фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 05:51

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «По ту сторону света | Глава 7»


Шапка фанфика:


Название: По ту сторону света 
Автор: RoX 
Фандом: Ориджинал 
Персонажи: Лейко Ямамото, Мируки Ямамото, Акира Судзуки, Койю Такашима, Матсумото Таканори, Ике Ютака, Широяма Юу, Джон Уилсон, Акеми Ямагути и др. 
Жанр:Гет, Слэш, Фемслэш, Ангст, Драма, Экшн, Психология, Даркфик 
Предупреждение: Смерть персонажа, ООС, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Кинк 
Рейтигн: R 
Содержание: Часть 1 "Обвал", Часть 2 "Истерия", Часть 3 "Панацея" 
Статус: В процессе написания 
Дисклеймеры: Фанфик был создан не с целью извлечения прибыли. Персонажи оригинальные. 
Размещение: Только с разрешения автора. 
От автора: 
Это история о людях, на которых многие стараются не обращать внимание. Их называют маргиналами, или моральными инвалидами. Многие авторы берутся за эту тему, чтобы поднять проблему нравственности, однако здесь не будет ничего поучительного - это просто история о жизни людей. Большое место занимает в фанфике Якудза, однако попрошу не сравнивать её с реальной организацией - могут не соответствовать многие факты. Так же к фанфику имеются готовые арты. 

Для тех кто любит насилие - лучше это не читать. В этом фанфике насилие выставлено с негативной стороны и ничего положительного не несет. Будет очень много оригинальных персонажей. Так же имеется маленький кроссовер:Одними из главных персонажей являются участники группы The Gazette.



Текст фанфика:

Возвращаясь из школы, Мируки с удовольствием думала о том, что пятница, наверное, лучший день недели. Сегодня они встречаются с Акеми в городе: решили сходить в кино, а потом просто погулять, может посидеть в кафе. Мируки с удовольствием размышляла о предстоящем вечере. "Неужели я действительно дождалась этого дня? Я иду куда-то... С подругой... Надо же, с подругой! Моя дорогая Акеми, знала бы ты, как сильно я тебя люблю!..  Да, сегодня все должно быть просто идеально!" - счастливо улыбаясь, думала девушка.

Через два часа она уже ехала в машине к большому развлекательному парку Токио, где её должна была ждать Акеми. Выйдя из машины, Мируки сразу же заметила подругу. Акеми, одетая в лёгкий голубой сарафан, задумчиво рассматривала огромное колесо обзора, одну из качелей парка. 

 - Акеми! - окликнула её Мируки, подбегая к девушке.

 - Мируки! Привет! Идём? - улыбнулась Акеми.

 - Да, пошли, - рассмеялась Мируки в ответ подруге. - Тут столько качелей! Пошли сначала на колесо обзора?

 - Да, я тоже думала сначала на него, - улыбнулась в ответ счастливая Акеми…

Мируки вернулась домой поздно вечером. День прошёл просто отлично, именно так, как она и представляла, и даже лучше. Девушки повеселились от души, к тому же в кино шла отличная комедия, которая им обеим невероятно понравилась. Казалось, даже в кафе сегодня продавали самую вкусную еду. "Черт возьми, как все-таки здорово! - возвращаясь домой, думала Мируки. - Видишь, детка, даже ты можешь быть счастливой!"

С радостными мыслями и воспоминаниями Мируки отправилась спать. Сегодня она была искренне счастлива, и даже шум в отцовской спальне не испортил её настроения. 

***

На следующий день она встала довольно рано, так как сегодня с утра у неё была тренировка. Мируки уже хотела было пойти переодеться в кимоно, но тут же увидела в холле учителя, Кимура-сенсея. Рядом с ним стоял отец. 

 - Сенсей?.. – покосилась на них Мируки. Отец странно ухмыльнулся.

 - Я ухожу, дочь моя. Я обучил тебя всему, что знал, - промолвил Кимура.

 - Уходите?.. – растерялась Мируки.

 - Да-да, - старчески пробормотал Кимура. - Пора. В путь.

 - Но, куда вы пойдёте.… В смысле… у вас есть, ну… дом? – неуверенно пробормотала Мируки.

 - Пойду в горы. К природе. Не пропаду. Не забывай мои уроки, дочь. Ты теперь первоклассный боец… Моя лучшая ученица,  – улыбнулся Кимура. Мируки готова была поклясться, что в первый раз видит улыбку этого человека. На глаза её выступили слёзы. 

 - Спасибо…Вам… - пробормотала она, смущённо улыбнувшись. Кимура облегчённо вздохнул. 

 - Пора! – пробормотал он, направившись к двери. 

 - Как? Вы даже с нами не пообедайте? – картинно удивился Таширо. Кимура, нисколько не удивившись, безразлично ответил:

 - Как пожелайте.

 - Вот и славно! А-то как же, ведь так не прощаются, правильно я говорю? – распинался довольный от чего-то Таширо. – Мируки, детка, присоединяйся!

Мируки не ответила, направившись за ними в столовую. 

 - А я думал, вы будите стрелять мне в спину, - пробормотал Кимура, но Мируки не расслышала его слов.

 - Что вы! Мы же гуманисты! Разве так можно? – ухмыльнувшись, ответил Таширо. Кимура брюзгливо поморщился. Они сели за уже накрытый стол. Кимура сидел во главе, на Таширо накрыто не было. Он стоял неподалёку с деловитым видом.

 - Я так полагаю, начать с вина? – спросил Кимура, буравя взглядом Таширо. Мируки ничего не понимала. Отец и учитель явно делали друг другу какие-то знаки.

 - Конечно, этот бокал специально для Вас, - учтиво проронил Таширо. Мируки нахмурилась. Пафосный тон отца ей более чем не понравился.

 - Спасибо, очень приятно. Ну что ж, прощай, дочь моя. И пусть на твою долю выпадет только счастье, - проговорил Кимура, взглянув на Мируки  и отпивая из бокала.

Вдруг Кимура замер, совершенно не двигаясь и стремительно бледнея. Он весь задрожал крупной дрожью, глаза его налились кровью, смертельно бледное лицо резко посинело, и он упал на пол, выронив недопитый бокал. 

 - Ах, какая жалость! Ну, разве можно так напиваться? – проронил Таширо. Мируки была не в состоянии двигаться. Какая-то невыносимая тяжесть навалилось на неё, как будто на плечи упал тяжёлый груз. Она сползла со стула, подползая к Кимура.
 
 - К…К…Кимура… Сеенсей! – сквозь рыданья промямлила Мируки, обнимая старческую голову учителя. - С…Сеенсеейиии…

 - Ну, хватит ломать комедию, разревелась уже, - засмеялся Таширо. Мируки его не слышала. Рыданья просто душили её, перед глазами была пелена.

 - Сеенсей! У…ууу..учитель! Учитель!!! – истерически рыдала она. - Зз..заачеееем?!

 Таширо рассмеялся, разминая кисти рук.

 - Ну как «зачем», милая? Его нельзя было отпускать, он слишком много знал, - лениво проронил он. Рядом с ним внезапно оказалась Марико.

 - А, что уже закончили? Жаль, я пропустила самое интересное. Идём, милый, пора собираться, у нас сегодня ночное задание, если ты не забыл, - прохрипела она. Мируки уставилась на довольную мать. Она не на шутку разозлилась. Совершенно себя не контролируя, девушка за считанные секунды вскочила, резко схватив Таширо за воротник.

 - Ты вонючий урод!!! – бешено взревела она,  с силой дав кулаком по лицу Таширо. Супруги раскрыли рты от удивления. 
Таширо побагровел от гнева, Марико, тяжело дыша, непонимающе уставилась на свою дочь. 

 - Шлю-ю-ха! Да кто ты такая! – завопил Таширо, но Мируки тут же плюнула ему в лицо. В следующую секунду она почувствовала тяжёлый удар по голове, за которым последовали многочисленные удары ног родителей.  Нестерпимая паника сковала девушку. Перед её глазами поплыли неразборчивые образы, все смешалось в кашу, предметы потеряли форму. Сознание покинуло её…

***  

Мируки с силой открыла глаза. Все тело просто ужасно ныло, такого на её памяти ещё не было. Перед глазами по-прежнему была пелена, и она сильно щурилась с минуту, пытаясь понять: где она находиться. «Какой отвратительный запах.…Откуда он? Как будто от мусора...» - подумала она.  Пахло действительно невероятно отвратительно, так, что даже тошнило. Мируки начала беспомощно водить руками, пытаясь встать, но все её попытки заканчивались тем, что она снова падала на холодный пол. В изнеможении, тяжело дыша, она устало закрыла глаза. «Да какая разница?.. Сдохну здесь…», - промелькнуло у неё в голове. Пришло какое-то непонятное абсолютное равнодушие ко всему, как будто она была на дне глубокой вонючей ямы, из которой просто нет выхода. Она не помнила, сколько так пролежала, да и вообще время перестало для неё существовать. «Я…умираю.… Теперь всё равно…Стоп.…А Лейко?! Как же Лейко? Лейко…Лейко.…Прости…».

 По её щёкам стекали крупные слёзы. Как она могла забыть о нём? Кто, если не она ему поможет? «Надо…встать» - панически подумала девушка, но, приподнявшись, снова упала на пол. Какой-то странный пол. Холодный, бетонный. «Где у нас в поместье такой пол?.. И где я вообще?», - озираясь, подумала Мируки, но кроме каких-то странных пакетов ничего не увидела. «Да плевать.…Теперь все…Темнота…»- пронеслась последняя мысль в её голове. Мируки закрыла глаза, начиная проваливаться в сон. Вокруг стоял невероятно отвратительный запах. Иногда из этих больших пакетов доносился какой-то шорох, и Мируки беспокойно вздрагивала, но тут же снова проваливалась в темноту. Вдруг, уже почти заснув, она почувствовала какое-то движение, как будто кто-то щекотал её по ноге. Мируки задрожала все телом. «Что?.. Что это?!» - резко открыв глаза, подумала она. Сделав огромное усилие, она подняла голову, посмотрев на своё бедро. По ноге её ползла огромная серая крыса, вынюхивая что-то своим красным, с коричневыми пятнышками носом. 

 - Б-о-о-о-же! – простонала Мируки, нервно дёргаясь во все стороны и истерично махая руками. Крыса быстро шмыгнула в один из больших чёрных пакетов. «Фу! Кошмар какой! А если они сожрут меня?! Господи, да я же ещё не сдохла, подождали бы хоть немного!.. Нет, оставаться здесь нельзя…» - неожиданно для самой себя решила Мируки, и, приподнявшись, поползла, как ей показалось, к выходу. Но, конечно, она не проползла и пяти метров. Родители сильно побили её, к тому же, после смерти учителя она была морально истощена. Её медленно одолевала апатия, и вскоре она снова бессильно упала на холодный пол. 
«Крысы, да?.. – мимолётно подумала Мируки. - И тут странно пахнет.…Как будто мусором?» С минуту она мучительно пыталась понять, где же она все-таки находится, но вскоре её осенило: «Это же место, куда слуги относят мусор! А потом машина относит его на свалку. Это место на заднем дворе, за гаражом. «В мусор, значит, выбросили…Ясно. Ну, уж нет, это ваше место, а не моё!» - ожесточённо подумала она. 

« - Но ты же их дочь, разве нет?»– неожиданно в голове у Мируки прозвучал какой-то голос.

 - Это не так, я не такая! Я…я.. – мямлила Мируки, сжимая кулаки от злости.

 « - Н-е-т, ты такая! Такая же, как они! Дочка Ямамото! Ахахаха!» - искусственным, холодным тоном звучал голос.
Мируки закрыла уши руками, сильно зажмурившись. «Все верно…Я их стою, разве нет?  Я ведь даже думаю так же, как они.… Делаю то же, что они.… Здесь мне и место!» - подумала она, потеряв всякое желание сопротивляться обстоятельствам. Эта мысль так внезапно навалилась на неё, что она даже не успела толком поразмышлять: прав ли был тот жестокий голос, который, конечно, являлся всего лишь галлюцинацией. И она опять провалилась в темноту. Это был какой-то невероятно тяжкий, долгий сон, похожий на бред параноика. Мируки постоянно пыталась что-то вспомнить, будто бы она должна была что-то сделать, но она никак не могла, сколько не пыталась напрячь свою память.

Казалось, это длились целую вечность.  Конечно, не прошло и пяти минут, но время резко перестало существовать для Мируки. Внезапно, она услышала какое-то равномерное постукивание. Это мешало ей сосредоточиться, и даже раздражало. «Что стучит? Зачем стучать, ведь уже темно.…Все спят, неприлично стучать в такое время!» - ворчала она про себя. Но стук продолжался, все громче и громче. И это все больше и больше нервировало Мируки. «Какого чёрта им надо?» - раздражённо подумала она. Вскоре, она поняла, что это были шаги. Кто-то шёл сюда, и не один, как минимум двое. «Родители?.. Добивать идут?» - усмехнулась девушка. Шаги продолжались, равномерно повторяя один и тот же звук. Наконец, двое незнакомцев оказались совсем близко. Мируки слышала даже их дыхание, но не могла открыть глаза.

 - Боже правый! Это и правда, она! Как вы узнали, господин? – удивлённо промолвил чей-то громкий бас.

 - Неважно. Ей нужна помощь. Отнесите её к врачу, - повелительно проговорил кто-то, голосом Лейко, как показалось Мируки.
 Это удивило её, но и испугало не на шутку. «Что он здесь делает?! А если ему достанется?.. » - лихорадочно думала она.

 - Эм...  да, вы правы, сию минуту, господин! – с готовностью ответил неизвестный мужчина. - А ну ка!

Мужчина поднял Мируки на руки. Она слабо застонала, но тут же смолкла.

 - Врача зовут Шишио Сато. Он живёт у нас в поместье, – сказал Лейко.

Мужчина что-то промычал в ответ.

 - Мне нужно идти на уроки, - непонятно зачем добавил Лейко. 

 - Эм.…Как скажите, - удивился мужчина.

 - Мне нужно идти на уроки, – тупо повторил Лейко.

 - Эм.… Ну.…Как скажите…господин, - промолвил совершенно растерявшийся мужчина. Лейко резко развернулся, направившись в поместье. Мужчина постоял в нерешительности, но уже через секунду, что-то невнятно бормоча, направился на поиски доктора.

***

Шишио Сато старательно залечивал раны Мируки. Из школы то и дело звонили учителя, ведь до экзаменов оставалась совсем немного времени, какие-то пара месяцев, а Мируки не явилась ещё ни на один элективный курс по подготовке к экзаменам. Сейчас, конечно, девушку все это мало волновало. На экзамены ей стало как-то резко наплевать. Не то чтобы она расстроилась из-за поступка родителей: ей было всё равно. Она просто устала. Наступила какая-то необъяснимая апатия ко всему, что происходило в мире. Ей нравилось часами лежать на больничной койке, ни о чем не волнуясь, с совершенно пустой головой. Даже Лейко и Акеми не могли разбудить в ней прежних порывов. Все как будто застыло, умерло. "Может, я и сама умерла? - с радостью думала Мируки. -  И слава богу!" 

Никто к ней не заходил, её не навещали. Родители больше вообще не обращали на неё внимания, она как будто умерла для них. Лейко не приходил. Вряд-ли он понимал вообще, что происходит. Правда пару раз Мируки утром обнаруживала у себя на больничном столике принесённые кем-то книжки и сладости, которые не полагались больной. Книги были интересными, чаще всего приключенческими. Мируки сразу поняла, что все это приносил Лейко. Наверняка, он не понимал, что точно он делает и зачем. Все его действия аукались где-то на задворках сознания. Но Мируки нравилось это внимание. Иногда она долго вглядывалась в книги, вертела их в руках, чувствуя при этом какую-то обязанность. Эти немые подарки словно пробуждали её от блаженной мыли о забытии, смерти. Она пыталась избавиться от них, убрать их по дальше, но ничего не выходило. Книги будто напоминали ей какой-то важный пункт, они как будто говорили: «Ещё не все! Ты ещё должна!» И когда она убирала их от себя, она чувствовала какую-то нестерпимую тоску и пустоту. « Я должна, -  твердила она себе в полусне. - Я не могу уйти! Только с тобой... Я защищу тебя... Только с тобой! С тобой... Лейко...»

Но затем она снова проваливалась в кромешную тьму снов, и её сознание успокаивалось. Следующий день был таким же, как и предыдущий. Мируки впала в какую-то лихорадку. Это состояние продолжалось более трёх недель, но ей показалось, что прошла не одна вечность.

***

Мируки была не просто избита, из-за долгого пребывая на холодном полу на заднем дворе она сильно простудилась. Она лежала в больничном крыле почти месяц, и в это время к состоянию Лейко присовокупился просто нестерпимый страх, доводящий его до сумасшествия. Раньше он всегда каким-то образом ощущал присутствие сестры. Когда она тихонько присматривала за ним, ему было не страшно, как будто сзади его кто-то охранял, прикрывая спину. Он всегда видел её, когда она наблюдала за ним, правда, девушка об этом даже не догадывалась. 

Но Мируки "внезапно исчезла", как считал Лейко. Конечно, он не понимал, что она заболела. Ему казалось, что она ушла очень-очень надолго, и каждый раз, в неурочное время, сидя по своему обыкновению без дела на диване, он просчитывал вероятность того где Мируки может быть и с какой вероятностью она может вернуться из тех или иных мест. Это превратилось в какую-то забавную игру, отвлекающую его от нового постоянного ощущения страха. Но игра исчезала, как только наступал вечер. Тогда ему снова приходилось идти туда, на самый низ, в темноту. Лейко уже не пытался бороться. Чип и пульт управления окончательно сломил его. Он принимал все это как неизбежность.  Дни тянулись бесконечно долго и однообразно в пучине тягучих, медленно ворочающихся мыслей Лейко. Единственное, что он воспринимал и осмысливал это уроки. Он с бешенной скоростью изучал школьные предметы, музыку, историю, языки, компьютеры. Все это для него было так же интересно, но не вызывало ни чувств, ни эмоций. Он просто сухо запоминал материал.

А супруги Ямамото все так же пьянствовали. Марико с утра до вечера сидела за бутылкой, материла начальство, да и вообще все, что движется. Она так же безрассудно любила своего мужа. Таширо же в полной мере наслаждался жизнью, передавал задания Лейко, напивался, веселился с друзьями, а по ночам забирал десятилетнего сына в свою спальню. О Мируки супруги быстро забыли, как будто её вовсе не было. Возможно, они действительно считали, что она умерла в той куче мусора.  Дела на работе пошли на лад. Теперь они даже сами выполняли какие-то боевые задания, на работе их снова начали уважать. Жизнь в поместье для супруг стала практически прежней.

***

Харада Кимото, родная сестра Марико, рано утром вышла из своего ярко розового лимузина, брезгливо оглядев поместье супруг Ямамото. На высоких шпильках, неприличной походкой, которой, впрочем, она всегда ходила, считая это необычайно сексуальным, она вошла в холл поместья, все так же брезгливо осматриваясь. Из курилки ей навстречу вышла Марико в свежем, красивом красном платье до колен и аккуратно уложенными волосами. 

 - Отлично выглядишь, сестра, - прохрипела она, дружелюбно улыбаясь.

Харада была младше Марико на три года, однако, выглядели они примерно одинаково. Она была довольно крупного сложения, с высокой, пышной грудью и полными бёдрами, которые она старательно пыталась показать. Её волосы были окрашены в белый, косметика на её лице была чересчур яркой, что её сильно старило. Харада была одной из многочисленных поповых японских певиц, но, впрочем, толком ничего не пела, так как не имела ни слуха, ни голоса. Одевалась она вызывающе пошло и ярко, называя это последним писком моды. Завещание семьи Ямамото было записано на неё, так как у Таширо родственников не было, а о Мируки как всегда никто не вспомнил. О связях Марико с Якудзой Харада ничего не знала, впрочем, сама по себе она была довольно глупа, так что у неё никогда бы не возникло никаких подозрений. 

 - Спаси-ибо! - запищала высоким, неприятным голосом Харада. - Сестрёнка, ты помолодела на десять лет! Ума не приложу, как тебе удаётся!

 - Да, да, - нетерпеливо перебила Марико. - Пойдем, выпьем чаю.

-Очень кстати, я тебе столько расскажу!..

Марико выслушивала сплетни и новшества Харады больше двух часов. Харада болтала совершенно без умолку, и у Марико уже начинала болеть голова. Таширо сегодня не было, и ей оставалось только терпеть трескотню сестры, к счастью, та заезжала нечасто, точнее раз в несколько лет. Марико ждала звонка от Таширо, он должен был сообщить ей что-то важное, насчет задания. 

 - А как Мируки? И тот мальчик, которого вы взяли из детского дома? Как его зовут? Акира кажется?

 - Акио, - ответила Марико. В документах имя Лейко было Акио. 

 - Да! Славный мальчик! Такой умный... Когда я была здесь в последний раз, кажется, ему было  семь? 

 - Да, скоро уже одиннадцать исполниться, - сухо ответила Марико. Лейко она все так же ненавидела. 

Вдруг телефон в коридоре громко зазвонил. 

- Подожди, я сейчас подойду к телефону и вернусь, - радостно сказала она. Звонил Таширо, она не сомневалась.

Харада  быстро заскучала одна. Она начала рыться в мобильном, перебирая знакомых и решая, кому бы позвонить, чтобы поболтать. Вдруг дверь как-то тихо скрипнула. Харада быстро подняла голову. За дверью кто-то был, но, похоже, не торопился входить. 

 - Кто там?- пискляво крикнула Харада. Из-за двери показалась белобрысая голова Лейко, а вскоре уже и  вся фигура мальчика. Он остановился как вкопанный, забрав длинную прядь волос за ухо. Лейко выглядел больным и разбитым, как будто тяжело работал каждый день. Голубые глаза были мутными. Он слегка пошатывался, словно пьяный.

 - Акио? Приве-е-т малыш!.. Странно ты выглядишь, болеешь что ли? Как будто... 

Ответа не последовало. Мальчик медленно и широко раскрыл рот, как будто сказал что-то, но звука не прозвучало. Глаза его налились слезами...

***

Ещё с утра Лейко заметил, что сегодня в особняке что-то не так, как обычно. Было как-то тихо, как будто кого-то ждали. Занятий у Лейко сегодня не было, и он чувствовал, что в доме будет кто-то посторонний. Таширо больше не водил его на улицу, поэтому ему было страшно любопытно, точнее он себе пытался это доказать. На самом же деле он надеялся, правда, сам не зная на что. Это было недостижимо для Лейко, так как это опять происходило где-то на задворках сознания. Поэтому он ходил по поместью, ожидая гостя. 

Когда Харада вошла, Лейко сразу понял, что это именно то, чего он ждал весь день. Пока Харада и Марико говорили, Лейко терпеливо ждал чего-то, и когда Марико вышла, он решился и вошел. Харада рылась в телефоне. Подняв голову, она пискляво что-то спросила. Лейко попытался что-то сказать, но ничего не вышло. На глаза его навернулись слёзы.

 - Ты что?! Эй, не плачь, - неприятно протянула Харада. - Что стряслось?

 - Помо....

 - Ну? Что?

 -Помогите... - промямлил Лейко.

- Что? Помогите? - пропищала Харада, наклоняясь к близко подошедшему Лейко.

 - Помогите мне, пожалуйста... - жалобно протянул Лейко.

В комнату вошла Марико. Лейко с ужасом на лице обернулся на неё.

 - Что ты здесь делаешь? - жестко спросила Марико.

 - Марико... Он сказал "помогите"... - в замешательстве сказала Харада.

 - А-а-а... Это, в общем, он сумасшедший, -  с ужасом, как будто Лейко был атомной бомбой, прошептала Марико, жестами показывая служанке, чтобы та увела мальчика. 

 - Что?! Что?! Нет! Нет! Я не сумасшедший! Я не сумасшедший! Пожалуйста, помогите мне, помогите мне!...

Марико быстро заткнула ему рот, с помощью служанки выведя Лейко за дверь. Харада стояла посреди комнаты, оцепенев и глупо хлопая глазами. Марико вскоре вернулась, утирая платком слёзы.

 - Совсем спятил, - плаксиво проговорила она. - Никого не узнаёт, только и твердит, что «помогите»! Уже не знаем, что делать.… Не отдавать же в психушку, сын все-таки…

Она опустилась на диван, закрыв лицо руками. Увидев Лейко в комнате она сильно запаниковала, считая, что мальчик пытается раскрыть планы мафии или рассказать что-то о чипе. Это было недопустимо, поэтому первое, что ей пришло в голову – обвинить Лейко в сумасшествии. Впрочем, Хараду и без того было просто одурачить. Она уже сама почти расплакалась, сочувственно поглаживая сестру по спине.

 - Я ведь не знаю… - удивленно пропищала Харада. - Что я могла сделать? Если чем помочь, то, что я могу? Я же ничего здесь не знаю, ничем не могу помочь, - глупо закончила она в недоумении.

 - Да нет же, я говорю, он сумасшедший, - проговорила Марико, картинно высморкавшись в платок.

 - Ну, если так, то бедный мальчик, конечно, бедный.… Ну, я ведь не знаю.… А вы молодцы, что не отдаёте его, ни к чему по всяким больницам таскаться, лучше дома, - заключила Харада.

Марико печально кивала. 

 - Давай не будем о грустном, - перебила она сестру. - Расскажи лучше ещё что…

Через три часа Харада удалялась из поместья. В холле, когда Марико провожала её, она ещё долго плаксиво сочувствовала сестре. Марико раздражалась все больше и больше. Её просто вывел из себя сегодняшний поступок Лейко. «Что это было, черт дери этого сучёнка?! Может он и правда спятил?» - в недоумении думала она. А Харада всё что-то неприятно пищала ей на ухо, как тут дворецкий открыл дверь и в поместье зашел довольный Таширо. Глаза Марико засветились при виде мужа. Она сразу перебила сестру, обратившись к Таширо:

 - Ну что там? Как? 

 - Пойдем в курилку, все расскажу, - сказал Таширо, покосившись на Хараду.

 - Н-да. Слушай, сестрёнка, тебе уже пора, машина ждёт всё-таки, - прохрипела Марико, исподлобья глядя на сестру.

 - Конечно, конечно, - забормотала Харада. - Ещё раз удачи с сумасшедшим мальчиком!

 - Да, да, - отмахнулась Марико.  Обняв сестру Харада удалилась, виляя бёдрами. 

 - Наконец-то ушла… Сучка. Весь день меня донимала своей трескотнёй. 

 - Погоди. Какой ещё сумасшедший? О чём это она? – подозрительно сощурился Таширо.

 - А-а-а…это? Твой сынок нам сегодня такое устроил… - процедила сквозь зубы Марико, бросив взгляд на страшно разволновавшегося Таширо.

 - С ним все хорошо?! – взволнованно спросил он. Марико удивленно вскинула брови.

 - Да все в порядке с твоим… Лейко, - недовольно пробурчала она. - Пойдём в курилку, всё расскажу.
 
Супруги, подозрительно оглядываясь по сторонам, направились в курилку. 

***
Поступок Лейко не столько разозлил Таширо, сколько удивил. Таширо начинала раздражать непокорность мальчика, к тому же, он почему-то считал, что Лейко давно должен был к нему привыкнуть и даже полюбить. Впрочем, его мало волновало то, что было у мальчика в голове, скорей раздражало, что Лейко хочет от него сбежать. После рассказа Марико он направился искать Лейко – появился новый повод его «наказать», а это чувство Таширо почему-то особо нравилось. Лейко был в медпункте. Шишио Сато старательно пытался его успокоить – похоже, у мальчика начался психоз. 

Таширо уверенно зашел в больничное крыло. Мируки там сегодня не было – она была в больнице со служанкой на процедурах, которые Сато не мог ей оказать: здесь требовалась особая медицинская помощь. Лейко полулежал на одной из коек. Беспокойно озираясь и неуклюже по-детски утирая слёзы,  он что-то быстро шептал сидевшему рядом доктору. Похоже, Таширо никто не заметил. Он прислушался, стараясь не шуметь.

 - Послушайте! Так получилось, ну я же не виноват, я не сумасшедший, вы мне верите?! Верите или нет?.. Нет, ну вы должны поверить, вы должны мне поверить! – уже кричал в исступлении Лейко, истерично глотая слёзы. Шишио Сато говорил что-то очень тихим голосом, пытаясь успокоить мальчика. Налив какую-то микстуру в чайную ложку, он протянул её Лейко. Мальчик тупо уставился за него.

 - Это что?.. Что вы мне подсовывайте? Это для сумасшедших? Нет! Я не буду это пить! Уйдите! – быстро проговорил Лейко, но тут его глаза остановились на фигуре замершего Таширо.  Лейко застыл, словно кукла. Казалось, он даже не дышал. Шишио оглянулся на Таширо, тот медленно подошел.

 - Что происходит? Какие-то проблемы, Сато? – учтивым тоном спросил он.

 - Нет, что вы, - после некоторого молчанья,  проговорил доктор. - Лейко, выпейте, пожалуйста, - обратился он к мальчику, протягивая ложку с лекарством. Лейко послушно проглотил. Сато встал с кровати, повернувшись к Таширо. 

 - Что вам угодно, господин? – растерянно спросил он. Ему было страшно за мальчика, но он старался этого не показать.

 - Что мне угодно?.. – вскинул брови Таширо. - Мне угодно забрать Лейко, а в чём дело?

Лейко издал хриплый неопределённый стон. Его буквально трясло, казалось, он скоро потеряет сознание. Шишио печально покосился на него, отводя Таширо в сторону. 

 - Послушайте, - прошептал он, оглядываясь на Лейко. - Послушайте, господин, может не стоит сегодня, мальчик немного… не в себе. Он очень плохо себя чувствует…

 - Что? – недовольно вскричал Таширо, но тут же осёкся, бросив взгляд на Лейко. - А что с ним? Он заболел?

 - Ну… не то чтобы… Ему просто очень плохо, понимайте, у него небольшое потрясение,  - мягко закончил доктор. 

 - С-с-стойте... Как? В смысле, с ним все в порядке? Ну, с его телом? – взволнованно спросил Таширо. Шишио молча посмотрел в землю. 

 - Да. С телом все в порядке! - наконец сказал он полным возмущения тоном. Таширо облегченно вздохнул, и даже как-то повеселел. 

 - Ну-с... Тогда в чем же проблема? – нахально улыбаясь, спросил он.  Шишио растерялся, пытаясь что-то придумать.

 - П-понимайте, господин, я бы не рекомендовал его беспокоить, видите ли… - растерянно запинался доктор, но Таширо грубо перебил его:

 - Это не ваше дело, Шишио, и не забывайте, что ваша безопасность зависит от вашей покладистости.… Кстати не только ваша, но и вашей дочери, если я не ошибаюсь? – сощурился Таширо. Сато печально кивнул.

 - Вот и славно, - продолжил Таширо. - А мальчика я забираю.

Он бодро подошел к кровати, на которой уже сидел Лейко.  Мальчик мутными глазами уставился вперёд. Медленно встав, он направился к выходу, тихонько шатаясь. Таширо с улыбкой проводил его взглядом, и тут же бодро направился вслед.  Больничное крыло опустело. Шишио, печально вздохнув, отправился встречать Мируки из больницы, что-то горестно бормоча себе под нос. 

*** 

Не прошло и недели после инцидента с Лейко, как Мируки уже встала на ноги. Она начала активно готовиться к экзаменам и являться на занятия в школу. Её появления никто не заметил, кроме, пожалуй, Акиры и его друзей, но ей было все равно: она снова связалась с Акеми. Та сразу же набросилась на Мируки со слезами и упрёками, ведь подруга пропала, ни сказав ей не слова. Мируки долго и искренне извинялась, сейчас она и сама не смогла бы ответить, почему она ничего не сказала подруге. Видимо, смерть Кимуры действительно сильно на неё подействовала. 

И все-таки помириться с Акеми ей удалось. В честь перемирия Мируки договорилась с ней встретится, погулять «как в старые добрые времена». Акеми с радостью согласилась, и ближайшие выходные они снова провели вместе. Ночевали они в гостинице, а по утрам развлекались, как только могли. Мируки рассказала подруге все, что случилось. Рядом с Акеми она почувствовала новый прилив сил и новое желание что-то делать. Акеми же больше месяца провела в одиночестве, поэтому несказанно рада была обществу подруги. Родители её не искали: похоже, и о ней частенько забывали. 

Вернулась Мируки только в воскресенье поздно вечером. Как только она вошла в холл, её внимание сразу привлёк громкий голос Таширо, доносящийся из курилки. В доме все было как-то напряжённо, определённо случилось что-то нехорошее. Даже служанки старались ходить тише, то и дело, переглядываясь испуганными взглядами.

 - Знаешь, сколько бабла мы упустили?! Да что там, нас чуть не грохнули, свои же, Марико, свои! - орал Таширо.

 - Вот дьявол... Суки... Чего они хотели, так я и не поняла? - растерянно проговорила Марико.

 - Не знаю! Но знаешь что самое дерьмо? Мы провалили это чёртово задание! Мы его провалили! Хосино убьёт нас...

Повисло молчание.

- Ну... - ласково протянула Марико, разминая плечи мужа. - Мы же не какие-то там якудза... Все обойдётся, милый...

 - Пф! Будем надеяться, - проворчал Таширо.

Мируки все это время испуганно наблюдала за этой сценой из холла. Когда они замолкли, она тихонько попыталась прошмыгнуть в правый коридор, надеясь попасть в свою комнату, но Марико её заметила.

 - Ой! Дочурка! Подойди ка сюда, - наигранно ласково протянула она.

- Да? - отозвалась Мируки, робко подходя к матери. Несмотря на отвращение, страх к родителям у Мируки остался.

 - Где тебя носит? - грубо спросила Марико, закуривая сигарету.

 - Я...эм... была с Акеми... просто... - промямлила Мируки.

 - Чего?! Ни черта не слышу, говори нормально! - раздражённо крикнула Марико.

 - Я была с Акеми, - все так же не громко, но уже чётче проговорила Мируки. 

 - С Акеми?! Это дочь этих уродов, Ямагути! Они ещё таскали её вечно с собой к нам в поместье! Ты что, шлюха, творишь, а? Мы же из-за них все просрали сегодня, из-а этих пиздаболов!

 - Чтоб больше я тебя ни разу не видел с этой малолетней сучкой! Ясно?! - злобно проговорил Таширо, хватая Мируки за ворот куртки. Мируки непонимающе уставилась на него. Краска подступила к её лицу, её как будто облили кипятком. Мируки могла вынести все - все унижения и оскорбления в свой адрес, но оскорбления в адрес Акеми - никогда. Она злобно посмотрела на отца, и сама не контролируя себя громко и чётко проговорила:

 - Заткни пасть, вонючий педофил! Мне противно от того, что ты трогаешь меня своими погаными руками!

Таширо с Марико замерли, широко раскрыв рты от удивления. Мируки все так же злобно и бесстрашно смотрела на отца. Лицо Таширо стало даже каким-то багровым от гнева. Через секунду он с силой ударил Мируки по лицу, так, что девушка с грохотом упала на пол. Затем на неё посыпались бесчисленные удары ног родителей. Мируки скорчилась от боли, закрывая раскрасневшееся лицо руками. «Все будет хорошо, все будет хорошо!» - шептала она про себя, пытаясь отогнать страшную мысль о том, что сейчас они могут просто убить её. Удары сыпались все чаще и становились все больнее и больнее. "Сейчас это кончиться, сейчас все пройдёт, сейчас..." - подумала Мируки, но вскоре боль стала просто нестерпимой и через секунду девушка потеряла сознание. 

***

Мируки с трудом открыла глаза. Ей ещё никогда не было так больно. Тело настолько сильно гудело, что Мируки даже не могла подняться и оглядеться. Голова просто раскалывалась, как будто в неё вбивали гвозди.

 - Где я? - прошептала она, не узнав своего охрипшего голоса.

 - Госпожа! - слезливо крикнул кто-то, тут же подбежав к Мируки. Это была молоденькая двадцатилетняя служанка Ёнли из Кореи, которую недавно приняли работать в поместье. Мируки мутно посмотрела на неё, медленно моргая отёкшими от синяков глазами. 

 - Как вы, госпожа? - встревоженно, со слезами на глазах спросила служанка.

 - Плохо... Мне так плохо, Ёнли... Лейко? Где он? - из последних сил пробормотала Мируки.

 - Ах, госпожа! - воскликнула Ёнли, закрывая ладонью рот. Она немного помолчала, сдерживая рыдания, но затем продолжила:

 - Молодого господина вчера вечером запер в комнате господин Ямамото... Как раз после того, как вас побили... Не выпускать приказал... Ах, госпожа, вам так плохо было, мы уже и не знали, что делать! Господин Ямамото приказал к вам врача не пускать, но мы его тайно привели....

 - Мы? - прошептала Мируки, скользя взглядом по красивому лицу кореянки.

 - Я и ещё несколько слуг... Не могли же мы вас оставить, госпожа... - смущённо пролепетала Ёнли.

 - А что доктор? Меня вылечат? - встревоженным хриплым голосом спросила Мируки. - Боже! Ёнли! Да у меня же экзамены на носу! Выпускные! - Горько воскликнула она, чувствуя, что скоро заплачет от безысходности.

 - Госпожа! Госпожа! Не плачьте! Сато вас вылечит, наш доктор, он вас обязательно вылечит! Я съезжу в школу, скажу, что вы попали в аварию, вам разрешат потом написать! Все поправимо! - быстро лепетала Ёнли, осторожно обнимая Мируки за плечи. Минуту они молчали, тихонько всхлипывая.

 - Правда? - робко спросила Мируки, обескураженная такой внезапной любовью со стороны служанки.

 - Конечно, госпожа! Для вас все что угодно! - радостно вскричала Ёнли. - Мы все сделаем! Я сейчас приведу доктора и принесу вам поесть!.. Вы так плохи были, госпожа, мы уже боялись что…

 - Спасибо... - слабо улыбнулась Мируки. Ёнли, растроганно улыбнувшись, вышла.  Мируки закрыла глаза. Только теперь она вспомнила, что ей больше нельзя общаться с Акеми. "Акеми... За что, Господи, за что ты меня так?! Почему я?!.." - она тихонько заплакала, чувствуя сильную нестерпимую боль во всем теле.

***

Экзамены Мируки были перенесены. Супруги Ямамото довольно сильно побили девушку, так, что под наблюдением Шишио Сато она пролежала в кровати чуть ли не два месяца. Родители ей не интересовались. Супруги Ямагути очень сильно подставили их, поэтому они были просто ужасно злы. Утром их теперь практически не было дома, «попойки» прекратились. Теперь вход в поместье Ямамото строго охранялся, ко всем относились до маразма подозрительно. Даже всех слуг и служанок обыскали, Таширо не выпускал Лейко из своей спальни. В эти тяжёлые для Таширо дни Лейко был главной бойцовской грушей, ведь именно с ним хозяин поместья "снимал напряжение", а в последнее время этого "напряжения" было предостаточно. Он день и ночь пялился на зелёненькую точечку экрана пульта управления чипом, в постоянном страхе за Лейко. Ему все время казалось, что "его куколку" украдут или убьют, и в этом страхе он дошёл практически до сумасшествия. 

 Поправившись, Мируки успешно сдала экзамены. Поступать она никуда не собиралась, так как не чувствовала особой свободы выбора, да и к тому же - этим она могла привлечь внимание вечно злых родителей, чего ей очень не хотелось. В последнее время её настигла какая-то странная апатия. Пару раз она пыталась связаться с Акеми, но ничего не выходило: похоже её подруге тоже запретили общаться с Мируки, да и родители поговаривали, что супруги Ямагути уехали в другой город. 

И Мируки опять часто надолго задумывалась, не замечая, что она, точно так же, как Лейко, часами сидит на диване, превращаясь в сомнамбулу. Мысли эти, зачастую, были о всякой незначительной ерунде. " Интересно, бывает гриб с человека? Пряничный гриб... Можно было бы кусать его шляпку... Тогда понадобилось бы ведро чая... гриб-пирожное... Господи, что за бред?" - думала Мируки, прохаживаясь по длинным коридорам поместья. Из задумчивости её выводил только мысли о Лейко. "Через четыре месяца ему будет одиннадцать... уже... интересно, когда все это кончиться?" - размышляла она, бесцельно сидя на диване. 

Отношения между супругами Ямамото стали тоже напряжёнными. Как только Мируки произнесла слово "педофил", в душе Марико колыхнулось какое-то непонятное ей самой подозрение. " Почему именно педофил?" - гадала она, предчувствуя, что её муж неспроста так сильно любит и оберегает приёмного сына. "Терпеть не могу этого белобрысого молокососа... А если, правда?... Да ну, не может быть! Он же мой муж! Мой!" - панически думала Марико опустошая бутылки дорогого вина. 

***

Рано утром Таширо и Марико сидели в курилке, готовясь выходить на задание. В последнее время они пытались как можно больше работать, чтоб доказать свою преданность мафии. Таширо перебирал какие-то бумаги, исподлобья поглядывая на жену.
 
 - Послушай, дорогая... - монотонно проговорил он. - А что если нам переписать завещание? Кажется, оно написано на имя твоей сестры, Харады?

 - Н-да... тупая шлюха. Даже жалко для неё наших денег, - закуривая, прохрипела Марико.

 - А я о чем? Может, перепишем завещание, мм?...

 - Да на кого? - нахмурилась Марико.

 - На Лейко, - улыбнулся Таширо, стараясь говорить самым непринуждённым тоном, что у него редко получалось, когда он говорил о своём любимце.

"На Лейко, значит?" - думала Марико, в очередной раз, чувствуя прилив подозрительности к мужу.

 - Валяй, - проговорила она. - А сестру мою назначим опекуном, если что...

 - Ну, вот и славно, - улыбнулся Таширо. – Ну, все, пойдём, уже пора. Микайо ждёт нас.

Так, подозрения Марико с каждым днём все больше и больше подтверждались. Однажды, не в силах больше находиться в безызвестности, она решила подглядеть за мужем ночью, когда тот будет в своей спальне. 

Вечером, как только Таширо ушёл спать, она тихонько прокралась к его комнате, прислушиваясь. Из-за двери слышались какие-то странные стоны и вздохи мужа, какое-то сопенье и возня. У Марико на глазах навернулись слезы. " У него любовница!" - пришло ей в голову. Разобрать, с кем Таширо, было невозможно, так как второго партнёра не было слышно. Марико попыталась заглянуть в замочную скважину, но в ней, видимо, находился ключ. Марико внимательно прислушалась, вытирая с пухлых щёк тушь. Таширо что-то шептал, задыхаясь.

 - Лейко!.. Лейко!.. - отчётливо пробормотал он, затем послышался сумасшедший, отчаянный детский крик. - Тиш,тиш, тиш, тиш... Не кричи, солнце, что же ты кричишь-то... 

Лейко слабо замычал: похоже, его рот был зажат ладонью Таширо. "Лейко?... Лейко?! Что-о-о?! Как?!" - панически думала Марико. Её как будто облили холодной водой. "Он меня не любит?!..  "Лейко..."? - плача думала Марико. - Ненавижу, ненавижу этого мелкого паршивого сучёнка! Как такое могло произойти?" - возмущалась она. Ей казалось, что муж её безмерно любит. Шатаясь, она отправилась в курилку, чувствуя резкую необходимость выпить.

На следующее утро Марико не слова не сказала мужу о подслушанном, а через два дня Таширо уехал на неделю по заданию. Марико со слезами на глазах провожала мужа, наказывая ему быть осторожней. Но как только он уехал, в лице её появилось какое-то хищное предвкушение реванша. " Я убью этого мелкого говнюка... Сверну его хлюпкую шею... Проломлю его поганый череп...  Я сразу, сразу догадалась, что он ещё тот урод!" - сладостно размышляла она. 

На обеде она специально села за стол напротив Лейко. Злостно ковыряя в тарелке вилкой, она в упор уставилась на мальчика. Лейко равнодушно ел, хмуро наблюдая за птицами на карнизе. Наконец, Марико не выдержала.

 - Как ночка, Лейко? - спросила она, исподлобья наблюдая за выражением лица мальчика.

 - Ночка?.. - удивлённо спросил Лейко. - Какая ночка?

 - Не прикидывайся! - вскричала Марико, вскакивая с места, словно ошпаренная.  - Я все зна...

 - Что? - лениво перебил её Лейко. - Что вы знайте, дорогая мамочка?

Марико побагровела от гнева. Она тяжело дышала, кусая нижнюю губу.

 - Не забирай у меня мужа! - бешено вскричала она, чётко разделяя слова. Наступила небольшая пауза. Брови Лейко удивлённо поползли вверх. Вдруг он громко и звонко расхохотался совсем не весёлым смехом. Марико недоуменно уставилась на него, как будто увидела приведение.

 - Замолчи! - наконец резко вскричала она. Но Лейко засмеялся ещё сильнее, даже на глазах у него выступили слезы.

 - Я сказала, замолчи! Заткнись! - ожесточённо, не контролируя себя, заорала Марико. - Заткнись! Заткнись! Затк...

Лейко резко перестал смеяться, с серьёзным и озлобленным лицом уставившись на Марико, как будто и не хохотал только что. Взбудораженная Марико, в свою очередь,  уставилась на мальчика во все глаза, а затем, резко развернувшись, направилась в курилку, так и не притронувшись к обеду. Мируки сидела за столом в оцепенении. Эта сцена повергла её в шок. В ушах до сих пор стоял злобный, неприятный смех Лейко, пробирающий до костей. "Мать знает?.. Откуда?.." - в недоумении спрашивала она сама себя. Лейко злобно смотрел перед собой, казалось, даже не видя Мируки. Мируки не знала, что ей делать - уйти? Или остаться и пообедать? Она с отвращением посмотрела в тарелку - есть расхотелось. Любое упоминание о том, что отец делает с Лейко чуть ли не каждую ночь, вызывало у неё сильный рвотный рефлекс. Она быстро встала из-за стола, неуверенно оглянувшись на Лейко и вздрогнув от неожиданности - Лейко тоже встал, прямо уставившись на Мируки. 

 - Лейко?.. - испуганно спросила Мируки. Ей показалось, что он совершенно спятил. Что-то было страшное в этом его прямом, серьёзном и злом взгляде. Глаза его излучали самую настоящую жестокую, беспощадную и даже какую-то безрассудную ненависть, ненависть ко всему живому. У Мируки пробежали мурашки по коже. "Господи, да что ему надо?.." - промелькнуло у неё в голове. Хотелось поскорей бежать отсюда. Мируки сделала уверенное движение в сторону выхода из столовой, но Лейко резко схватил её за руку, близко к ней пододвигаясь. Он что-то говорил, шевелил губами, не произнося при этом ни звука. Мируки в ужасе отшатнулась, дико уставившись на Лейко. Лицо его с каждой секундой становилось все злее и ожесточённее, казалось, он почти кричал, хотя и совершенно беззвучно, сильно стискивая ладонь Мируки.

 - А-а-а! - вскричала Мируки от боли, когда он закончил свою немую речь, слишком сильно стиснув её ладонь. - Да что тебе надо?! Чокнутый!

Лейко тяжело дышал, безумно ухмыляясь. Мируки быстро выбежала из столовой, как будто боясь своего десятилетнего брата.

 Этим же вечером Марико жестоко избила Лейко. Таширо, с помощью пульта, сразу же узнал об этом, поручив все Микайо и поспешив домой. Он приехал на следующий вечер. Лейко лежал в постели под наблюдением доктора Шишио Сато. Таширо ворвался в холл, тут же кинувшись в курилку с бешённым криком:

 - Дряянь!..

 - Таширо? - с растерянным и одновременно напуганным лицом произнесла Марико. - Когда ты приехал? Что случилось, милый?

 - Не притворяйся, сука! - взревел Таширо, схватив жену "за шкирку".

 - Таширо, миленький, - заревела Марико, трясясь всем телом. - Я ничего…

 - Молчи лучше, - сквозь зубы пробормотал Таширо. - У-у-у... Сучка! Как ты посмела?! Убью.

 - А-а-а! - отчаянно, из последних сил вскричала Марико, уродливо перекосив рот.

Таширо с силой швырнул её на пол курилки, спокойно и неторопливо закрывая дверь на ключ.

Наутро Марико пришлось увезти в больницу - Шишио не справлялся. Таширо полдня провёл в больнице, со слезами на глазах рассказывая, что его бедная жена попала в аварию. Приехав, он опять начал крутиться около Лейко день и ночь, изредка навещая Марико, чтобы поддерживать репутацию заботливого мужа, продолжая этот спектакль для врачей.

И снова  в поместье Ямамото настала тишина. Мируки стала задумчивее, чем прежде. Таширо бегал вокруг Лейко, ушёл в запой и перестал являться в штаб Якудзы даже за жалованием. Все старания супруг Ямамото оправдать себя перед мафией резко сошли на нет. Таширо так и не заговорил с женой, которая, постаревшая лет на пять от несчастья, приключившегося с ней, вернулась из больницы. Вскоре в поместье Ямамото заявился Микайо, с посланием от Хосино, мафиози Якудзы. Хосино требовал появиться супругам Ямамото в штаб Якудзы, чтобы тот передал им хотя бы задания для Лейко. Таширо, находящийся в запое, никак не хотел идти, твердя, что он не покинет "сыночка" ни на секунду, но Микайо все же поднял его на ноги. Заявившись в штаб, супруги получили несколько заданий для Лейко и выговор  с урезанным жалованием. Старые друзья смотрели на них с каким-то сожалением, наверняка жалея не друзей, а то, что весёлых «попоек» в поместье Ямамото больше не стало. Вернувшись домой, Таширо тут же ушёл к Лейко, не появившись в курилке больше ни разу. Теперь он мог часами ныть над тем, как все пошло наперекосяк, буквально облизывая стройные ножки Лейко. 

Марико ушла в запой, постоянно донимая Мируки вечным нытьём и жалобами на свою горькую судьбу. А Мируки больше не боялась ни матери, ни отца. Она не дерзила им, не говорила с ними небрежным тоном, но и взгляд её больше не выражал того испуга, который был виден раньше. Ей стало абсолютно все равно. Это были не те грозные агенты мафии, это были всего лишь слабые, глупые люди, вечные пьяницы и бездельники, почти что старики, к тому же отец Мируки страдал ещё и психическим расстройством и педофилией. 

 И чаще всего в голову Мируки приходили странные мысли о желании бунтовать, свергнуть гнёт этой и без того уже развалившейся власти. "Бунт?.. Бунт... А что? Не правда ли - уже давно пора все это прекратить. Когда-то я думала, что у меня нет будущего... Но что теперь изменилось? Да, изменилось многое. Теперь я знаю, что такое свобода! И я, во что бы то ни стало, желаю её заполучить! Что бы ни случилось... Чем бы ни пришлось пожертвовать!" - думала она, и в такие минуты ей вспоминалось этот все ненавидящий взгляд Лейко, эта нотка непокорности, предела всякого терпения. "Убийство? А что, это, пожалуй, не плохо... Родители слабые, вечно пьяные старики, а я - молодой, сильный боец... Так почему бы и нет? К тому же, если посчитать, сколько они дерьма в жизни сделали, то я, избавив от них мир, пожалуй, гарантированно попаду в рай!"

 









Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): RoX (08.12.2014)
Просмотров: 356

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4384
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн