали нападки фанатичных жрецов и точно так же мечтали о власти и могуществе с младых когтей. И, разумеется, здешние студенты ничем не отличались от множества студентов других школ – с той только разницей, что в этой школе адептов учили не только естественным наукам и вычислениям, но и магии.
В данный момент один из адептов школы как раз возвращался под родную крышу. Уже знакомый нам темноволосый юноша, погрузившись в свои мысли, не спеша брёл к воротам. Он окинул взглядом группу нищих, расположившихся возле школьных ворот.
— Пшли вон отсюда! – зло крикнул юноша, стискивая кулаки. – Это вам не богадельня! У храмов будете подаяние клянчить!
Нищие, испуганно переглядываясь, нехотя поднимались с земли и отходили от ворот. У нескольких женщин юноша заметил на руках маленьких детей – и усмехнулся. И зачем эта беднота размножается? У их ублюдков всё равно нет шансов вырасти в кого-то поприличнее.
— Эй, Риенс! – вдруг весело окликнул кто-то юношу. – Опять проецируешь на других людей свои неудачи?
Юноша вздрогнул и быстро обернулся. За его спиной стояла привлекательная девушка примерно его возраста, одетая в длинное бархатное платье лазурного цвета.
— Ты неправа, Лидия, — цинично усмехнулся юноша. – Этим выродкам всё одно умирать, и я всего лишь не хочу, чтобы они пачкали ступеньки нашего заведения.
Лидия ван Бредевоорт, отличница и умница, укоризненно покачала головой. Она училась на том же курсе, что и Риенс, но, в отличие от него, успевала по всем предметам.
— Извините моего друга, — приветливо улыбнулась она бродягам. – У него сегодня был плохой день, вот и кричит на всех подряд.
В качестве компенсации она отсыпала в протянутые ладони нищих несколько серебряных монет, чем вызвала у них немного робкие улыбки. Затем девушка решительно взяла друга за плечо:
— Идём, гроза нищих! У нас сегодня важная лекция, между прочим! А после неё – практический зачёт. Если опоздаешь – сидеть тебе за книгами всё лето!
Риенс дал себя увести под прохладные своды школы чародеев. По дороге к комнатам он недовольно поморщился:
— Зачем ты это сделала? Этот человеческий мусор только позорит нашу школу своим присутствием!
— Ох, Риенс… — с сожалением вздохнула Лидия, поправляя длинные светло-каштановые волосы, которые она всегда собирала в неброскую, но изящную причёску. – Если так пойдёт и дальше, ты никогда не станешь хорошим чародеем! Ну как можно быть таким недальновидным?! Если ты прогонишь этих людей от наших ворот, они пойдут в храмы. И у жрецов будет лишний повод кичиться своим милосердием и обвинять нас в адовом происхождении.
— Не тебе судить, кем я стану, а кем – нет, — обиженно проворчал её друг. – Ты у нас такая добренькая, Лидия… Теперь, главное, не попадись этим облагодетельствованным нищим ночью, одна. Оберут до нитки и прирежут в подворотне.
Лидия звонко рассмеялась и чмокнула смутившегося друга в щёку.
— Мне приятно, что ты беспокоишься! – заверила она. – Даже если это совершенно излишне! На меня никто не нападёт в подворотне безнаказанно. Я же магичка!
Она весело подмигнула ему и скрылась за дверью своей комнаты. Риенс с ненавистью посмотрел ей вслед.

Голос Учителя Персиваля, преподававшего в школе чародеев естественные науки и наведение иллюзий, разносился по гулкой аудитории с высокими потолками. У второго курса шёл урок географии, сиречь землеописания. За высокими, сделанными специально для взрослых студиозусов партами сидели учащиеся. Все глаза были устремлены на Учителя, в данный момент как раз живописавшего красоты леса Брокилон и населяющих его дриад.
«О боги всемогущие! – с лёгкой усмешкой думал мэтр Персиваль. — До чего же все студенты мужеска полу одинаковы! Про то, что у них под боком, им слушать неинтересно, а как речь заходит о дальних странах, населённых к тому же прекрасными леди, так вон сразу как раздухарились! Того и гляди съедят глазами! Впрочем, оно и к лучшему. Может, хоть одну лекцию из мною прочитанных будет знать весь курс, а не только Лидия!»
Лидия ван Бредевоорт, единственная девушка на курсе и она же лучшая его ученица, в данный момент не смотрела в лицо мэтру по причине того, что старательно записывала каждое его слово. Учитель заранее знал, что после лекции девушка вдумчиво перечитает получившийся конспект и перепишет его набело, а затем выучит наизусть. Так что к следующему занятию она одна будет владеть темой в совершенстве, в отличие от не слишком усердных юношей.
Взгляд мэтра Персиваля прошёлся по классу и наткнулся на возмутительное зрелище. Один из студиозусов как раз предавался незаслуженному отдохновению от утомивших его занятий. А точнее, попросту спал, положив растрёпанную темноволосую голову на учебник.
Покачав головой, Учитель не спеша подошёл к нерадивому ученику и молча встал рядом с ним. Спящий вздрогнул от неожиданно наступившей в аудитории тишины и проснулся. Он растерянно захлопал ресницами, глядя на мэтра ничего не понимающим взглядом.
— Я тебе не мешаю, Риенс? – вежливо спросил мэтр Персиваль. – Ты так сладко почиваешь, может, я не вовремя со своей лекцией влез?
Юноша покраснел и нагло посмотрел в глаза Учителю.
— Нет, что вы! Я очень внимательно вас слушаю и проникаюсь новыми знаниями, мэтр! – нахально заявил он. – Так что продолжайте, прошу вас. Вы мне вовсе не помешали.
Мэтр Персиваль вовсе не зря работал в школе магов и чародеев столько лет, что и сам уже не помнил их точного количества. В случае, подобном этому, другой учитель, скорее всего, просто отошёл бы и продолжил урок либо наложил на наглого юношу взыскание. Но Учитель так не сделал. Вместо этого он осторожно присел на краешек парты юноши и ласково улыбнулся ему.
— Поведай нам, пожалуйста, от какого же сладкого сновидения мы тебя оторвали, — попросил он. – Уверен, это очень занимательно и стоит прерванного урока.
Прочие студенты, с интересом наблюдающие за незримой дуэлью Учителя и его ученика, зашептались. Они оценили верный ход мэтра.
— А ему наверняка дриады снились, мэтр! – с хохотом выкрикнул один из студентов, Пилар Стемсон. Обычно он учился не лучше Риенса, но раз уж ему представился шанс подколоть однокурсника, то почему им не воспользоваться? Риенса на курсе мало кто терпел, не говоря уж о любви. – Так что вы не просите его об ентом сне рассказывать, а то у нас тут какая-никакая, а всё же дама имеется! – при этом он многозначительно покосился на Лидию.
Девушка мило улыбнулась ухмыляющемуся Пилару, встала, небрежной походкой от бедра подошла к нему и с размаху влепила ему такую пощёчину, что тот слетел со стула.
— Повежливей, Стемсон! – процедила она. – Моё терпение имеет свойство очень быстро заканчиваться!
Затем она вернулась за свою парту и презрительно посмотрела на замершего в предчувствии неприятностей Риенса.
— Большое спасибо за помощь, Риенс! – издевательски поблагодарила она. – Я вижу, что ты настоящий друг!
Юноша пробормотал что-то невнятное и съёжился за партой.
— М-да, — подытожил мэтр Персиваль. – Кажется, в данном случае комментарии будут излишними. По крайней мере, с моей стороны. Стемсон, вернитесь на своё место и прекратите изображать бурный восторг от действий своей однокурсницы. Я думаю, эта милая леди не из тех, кто это оценит.
Пилар сел за парту, продолжая подмигивать Лидии и многозначительно ухмыляться. Девушка высокомерно его проигнорировала.
— Что же касается вас, сударь мой Риенс де Вьеннборг, — Учитель сознательно подчеркнул дворянскую фамилию нерадивого студиозуса, — то на вас я сегодня налагаю взыскание. Вы будете оставлены после лекции, дабы заниматься самостоятельно под моим присмотром. Возможно, таковая форма обучения окажется для вас более эффективной.
— Но, мэтр, ведь сегодня… — Юноша закусил губу, не договорив.
— Что «сегодня»? – Понимающе усмехнулся Учитель. – Боюсь, если у вас, сударь мой, были какие-либо планы на вечер, от них придётся отказаться.
— Я хотел навестить свою семью… — Риенс упорно смотрел в парту, избегая взгляда мэтра.
— Ну, в таком случае, ваша семья вынуждена будет подождать прибытия своего сына до окончания экзаменов, — холодно отрезал мэтр Персиваль. – В конце концов, они сами отдали вас сюда и потому наверняка осознают, что вы сейчас – крайне занятой молодой человек.
Риенс побормотал себе под нос что-то малоуважительное.
— Вам всё ясно, сударь мой? – чуть повысил голос Учитель.
— Да, мэтр. – Глухим от ненависти голосом подтвердил Риенс.
Персиваль притворился, что не видит сжатых под партой кулаков.
— Вот и славно, — ласково улыбнулся он. – А теперь, убедительно прошу вас, постарайтесь сосредоточиться на уроке. Мы приступаем к практической его части. И начнём с госпожи Лидии. Пожалуйста, сударыня, продемонстрируйте нам, что вы запомнили из иллюстраций к учебному материалу.
Лидия птичкой выпорхнула из-за парты и, изящно взмахнув руками, на эльфийский манер беззвучно создала в воздухе трёхмерную иллюзию участка леса Брокилон. Иллюзия оказалась высочайшего качества: можно было даже рассмотреть отдельные листочки на деревьях.
— К сожалению, я не могу создать иллюзию, передающую цвет, запахи и звуки леса, — чуть виновато сказала она.
— Этого и не требуется, — ласково улыбнулся мэтр. – Я вижу, что вы овладели материалом второго курса в достаточной степени, чтобы быть допущенной к финальному экзамену. Прошу вас рассеять иллюзию и занять своё место.
Когда девушка подчинилась требованию, мэтр перевёл взгляд на Риенса. Юноша сжался за партой, повторяя про себя, как он ненавидит Учителя. Это слабо помогало, но, по крайней мере, старый пердун не увидит в его глазах смирения и покорности.
В этот момент за дверями класса раздались изумлённые возгласы.
— Что это там? – нахмурился мэтр Персиваль и, к несказанному облегчению Риенса, отвёл от него взгляд. – Надо бы пойти разобраться… Что ж, молодые люди, вы пока что свободны. На свой экзамен я жду вас не позднее, чем завтра к полудню, иначе засони получат суровое взыскание! А с вами, сударь, я не прощаюсь, — остановил он Риенса, направившегося было к дверям. – У вас, позволю напомнить, закончились основные уроки, так что перейдём к дополнительным. Вы останетесь здесь и начнёте занятия. Я проверю, что там случилось, и присоединюсь к вам.
Он подтолкнул огорчённого юношу к парте и вышел из аудитории вслед за группой второкурсников.
Лидия от дверей обернулась и послала Риенсу сочувственный взгляд. Юноша показал ей язык и, поджав ноги, устроился за партой. Денёк обещал быть долгим.

Оставшись в аудитории в полном одиночестве, Риенс уныло посмотрел на обещающий долгие и нудные занятия учебник. С отвращением отодвинув его в сторону, он положил себе взяться за книгу, только когда придёт мэтр Персиваль. Юноша устроился на стуле поудобнее и тоскливо взглянул за окно. А ведь не засни он так невовремя, мог бы со спокойной совестью ехать сейчас по направлению к дому…
Риенс родился в небогатой дворянской семье, у которой всего и достатка было, что их никому особо не нужный титул и девять детей. Собственно, дети, кажется, были единственным, что папочка юноши умел делать по-настоящему хорошо. «А ведь если бы мой достопочтенный родитель не совал свои органы размножения куда ни попадя, я мог бы получить гораздо больше наследства!» — со злостью подумал Риенс. Он был пятым по счёту ребёнком в семье – и третьим сыном. После него у матери родилось ещё четыре дочери – и именно на плечи Риенса легла забота о них. Разумеется, день, когда случайно проезжающий мимо маг обнаружил у него чародейские способности, стал для юноши самым счастливым в его небогатой на происшествия жизни. Тот маг был просто случайным благодетелем, поэтому его образ уже давно и прочно стёрся из памяти Риенса. Однако именно он открыл для молодого человека дорогу в совсем иную жизнь, нежели та, к которой тот успел привыкнуть.
Тот старик заботился, по совести говоря, о своём собственном благе – если кому-либо из магов удавалось обнаружить молодое дарование, подающее довольно значительные надежды, обнаружившего ожидала награда и повышение в звании по сложной иерархии чародеев. Поэтому после поступления Риенса в школу чародеев в Бан Арде его первый наставник ни разу не появился там и не поинтересовался судьбой и успехами своего протеже. Что, с точки зрения Риенса, было только к лучшему, ибо в его теперешней студенческой жизни было больше провалов, чем достижений. Он с радостью покинул дом, нетерпеливо отмахиваясь от наставлений отца и объятий и слёз матери. В конце концов, они принадлежали теперь к совершенно другому, низшему, миру, нежели он сам. Поступая в школу чародеев, Риенс позволил себе сладкие мечты о том, как он по окончании школы начнёт управлять (разумеется, закулисно) каким-нибудь королевством. Вот тогда-то отец поймёт, что ему не стоило делить и так небольшое наследство на нескольких сыновей! Ещё бы, ведь у старших братьев Риенса не было ни малейшей искорки магического дара, ни единой! Не то что у него!
Однако мечты о власти, как оказалось, были далеко не у одного Риенса, а практически у каждого студента школы чародеев, независимо от происхождения и статуса. И многие из них, к величайшему изумлению юноши, учились намного лучше, чем он. Некоторые уже ко второму курсу овладели секретами призывания силы Воды, той Стихии, что отвечала молодым адептам наиболее охотно. А вот Риенс стабильно проваливался на выпускных экзаменах, не говоря уж о простых лекциях. Не то чтобы у него вовсе ничего не получалось – в конце концов, искра магического таланта в нём всё же наличествовала, однако постоянные неудачи привели к тому, что к началу второго курса Риенс махнул рукой на учёбу и предался развитию другого таланта, коим он, в отличие от магического, наделён был в избытке. Это был талант к воровству.
Ещё в детстве мальчик замечал у себя способность что-либо стащить таким образом, чтобы этого ну совершенно никто не заметил. Теперь, будучи человеком уже вполне себе совершеннолетним, он развил этот талант почти до заоблачных высот. Если он видел какую-либо плохо лежащую вещь, и к тому же в непосредственной близости от неё не наблюдалось разгневанного владельца, эта вещь немедленно находила пристанище в недрах его карманов.
Разумеется, со временем студенты хватились многих пропавших вещей, однако тут уже Риенс вовремя подсуетился и отвёл от себя подозрения. «Пожалуй, это была едва ли не единственная магия, которая у меня получилась без сучка без задоринки!» — с грустью признал юноша.
Из потока воспоминаний Риенса вырвали вопли за окном аудитории. Он припомнил, что мэтр Персиваль вроде бы собирался что-то там проверить, прежде чем приступить к мучительному для Риенса процессу обучения.
С удовольствием воспользовавшись шансом оттянуть ненавистную процедуру изучения иллюзий, юноша поднялся со стула и подошёл к окну.
Увиденная картина не радовала, хоть и не являлась такой уж большой редкостью для будней школы чародеев. Собственно, после таких инцидентов как раз очень хорошо понимаешь, для чего школе нужны такие высокие и хорошо укреплённые стены.
В данный момент у самых ворот расположилась воинственно настроенная толпа жрецов из ближайшего храма. Риенсу, как и большинству чародеев, было глубоко наплевать на фанатичных прислужников любого из богов. Однако такие ребята обожали конфликтовать с магиками и по мере собственных не таких уж и маленьких возможностей создавать им трудности. Официально это называлось «Провозглашённым Походом Супротив Ереси Магиков Трижды Проклятых», а фактически являлось борьбой за сферы влияния, в последнее время сильно жрецами поутраченные.
«И чего им неймётся? – подумал Риенс, с удовольствием устраиваясь на подоконнике и приготовившись к занимательному зрелищу. – И так ведь понятно, что ничего их боги не могут! Магия даёт реальные результаты и обещает спасение сегодня, а не в последующей жизни, если таковая вообще состоится! Ёжику понятно, что простой народ, в конце концов, турнёт этих жрецов из их храмов поганой метлой, и им не останется ничего иного, кроме как просить у нас же, магов, убежища!»
Судя по всему, жрецы как раз прекрасно это понимали. И, кажется, не собирались так просто сдаться возрастающему влиянию магиков.
В данный момент один из жрецов, на удивление отличающийся от своих собратьев худобой и каким-то чересчур озлобленным выражением лица, взобрался на наспех сколоченный помост и принялся что-то вещать. К великому своему сожалению, как Риенс ни прислушивался, он не мог разобрать ни слова из, вне всякого сомнения, вдохновенной и познавательной проповеди жреца. Положив себе расспросить Лидию, о чём там говорил забавный жрец, юноша собрался было слезть с подоконника и приняться, наконец, за чтение учебника во избежание неприятностей от мэтра Персиваля, как вдруг произошло кое-что странное.
Фанатичный жрец, закончив свой призыв к мести ненавистным магикам диким визгом, донёсшимся даже до Риенса, швырнул в сторону школы магиков горшок с горящими углями.
Само по себе это было мелочью, не стоящей даже того, чтобы обращать на неё внимание. Однако Риенсу, и так не отличавшемуся храбростью льва, показалось, что горячие угли, высыпающиеся из горшка, летят прямо ему в лицо.
Кто знает, быть может, жрец и впрямь метил в конкретную цель, заметив сидящего на подоконнике юношу? Или же это была простая случайность? Как бы то ни было, перепугавшийся Риенс инстинктивно закрылся руками от угрожающего ему пламени и зажмурился.
В следующее мгновение ему показалось, что огонь-таки достал его ладони, потому что под кожей и на кончиках пальцев разгорался странный жар, невероятно болезненный, словно он и впрямь сильно обжёгся.
Вскрикнув, юноша постарался отбросить от себя это пламя – и сам не поверил своим глазам.
С кончиков его пальцев сорвалось голубоватое пламя Истинного Огня. Оно рванулось по карнизу, бархатным портьерам и стенам, и в следующую секунду Риенс уже был полностью окружён огнём. Полыхало всё: парты, стены аудитории, стол мэтра Персиваля, даже сам воздух. Перед лицом до смерти перепуганного юноши проносились струи голубого пламени, обжигающего даже на некотором расстоянии.
С безумным воплем Риенс заметался посреди аудитории, не зная, куда ему деться. Жар подступал со всех сторон, окружал, жёг нестерпимо…
— Не-е-е-ет!!! – вырвался из горла несчастного дикий вопль. Голубое пламя коснулось его, на миг нестерпимо обожгло – и глазам полумёртвого от ужаса юноши предстали странные картины. Мёртвая женщина на полу богатого дома, высокий мрачный замок на высокой скале, ледяные торосы на мёртвом озере, тихая могила и склонившиеся над ней ветви деревьев – голые, без единого листочка… Отчего-то Риенс знал, что тому, кто спит мёртвым сном в могиле, очень неспокойно, он рад бы вырваться на свободу, но его сдерживает слой земли – и воля кого-то, кто намного могущественнее его, спящего.
Картина эта наполнила юношу таким ледяным ужасом, что он, не обращая больше внимания на пожирающие его языки голубого пламени, закричал и рванулся через огонь к выходу из аудитории. Всё, что угодно, даже смерть, только бы не видеть перед собой эту могилу, не слышать напряжённого, полного неизбывной, мёртвой боли стона из-под земли…
— А-а-а-а!!! – заорал Риенс, подскакивая на кровати и безумно оглядываясь по сторонам.
Разбуженная его воплем Лидия сонно потянулась и испытующе посмотрела на друга.
— Что случилось? – тревожно спросила она. – Тебе снова снился ТОТ сон?
Риенс посмотрел на неё непонимающим взглядом, всё ещё в ужасе от своего кошмара.
— Это было так реально… — пробормотал он. – Я горел… и видел ту могилу… снова… Когда же это кончится?!
— Каждый по-своему реагирует на первое соприкосновение со своей стихией, — рассудительно заметила Лидия. – Тебе просто показалось, что ты горишь, понимаешь? Но, надо сказать, перепугал ты нас тогда до невозможности. После визга того жреца твой дикий вопль… Клянусь тебе, ничего подобного я никогда в жизни не слышала! Как будто с тебя заживо кожу снимали. Мы врываемся в аудиторию, думаем, тебя там убивают…
— Ну да, — мрачно сказал Риенс. – А я, как последний дурак, сидел в углу, обоссавшийся от страха, и орал, что горю… Самому теперь стыдно.
— Бедняжка… — пожалела его девушка. – Иди сюда, дай обниму!
Она приподнялась на кровати, позволив одеялу скользнуть по своей аккуратной груди. Но сейчас несомненные прелести подруги мало волновали юношу. Он досадливо отстранил Лидию, поднялся и натянул штаны.
— Куда ты? – поинтересовалась она, опершись на локоть и склонив голову. – Ночь на дворе…
— Пойду пройдусь… — буркнул Риенс, застёгивая плащ. – Надо подышать свежим воздухом, развеяться…
— Только недолго, — сонно промурлыкала девушка, кутаясь в одеяло. – А то завтра экзамены начинаются, надо выспаться… Учти, если вернёшься позже чем через час, я могу тебя не дождаться и уснуть…
Риенс с усмешкой наклонился и поцеловал подругу в зовущие алые губки.
— Я ненадолго! – пообещал он. – Только вокруг школы пройдусь – и сразу назад. Ты и соскучиться не успеешь.
— Это точно, не успею! – улыбнулась Лидия и притянула его к себе.
…Естественно, ни на какую прогулку этой ночью Риенс уже не пошёл.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Ведьмак | Добавил (а): Елена_Темная (26.01.2013)
Просмотров: 998

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
+1   Спам
1 Dynamite   (01.02.2013 02:53)
Комментарий Инквизитора

С фандомом незнакома, но Ваш фанфик мне определенно нравится, так как читается как ориджинал. Поскольку о мире Вы рассказываете постепенно, вся информация воспринимается очень легко и быстро, читатель сразу окунается в нужную атмоферу. Хотя, из-за моего незнания фандома, мир очень напоминает мне Гарри Поттера:) Возможно, мне так даже воспринимать легче!

Но у меня также возникли вопросы походу чтения:
А почему у Вас сначала "файербол", а потом "огнешар"? Я понимаю, что это одно и то же, но лучше выберите одно слово, которое будет обозначать данное понятие;

"Девушка мило улыбнулась ухмыляющемуся Пилару, встала, небрежной походкой от бедра подошла к нему и с размаху влепила ему такую пощёчину, что тот слетел со стула." - а учитель спокойно на это смотрел?

"...то на вас я сегодня налагаю взыскание." - так Вы ведь ранее указывали, что этот учитель так не делает, разве нет?

"Тебе снова снился ТОТ сон?" - избегайте капса, лучше замените на курсив или полужирный шрифт;

Немного не поняла, взаправду ли парень горел или это был сон/иллюзия? Еще хотелось бы узнать, каким образов в этом мире появляются маги. Я так поняла, от родителей это не зависит? Может, дар магии передается не по крови, а как-то иначе? Или же он появляется случайно? Словом, мне интересно, откуда он берется.
Фанфик очень интересный, качество отличное, ошибок не нашла. Могу лишь пожелать Вам вдохновения и удачи!

+2   Спам
2 Елена_Темная   (01.02.2013 21:46)
Ох, какое счастье, что мне, кажется. удалось передать это как ориджинал! Изначально писала не только для себя и посторонних, но и для пары знакомых, которые с фэндомом не слишком дружат)
Насчет файербола - в принципе, вы правы, это была моя личная привычка произносить с равной легкостью и так, и так) Исправлюсь)
Насчет взыскания: да, учитель может наложить взыскание за небрежение на уроке, но не за справедливое возмездие, как ни странно) Наверное, отчасти потому, что Лидия все-таки единственная девушка на курсе, так что учитель питает к ней некоторую слабость (не в смысле пейринга, а в смысле легкого попустительства;))
Капс есть капс. Написать в блокноте курсивом сложновато (а именно с блокнота началась эта эпопея)
Горел Риенс не взаправду, это просто проявление его пробуждающейся Силы (хотя, конечно, Силы той - кот наплакал)
Появление магов действительно не зависит от родителей никоим образом, это особенность вселенной Ведьмака, и с Гарри Поттером не путать;) На самом деле, то, какие там маги, я рассказывать не буду, потому как это целая эпопея и лучше пана Сапковского все равно никто не расскажет)
И спасибо вам огромное за прочтение и за комментарий. Надеюсь, вам будет интересно читать и дальше wink

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4384
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн