фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 03:07

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Katekyo Hitman Reborn

  Фанфик «Боль | 1-4»


Шапка фанфика:


Название: Боль
Автор: In3tegra
Фандом: Katekyo Hitman Reborn!
Бета/Гамма: Reiko-tan, Selestia
Персонажи/ Пейринг: Занзас/Скуало
Жанр: Ангст, Hurt/comfort
Предупреждение: OOC, Насилие, Изнасилование
Тип/Вид: Слеш
Рейтинг: NC-17
Размер: Миди
Содержание: Даже самые сильные бойцы иногда совершают ошибки за которые им приходиться расплачиваться. Даже самые жестокие убийцы умеют чувствовать, пусть даже и не признают этого. И чтобы о них не говорили они все равно остаются людьми, пусть не такими как большинство, но все же людьми...
Статус: В работе
Дисклеймеры: Мир и герои мне не принадлежат.
Размещение: Только с моего разрешения.
От автора: В фике присутствует описание пыток.


Текст фанфика:

Часть 1
- Босс, к чему такие сложности? Нас намного больше, почему бы нам просто не скрутить этого мечника?
- Потому что этот мечник - боевой капитан легендарной Варии и правая рука босса Варии. Нельзя его недооценивать. И не забывайте, что у нас есть только одна попытка и если она провалится то...
- Так может тогда не стоит так рисковать? Почему бы нам не захватить какую-нибудь шестерку и выведать у нее место расположения штаба Варии?
- Нет. Нужной нам информацией помимо босса могут владеть только старшие офицеры. И я хочу заполучить именно Бешенную Акулу.
- Как скажете...
- Вот именно, как я скажу! А теперь слушать. Завтра Скуало будет на очередном званом ужине Вонголы. Там есть наш человек, он уже давно служит этим выскочкам и передает нам нужные сведения. Все-таки мало кто обращает внимания на прислугу. Так вот, этот человек должен опоить мечника снотворным с таким расчетом, чтобы тот успел покинуть резиденцию. Ваша же задача просто тихо перехватить его по дороге, когда он отключится.
- Понятно босс, будет сделано. Но разве его не хватятся?
- По моим сведениям он сразу от Вонголы отправится на задание, так что у вас хватит времени, чтобы убрать все следы.
***
Скуало поднимался по лестнице, он был жутко раздражен. Он терпеть не мог вечеринки устраиваемые Девятым. Непонятно на что вообще тот наделся, обязав Варию присылать своего представителя на каждое такое мероприятие. Неужели он всерьез полагал, что Занзас сменит гнев на милость и сам лично появится там? Глупо. Босс не собирался так бездарно тратить свое время и вместо него время тратил Скуало. Вот и сегодня прямо перед миссией он должен был провести положенные три часа в обществе боссов мафиозных семей и их жеманных женушек. Привычно открыв дверь пинком, мечник влетел в кабинет босса, чтобы сообщить о своем отъезде. Вообще-то это было лишним, Занзас и так прекрасно знал, что капитан уходит на миссию, но Скуало хотелось попрощаться, все-таки они не увидятся еще довольно долго. Это уже было в некотором роде традицией.
- Босс... - Занзас поднялся со своего кресла и припечатал мечника к стене, затыкая его жестким поцелуем.
- Занзас, отвали! Мне на миссию собираться надо, - Скуало попытался оттолкнуть босса, но как-то не слишком уверенно. В конце концов, спорить с тем бесполезно и если Занзасу чего-то захотелось, то приходило время рыть окопы. Сопротивление приведет только к тому, что Скуало поимеют против его воли. Он вообще не переставал удивляться, почему босс постоянно домогается именно его. Каждый раз перед долгой миссией тот не давал ему прохода. И учитывая аппетиты босса, было бы логичнее, если бы он завел себе любовника или любовницу, которая всегда была бы под боком, чтобы удовлетворять его в любое время суток. Но вместо этого тот упорно продолжал трахать своего зама и дико злился, когда он отсутствовал дольше пары дней. Не то чтобы Скуало это не нравилось, в конце концов, для него это был единственно возможный вариант отношений с боссом, поэтому мечник молча терпел все его выходки, как бы они не били по самолюбию.
- Я рад слышать, что элитный мечник еще и убивать может, а не только работать шлюхой своего босса, - Занзас пакостно оскалился и прикусил бледную кожу на шее, заставив Скуало вздрогнуть и откинуть голову.
- Скотина, - босс, кажется, просто физически не мог не оскорбить его, капитан неизменно злился и психовал, хотя эффекта от его истерик не было никакого.
- Подстилки не разговаривают, так что заткнись, мусор, - Занзас не хотел ругаться, этот шумный придурок будет отсутствовать довольно долго и он не хотел тратить время на скандалы. Поругаться они еще успеют. А сейчас Занзас раздевал мечника и думал, что лучше - трахнуть его прямо тут в кабинете, или же все-таки перебраться в спальню... Победил второй вариант. Хорошо, что его кабинет был смежным со спальней и не пришлось тащить полу голого Скуало по коридору.
Мечник глухо зашипел, когда его швырнули на кровать и собрался было наорать на Занзаса, но тот не дал ему такого шанса, снова жадно целуя, кусая губы.
- Босс, ну какого хрена? Мне на задание собираться надо, - Мечник снова попытался спихнуть с себя Занзаса и снова безуспешно. Мужчина просто перехватил его руки и прижал их к кровати над головой Акулы. Больно кусая за плечо в наказание за непослушание. Мечник зашипел и начал дергаться еще активнее, пытаясь укусить босса в ответ.
- Нарываешься, мусор? - прорычал Занзас, вдавливая Суперби в кровать, так что тот едва мог дышать. Скуало понимал, что сопротивляться бесполезно - босс все равно возьмет свое, да не так уж и хотелось вырываться... И Скуало сдался. Расслабился и ответил на поцелуй. Как бы ему не хотелось, чтобы их отношения сдвинулись с мертвой точки, в какую угодно сторону, этого никогда не случиться. Занзас не привык считаться с чувствами и желаниями других людей и этого не изменить. Жадные руки и губы скользили по телу Акулы не давая возможности для маневра, Скуало мог только тихо стонать, когда босс касался особенно чувствительных мест и ждать, пока тому надоест играться с его телом и он перейдет к главному. Комната уже расплывалась в глазах от охватившего его жара, болезненно напряженный член просился на свободу из узких форменных штанов. Хотелось попросить Занзаса прекратить эту сладкую пытку и трахнуть его наконец, но Суперби упорно молчал и кусал губы, сдерживая рвущиеся из груди стоны. Нельзя показывать Занзасу свою слабость, потому что тогда все это продлится еще дольше. Скуало сдавался каждый раз, хоть потом ему и хотелось провалиться под землю от унижения.
- Нравится, сученок? - насмешливо спросил Занзас. Ему уже нестерпимо хотелось поскорее ворваться в это гибкое тонкое тело, но он просто не мог упустить шанса в очередной раз доказать свое превосходство над ним. Скуало мелко потряхивало от возбуждения, но он упорно молчал и отводил взгляд. Знал, что все равно скажет это, но пока еще сопротивлялся.
- Смотри на меня, - рыкнул Занзас и запустил руку в волосы мечника, потянув за них, заставил его повернуться. Скуало тяжело сглотнул и буквально утонул в горящих, почти алых, глазах босса.
- Нравится, не могу больше... - голос звучал как-то слишком хрипло и тихо. Уже плевать на все, в любом случае потом он будет чувствовать себя как самая распоследняя шлюха, так какой смысл сейчас пытаться сохранить остатки гордости. Занзас довольно ухмыльнулся и стащил с мечника штаны вместе с бельем. Ему нравилось смотреть, как этот гордый упрямец выгибается в его руках, как становится послушным и податливым. Ни с кем другим Занзас не мог испытать подобных чувств, только Суперби мог вызвать в нем такой шквал эмоций. Чем сильнее противник, тем приятнее смотреть на его поражение. Подернутые поволокой страсти глаза умоляют не тянуть больше, просят взять его как можно быстрее. И Занзас не отказал себе в этом удовольствии. Он перевернул мечника на живот, заставляя встать на четвереньки. Скуало протяжно застонал, когда босс, прикусив мочку его уха, наскоро смазал свой член любрикантом. Скуало не сдерживал крика, когда Занзас вошел в него сразу, резко и на всю длину. Боль на мгновение ослепляла, но привычные к подобному мышцы почти сразу же расслабились и мужчина начал двигаться в рваном темпе. Суперби стонал и выгибался навстречу резким толчкам. Удовольствие застилало собой весь остальной мир, сейчас существовали только он и Занзас, и их тела. Босс еще что-то говорил, наверняка очередную гадость, но Скуало не слышал его слов. Реальность взорвалась для него тысячей фейерверков и волны оргазма едва не вышибли из него сознание. Занзас продолжал двигаться еще некоторое время в обмякшем теле мечника, прежде чем кончить в него.
- Какая же ты все-таки скотина, босс, - проворчал Суперби, удобнее устраиваясь под боком довольного начальства. Кажется, собраться заранее у него не выйдет.
***
Скуало лежал и смотрел на спящего Занзаса. Редко когда его можно было увидеть таким спокойным и расслабленным. Обычно босс, словно сжатая пружина - в любой момент нужно ожидать взрыва. Суперби вздохнул. Тяжело все время терпеть тяжелый характер этого человека, тяжело бороться с собственным глупым сердцем, которое постоянно его предавало в присутствии Занзаса. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы знать, что босс не любит никого кроме себя. Скуало осторожно протянул руку и легко коснулся щеки спящего мужчины, боясь разбудить, но не в силах противиться желанию прикоснуться.
- Убери руки, мусор, - прорычал Занзас открывая глаза, - и вообще вали уже отсюда или решил окончательно переквалифицироваться в шлюху?
- Вроооой! Да пошел ты! - Скуало скатился с кровати, даже не поморщившись от легкой, но уже вполне привычной боли в заднице. Быстро одевшись, мечник ушел в свою комнату. Времени до отъезда остался час, как раз хватит, чтобы перевести себя в порядок. И плевать, что слова босса ударили не менее больно, чем его пламя ярости. Это уже не в первой, каждый раз он оскорблял Суперби, словно таким образом возводил стену между ними. Но все это уже давно стало привычным, хоть и не менее острым.
***
Суперби стоял у стены и откровенно скучал. Как же он ненавидел подобные приемы у Вонголы. Вообще-то формально тут должен был киснуть Занзас, но разве кто-то может заставить его пойти на такой подвиг? Вечер был ужасно скучным, на мечника почти не обращали внимания, кто-то потому что боялся мрачного человека в форме Варии, а кто-то потому, что считал ниже своего достоинства обращать внимание на какого-то наемника, даже не босса организации. Скуало не знал, сколько уже прошло времени, но сил терпеть эту духоту и суету больше не было, хотелось занять себя хоть чем-то. Как раз в это время к нему подошел официант с подносом, на котором величественно возвышался бокал с шампанским. Мечник машинально взял его в руки, вообще-то, обычно он не пил, разве что в компании босса, когда тому становилось скучно надираться в одиночку. Но сейчас, пожалуй, можно сделать исключение, напиться он с одного бокала не сможет, а так хоть займет себя на время. Вкус у шампанского был немного странный, какой-то слишком горьковатый, но Скуало не обратил на это внимания, продолжая потягивать напиток и сохнуть от скуки. Кажется, прошло еще около часа, находиться тут стало совсем уж невыносимо. Варийца неумолимо клонило в сон, было душно и казалось просто жизненно необходимым выйти на улицу, вырваться из этого душного зала. Благо вечер подходил к концу и гости уже начали расходиться, так что теперь вполне можно было улизнуть, обязательная часть выполнена.
Прохладный вечерний воздух взбодрил мечника и тот спокойно сел за руль. Сейчас он должен был доехать до частного аэропорта за городом и уже оттуда на самолете отправиться в Индию, где в данный момент находилась его цель со своими людьми. Вскоре, однако, ему пришлось включить музыку на всю громкость, чтобы не уснуть за рулем. Скуало уже начал понимать, что с ним что-то не так, он вполне мог обходиться без сна по несколько суток, работа обязывала. Внезапно дорога перед глазами поплыла и ему пришлось затормозить, потому что уже невозможно было различить едет он по своей полосе или по встречной. Голова кружилась с каждой секундой все сильнее, музыка сливалась в один сплошной шумовой поток, который впрочем, ничуть не помогал побороть слабость. Суперби хотел выйти из машины, но словно пьяный не мог нащупать ручку. Последнее, что он увидел перед тем как окончательно отключиться, это троих людей направляющихся к нему.
Подошедшие аккуратно извлекли бесчувственного парня из машины и погрузили в свой джип. После чего двое из них уехали, увозя с собой пленника, а третий остался, чтобы устранить улики. Все оказалось даже слишком просто, все-таки даже легендарные офицеры Варии всего лишь люди, а людям свойственны слабости.

Часть 2
Скуало медленно приходил в себя.
Первым его порывом было вскочить на ноги, не смотря на то, что голова все еще кружилась и была словно залита свинцом, а тела он вообще не чувствовал.
Огромным волевым усилием он заставил себя не подавать признаков, что пришел в сознание и попытаться на слух определить место своего нахождения и понять, что за ерунда вообще происходит.
Он помнил, как вырубился по дороге в аэропорт, и помнил, что ему что-то явно подмешали в шампанское. Но, что случилось потом, он не знал. Слабость, вызванная снотворным, медленно сходила и вот он уже понимает что лежит на чем то жестком и холодном, и тела он не чувствует как раз от холода. Следом он почувствовал неприятную тяжесть в скованных за спиной руках. Ублюдки, кто бы они ни были, явно перестраховались. В прочем не зря, даже без меча Скуало мог быть весьма опасен.
Полежав еще пару минут, мечник пришел к выводу, что находится в одиночестве и открыл глаза. Его слегка мутному ото сна взору предстала маленькая мрачная камера. Единственным источником света была тусклая лампочка, болтающаяся под высоким потолком. Не было даже намека на окно, только крошечная решетка вентиляции над тяжелой металлической дверью указывала на то, что ему не грозит задохнуться в этом цементном гробу. Суперби оказался в очень неприятной ситуации. Из этой клетки ему точно не выбраться самостоятельно. Единственная надежда в данной ситуации была на то, что его похитители окажутся достаточно самоуверенны, и он сможет сбежать, когда к нему кто-то придет. Но скованные тяжелыми цепями руки за спиной мягко намекали, что все еще сложнее, чем ему видится.
Встав с металлической кушетки, которая заменяла здесь кровать, Скуало слегка пошатнулся - чем бы там его не напоили, но эта дрянь явно еще действовала. Все, что ему сейчас оставалось - это тихо материться и ждать, пока хоть кто-то появится. Тогда, возможно, он сумеет сбежать, а если нет, то хотя бы узнает, кто его сюда притащил и что им нужно. Впрочем, на последний вопрос мог быть только один ответ.
Информация. Больше от него ничего нельзя было получить. Мысли текли как-то вяло и нехотя, хотелось завалиться дальше спать, но Скуало не мог позволить себе подобной роскоши, вместо этого он сел обратно на кушетку и принялся гипнотизировать взглядом дверь.
Нельзя сказать, сколько прошло времени, прежде чем в коридоре раздались чьи-то шаги и звяканье ключей. Скуало сполз на край кушетки и напрягся, приготовившись броситься на вошедшего, как только дверь откроется. Связанные руки резко уменьшали шансы на удачный побег, но и избавиться от цепей он не мог. Во всяком случае, не без подручных средств. Едва тяжелая створка открылась, мечник бросился вперед, но тяжелое и неповоротливое после снотворного тело подвело его. Мужчина, стоявший в проеме, легко уклонился от удара и, схватив его за волосы, швырнул на пол. Скуало резко перевернулся, но встать ему не позволила чужая нога в тяжелом ботинке, наступившая на горло. Скованные руки, прижатые к полу весом Акулы, отозвались острой болью, почти не заметной на фоне нехватки кислорода. Скуало дергался, пытаясь сбросить с себя ногу. В глазах уже начало плыть. Он почти задохнулся, когда внезапно давление ослабло. Мечник резко сел, пытаясь отдышаться, и в этот момент его схватили еще двое, удерживая на месте. Суперби так спешил выбраться отсюда, что даже не обратил внимания на то, что к нему пришел не один человек: двое других видимо дожидались в коридоре.
- Какого хрена вам надо? - прохрипел он, угрожающе скалясь на стоявшего перед ним высокого мужчину. Судя по всему, тот был боссом, а значит и главной причиной его проблем.
- А я-то наделся, что мы сможем нормально поговорить, хотя бы сначала... Но, видимо тебя не зря прозвали Бешеной Акулой, сначала делаешь, а только потом думаешь, - мужчина усмехнулся и присел на корточки напротив Скуало. Мечник внезапно успокоился и внимательно смотрел на незнакомца. «Бешеная Акула» - так его звали еще до встречи с Занзасом, сейчас об этом почти все забыли. Кто этот тип?
- Да пошел ты, - выплюнул Суперби и снова безуспешно дернулся, держали его крепко, словно и не люди вовсе. Мужчина усмехнулся и, кивнув своим громилам, полез за чем то в карман. В то же время руки, удерживающие его, сжались с такой силой, что можно было побеспокоиться о сохранности костей. Главарь достал из кармана какой-то ошейник: тонкая полоска кожи с металлическими вставками. Скуало задергался еще активнее, но мерзкая побрякушка все-таки заняла свое место на его шее.
- Что это? Твою мать, ублюдок, я тебе кишки выпущу голыми руками! - Суперби был просто в бешенстве, ни о каком страхе тут и речи не шло. Он не какая-то тупая псина, чтобы на него одевали ошейники. Без риска остаться калекой такое мог бы проделать только Занзас, но боссу хватало ума не испытывать терпение мечника подобным образом.
- Извини, но это всего лишь мера предосторожности. Бешеных животных очень трудно держать под контролем, - незнакомец снова мерзко ухмыльнулся и показал Скуало небольшой пульт управления. Только теперь до мечника дошло, что за игрушку на него нацепили.
- Вижу, понимаешь. Надеюсь, теперь мы сможем поговорить как обычные люди. Мое имя Рикардо и я не собираюсь причинять тебе вред, - Мужчина кивнул своим охранникам, чтобы те отпустили варийца. Он разговаривал с ним словно с опасным психом, стараясь лишний раз не провоцировать. Это изрядно бесило, в первую очередь потому, что Скуало не мог найти достаточного повода, чтобы попытаться придушить этого ублюдка. Да и электрошоковый ошейник тоже достаточно весомый аргумент к мирному диалогу.
- Говори, - Скуало раздраженно передернул плечами и поднялся с пола. Не нужно обладать гиперинтуицей Вонголы, чтобы понять, что ничего хорошего он тут не услышит и вероятнее всего целым не выберется. Но попытаться стоило.
- Все прямо как я себе и представлял. Ты не поверишь, как долго я ждал нашей встречи, Скуало, - Рикардо тоже поднялся на ноги. Он выглядел совершенно спокойным и расслабленным, но, тем не менее, палец с кнопки на пульте от ошейника не убирал. Скуало терпеть не мог таких трусов, с ними всегда труднее всего... Отвечать он не собирался.
- Я просто задам тебе несколько вопросов, и мы разойдемся хорошими товарищами. Скажи мне координаты базы Варии, - мужчина по прежнему не сводил глаз с Акулы подмечая каждый его жест. Скуало оскалился.
- Ты же понимаешь, что если я скажу тебе это, то по возвращении меня ничего хорошего не ждет? - мозг мечника лихорадочно искал выход из ситуации. Определенно он был прав, когда решил, что похитили его именно ради информации. Правду выдавать он не собирался, но, возможно получиться обмануть этого ублюдка. Расположение особняка знали только сами Варийцы и верхушка Вонголы, так что, в общем-то, риск был минимальный. Правда странно, что вопрос такой легкий, если им нужна была только база Варии, то проще было бы поймать какого-нибудь сопляка-рядового и выпытать это у него, чем рисковать своей шкурой и нападать на старшего офицера.
- Ну, если ты согласишься сотрудничать, то тебе и не придется возвращаться. Я с удовольствием приму тебя в свою семью, - Рикардо прищурился, то, как смирно вел себя пленник, наводило на мысли о том, что он что-то задумал. Не мог этот бешеный псих так просто сдаться от одной только угрозы. Не зря Вария славится своей непримиримостью и неукротимостью.
- Неужели ты действительно думаешь, что Вария не сможет достать предателя, где бы он не скрывался? - Скуало не видел другого выхода кроме как попытаться все-таки навешать лапши на уши этому типу и попытаться по-тихому слинять. Задание в Индии подождет, тут явно намечается забава посерьезнее. Нужно выяснить, что это за семья и избавиться от них как можно скорее.
- Думаю, ты можешь не беспокоиться о Варии, они уже никого и никогда не достанут, - многозначительная улыбка мужчины искренне повеселила мечника. Неужели этот идиот считает, что так просто сможет уничтожить отряд элитный убийц?
- Хорошо. Если подумать, то мой тупой босс уже порядком задрал... так что я назову тебе координаты, если после этого ты отпустишь меня. Не хочу участвовать в ваших играх, в одиночку у меня больше шансов выжить, - Скуало был почти спокоен, сейчас все решит случай. Если Рикардо и правда такой идиот, каким кажется, то все пройдет удачно. Хотя есть конечно риск того что бесполезного информатора попытаются убрать, но это будет лучше чем если ему не поверят. Терпеть боль Суперби очень не любил.
- Разумеется, но только после того как мы проверим твои слова, - Рикардо Амаретти никогда бы не стал боссом семьи если бы привык доверять людям на слово.
- Ну, попытаться стоило, - ухмыльнулся Скуало.
- Как пожелаешь, - Рикардо вернул усмешку и нажал на кнопку. Суперби подбросило от прошившего тело электрического заряда. Но боль прошла так же быстро, как и началась.
Что же видимо время разговоров вышло. Все тело неприятно покалывало, и двигаться было сложно, к тому же снотворное до сих пор не выветрилось полностью. Этот раунд мечник уже проиграл, и он понимал это. Но, тем не менее, упорно продолжал отбиваться от двух громил пытающихся схватить его. Слишком медленно он двигался и потому пропустил мощный удар поддых выбивший из легких весь воздух. Один из мужчин придавил к полу невольно согнувшегося мечника, а второй в это время прикрепил к цепям, связывающим его руки, длинную веревку. Эти двое действовали на удивление слаженно, видимо пленники тут бывали с завидной регулярностью.
Быстро перекинув свободный конец веревки через специально предназначенный крюк в потолке, один из шкафов натянул «поводок» заставив Скуало подняться. Теперь его никто не держал, но в этом и не было необходимости. Он все равно не смог бы и шагу сделать, не вывернув себе руки.
- Может все-таки передумаешь? Мне бы не хотелось прибегать к крайним мерам, - босс Амаретти с деланным сочувствием смотрел на пленника. Скуало только оскалился в ответ. Хреновая ситуация, но пока он не видел выхода из нее.
- Как скажешь, но я все-таки дам тебе возможность передумать, - произнес Рикардо, выходя из камеры. - Минимальный уровень, а я не желаю на это смотреть, - бросил он своим подчиненным и ушел. Суперби зашипел сквозь зубы, когда веревка натянулась еще сильнее, отрывая его ноги от пола. Плечи надсадно взвыли от боли. Пожалуй, будь он чуть менее гибким и руки бы просто вышли из суставов.
- Врооой! А вы двое разговаривать вообще умеете? - обратился он к своим палачам, просто чтобы показать, что ему абсолютно плевать на все их потуги.
- А гордость дорого обходится, да? - ухмыльнулся один из них и достал из кармана широкого фартука свернутый кнут. Почти как у Кавалоне подумал Суперби прежде, чем почувствовал обжигающую боль в спине. Его тело непроизвольно дернулось от боли, и к горящей спине добавилась куда более значительная боль в плечах.
- Ты что разучился с этим обращаться? - наконец и второй шкаф подал голос. Он достал небольшой нож, и принялся неаккуратно срезать с мечника рубашку, иногда задевая кожу. Скуало продолжал самоуверенно скалиться и шипеть, когда его дергали, доставляя боль. Тяжелый кнут оставлял на голой коже кровавые полосы, в некоторых местах рассекая плоть. Суперби старался по возможности не двигаться, но это было не так-то просто. Губы, искусанные в кровь, больше не кривились в усмешке. Теперь ему приходилось тратить все силы на то, чтобы сдержать вскрики, которые рвались из груди каждый раз, когда кнут касался кожи и тело конвульсивно дергалось сильнее, выворачивая плечевые суставы. Внезапная вспышка боли выбила из головы мысли, ослепляя и почти лишая самоконтроля. С неприятным хрустом левая рука повернулась еще немного и Скуало потерял способность двинуть хоть пальцем.
- Ладно, хватит с него. Босс сказал не усердствовать сегодня, - безымянный палач опустил кнут и повернулся к выходу. Суперби чувствовал острую потребность съязвить что-нибудь на прощание, но как назло все цензурные слова вылетели из головы, а просто материться и показывать свою слабость этим выродкам он не собирался. Дверь бесшумно закрылась за их спинами. Мечник попытался хоть как то облегчить давление на вывихнутое плечо, но своими трепыханиями едва не добился противоположного эффекта. Боль была резкой и ослепительной, но он знал, что скоро она притупится, его тело выносило и не такое. Нужно только немного переждать и организм подстроится под новые обстоятельства.
- Твою мать, чтоб тебя босс. Не мог ублюдок хоть раз сам навестить своего папашу, - прорычал Скуало в пустоту.

Часть 3
Скуало не знал, сколько прошло времени с тех пор как его оставили висеть в камере. Он то проваливался в тревожный наполненный болью и обрывками воспоминаний сон, то просыпался, мучаясь от боли в вывихнутом плече, которая хоть и значительно притупилась, но все еще доставляла мучения. Силы покидали его очень быстро, постоянная непрекращающаяся боль выматывала, но он держался. Но когда снова послышались тяжелые шаги, а потом и звук открывающейся двери камеры, Скуало не смог сдержать вздох облегчения. Разумеется мечник не питал надежд на то, что его освободят и прекратят мучить, но скорее всего сменят способ, а это уже что-то.
- Ну что, Скуало, ты не передумал? - Рикардо добродушно и капельку сочувствующе улыбался мечнику.
- Да пошел ты, мудила, - прохрипел Суперби, сегодня у него уже не были ни сил, ни желания поддерживать игру. Хотелось, чтобы его просто скорее сняли с этого подобия дыбы, и плевать что будет потом.
- Ну вот, а я-то наделся, что в Варию попадают только умные люди... ну что поделать, значит, попробуем поговорить чуть иначе. - Амаретти махнул рукой и в камеру вошли вчерашние прихвостни. Один из них остался возле двери, а второй быстро развязал узел на веревке удерживающей Скуало в подвешенном состоянии. Акула не смог сдержать короткий вскрик от пронзившей его боли. Руки за долгое время затекли, и теперь он не мог пошевелить даже пальцем, а вот боль чувствовалась прекрасно. Только огромным усилием воли ему удалось устоять на ногах, а не рухнуть позорно в ноги своему мучителю. Но не смотря ни на что Акула испытал не передаваемое облегчение от того, что он относительно свободен. Второй громила притащил откуда то стул с высокой спинкой на который Скуало и усадили, примотав ноги к ножкам.
- Что фантазия иссякла? - ехидно поинтересовался мечник, присутствие рядом людей странным образом придавало сил. Хотелось продемонстрировать этим придуркам, что не на того напали. Он не какой-нибудь сопляк, который расклеивается после первого же удара, пусть тот и был весьма ощутим. Уровень Варии это не только талант убивать и обращаться с оружием. А Скуало - боевой капитан и правая рука босса, и должность мечник получил отнюдь не за красивые глаза и ангельский характер.
- Ну, скажем так, я все еще надеюсь на то, что у тебя есть хотя бы зачатки мозгов, и ты поймешь, что упрямиться бесполезно, - улыбнулся босс Амаретти. Эти вечные улыбки уже начинали изрядно бесить мечника. Скуало презрительно смотрел на мужчину, будучи уверенным, что выдержит что угодно.
- Ты просто идиот если считаешь что сможешь выбить из меня хоть какую-то информацию, - конечно можно было бы просто промолчать, но не в духе Скуало избегать еще больших проблем, чем уже есть.
- Я хочу знать месторасположение базы Варии, а так же основных сил Вонголы. И я знаю, что тебе все это известно, поэтому только тебе решать насколько долгой и продуктивной будет наша беседа, - теперь взгляд Рикардо стал жестким и куда более серьезным. Босс семьи Амаретти больше не собирался играть с пленником. Времени у него было не так уж много, ведь не смотря на то, что похищение прошло гладко, это не дает гарантий, что мечника не хватятся. Кто знает, какие порядки приняты в Варии, возможно, он что-то упустил. Все-таки о работе этой организации было известно не так много. Конечно, Амаретти надежно скрыл свое участие во всем этом, но рисковать было бы просто глупо. Особенно теперь, когда он в двух шагах от победы.
Ломать непокорных очень весело. Трудно, но весело. Жаль, что нельзя растянуть эту игру подольше… Рикардо натянул кожаные перчатки и почти ласково провел пальцами по щеке Акулы, тот отвернулся, демонстрируя отвращение. Мужчина только ухмыльнулся, пожалуй, он все же успеет позабавиться. Сильный удар в солнечное сплетение заставил мечника согнуться пополам и жадно хватать ртом воздух. Больно почти не было и по сравнению с тем, что он уже пережил за эти сутки, простое избиение было сущей ерундой, поэтому Скуало удалось не издать ни звука. Амаретти бил без остановок, не произнеся больше не слова. Очевидно, он уже высказал все что хотел, и теперь была очередь Суперби говорить. От ударов голова мечника моталась из стороны в сторону, светлые волосы растрепались и кое-где окрасились кровью. Разбитые губы, тем не менее, кривились в легкой блаженной улыбке - эта боль была такой знакомой, что почти вызывала ностальгию. Скуало старался отвлечься и не думать о том, что происходит и где он находится. Погружаясь в свои мысли. Он вспоминал Занзаса, битву с мелким хранителем дождя Савады, совместный отпуск Варии на островах, тогда они разнесли все, до чего смогли добраться. Хорошее было время...
Рикардо выдохся минут через десять, но блаженная улыбка на губах пленника бесила неимоверно, заставляла кровь кипеть в жилах. Амаретти хотелось стереть эту улыбку с его лица, чтобы он больше никогда не смог так улыбаться. Хотелось смотреть на то, как исказиться его лицо от боли и страдания, как погаснет этот дерзкий взгляд став пустым и покорным. Резко развернувшись, он приказал одному из своих охранников принести полотенце и воду. Мечник вынырнул из своих мыслей и теперь едва заметно морщился от боли во всем теле. Ерунда, в общем-то, кости целы и если не считать вывиха, то он почти цел, но все таки неприятно. Неожиданно Рикардо со злости пнул стул, который жалобно скрипнул и упал вместе с сидящим на нем пленником. Острая боль пронзила вывихнутое плечо Скуало, а от удара головой о бетонный пол в глазах на секунду потемнело. Мечник почувствовал, как по виску потекло что-то теплое, видимо рассек кожу при падении, по ощущениям череп вроде цел, значит ничего страшного. Лежать на полу было совсем неудобно. Холод от бетона словно проникал под кожу, заставляя непроизвольно дрожать. Прежде Скуало почти не замечал что в его камере довольно прохладно, но теперь...
В голове шумело после удара, и он почти не сопротивлялся, когда его отвязывали от стула и тащили к кушетке. Окончательно он пришел в себя только когда почувствовал, как шею плотно обхватила веревка, не позволяя ему двигать головой. Плечо заболело с новой силой, и теперь было сложнее отключиться, так как манипуляции палачей выглядели достойными того, чтобы обратить на них свое внимание. Скуало еще не сдался и рассчитывал все-таки выбраться из плена своими силами. Ожидать, что его спасет Вария, было довольно глупо, боссу не нужны слабаки, которые позволяют так легко захватить себя. Хотя если задуматься, то возможно для офицерского состава Занзас и сделал бы исключение, но когда еще он заметит что что-то пошло не так. Мечник не редко пропадал на заданиях месяцами и не выходил не связь, скрываясь и поджидая удачного момента для убийства цели. Нет ждать помощи со стороны он точно не будет - не принцесса похищенная драконом все-таки - сам справится.
Тусклая лампочка сейчас очень неудачно светила прямо в лицо - раздражая и заставляя жмуриться. Глаза уже привыкли к полумраку и поэтому так остро реагировали даже на такой источник света. Скуало слышал, как его мучители возятся рядом и тихо что-то обсуждают, но повернуть голову не мог, да и не хотел, в общем то.
Суперби зашипел, когда неожиданно ему на лицо упала мокрая тряпка, кто-то держал ее за края так, что она плотно прилегала к лицу и мешала дышать. Мечник попытался дернуться, но веревка, впившаяся в горло, вызвала еще большее удушье. В принципе он догадывался, что его ждет, и поэтому так упорно старался вывернуться из удерживающих его пут, не смотря на боль.
- Ну что ты, не стоит так нервничать. Если захочешь прекратить, тебе нужно будет всего лишь попросить, - пропел Рикардо ему на ухо, склонившись над пленником. В руках мужчина держал шланг, протянутый откуда то из коридора. Кивнув второму охраннику, он направил конец шланга на полотенце. Ледяная вода потекла неожиданно для Скуало, тряпка на лице и так не давала нормально дышать, а теперь еще и вода заливалась в рот и нос, заставляя задыхаться, вдыхать и глотать ледяную воду, от которой моментально немели мышцы. Мечник метался по кушетке пытаясь получить хоть немного воздуха. И только когда в голове появился легкий туман от нехватки кислорода, полотенце подняли, на несколько секунд давая ему сделать пару вздохов, а потом все повторилось.
Пытка продолжалась почти полтора часа, Скуало уже вообще ничего не соображал, в мыслях было только одно желание: дышать. Но на все вопросы Рикардо он упрямо продолжал отрицательно мотать головой - этот ублюдок никогда не сможет заставить его заговорить! Тело сковало холодом настолько, что двигаться уже почти не получалось, легкие горели от попавшей в них воды, а сознание медленно ускользало.
Амаретти был счастлив как ребенок, наблюдая за мучениями своего пленника, тот его слишком разозлил, и оттого было в двойне приятнее видеть, как он задыхается, судорожно откашливая воду, и сотрясается крупной дрожью. Теперь на его лице не было и тени того надменного самоуверенного выражения которое Суперби так упорно демонстрировал своим мучителям. Сейчас он был почти похож на обычного человека, с поправкой на то, что обычный человек уже давно отключился бы. Но в данной ситуации выносливость варийца играла против него, продлевая агонию. Только когда Скуало вообще почти перестал реагировать на внешние раздражители, пытка прекратилась. Его отвязали и оставили отдыхать до следующего раунда.
Мечник медленно приходил в себя, периодически заходясь безудержным кашлем, горло и легкие пылали, словно в огне, и каждый вдох отзывался болью. Замутненное сознание не позволяло хоть как то оценить свое состояние, то проваливаясь в темноту, то выныривая на поверхность от нового приступа кашля. Хотелось потерять сознание, чтобы не чувствовать всего этого, но тренированное тело подводило своего хозяина, не давая окончательно погрузиться в блаженное забытье.
***
Занзас раздраженно смотрел на стопку отчетов разведки лежащую перед ним. Обычно этим занимается Скуало: разбирает бумаги и к боссу попадают уже только действительно важные донесения. Глава Варии терпеть не мог бумажную волокиту, если бы не дурацкие правила, то он предпочел бы выслушивать все доклады в устной форме, а не копаться в бумажках. А сейчас еще большее раздражение вызывало то, о чем эта стопка макулатуры напоминала. Акулий мусор до сих пор не выходил на связь, хотя должен был это сделать по прибытии на место, чтобы получить более точные указания. Скуало не редко пропадал, и к этому все уже даже привыкли, но в данном случае это было странно. Объект знал, что за ним ведется охота, и потому очень активно колесил по свету, спасаясь от преследователей. Сейчас, например, по данным разведки он успел сменить место расположения, так что Акула в любом случае должен был узнать, где его искать. Занзас не мог побороть глухую злость, которая, в общем-то, и оснований под собой не имела. Он привык доверять своему капитану и знал, что если он не дает о себе знать, то на это есть веская причина. Но это ничуть не умаляло его раздражения, вообще Занзас чувствовал относительное спокойствие только, когда мечник был в штабе и постоянно мозолил глаза, раздражая всех своими воплями.
- Луссурия, - рыкнул он в коммуникатор. Хранитель солнца не заставил себя долго ждать. Ни для кого не было секретом, что каждый раз, когда их капитан уходит на задания нервозность босса достигает своего пика и лучше не давать ему лишних поводов для недовольства.
- Звали босс?
- Узнай куда пропал тупой мусор, - именно Луссурия теснее всего сотрудничал с разведкой, так что он должен довольно быстро разузнать местоположение мечника. Не то чтобы Занзас волновался, но было во всем этом что-то странное, что не давало покоя. Какая-то мелкая деталь, которая все время ускользала. А может просто интуиция, пусть и не гиперинтуиция Вонголы, но Занзас привык ей доверять.

Часть 4
Следующие дни слились для Скуало одним сплошным потоком боли и злости. Он злился на себя за свою слабость, на Занзаса... просто потому, что именно босс обычно был причиной всех его проблем, злился на Амаретти. Только эта злость и поддерживала его, давала силы терпеть все пытки и унижения, не переставая ухмыляться. Рикардо эта ухмылка всегда выводила из себя, хотелось растоптать несгибаемого мечника, уничтожить самую основу его существования, чтобы он навсегда забыл свой оскал. Суперби понимал, что только продлевает и усиливает свою агонию этим поведением, но иначе он просто не мог, не хотел. Он привык быть сильным и терпеть любые удары судьбы с высоко поднятой головой, долгая жизнь рядом с Занзасом тоже способствовала укреплению силы духа. Его босс – это хищный зверь, которому нельзя показывать свою слабость, если не хочешь быть разорванным на куски, нельзя убегать, потому что это только подстегнет азарт хищника, можно только терпеть и улыбаться даже тогда, когда хочется выть. И Скуало давно привык к этому, поэтому даже сейчас, когда боль захватывала все его существо, мешая дышать и не позволяя думать, он не сдавался и не позволял другим увидеть насколько ему плохо.
Череда дней проносилась с бешеной скоростью, и мечник уже не мог сказать, сколько времени он провел в этом месте. Фантазия Амаретти уже давно истощилась, и пытки повторяли друг друга, что, впрочем, не делало их более легкими. Скуало понимал, что враг, по какой-то причине, не хочет его убивать, и это было немного странно, потому что такой ерундой его было не сломить. Рикардо же надеялся взять мечника измором, он был уверен, что попытайся Амаретти использовать более жестокие и действенные пытки, и гордая Акула просто сдохнет, но так и не скажет ничего. В прочем у Рикардо были некоторые мысли на счет того, как заставить мечника говорить, но в тоже время не позволить ему умереть раньше времени. Но для воплощения этого плана нужно было еще немного подождать, пока вариец окончательно не ослабнет и не потеряет связь с реальностью. А ждать, судя по всему, осталось не так долго.
Когда Рикардо снова пришел в камеру, заключенный лежал на кушетке и невыразительно смотрел на вошедшего человека. Серые глаза были подернуты пеленой боли, на лице отчетливо видны следы побоев и усталости, а тонкие губы едва заметно растянуты в усмешке. Его чертова ухмылка! Порой казалось, что ничем не было возможно ее стереть, но Амаретти знал, что это не так. Даже у самых сильных были свои слабости и страхи. А так же вещи, которые в принципе человек вынести не в состоянии кем бы он ни был.
Обнаженный торс пленника приковывал взгляд: бледная, почти прозрачная кожа покрыта кровавыми разводами и уродливыми черными синяками. Дыхание ровное, все-таки выдержки Скуало было не занимать, и ни тени страха во взгляде. Плечо мечнику вправили, но руки по-прежнему были скованы. Рикардо знал, что перед ним дикий зверь в человеческом обличии и что стоит хоть на секунду дать слабину, позволить себе поверить в то, что пленник слаб и обессилен и это будет последнее, что он успеет сделать в своей жизни. Даже только с голыми руками, находясь на последнем издыхании, этот человек будет смертельно опасен. А сейчас Скуало был еще жив, и сил в нем достаточно, он словно загнанный зверь пойманный охотником. У него не было возможности покинуть эту клетку, перегрызть глотку своему палачу, но это ни чуть не умаляло его жажды свободы и крови. Как опытный охотник Амаретти понимал, что загнанный в угол зверь намного опаснее свободного и уверенного в завтрашнем дне хищника. Поэтому пульт от ошейника он всегда держал в руках - в любой момент готовый нажать на кнопку. В первые дни мечник несколько раз пытался сбежать, нападал на охрану, но все же и у него были слабости, например мощный разряд тока способный вырубить кого угодно.
Скуало был слаб, беспомощен сейчас, но его сила духа все равно поражала, и то, как он смотрел и продолжал улыбаться, зная, что сейчас его ждет новая порция боли. Долбаный мазохист, не зря говорили, что все они в Варии психи. Рикардо втянул спертый воздух камеры и приблизился к пленнику, ему просто захотелось причинить боль этому упрямцу. Не важно, как и какую, просто заставить его кричать, раздавить, уничтожить. Двое громил, стоящие за дверью, были готовы войти по первому слову, но Рикардо не спешил их звать, сначала он сам хотел поиграть с пленником. Интересно как тот отреагирует? Будет ли кричать, сопротивляться или продолжит улыбаться своим безумным оскалом. Амаретти захотелось ощутить эту силу и необузданность в своих руках, он захотел подчинить дождь своим прихотям. Даже понимая, что, скорее всего, ничего у него не выйдет, просто потому, что такие не подчиняются насильно. Мечник скорее умрет, чем откажется от своего хозяина и поменяет его на кого-то другого. Проведя рукой по покрытой синяками и багровыми разводами груди, Амаретти почти физически ощутил исходящее от пленника напряжение. Скуало еще не понял, что он собирается сделать, но, не являясь дураком, уже начал догадываться.
- Твою мать! Да кажется с фантазией у тебя еще хуже, чем я думал, - прорычал мечник, но палач все же заметил искру страха в самой глубине серых глаз.
- Возможно и так, но какая разница, если это поможет? - Усмехнулся Амаретти и опустил руку чуть ниже, касаясь кончиками пальцев напряженного пресса. Ему нравился такой мечник, который смотрел сейчас беспомощно и зло – рационализм убийцы подсказал ему, что он не сможет ничего сделать с этим. Он был сейчас так же беспомощен, как японская школьница в руках маньяка. Неприятные прикосновения, вызывающие желание поскорее от них избавиться любым способом.
С Занзасом все было иначе, хоть он и ведет себя как первостатейная скотина, но он босс, хозяин, и ему можно все. Скуало стиснул челюсти, ненавидя это ощущение беспомощности, он привык бить сильным и не позволит этому ублюдку сломать себя.
Пожалуй, именно сейчас мечник понял, что вся его пустая бравада не стоила и выеденного яйца. Ему никогда не выбраться отсюда самостоятельно, он знал это с самого начала, но упорно отрицал очевидное. Эта камера словно специально сделана для него, ни какая сила и знания не помогут ему вырваться из этого бетонного аквариума. Конечно, была слабая надежда на то, что в Варии заметят, что что-то не так, но этот призрачный шанс всего лишь очередная отговорка. Просто ему не хотелось делать того, что он должен.
Жизнь Скуало очень любил хоть и рисковал ей постоянно. Но умирать в бою не страшно, это совсем другое, там ты с врагом на равных и нет ни каких гарантий, все решит сила и удача. А здесь... он просто беспомощная кукла в руках палачей, и, каким бы он сильным не был, все еще был шанс, что им удастся его расколоть. Такая возможность была всегда и офицер Варии просто не имел права так рисковать. В его голове слишком много знаний и информации, которая может угробить не только Вонголу, на которую мечнику, в общем-то, плевать с высокой колокольни, но и причинить вред Варии, а этого он не мог допустить ни в коем случае.
Некоторые особо ответственные вроде Леви или Лусса носили с собой ампулу с ядом на такой случай. Скуало же всегда считал себя сильнее всяких там обстоятельств и был уверен, что не попадет в лапы врага живым ни при каких условиях. А все оказалось так просто...
Амаретти вовремя заметил перемену в пленнике: он не оказывал ни малейшего сопротивления. Взгляд мечника погас, но это был не взгляд сломленного и смирившегося человека. Это было отчаяние смертника принявшего свою судьбу. Такого хода Рикардо не ожидал, во всяком случае, не так быстро и только в последний момент успел разжать челюсти мечника и сунуть ему между зубами собственную руку. Мужчина болезненно зашипел, когда острые зубы сомкнулись на мягкой коже. Услышав странный звук, охранники тут же ворвались в камеру.
- Дай веревку, быстро, - Рикардо был зол, еще немного и он бы упустил пленника! Этот чертов ублюдок решил покончить с собой. Откусить язык. Идиот! Неужели надеялся так просто избавиться от боли? С силой надавив на челюсти, так, что на щеках точно появятся синяки, Рикардо заставил Суперби отпустить его руку и всунул в рот Акулы веревку. Скуало зарычал, пытаясь выплюнуть кляп, но мужчина крепко прижал его к кушетке и затянул узел на затылке. Мечник метался, злобно рыча, от бессилия хотелось выть, и почему он не потерпел еще один день? Если бы только он не поспешил так! Скуало почти не чувствовал боли терзающей его тело, все происходящее казалось сном, ужасным глупым сном. Рикардо мерзко ухмылялся глядя на пленника и тряс онемевшей от укуса рукой.
- Ну что рыбка, теперь поиграем? - Амаретти приблизился к Суперби и провел рукой по щеке. Мечник отдернул голову и отвел взгляд, веревка во рту не позволяла не только сомкнуть губы, но и сказать хоть слово. Было не то чтобы страшно, а скорее мерзко и до дрожи обидно. Скуало смирился со своей ролью любовника Занзаса, но это не значит, что он спокойно относился ко всему этому.
Один из громил по приказу Рикардо перевернул мечника на живот и прижал к кровати его голову, не позволяя дергаться. Амаретти с удовольствием рассматривал поверженного и беспомощного пленника, сейчас он навсегда сотрет с его лица ту усмешку, которая так долго действовала ему на нервы. Скуало в бессильной ярости грыз веревку, чувствуя, как с него стаскивают брюки вместе с бельем, это было просто отвратительно, а еще реально страшно. Мечник и сам не понимал, почему в нем вызывает такой ужас перспектива быть изнасилованным, в конце концов, он давно не девственник, да и гордость тут не при чем... Так почему так дрожит его тело, в голове шумит, а глаза застилает паника?
Суперби изо всех сил зажмурился до цветных пятен перед глазами и остервенело вгрызся в веревку только чтобы удержать себя в руках и не издать не звука. Он ни за что не доставит этим ублюдкам такого удовольствия. Рикардо откинул в сторону ненужную более одежду мечника и провел рукой по исполосованной кнутом спине, ощущая дрожь тела перед собой. Наконец то, он смог добиться хоть какой-то реакции мечника на все его усилия, страх это только первая ступень, он сломает его, заставит умолять о смерти. И когда мечник все-таки выдаст ему все имеющуюся у него информацию, то милостиво убьет. Рикардо достал из кармана небольшой флакон с прозрачной жидкостью и, дав охраннику знак отпустить Акулу, влил ему в рот пару капель.
- Пожалуй, мы оставим нашего заключенного ненадолго, чтобы он успел прийти в себя, - усмешка Амаретти заставила Суперби занервничать еще сильнее. Чтобы там ему не дали, это был точно не яд, а значит, ничего хорошего можно было не ждать. Если это какой-то аналог сыворотки правды, то у мечника могут возникнуть проблемы, он, безусловно, был способен удержать язык за зубами даже под действием препарата, но это дорого ему обойдется. По какой-то насмешке судьбы организм Скуало очень остро реагировал на все психотропные препараты.
Примерно пять минут спустя мечник осознал, что именно ему дали. Все тело пылало словно в огне, воздух в камере как будто бы сгустился и с трудом проникал в легкие. Член стоял, требуя внимания, и Скуало словно плыл в этом мареве искусственного возбуждения. Все мысли вылетели из головы оставляя только жгучее желание скручивающее в узел все внутренности. Это было еще хуже, чем, если бы его просто изнасиловали, мечник метался словно в бреду и даже не заметил, когда дверь в его камеру снова открылась, и на пороге показались его мучители.
Рикардо осмотрел изнывающего от возбуждения пленника и остался доволен результатом. Это будет не слабый удар по самолюбию гордой Акулы, а то, что ждет его потом, только закрепит результат. Амаретти провел рукой по груди Скуало, задевая напряженные соски, и ухмыльнулся, услышав судорожный стон.
Суперби пытался бороться с собой, но у него почти ничего не получалось. Тело предавало его, требуя разрядки, и он не мог сопротивляться рукам, поглаживающим его. Даже когда его поставили раком, ткнув лицом в жесткую кушетку, он не мог противиться. Только когда мечник почувствовал, как чей-то довольно крупный член начал проталкиваться сквозь узкое кольцо мышц, он смог немного прийти в себя. Боль отрезвляла и позволяла оценить ситуацию, но сопротивляться все равно не получалось, да и было бессмысленно. Особенно теперь.
Рикардо блаженно прикрыл глаза, чувствуя, как жаркая теснота плотно обволакивает его член, и начал двигаться. В этот раз он собирался доставить пленнику удовольствие, просто для того, чтобы потом посмотреть, как тот будет страдать, ненавидя себя за свою слабость и за то, как бесстыдно он сейчас подставлялся под грубые толчки и стонал от каждого прикосновения. Покорная Бешеная Акула, что может быть лучше?
Боль постепенно ушла, оставив только бешеное возбуждение и желание разрядки. Скуало совсем потерялся в водовороте чувств. Афродизиак лишал его малейшего шанса на обретение самоконтроля. Он мог только бесстыдно подставляться под чужие толчки в твоем теле и стонать, чувствуя, что конец уже близок. Скуало почти потерял сознание от силы накрывшего его оргазма, Рикардо тоже не смог продержаться дольше, ощущая, как стискивают его член тугие мышцы. Суперби понадобилось несколько минут, чтобы окончательно прийти в себя: действие возбудителя тоже сошло на нет, и теперь он мог в полной мере ощутить боль от всего случившегося.
Нет, боль в заднице не была для него чем-то новым, на что стоило обращать внимания, а вот боль от уязвленной гордости, была куда значимее. Скуало яростно сверкал глазами и не произнес ни звука. Да и что тут можно было сказать. Его дикий, шальной, полный ярости взгляд говорил куда больше: он не сломался и не позволит этому ублюдку насладиться легкой победой. Амаретти рассчитывал именно на такую реакцию, он уже неплохо изучил своего пленника и понимал, что тот ни за что не покажет свои настоящие чувства так просто. Застегивая брюки, Амаретти пренебрежительно смотрел на пленника видя его насквозь.
- Ладно, я пошел, а вы можете развлекаться, - бросил мужчина и покинул камеру, оставив своих охранников наедине с Акулой. Скуало почувствовал предательскую дрожь, кажется, все будет еще хуже, чем он думал. Пожалуй, он был готов забрать свои слова обратно об отсутствии фантазии у Амаретти. Большего унижения было просто не придумать.
Оба амбала набросились на него, словно свора голодных собак. Их руки были повсюду. Мерзкие болезненные прикосновения, укусы. Скуало постарался отключить сознание, не желая участвовать во всем этом. Но сделать это было не так-то просто. Чужие руки и губы на теле вызывали рвотный рефлекс, словно бездушная кукла мечник позволял делать с собой все что угодно, уже не чувствуя в себе сил для хоть какого-то сопротивления.
Скуало жалел, что не выждал хоть немного времени для того, чтобы покончить с собой. Теперь ему вряд ли дадут шанс повторить попытку. Почему то совсем не вовремя вспомнился Занзас с его вечными насмешками и оскорблениями, но босс... с ним все было иначе. Скуало почувствовал острую тоску по тому времени, когда был в штабе Варии, как бы плохо ему не было там, здесь было в миллионы раз хуже.
Время словно замерло для него. Скуало казалось, что прошло уже больше недели с тех пор, как ему дали возбудитель, и начался ад. Мечник потерял счет тому, сколько раз его насиловали, боль была просто адской, но он держался, не позволяя себе издать ни звука. Сил не было даже для того, чтобы держать голову прямо, но это его сейчас и не волновало, он мечтал только о том моменте, когда все это закончиться, и эти ублюдки уйдут.
- Какая выносливая нам в этот раз досталась шлюшка, - ухмыльнулся один из громил. Его голос доносился до Скуало словно через слой ваты, а значения слов уже не доходили до измученного сознания.
- Думаю, он выдержит еще один раунд, - многозначительно ухмыльнулся второй.
Прежде за ними не было замечено подобной разговорчивости, но сейчас это меньше всего беспокоило Суперби. Хотелось уснуть и больше никогда не просыпаться, не думать, не видеть, не помнить, не чувствовать.
Когда одновременно два члена вошли в его тело, Скуало все-таки не сдержался и закричал. Его голос эхом отражался от бетонных стен, заставляя ненавидеть все это еще сильнее. Равномерные толчки, кровь, заменяющая смазку, запах секса – все это лишало мечника последних сил, заставляя желать смерти.
Он больше никогда не сможет посмотреть в лицо боссу, да никому больше он в лицо посмотреть не сможет. Боль и отвращение занимали все его сознание. Насильники ускорили темп толчков и, наконец, кончив, отпихнули полубесчувственное тело Акулы в сторону. Скуало прикрыл глаза, не зная чего ждать дальше, в голове стояла блаженная пустота, думать вообще не получалось, даже воспоминания о прошлом словно поблекли и почти растворились. Услышав звук закрывающейся двери Суперби даже не обрадовался, ему было абсолютно наплевать на все. Последняя мысль, держащаяся в измученном сознании, твердила, что главное молчать и не рассказывать ни чего, о чем бы его не спрашивали. На этой ноте он все же потерял сознание, окунаясь в блаженную темноту и пустоту.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Katekyo Hitman Reborn | Добавил (а): In3tegra (24.05.2013)
Просмотров: 1182

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн