фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 22:52

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » J-Rock

  Фанфик «От любви до ненависти один шаг.»


Шапка фанфика:


Название: От любви до ненависти один шаг.
Автор: Louis
Фандом:J-rock, Hizaki Grace Project, Moi dix Mois, Juka (кроссовер)
Бета/Гамма:Savior.
Персонажи/ Пейринг:Juka/Kazuno, Juka/Mana, Juka/Jasmine You
Жанр:Слэш (яой), Ангст, Драма
Рейтинг: NC-17
Размер: Миди, 15 страниц
Статус: Закончен
Дисклеймеры: Отказываюсь от всех прав на персонажей, потому что это реальные люди. А идея фанфика принадлежит исключительно автору.
Размещение: Только с моего разрешения.


Текст фанфика:

День, другой, летели словно безостановочно. С каждым новым днем происходили все более интересные вещи, что в какой-то степени могло напрягать того или иного человека. А скучное однообразие, однообразие вообще бы убило от скуки. Неужели у Джуки все дни были настолько однообразны, что он так ненавидел порой свою жизнь? А может крыса в другом зарыта?
И вот, вновь перешагивая порог студии, его легкая улыбка сразу сменяется на серьезную моську, заставляя остальных участников Moi dix Mois обратить на брюнета внимание. В голове как обычно проносится одна и та же мысль «Отвалите..,»
«Отвалите...»
Многие не понимали вокалиста, не понимали его характера, да и он в основном привык проводить свободное время либо в обществе телевизора телевизора, или же с очень близкими друзьями. Такими друзьями, такими как Мана. Лидеру безумно нравился вокалист, и скорее всего, история об этом умалчивает, между ними проходили какие-то искорки, от чего щечки наливались едва заметным румянцем, а губы изображали улыбку довольного Чеширского кота.
-Ты меня пугаешь, Фуджимото…- едва слышно произнес Мана, отводя вокалиста в сторону, дабы никто не слышал их разговора.
-Почему ты не хочешь рассказать мне, что…что с тобой стряслось в конце концов!- на этих словах, гитарист не удержался, взяв лицо Джуки в объятия своих ладоней и серьезно всматриваясь в его усталые глаза. Но что ответит Фуджимото? Да ничего. Он как обычно, используя свою ленивую манеру говорить, ответит «все хорошо, не переживай.»
Мана уже устал вести с Джукой подобные игры. В конце концов он же лидер Moi dix Mois Mois, а каждому лидеру просто необходимо знать что твориться с его участниками. Быть может гитарист лишь с виду такой серьёзный, но в душе чуткий, и для него каждый близкий человек дорог по своему. по-своему. Если рассматривать Джуку, то Мана никогда не отрицал симпатии к этому молоденькому пареньку. Гитарист верил Хироки как самому себе, от чего Джука и получил высокую должность в группе как "Голос Маны"
Нельзя сказать что Хироки жил музыкой. Он вообще не хотел связывать свою жизнь с кривляниями на сцене. Правда вот Мане, он отказать не смог.
Мана тяжело вздыхает, понимая что от Хироки сейчас ничего не добьёшься, поэтому гитарист, с привычным для своего образа лицом возвращается к группе, давая сигнал что пора бы уже начать репетировать. Джука же долго не медлил и пошел следом за лидером, мельком окинув взглядом сидящего на диване Казуно. Его подбородок подбородок, как всегда был опущен, черные прядки прикрывали чуть ли не все лицо лицо, и Джука в очередной раз задается одним и тем же вопросом "А как он видит струны?" струны?". Казуно поднял голову, встречаясь взглядом с Хироки, от чего тот быстро отвернулся, покусывая губы. Между Казуно и Джукой были сложные отношения, такие напряженные напряженные, как будто бы единственная нить, что их связывала связывала, готова в любой момент порваться. Джука скрывал, тщательно скрывал некие чувства, что вызывал у него басист. Это было что то что-то из ряда вон непонятное и не правильное, по крайней мере для любого нормального мужчины, а Казуно был ненормальным и Джука это прекрасно знал.
Свою жизнь он считал скучной и однообразной. Однако подобные знакомства Однако, подобные знакомства, да и сама музыкальная карьера карьера, вдоль и поперек перевернули жизнь Джуки. Сразу же изменились взгляды на какие-нибудь вещи, он чувствовал что пение дается ему легко, а потом и вовсе свыкся с тем тем, что отдал жизнь именно музыке. Сомнения по поводу того, что он поступает не правильно, так как карьера должна приносить стабильный заработок, после первого года работы с Маной сразу пропали.
-Джука?- послышался чей-то тихий голос за спиной, который заставил Джуку вздрогнуть и с опаской повернуться. Перед ним стоял никто иной как сам Казуно иной, как сам Казуно, и улыбался. Его улыбка как всегда была безумно обворожительной, но чертовски заразительной, от чего самому хотелось улыбнуться. Джука лишь вопросительно посмотрел на коллегу, давая ему продолжить.
-Ты забыл,- Казуно протянул Джуке его очки. Хироки страдал близорукостью, но эти тоненькие стеклышки в оправе сидели на нем так элегантно и утонченно.
-Спасибо,- легко улыбнувшись уголками губ, он нацепил очки на нос нос, и поспешно накинув пальто, как ошпаренный ошпаренный, вылетел из студии, попутно ища в кармане пачку сигарет- главные враги.
Погода на улице пасмурная, пасмурная: небольшие лужи под ногами, короче говоря типичная говоря-типичная осень. Легкий ветер ударял в лицо, заставляя Джуку поежиться в своем тоненьком черном пальто и сделать еще один оборот длинного шарфа вокруг шеи. Пальцы почему то почему-то предательски подрагивали, когда вокалист делал очередную глубокую затяжку.
Дверь распахнулась распахнулась, и на улице появился Кей. Вот как раз с этим человеком у Джуки сложились по настоящему по-настоящему дружеские отношения, хотя наверное любой так же хорошо общался с гитаристом. Этот безбашенный брюнет оказался общительным человеком, в отличие от Хироки, который частенько жил в своем маленьком мире. Джука, конечно, ожидал что Кей сейчас составит ему компанию, вытащив из кармана помятую пачку сигарет. Но он ошибся. Видимо ошибся. Видимо, у гитариста были другие планы, поэтому он пожал Джуке руку и удалился подальше от студии. Следом вышел и Тоору в компании Казуно. Они как всегда о чем то говорили чем-то говорили, не переставая смеяться. Джука стоял и докуривал свою сигарету, надеясь, что басист его не заметит, или же заметит заметит, но попрощавшись пойдет вместе с ударником дальше. Нервно покусывая губы и смотря в одну точку, Хироки услышал звук зажигалки, после чего повисла минутная тишина, а сигарета вокалиста давно плавала в луже. Но за ней тут же пошла вторая, словно что то что-то не давало Джуке так быстро уйти от Казуно.
-Помочь?- басист поднес зажигалку к фитилю. В знак благодарности Джука лишь кивнул, выдыхая едкий голубоватый дым куда то куда-то в небо. Какой смысл было тут стоять, травить свое здоровье, если между ними все равно стоит нудная тишина? Правда до тех пор, пока дверь вновь не открывается и на улице не показывается последний и последний, главный участник группы. Он в какой то какой-то степени ревнивым взглядом обдает стоявшую рядом парочку, а затем надевает солнечные очки, от чего его лицо становится более загадочным.
-Сигареты вредят голосу,- тихо, прямо на выдохе произносит Мана и повернувшись уходит.
Джука напару с Казуно вновь остался стоять на улице, понимая что уже вторая сигарета подошла к концу, а травить здоровье еще одной как то как-то не особо хочется. Поэтому, Джука по привычке засовывает руки в карманы пальто.
-Я наверное пойду,- кротко бросает вокалист, опасаясь поднять взгляд на Казуно, в то время как тот упорно ждал, пока Хироки все же поднимет свою голову на него.
-Как хочешь,- улыбка с лица Казуно пропала и он всего лишь пожал плечами, явно с огромной неохотой отпуская Джуку. Басист даже и не скрывал того, что его привлекают не только девушки, но и парни. Еще до того как Казуно взобрался на сцену в качестве басиста легендарной группы Moi dix Mois, он осознал как сильно любит тяжелые украшения, а в основном браслеты и цепочки. Он был открытым человеком, не боялся показать себя настоящего и даже влюбиться именно а в мужчину, твердо для себя понимая, что тому могут нравятся исключительно женщины. Но только в Джуке он не понимал этого, или же просто отказывался понимать. Эти яркие вспышки в разуме, порханье бабочек в животе и острое желание коснуться тонких, аккуратно очерченных черной помадой губ, появились тогда, когда впервые услышал голос Хироки, исполняющий трогательную композицию под названием "Front et Baiser"
Казуно часто ловил себя на мысли, что быть может именно сама песня написанная Маной привлекла его, а вовсе не сильный голос исполнителя. Но каждый раз слыша как тот с кем то кем-то разговаривает или смеется, что бывает крайне редко, Казуно убеждается, что влюблен именно в Джуку.
-До встречи,- пробубнил Хироки после пятиминутного молчания и вновь молчания, и вновь, поежившись от холода, наступая на лужи, побрел куда-то в неизвестном направлении, явно не домой. Джуке вовсе не хотелось идти сейчас в свою пустую квартиру, ибо делать там все равно нечего. Он шел, не думая ни о чем. Просто шел. Вечером народу на улицу выбирается как назло много. Тишина и спокойствие от этого гула сразу же нарушаются, от чего частенько в подобные моменты хочется повернуть домой. Правда Правда, сегодня Джука ненавидел абсолютно весь мир, ну за исключением Маны, которого ненавидеть просто было невозможно. Появилось острое желание наведаться сейчас к гитаристу, просто так поговорить, выпить кофе, после чего чего, пребывая в отличном расположении расположении, вернуться домой. В какой то момент вокалиста переклинило какой-то момент вокалиста переклинило, и он действительно направляется в квартиру Маны.
-Джука?- лицо Маны выглядывает из за из-за двери, от чего Хироки становится жутко стыдно, понимая, что разбудил лидера.
-Что случилось?- продолжает тот, пропуская вокалиста в свою маленькую и уютную квартиру, заботливо снимая мокрое пальто и вешая сушиться.
Джуку всегда удивлял вкус Маны. На сцене он такой красивый и утонченный, но а в жизни это совершенно другой человек. Простой, не накладывающий на себя тонну косметики лишь для того того, чтобы выйти в магазин за хлебом. Любой фанат наверное думает, что у Маны не квартира, а роскошный готический дворец. Но на самом деле деле, Мана предпочитал именно простоту в интерьере. Его квартира была небольшой, но всегда чистой, так как гитарист терпеть не мог беспорядок не только в доме, но и в группе.
Джука по-прежнему молчит, а Мана тем временем заваривает свежий кофе и специально с коньяком, как любит вокалист.
-Просто захотелось,- буквально шепчет Хироки на ранее поставленный Маной вопрос, и ловит на себе его удивленный взгляд. Наверное Наверное, за несколько лет совместной деятельности Джука впервые вот так без приглашения, без определенной проблемы наведался к лидеру. Хироки на свою банальную фразу от Маны мог ожидать многого. Либо начнутся расспросы "Джука, у тебя явно что то случилось!". Либо что-то случилось!", либо дело пойдет о работе "Джука я тут новую песню написал, специально для твоего голоса.". Ну голоса.", ну или же между ними может воцариться долгое молчание, а взгляды друг на друга будут лишь разбавлять его.
-Ты врешь,- Мана поставил кружку перед вокалистом и сел напротив, имея дурную привычку вглядываться собеседнику в глаза, словно пытаясь прочитать его мысли. Джука сколько не старался спрятать своих тараканов в голове, но все шло из рук вон плохо. Мана давно знаком с Хироки, поэтому научился читать его как открытую книгу
книгу.
Джуке оставалось лишь покачать головой, но один его взгляд в глаза гитариста расставил все по своим местам.
-Понятно,- кротко бросил лидер, отпивая горячий кофе, обжигающий губы.
-Это не важно,- повторяя действия Маны, Хироки делает глоток, облизывая губы,-Ты же не любишь кофе?
-Ради тебя приготовил,-на выдохе ответил Мана. Эти слова как-то сами собой сорвались с его губ, и он даже не осознавал что сказал это именно Джуке. Скрытный лидер никогда не любил распространяться о своих чувствах, поэтому все держал в своей голове под замком.
Мана быстро поднялся со своего места, скрываясь в просторах своей квартиры. Хироки осмотрел того с ног до головы, и только сейчас осознал какой на самом деле Мана маленький и хрупкий без тяжелого грима и высоких платформ. Буквально через минуту лидер уже усаживался рядом с Джукой, держа в руках несколько листов бумаги.
-Я хочу, чтобы именно этой песней ты завершил предстоящий концерт,- по прежнему по-прежнему спокойно произнес Мана, не выдав никакой нотки волнения, которое на самом деле пробирала его до костей. Лидер вручил бумаги Джуке, и теперь воцарилась мертвая тишина. Хироки внимательно читал, а на губах можно было заметить легкую улыбку. Он всегда с большим интересом смотрел на новые песни, написанные Маной, всегда удивлялся их смыслу, который скрывался буквально в каждой строчке. Для многих это были красивые слова, но для Маны эти слова имели огромный смысл, как собственно и для Джуки.
-"Shadows Temple"? Мне нравится, как всегда,- Хироки улыбнулся лидеру, ну а тот никак не отреагировал, смотря на вокалиста в упор. Быть может может, мысленно Мана сейчас так же нежно улыбнулся, как чуть ли не каждый день улыбался для него Джука.
-Выучи пожалуйста. Завтра отрепетируем полноценное выступление,- Мана поднялся поднялся, оставляя Джуку одного сидеть на кухне, пропитанной ароматом кофе и французских духов гитариста. Но долго он сидеть не смог, поэтому пошел за Маной, встав в дверном проеме и прислонившись к стене. Что-то Джуку сегодня слишком часто тянет побыть подольше в компании лидера.
-Ты всегда будешь говорить о работе?- поинтересовался вокалист, наблюдая за тем, как Мана складывает все свои провода от примочек, что были на полу.
-С тобой - да,- кротко бросил тот, на секунду останавливаясь останавливаясь, и одаривая Хироки взглядом через плечо.
-Я особенный?
-Даже не представляешь на сколько,- закончив со своей мини-уборкой, Мана не выдерживает, подходя к вокалисту и вновь начиная смотреть на него снизу вверх. Обстановка, конечно, была напряженная и даже очень. С каждой секундой становилось все жарче и жарче. Джуке показалось, что его жарят на сковородке, а касание мягких губ выбило из колеи. Внутри словно произошел пожар, а потушить его абсолютно нечем. Он разгорался все больше и больше, как только губы углубляли этот с одной стороны нежный, а с другой страстный поцелуй. С Маной никогда не могло было быть нежностей. Стойкий, страстный, а главное всегда уверенный в своих поступках лидер. Это чертовски привлекало Хироки. Может эта некая таинственность, неординарные поступки, были той изюминкой в лидере, от чего Джуку в который раз за день передергивает передергивает, и появляется огромное желание остаться с ним наедине подольше, насколько это возможно.
Мана никогда не любил медлить, все делая быстро и точно. Джука даже задавался вопросом, а как у него получается делать все и сразу? Вот и сейчас, лидер он лидер-он на то и лидер, чтобы взять первый шаг на себя. Женственные пальцы прошлись по шее вокалиста, ловко расстегивая пуговички на рубашке. Мягкие губы давно блуждали чуть ли не по всему личику, вскоре перебравшись на шею и попросту уткнувшись в нее носом. Крепко обнимая, Мана зарылся пальцами в мягкие черные волосы, больно сжимая их у корней. Гитарист любил именно черные волосы и зная о желании Джуки перекрасить их в белый, категорически настаивал на том, чтобы тот этого не делал. Это был бы уже другой Джука, а не его. Мана крепко обнимал Хироки, чувствуя ответные объятия на своей талии. Конечно Конечно, в каждом сидит маленький извращенец, но почему-то Мане сейчас не хотелось близости, как и Джуке. Было просто приятно стоять и обнимать его, понимая, что сейчас он никуда не убежит, не начнет отмазываться вечными неотложными делами, как частенько делал на репетициях, когда время было даже не полночь. Хотя, Мана строгий лидер и часто перед выступлениями он заставлял группу репетировать сутками напролет. Но сейчас он забыл о предстоящем концерте, отдаваясь только Джуке, зная о его доброте и преданности, что тот ни за что не осмелиться сказать грубого слова или же поднять на него руку, а если даже и сделает, то всячески постарается извиниться. Раньше Мана думал, что его привлекают исключительно женщины и исключительно стервы, как Кайя. И наверное наверное, если бы он был девушкой, а в объятиях Джуки Мана не изменил своим принципам, то несомненно приударил бы за Кайей.
Ну а что касается Хироки, то он потерялся где-то очень глубоко в себе. Раньше он всегда думал, что проводя время в компании Маны, забывает абсолютно обо всех. Но то были исключительно дружеские посиделки. Зато этот вечер, этот поцелуй и эти объятия заставили всю жизнь пронестись перед глазами. Все ошибки казалось были исправлены, и ничего не мучает, за исключением лишь одного. Сейчас в мыслях Джуки была лишь улыбка Казуно. Его словно в очередной раз переклинило и чертовски захотелось увидеть его, представить на месте Маны именно басиста. Но каждый новый легкий поцелуй в шею кружил голову, заставляя на секунду забыть о Казуно, правда потом все шло по кругу. Мана словно чувствовал, что вокалист в такой момент почему-то думает вовсе не о нем. И это был тот самый единственный случай, когда гитарист не знал что делать.
Джука рассчитывал повременить со всем этим, дабы не готов ни с кем заводить отношений. Это было не то что новым для него, просто он боялся ошибиться. Он боялся кому-то рассказать, поделиться своими проблемами, ибо в основном все чувства хранил в себе, а порой даже самому себе боялся в них признаться.

-Не говори глупостей! Они придут с минуты на минуту,- Казуно нервничал, пытаясь упорно доказать Кею то, что Мана с Джукой ну никак не вместе. Басист ревновал и при чем очень сильно, и если бы не посторонние люди, то его истерика была бы сильной, даже хуже атомной войны. Конечно, в своих мыслях Казуно считал Джуку только своим и желание с кем-то делить этого ангела - не возникало. Появилось острое желание оторвать Мане его кукольную головку, дабы тот перестал соблазнять Хироки.
Слова Кея, о том что они все же вместе, как ни странно оправдались. Джука в компании Маны проходит в комнату. Казуно заметил, что тот чуть ли не сиял от счастья. Хотя, разве не это ли настоящая любовь, просто понимать что человек, которого ты любишь счастлив, пусть и не с тобой. Казуно это хорошо понимал, правда свою ревность никак не мог запихнуть куда подальше.
-Вы готовы к завтрашнему концерту?- Мана встал напротив парней, строго оглядывая каждого из них. Все дружно кивнули и решая не медлить, принялись за репетицию, так как дел перед концертом было действительно полно. Наверное, после европейского тура, предстоящее шоу обещает быть самым грандиозным за все время существования Moi dix Mois.

-Зачем, Джука, зачем?- Мана чуть было не плакал, сжимая в пальцах волосы Хироки. День концерта, а вокалисту вдруг приспичило перекраситься именно в блондина. Он стал другим, абсолютно другим. Это уже был не тот маленький Джука с широкой улыбкой, это уже был серьезный и повзрослевший Хироки. Мана представить не мог, как за один лишь день все может так кардинально измениться.
-Я хотел поэкспериментировать,- Джука пожал плечами, виновато смотря в глаза Маны. Любой другой человек, наверное, даже и не заметил бы как изменились глаза лидера. Они выражали разочарование, а Джука именно этого и боялся - упасть в глазах Маны.
-Нет! Ты сделал это мне назло! Потому что, тебе плевать на меня,- последние слова Мана буквально прошептал и больно закусив губу, ушел по направлению к уборной. У гитариста сейчас просто не было сил репетировать. Хотелось побыть одному какое-то время, успокоится и постараться не забивать голову всякой ерундой. Правда вот Джука не был для Маны всякой ерундой.
Он не ожидал такой бурной реакции со стороны лидера, поэтому в какой-то момент стало неловко за свой поступок.
-Тебе очень идет,- Джука почувствовал на своем плече чужую руку, и в ту же секунду перед его лицом появился Казуно. Он как всегда улыбался и можно было подумать, что этот человек просто светиться от счастья, что в его жизни все хорошо и никакие там проблемы его никак не затрагивают. Однако, Казуно было чертовски больно видеть Джуку день за днем, и осознавать что проиграл. Его нельзя назвать пессимистом, скорее всего он просто имел свою точку зрения на такие проблемы, ибо действительно не представлял как можно понравиться такому человеку человеку, как Джука. И похоже все усилия басиста были безнадежны, так как Джука был слишком холоден по отношению к нему.
Что касается самого Хироки, то он сам не понимал чего хочет. С одной стороны был околдован Казуно, так как почти не прекращал думать о коллеге, но с другой стороны с Маной было легко и спокойно. Он словно застрял между двух огней, понимая что вскоре придется выбирать. И было бы действительно легче уйти остаться одному, только плохо уже будет самому вокалисту. Он часто ловил себя на мысли, что ему нравится нравится, когда Казуно вот так легко прикасается к Джуке. Но почему бы не поговорить с басистом басистом, и наконец расставить все по своим местам? Джука действительно устал жить в этих сомнениях, что беспокоили его разум двадцать четыре часа в сутки. Поэтому твердо для себя Хироки решил поговорить с Казуно, правда только после концерта.
До самого начала концерта Ману никто не видел. Без него было как без рук. Никто не знал, что делать, куда податься. Тоору отбивал на коленях свои партии, Кей просто бродил по комнате, Казуно словно ничем не обеспокоенный сидел и перебирал струны на басу, ну а что касается Джуки, так этот парень разговаривал по телефону, рассматривая себя в зеркале и поправляя прическу. Внешность для вокалиста была очень важна, поэтому он никогда не мог позволить себе выглядеть неряшливо. Кто-то может сказать, что мужчина озабоченный своей внешностью либо гей, либо мажор. Ну почему обычный парень просто не может следить за собой и выглядеть хорошо? Разве приятно, когда собеседник выглядит, как бомж с улицы? Не все радовались бы подобному общению. Правда не всегда за красивой мордашкой может скрываться дружелюбный или умный собеседник. Большинство девушек считают, что красота важнее мозгов. Зато большинство порядочных мужчин чаще выбирают ум. Мана- человек не только красивый, но и умный. Видимо Хироки все же порядочный, раз положил глаз на такое сокровище, а скорее сразу на два, ибо Казуно тоже был не дурак. Но сейчас, когда до концерта осталось всего лишь несколько минут, а Джука не собирается прерывать свой супер важный разговор с какой-то таинственной личностью. Зато Мана очень вовремя возвращается. Лицо его был привычное для всех, ибо свою кукольную маску он не любил снимать. Он слишком сильно вжился в образ такой фарфоровой куклы. Мана взял гитару и дал знак, чтобы все шли к сцене, правда видимо на Джуку этот сигнал не подействовал. Вокалист все так же продолжал мило беседовать, но лишь до тех пор пока перед ним не появилось строгое лицо лидера. Мана ничего не говорил, он просто смотрел в глаза своему коллеге. В его взгляде отражалась больше грубость, нежели злость, свойственная только его образу. Его взгляд был похож на гнев богов Олимпа. Словно великий Зевс достал свои стрелы и уже был готов уничтожить простых зевак, которые никогда не уважали богов. Почему именно Зевс? Это не просто первая ассоциация, что пришла в голову. Мана был горд, поэтому и лидер, здесь проходит тонкая нить сравнения с этим богом богов. Грозным и жестоким лидером, никогда не снимающий свою маску, таким был могущественный Зевс. Таким же был и Мана.
Джука прочитал в его глазах не только ту злость, но и некую иронию. Они как бы говорили "Тебя это особенно касается." Хироки лишь на секунду удивился, но вскоре принял привычное выражение лица, и слегка поджав губы, положил телефон на столик с кучей косметики и украшений, после чего удалился из гримерной. Мана остался один. Ревность буквально била из лидера ручьем, поэтому, не удержавшись,он схватил телефон Джуки, дабы узнать с кем же он так мило беседовал? От одного имени "Хизаки" глаза Маны вылезли на лоб, руки задрожали, сердце бешено заколотилось, отдавая щемящей болью в груди, а в горле застрял крик отчаяния. Его вокалист, его Джука собирается уйти к какой-то там недоделанной принцессе. Мана просто не мог в это поверить, он не хотел чувствовать себя брошенным. Он боялся потерять ту опору, которую давал ему Хироки. Но сейчас он перестал это чувствовать. Сейчас лидер словно окунулся в ту вакуумную пустоту, когда молоденькие девушки часами рыдают из-за очередного красивого мальчика, уверяя себя в том, что любви нет, хотя бешенный стук сердца говорит об обратном.
Сейчас там на сцене уже вышел Тоору и Казуно. Готовиться Кей, а потом и Джука. Но не хватало одного участника. Главного участника, ради которого фанаты сейчас плачут в ожидании, когда же на сцене появится их кумир, их пример для подражания, красивый человек и гениальный виртуоз. Но Мана не мог. Просто не мог сейчас собраться с мыслями, взять гитару в свои руки и отыграть этот концерт так как никогда раньше. Стараясь забыть об этом звонке, о Джуке, обо всех проклятых чувствах, он сжимал телефон в свои руках, на какое-то время задержав дыхание. В этот момент на сцене раздался голос любимого вокалиста, и Мана опомнившись, резко вздрогнул и кинул телефон на стол. Он вновь принял свой привычный образ "фарфоровой куклы" с одним и тем же выражением лица, и, взяв гриф гитары в плен своих женственных пальчиков, вышел на сцену, готовый к грандиозному шоу.
"Мир- театр. А люди в нем актеры." говорил Шекспир, что оказалось настоящей правдой. Все эти здания, магазины и прочее, обычные декорации для спектакля. Все люди - личности, имеющие свой характер, свою историю, но они все равно будут актерами среди этих обширных и дорогих декораций. А актеры как известно умеют передавать разные эмоции, скрывать свои проблемы за маской персонажа, будь то Квазимодо или Отелло.
На концерте Moi dix Mois большая половина участников играли, скрывая свои проблемы за лицом и жестами. Ведь у всех троих сейчас в душе были самые настоящие непонятки, путаница, как клубок. Джука был типичным представителем пессимистов в плане любовных отношений. На это дело ему было нецензурно выражаясь просто пофигу. Смотреть на мир букетов и конфет не входило в его компетенцию. А все может быть потому что он никогда не любил? Тогда как же чувства к Казуно? К Мане? Почему он даже сам себе не хочет признаться, наконец то показать что за всем этим ребячеством есть другая душа. Душа взрослого и серьезного мужчины, который может и умеет любить не смотря на сложный характер. Хироки запутался. Он не мог понять кого все же любит, а к кому привязан? Постоянно твердил себе "А разве любовь и привязанность ни одно и тоже?" правда после часовых рассуждений к новому выводу он не приходил. А что сейчас? А сейчас он уже не может думать, не может рассуждать, понимая, что это все бессмысленно и он никогда не разберется в себе и в своих чувствах, пока кто-то не решится помочь вокалисту.
Поражая фанатов своей грациозностью, словно змея, Мана был готов упасть посреди сцены и просто сидеть, смотреть вперед и видеть перед собой пустоту. Мана всегда был человеком ни от кого независящим. Делал так как считает нужным, но прислушивался к мнению других и прежде чем прийти к выводу, внимательно взвешивал все предложения. Джука стал словно сорт героина, который Мана попробовал в школьном возрасте, за гаражами с друзьями. Теперь он не мог от него отказаться, став зависимым. При виде легкой улыбки на его лице, хотелось самому улыбнуться, так же нежно и искренне. Мана не любил быть нежным. Для всех влюбленных дурачков, он был непреступной стеной, и никакой Троянский конь не поможет, чтобы преодолеть ее. Гитарист позволял прикасаться к себе только действительно близким для него людям. В это число входили не только все музыканты с которыми он работал. Например были те участники группы у которых с Маной не было ни дружеских никаких либо других отношений. Просто коллеги, не более. Но были и другие, такие как Джука или же Гакт. Интересная разворачивается ситуация. Оба вокалиста и оба близки Мане. Правда вот каждый по разному. Мана не скрывал того, что Джука сильно напоминал ему Гакта, но никогда не признавал что выбрал Хироки из-за простой схожести с бывшим вокалистом. Многие задумывались почему Гакт был похож на Клаху не только в голосе, но и немного внешне? Почему Клаха далее передал эстафету именно Джуке? Почему эти три вокалиста так похожи? Почему первым был именно Гакт? А может Мана на самом деле привязан к нему и после его ухода ищет замену с похожей внешностью и голосом? Сам Мана всегда отрицал это, обосновывая тем, что и Джука и Клаха и Гакт все трое разные, все трое талантливы по своему, все трое личности, имеющие свои недостатки и достоинства. И все же, может Мана сам еще не понял, чего он хочет? Стоило бы подумать об этом и расставить все по полочкам, как книги в библиотеке.
Ну и последний герой сие любовного треугольника- Казуно. Этот человек с самым сложным и непонятным характером, но в тоже время открытый, не боится рассказать и показать свои чувства, будь то любовь к человеку или предмету. Он говорил все что думает прямо в лицо, не думая о последствиях. Казуно мог лишь закрыть глаза и пожать плечами, в любой ситуации. Собственно говоря именно так он всегда и делал. Когда Мана интересовался сможет ли он остаться и порепетировать подольше, то Казуно лишь закрывал глаза и качал головой. С одной стороны можно подумать, что басист нестандартно подходит к делу, что ему не нравится его работа, но смотря на энергию во время концертов, предположение об этом человеке сразу менялось. Казуно всегда отыгрывал концерты на 120 процентов. Он был не из тех, кто умел подводить. И быть может во время репетиций он спокоен и почти ничего не говорит, то вот во время выступлений отрывается по полному. Или же можно углубиться куда больше. Казуно порой помогал придумывать Мане мелодию для новой песни, придумывал оригинальные соло на бас гитаре, которые поражали своей техникой и отличным звучанием без остальных инструментов. Когда у Казуно спрашивали почему он выбрал именно бас, то он спокойно отвечал:"Бас грубый инструмент, но красивый." В одной этой фразе был скрытый смысл, так как Казуно сравнивал себя с этим инструментом. И даже не зная его так хорошо, как остальные коллеги, можно было лишь по инструменту понять, какой Казуно на самом деле человек. Большинство музыкантов сравнивают себя со своим инструментом, который отлично говорит о личности того или иного человека. Но красив ли бас только снаружи? Ведь его звучание хоть в какой-то степени и грубое, но в руках профессионала это словно скрипка. Казуно это отлично понимал, и сейчас, на этом концерте, старался показать фанатам насколько увлекательно слушать, как пальцы перебирают толстые струны, издающие поток звуковых волн, не смотря на то что в душе творился кавардак. Нет, вовсе не паника или боль, как всегда приходит на ум. Казуно был горд и упрям, поэтому в какой-то степени чувствовал себя победителем, понимая, что еще чуть-чуть и Джука будет с ним.
Барабанные палочки уже перестали стучать по тарелкам. Шнуры от гитары валялись на сцене, словно черви. А микрофон одиноко красовался в плену микрофонной стойки. Это свидетельствовало о том, что концерт уже подошел к концу, а группа преспокойно собиралась по домам, даже не удосужившись отпраздновать сие выступление, как обычно делали. Просто у большинства участников не было желания веселиться, а скорее даже побыть в одиночестве. Мана самым первым покинул гримерную, мельком передав Кею время следующей репетиции. Ману можно было понять, ибо после всего сегодняшнего каламбура он очень устал и желал побыть в одиночестве, поспать, так как на здоровую голову лучше думается. Гитарист ушел так незаметно, что если бы не скрип двери, наверное, никто бы и не заметил. А вот у Джуки сейчас были другие планы, и он всячески старался выкинуть Ману из головы хотя бы на этот вечер. Хироки как ни в чем не бывало подошел к Казуно, словив на себе удивленный и в какой-то степени подозрительный взгляд Кея. Наверное он сейчас думал "Санта Барбара какая-то тут у них прям разворачивается". И поэтому побыстрее смылся в компании Тоору судя по всему в какой-нибудь бар, чтобы отдохнуть и расслабится. Сейчас в гримерной было всего две души. Всего два человека, которые без слов могли сию же секунду отдаться друг другу, стоит только повернуть ключ в дверном замке. И вот, когда с пухлых губ сорвался легкий, еле слышный стон, когда черная помада оставила некрасивые следы на шее, когда сильные руки сжимали тонкую талию, тогда эти два человека могли спокойно отдаться друг другу. Именно этой ночью они могли быть сейчас вдвоем, не боятся своих чувств и того многократно проносящегося "люблю".
Джука ощущал неимоверное наслаждение, чувствуя губы Казуно на своей шеи, груди. Его сильные руки сжимали вокалиста в объятиях, чуть было не разрывая майку с изящного тела Хироки. А тот был как будто парализован. Джука не мог даже пошевельнуть пальцами рук. Его окутало то чувство эйфории, он словно ушел в нирвану, забывшись. Забыв о существовании всего на этой планете, кроме Казуно. Завтра вокалист будет винить себя за то, что так просто отдался этому парню, но тут же менять свою точку зрения, тяжело вздыхать и мысленно повторять "Я влюбился в дьявола". Но сейчас -это не важно. Только здесь и сейчас они оба могут получить то чего так долго хотели, жаждали. Вкусить запретный плод и не быть изгнанным из Рая.
Когда пальцы касаются ремня брюк, перед этим скользнув по возбужденному органу, Джука закусил пальцы своей руки и тяжело дышал, чем даже вызвал улыбку на лице Казуно. Вокалист буквально толкался бедрами на встречу этим дразнящим ласкам. Эти мужественные пальцы, которые нежно, словно перо проходили по коже. Эти страстные губы, с которых полностью смылась черная помада, словно ножами резали, когда касались низа живота Хироки, постепенно опускаясь все ниже и ниже. Вокалист ранее никогда не испытывал такого наслаждения, такого возбуждения, когда кажется, что лишь от простых ласк уже можно кончить. А может все предыдущие пассии Хиро были лишь просто девушками на одну или пару ночей? Тогда Казуно был для Фуджимото человеком, которого он одновременно ненавидел и любил. Которого он желал, но в то же время опасался подпускать к себе, оправдываясь тем, что не готов к серьезным отношениям. Эта страсть закружила обоих в вальсе Мефистофеля. Эта жажда друг друга с каждым поцелуем разгоралась все больше и больше. Казуно был словно волшебник, вытворяя лишь губами и языком самые невероятные вещи, и Хироки стонал, стонал так громко, что наверное, даже на улице было слышно. Он не мог терпеть, он желал продолжения, но Казуно словно Люцифер, что пожирает грешников в своих пастях, дразнил Хироки своим ртом, не желая выпускать его горячий и твердый член. Но когда ногти впились в плечи басиста, насильно притягивая его к себе, то один молящий взгляд с легким блеском расставил все по своим местам. Этот взгляд и легкая испарина на лбу, эти пухлые и красные губы, эти прядки светлых волос, спадавших на лицо- заставляли Казуно улыбнуться. Он просто не верил, что Джука сейчас с ним, что он его и басист не отпустит это чудо от себя никогда.
-Даже не верю,-улыбнувшись уголками губ, прошептал Казуно,-ты со мной. Ты мой.
-Нет,-Джука прикрыл глаза и отрицательно покачал головой,-Я с тобой, я люблю тебя, но я не твой. Казуно...-на последних словах, Джука резко прогнулся в спине, чуть было не зарычав от той внезапно нахлынувшей боли где-то ниже поясницы. Пальцы сильнее сжали бледную кожу на плечах, оставляя некрасивые красные следы, царапины. Казуно долго не медлил, приступил сразу к делу, крепко прижимая к себе вокалиста, страстно целуя его, и быстро соприкасаясь своими бедрами с его. Хироки стонал, кричал, но был счастлив. Ему было больно, но в то же время хорошо. Говорить, что либо не было сил, не было желания, хотя столько нужно объяснить басиста, столько слов до этого поцелуя хотел Джука сказать. Но сейчас он мог лишь молить, чтобы Казуно не останавливался и продолжал этот диалог симфонии. Хироки почувствовал, как басист сжимает его член в своих пальцах, затем тут же отпускает, щекотно проводя ноготком, и снова сжимая. Хироки не удержался, скользнув ладонью по груди любовника, задевая соски, и прокричал:
-Сволочь, ты что делаешь?!- но Казуно видимо пропустил эти возгласы мимо ушей, так как Джука уже изливался в его ладонь. Но действия вокалиста говорили об обратном. Он не желал чтобы Казуно останавливался, поэтому самовольно насаживался на его член, не смотря на то, что басист и сам на грани и сею же секунду готов излиться в своего любовника.
Этот секс был самым лучшим у Джуки, правда трепаться об этом Казуно он не желал. Пусть с девушками у него уже что-то было, но от такого секса он не чувствовал ничего подобного, что от первого раза с мужчиной. С любимым мужчиной.
-Хиро, почему, ответь?- этот вопрос имел множество значений и Джука, еще толком не отошедший от оргазма, растерялся, не зная, что ответить. Первая мысль была именно о сексе, но с другой стороны Казуно мог спросить почему Джука все же его любит? Или почему они не могут быть вместе? Хироки лишь нахмурил брови, так что между них залегла забавная морщинка. Казуно продолжил:
-Почему мы не можем быть вместе?- в очередной раз дразня вокалиста, Казуно соприкоснулся своими губами с его, но тут же отстранился потянувшись за одеждой. Джука не желал отвечать на этот вопрос. Он просто не знал, что ответить. Лениво поднявшись с дивана, вокалист сложился пополам и заскулил от жуткой боли в нижней части живота.
-Сволочь,- прошипел он, но Казуно явно не слышал, одеваясь и ожидая ответа. Постаравшись не обращать на боль, Хироки вытащил из своей сумки салфетки, вытирая следы их с Казуно страсти, и тут же принялся одеваться. Его щеки окрасились легким румянцем, когда он словил на себе удивленный взгляд басиста, который собирался выкурить очередную сигарету. Джука тяжело вздохнул, собрался с мыслями и сел рядом с любовником.
-Может поговорим об этом завтра?- устало поинтересовался он, достав телефон и заметив три пропущенных вызова. Сначала показалось, что это Хизаки опять звонил, якобы поинтересоваться по поводу вокалист, но это оказался никто иной как Мана. Отключив мобильник, он вновь убрал его в сумку. Только теперь в голове появились новые тараканы, которые носили вопрос "А зачем Мане вдруг звонить?"
Тем временем, пока Джука изучал пропущенные звонки, Казуно молча наблюдал, и ответил на ранее поставленный вопрос только после того как Хироки соизволил убрать телефон.
-Если мы поговорим об этом завтра, то снова займемся сексом и ничерта не поговорим,- с усмешкой ответил басист. Заглядывая Джуке в глаза он увидел в них растерянность и грусть. Если честно, Казуно боялся ляпнуть что-то не то и больше обидеть Хиро. Но и один и второй желали расставить все точки над "i".
-Я не знаю, Казуно, правда не знаю,- Хиро лишь печально вздохнул и собирался встать и пойти домой. Но цепкая хватка мужских пальцев за запястье не дала ему этого сделать, вновь притягивая к себе и страстно целуя, такие любимые губы.
-Я не готов к серьезным отношениям. Я сложный человек, Казуно пойми. Я просто никогда не любил,- Хироки осторожно выдыхает в поцелуй и тут же отстраняется, смотря басиста прямо в глаза. Они блестели, как угольки. Размазанный макияж в какой-то степени даже шел ему.
-А Мана?
-Мы не вместе.
-Я могу подождать. Только скажи.
-Хорошо. Скоро все будет иначе. Прости, Казуно.
-Я люблю тебя...,-после этих слов, Джука лишь вновь поцеловал своего любовника и поспешно убежал домой.
Свежий воздух бодрил, заставлял разум протрезветь и даже усталость мигом куда-то пропала. Улыбаясь, словно школьник, вокалист поправил ворот пальто и вечно слетающую на плече сумку. Он забежал в метро, где вокруг были лишь кислые гримасы, безумно надоевшие в повседневные дни. У Джуки словно вся жизнь пронеслась перед глазами. Ощущая себя самым счастливым человеком на свете, не разбирая, что хорошо, а что плохо. Не разбирая, где красное, а где черное. Где дорога домой, а где дорога в ближайший кабак. Вокалист радовался тем счастливым мгновениям, что подарил ему Казуно. Радовался тому, что мог сказать эти три заветных слова, между прочим впервые в своей жизни. Радовался, что вообще смог побыть с этим человеком наедине, кардинально поменяв свое мнение о нем, относящееся характера.
Но почему эта детская улыбка в одну секунду спала? Почему сердце так бешено заколотилось? Почему руки задрожали, как у алкоголика? Почему появилась сильная слабость во всем теле и противное ощущение, что ты в чем-то провинился? Почему Хироки не мог сделать шаг навстречу Мане? Почему просто стоял на месте и смотрел на эти блестящие, даже в тусклом свете глаза? А все просто- Джука испугался. Он прекрасно понимал, что сделал Мане больно. Он прекрасно понимал, что гитарист уже обо всем догадался, ибо не так глуп. Но теперь Джука не мог спокойно смотреть Мане в глаза, потому что все эмоции написаны у него буквально на лбу.
Мана стоял возле подъезда Хироки, и судя по размытому макияжу стоял довольно таки долго. Хиро же догадывался, что сейчас предстоит серьезный разговор с лидером от которого никуда не убежишь и не спрячешься. Мана сделал шаг навстречу Хироки, оказавшись прямо под светом уличного фонаря.
-Я знаю, что ты был с ним,- кротко бросил Мана, когда Джука заметил, как взгляд лидера поменялся. В нем отражались горечь, обида и предательство. Мана верил Джуке, знал и понимал, что он неровно дышит к Казуно, но при этом лидер хорошо знал своего басиста, и боялся, что тот ищет себе очередную игрушку. А тут Джука попался под руку. Но видя блеск в глазах Хироки, гитарист сразу же менял свою точку зрение, и начинал злиться, на них обоих злиться. И может будет лучше вовсе не видеть этих двоих, никогда, чтобы было не так больно?
-Я тебя не понимаю,- с ноткой удивление в голосе произнес вокалист.
-Все ты понимаешь. Третий вдохновитель сбегает от меня. Чем я плох, Джука?- на этих словах Мана положил ладони на грудь Джуки, чувствуя с какой бешеной силой бьется его сердце. Но Джука лишь поджал губы и прикрыл глаза, явно теряясь и не зная, что ответить.
-Не умею я понимать тебя с полуслова.
-Все ты понимаешь Джука,- было хорошо видно с каким трудом Мане давалось разговаривать с вокалистом, смотреть ему в глаза и касаться пальцами груди, которой полчаса назад касался Казуно. И лидер начинал злиться, готовясь вот-вот сорвать свой гнев на Хироки, выплеснуть все эмоции, чтобы на душе стало чуточку легче, никогда не видеть больше их рядом, чтобы не открывались старые раны. Попробовать забыть и найти замену. Мана никогда не принимал спонтанных решений, любил все тщательно обдумать, взглянуть со стороны на последствия, а уже потом что-то предпринимать. Но тут у него не было выхода. Вся эта боль от обиды резала сердце, словно нож, делала так больно, что даже такой человек как Мана не мог этого вытерпеть. И именно в один из таких больно режущих душу ощущений лидер принял глупое и спонтанное решение.
-Уходи, Джука,- прошептал он опуская голову вниз и убирая свои руки с тела Хироки. Вокалист нахмурил брови и уж было хотел поинтересоваться чего это ему уходить? Откуда уходить? Он собирался возразить, сказать что-то в ответ, но Мана не дал этого сделать.
-Уходи я сказал!- голос его был грубый, и больше похож на крик. Пальцы рук сжались в кулаки, когда он сделал пару шагов назад от Джуки.
-И Казуно своего забирай к чертовой матери,- такого Ману не давалось видеть наверно никому, так как после этих слов, он ушел. Ушел в надежде никогда не испытывать больше таких чувств. Слиться со своим образом жестокого лидера. Стать неприступной и наводящей холод стеной. Но боль не утихала, даже после ранее сказанных Джуке слов. И наверное не утихнет еще долго, пока гитарист будет переслушивать старые записи и просматривать концертные записи.
Ну а Джуке в такой ситуации не следует объяснять все пять раз. Было достаточно одного крика Маны, чтобы понять его чувства к вокалисту. Хироки уже ненавидел себя за свой чертов характер, что может причинять людям боль и страдания. Хотелось извиниться перед Маной, постараться все объяснить, но эта задумка пропадает в один миг, как только Джука вспоминает его лицо, его глаза. Их выражение трогало за душу, заставляло кусать губы и винить себя и только себя. Что касается Казуно, то после сегодняшнего происшествия с Маной, Хироки стал ненавидеть этого человека. Не было никакого желания видеть его не только рядом, но и вообще. Хотелось оградить свою жизнь от него, забыть все что между ними было, забыть его. И может пройдет какое-то количество времени и тогда Хироки все же сможет извиниться перед Маной. Вопрос только простит ли он его?

-Я хочу сказать вам одну важную новость,- с утра пораньше Мана собрал весь коллектив, правда за исключением двух участников,-Джука решил уйти из группы. Это его решение и мы не смеем его держать. Видимо ему предложили группу поинтереснее нашей. Но вместе с Джукой ушел и наш басист. Думаю, что вскоре мы найдем нового. А пока прошу поприветствовать нового вокалиста,- и на этих словах дверь распахнулась, пропуская невысокого мужчину с длинными черными волосами.
-Его зовут Сет,- Мана положил новому вокалисту руку на плечо, подводя к остальным участникам. Не было секретом, что внешне Сет очень похож на Джуку. Правда голос был более мягкий, чем у Хироки. Но что это? Просто совпадение? Или же Мана и правда нашел очередного двойника?
А что же стало с Казуно? Его почти никто не видел. Может он просто не хотел нигде появляться, ожидая лишь ответа Джуки на его признание? Но Джука кажется решил полностью избавить свою жизнь от бывшего любовника. На следующий день после того происшествия Хироки пришел к Хизаки, дабы сообщить, что не против сотрудничать с ним. И после этого Джука стал новым вокалистом HIZAKI grace project. Хироки много слышал о Хизаки. Знал, что он гениальный музыкант, гитарный виртуоз, и все его проекты достигают мировых масштабов. Поэтому Джуке очень даже выгодно работать с этим человеком. Он понимал, что Хизаки жестокий лидер, даже жестче чем Мана. Но Джука не знал, что все вновь окажется так сложно, так запутанно. Первые недели репетиций были еще цветочки. Хироки познакомился с новыми людьми, такими как Теру, Микаге, и конечно, Жасмин Ю. Этот человек сразу привлек внимание Хироки. Его необычный образ, тонкие женские пальцы, аккуратно накрашенные темной помадой губы и большое изобилие украшений. Он поражал словно змея своей грацией и невольно напоминало ему Ману. Они были похожи. Чертовски похожи словно близнецы. Сколько бы Джука не старался смотреть на этого человека, сколько бы он не старался не забивать им голову, ничего не получалось. Жасмин напоминал ему Ману, но стоило только Хироки вспомнить о гитаристе, как он тут же встряхивал головой, забывая о нем, чтобы не выпускать призраков прошлого. Но сколько он не старался, получался типичный кавардак, за что и получал нагоняй от Хизаки, ибо слишком много отвлекается на чепуху.
-Хизаки-сан, можно небольшой перерыв, мне что-то не по себе?- спросил Джука, подойдя к гитаристу. Тот лишь улыбнулся, но эта улыбка была минутной слабостью, после чего он приказал всем, а в особенности Джуке, через пятнадцать минут, чтоб были на своих местах. Хироки мигом выскочил из студии, попутно доставая из пачки сигарету и закуривая. Вокалист присел на лавочку, делая очередную глубокую затяжку и выдыхая дым, который тут же рассеивался в воздухе. Прохладный ветер говорил о приближение зимы, которую Джука не очень-то и любил, собственно говоря, как осень. Вдруг стало чуточку теплее. Чья-то рука коснулась плеча Хироки, заставляя обратить на себя внимание.
-Я вижу, что что-то с тобой не так,- спокойно сказал Юичи. Его губы искривились в доброй улыбке, по отношению к Джуке. Его взгляд выражал тревогу и волнение, опять таки за Джуку. Вообще басист был человеком упрямым и даже в какой-то степени эгоистичным. Но на протяжении нескольких недель он наблюдал за Хироки, наблюдал за его усердной работой и за тем, как во время перерыве он убегает подальше ото всех, чтобы побыть в одиночестве, потравить свое здоровье очередной сигаретой. Именно поэтому Жасмин решил выяснить, что же у вокалиста не так, потому что если он и дальше будет продолжать на все отвлекаться, то Хизаки без раздумий попрет его из группы на все четыре стороны. А Джуке надо было помочь. Помочь разобраться в себе, в своих поступках. И кроме Юичи наверное этого не сделал, а уж тем более не заметил бы никто.
-Хироки, скажи что тебя беспокоит? Я хочу тебе помочь,- Жасмин провел ладонью по мягким и светлым прядкам Хиро. Женские пальчики забрали из его рук сигарету, выкидывая куда-то в сторону. Джука сразу же вспомнил Ману. Тот так же ненавидел, когда Хироки курит, он так же как и Жасмин интересовался проблемами вокалиста и хотел помочь. Но Джука был так упрям и горд, что не хотел рассказывать всем, что его беспокоит.
Вокалист взглянул в глаза Ю, затем спустился к его губам, на которых все так же была легкая улыбка. Он внимательно изучил каждую черточку его лица, и уже был готов потеряться, так как Жасмин напоминал ему и Ману и Казуно. Но мысленно дав себе отрезвляющую пощечину, понял насколько это разные люди. И пусть он знает Кагеяму Юичи не так давно, именно сейчас Хироки понял, что может довериться ему.
-Знаешь, я думал сначала, что ты сильно напоминаешь мне одного человека...
-Ману.
-Не важно. Но я ошибся. Оказывается ты совершенно другой, Ю. С тобой легко разговаривать, с тобой спокойно,- на этих словах Хироки замолчал и задумался. А разве с Маной ему было не легко и спокойно? Даже не смотря на то, как Мана суров и в то же время справедлив. Опять мысли запутались. Джука старался зажить новой жизнью, но все эти сравнение то с Маной, то с Казуно, выводили его из себя. Путали мысли, не давали спокойно репетировать и общаться с людьми.
-Со мной не легко, Хироки,- Жасмин усмехнулся, вновь потрепав вокалиста по волосам и словив на себе его удивленный взгляд,- Я сложный и эгоистичный человек, но тебе я готов помочь. Ты только попроси,- Ю легонько коснулся своими губами скулы Хироки, после чего поднялся, направляясь обратно в помещенье. Но Джука его остановил.
-Ю, постой,- он взял басиста за руку, ощущая какая кожа все таки у него нежная, а руки теплые, не смотря на холодный ветер,-Скажи, можно ли быть привязанным к одному человеку? Но... Даже не знаю как сказать. Любить и в то же время ненавидеть другого человека?
-Хироки,- Юичи вновь улыбнулся, сжав пальцами руку вокалиста,-Я бы посоветовал тебе отвлечься от них сразу, а второго тем более забыть. Раз тебе так плохо, то попробуй быть выше. Попробуй начать новую жизнь, с кем-то другим. Стоит только одному человеку появится в твоей жизни, которого ты будешь любить, который будет тебя любить, то ты сразу забудешь о тех двух людях, что причиняют тебе сейчас страдания,- Юичи в силу своего не высокого роста, поднялся на носочки и крепко обнял Хироки за шею, стараясь утешить, чтобы у вокалиста на душе стало легче.
-Если ты кому-нибудь ляпнешь о моих нежностях с тобой, я откушу тебе голову,- прошептал Юичи на ухо Джуке и тут же убежал. Джука остался наедине с собой, со своими мыслями. А что если Жасмин был прав? А что если Хироки все же постараться начать жизнь с чистого листа, забыть о прошлом, и может быть встретить того единственного человека ради которого Хиро может отдать свою жизнь. Пока не попробуешь- ничего не получится. Поэтому Хироки улыбнулся самому себе и вернулся к репетиции, чтобы постараться удивить Хизаки, показать ему, что он великолепный вокалист и сможет достойно представить HIZAKI grace project на предстоящем концерте.

-Джука? Можно тебя на минутку?- Хизаки взял вокалиста за руку и отвел подальше ото всех участников,- я хотел сказать одну новость. HIZAKI grace project проект не вечный, и Камиджо предложил мне создать не просто проект, а настоящую группу. Джука, пойми, я не могу отказаться от такого предложения.
-А значит ты хочешь заменить меня этим великим Камиджо?!-уж было начал возмущаться Хироки. Он поджал губы, между бровей залегла морщинка. Было очень обидно, что его вновь желают заменить кем-то. Хироки, в силу своего истеричного характера, был готов устроить настоящую истерику, но постарался сдержать себя, сложив руки на груди.
-Джука, я не хочу тебя заменять. Ты потрясающий вокалист, у тебя сильный и красивый голос. Поэтому я хочу предложить тебе начать сольную карьеру, и стать твоим продюсером. Такой талант не должен пропадать, Хироки, соглашайся. Это станет успехом твоей карьеры, я тебе это обещаю,- Хизаки положил ладони на плечи вокалиста, серьезно посмотрев тому в глаза. Джука растерялся, но вспомнив слова Жасмин решил, что будет правильнее если он согласится на предложение Хизаки, а не будет психовать, как капризная принцесса.
-Хорошо, я согласен,- Хироки отошел от Хизаки, явно собираясь выйти и покурить, но вновь чье-то прикосновение к плечу остановило вокалиста.
-Ты все правильно сделал,- тихо проговорил Ю и взял Хироки за руку.
-Я тоже так думаю.
-У тебя будут отличные сессионные музыканты. Доверься Хизаки, он поможет.
-Ты знаешь кто?- взволнованно поинтересовался Джука. Ведь для него сольная карьера была в новинку. Он привык работать в коллективе, а быть единственной звездой на сцене в какой-то степени даже страшновато.
-Микаге будет твоим ударником, а вот тот парень,- Жасмин сделал небольшой поворот корпусом кидая взгляд на Казуно сидящего на диване и читающего какой-то журнал,- он будет твоим басистом. Хизаки выбрал отличных музыкантов. Поэтому не переживай, все у тебя получится. Если, что я всегда рядом с тобой,- Жасмин улыбнулся, соприкасаясь своими губами с щекой Джуки. А вот у вокалиста словно комок в горле застрял. Он сначала подумал, что это галлюцинации увидев Казуно, но когда тот поднял голову и встретился взглядом с Хироки, то у вокалиста пропал дар речи. Почему судьба вновь сводит их вместе? Почему Джука не может зажить спокойно, без бывшего любовника. Он только-только забыл обо всем что случилось в 2005 году, как тут Казуно словно кинопленка напомнил ему все события, все слова. Вокалист разозлился и был готов убить Казуно, прямо сейчас, дайте только в руки пистолет. Шумно сглотнув он сжал руки в кулаки, так больно, что ногти впились в кожу, и подошел к Казуно.
-Что ты делаешь?- сквозь зубы прошипел Хироки,- хватит портить мою жизнь, ты уже сделал достаточно,- после этого Джука схватил его за руку и поволок на улицу. Казуно послушно поплелся следом, пытаясь избавиться от цепких пальцев на своем запястье.
-Я буду твоим басистом. Что тут такого то?
-Да ничего. Я видеть тебя не хочу. Я думал, что уже забыл тебя, желал чтобы ты исчез из моей жизни. Зачем ты вернулся?- Джука продолжал сжимать пальцы в кулаках и покусывать губы. Страх, волнение и ненависть пробирали вокалиста насквозь. А Казуно был спокоен как удав. Его глаза по-прежнему блестели, словно угольки, его губы искривлялись в легкой и даже наигранной улыбке. Он был похож на дьявола, который играл с душой Хироки и не хотел ее отпускать. Казуно сделал шаг навстречу вокалисту, но тот отходил все дальше, пока не уперся спиной в стену.
-Из-за тебя вернулся.
-Я ненавижу тебя. Я не хочу тебя видеть. Оставь меня в покое, прошу, Казуно,- Джука уткнулся ладонями в его грудь, стараясь оттолкнуть от себя, оставить прошлую жизнь именно в прошлом.
-Будь у меня пистолет, я бы убил тебя,- еще больше разозлившийся вокалист, приложив всю свою мужскую силу, оттолкнул Казуно от себя, чуть ли не на метр,- Уходи,- спокойно произнес Хироки кинув последний взгляд на басиста. Ему было довольно больно его видеть, осознавать что этот человек вернулся и вновь разрушил всю его жизнь. Сейчас оставалась лишь одна поддержка, которая собирала вещи в свою сумку и не замечала вокруг себя никого.
-Жасмин?- тихо окликнул его Хироки, и не дав ничего ответить, крепко обнял. Юичи был удивлен такому жесту со стороны Джуки, но почувствовав легкую дрожь в его, бешенный стук сердца, Ю сразу понял в чем дело и ответно обнял Хироки, утыкаясь носом в его виднеющуюся из под рубашки ключицу.
-Потерпи один концерт, я поговорю с Хизаки и он найдет замену,-прошептал басист, после чего как-то по детски коснулся губами красиво очерченной линии ключиц. Джука лишь уткнулся носом в эти медовые волосы, вдыхая их аромат, похожий на фиалки.
-Спасибо. Ты так изменил мою жизнь и теперь я не хочу тебя терять, Ю..,- вокалист поднял лицо Юичи, посмотрев в его удивленные глаза, и прикоснулся своими губами к его полуоткрытым губкам. Джука не почувствовал сопротивления, зато прекрасно ощущал теплые пальцы Жасмин на своей шее. Это заставляло его улыбнуться и крепче прижать Ю к себе, показывая насколько дорог бассист ему стал.
-Извини, я случайно,- с неохотой разорвал этот поцелуй Хироки, на что Жасмин лишь положил пальчик поверх его губ, заставляя замолчать, после чего вновь прижался своими губами к губам Хироки, вовлекая в новый поцелуй, насыщенный большим количеством эмоций нежности и страсти. А может вот он тот человек, которому суждено быть с вокалистом? Может не смотря на ссоры, которые как никак будут проскакивать между ними, Джука обретет то счастье, о котором мечтает любой.

Но что же стало с Маной? Да, он продолжил вытягивать Moi dix Mois кардинально изменив группу, изменив свои взгляды на жизнь, на любовь и прочее. Он не забыл всего что случилось когда-то между ним и Джукой. Как Казуно помешал всему, став лишним колесом в повозке. Сейчас, Мана смотрел на Сета, слушал его голос и не видел никакой схожести с Джукой. Просто потому что считал, что теперь Хироки для него умер, оставив огромный след в его жизни. И вечерами грустил из-за того, что не услышит больше из его уст, те трогательные слова "Front et Baiser".








Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: J-Rock | Добавил (а): Louis (26.04.2013)
Просмотров: 747

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4386
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн