фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  In another life | Глава вторая: Ильза
  In another life | Глава первая: Марк
  Забрать боль.
  Бэкстэйдж
  "Адские хроники". Часть первая: "Лабиринты смерти" | Глава двадцать седьмая: Джек
  Just crazy
  Необузданное пламя | Глава первая
  Ветер и дым | Глава 1
  Summer rain
  "Адские хроники". Часть первая: "Лабиринты смерти" | Глава двадцать шестая: Вэл и Леви
  "Адские хроники". Часть первая: "Лабиринты смерти" | Глава двадцать пятая: Флоки и София
  Детали красоты | (Пролог.) Глава 1. Полет.
  Здравствуй, МакКен | Глава 2. Осмысление и принятие
  Здравствуй, МакКен | Глава 1. О сложностях привыкания
  Подарок для дворецкого
Чат
Текущее время на сайте: 21:13

Статистика

Магазин оригинальной парфюмерии
fifi.ru - агрегатор парфюмерии №1
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Kuroshitsuji/Темный дворецкий

  Фанфик «Здравствуй, МакКен | Глава 2. Осмысление и принятие»


Шапка фанфика:


Название: Здравствуй, МакКен
Автор: Kalerija
Фандом: Kuroshitsuji
Персонажи/Пейринг: Алоис Транси/Сиэль Фантомхайв; Элизабет Мидфорд, Себастьян Михаэлис
Жанр: Романтика, Флафф, Мистика, Психология, Повседневность, AU, ER (Established Relationship)
Тип/Вид: Слэш
Рейтинг: PG-13
Размер: Мини, 14 страниц, 2 части
Содержание: Лёжа в постели и дожидаясь собственного выздоровления, Сиэль думает не о скопившихся в поместье отчётах, не о разорванном контракте с Себастьяном и даже не об оживших родителях. Всё это, конечно, очень важно, но он уже привык. Единственное, к чему Сиэль никак не может привыкнуть, так это к постоянным визитам МакКена.
Статус: Закончен
Дисклеймеры: Все права принадлежат Яне Тобосо
Размещение: Только с разрешения автора


Текст фанфика:

Ед­ва он от­кры­ва­ет гла­за, как тут же на­ты­ка­ет­ся на чу­жой вни­ма­тель­ный взгляд. В го­лу­бых гла­зах нап­ро­тив, как и в из­ги­бе веч­но ух­мы­ля­ющих­ся губ, уга­ды­ва­ет­ся улыб­ка. За­тем улыб­ка ста­но­вит­ся бо­лее яв­ной, и гу­бы про­из­но­сят:
— Доб­рое ут­ро, Си­эль.

«Стран­но, — ду­ма­ет Фан­томхайв, — кош­ма­ры с учас­ти­ем Тран­си мне ещё не сни­лись».
Юно­ша на­тяги­ва­ет на го­лову оде­яло, а по­том ос­то­рож­но выг­ля­дыва­ет, на­де­ясь, что пос­ле это­го скло­нив­ша­яся над ним физионо­мия са­ма со­бой ку­да-ни­будь де­нет­ся. Од­на­ко фи­зи­оно­мия, как наз­ло, ни­куда не де­ва­ет­ся. Ка­кое-то вре­мя Си­эль удив­лённо та­ращит­ся на че­лове­ка нап­ро­тив, пы­та­ясь оп­ре­делить­ся, что же де­лать в пер­вую оче­редь: воз­му­щать­ся или панико­вать. К его сты­ду, пос­леднее пе­реве­шива­ет.

— С... Се... С-себ... Се­басть­ян!!!
Тот, как и ожи­далось, яв­ля­ет­ся не­замед­ли­тель­но.
— Гос­по­дин, что-то вы се­год­ня ра­но про... Гос­по­дин Тран­си? А как вы сю­да?.. — так и не до­гово­рив, де­мон бро­са­ет красноречи­вый взгляд в сто­рону рас­пахну­того ок­на, тем са­мым от­ве­чая се­бе на свой воп­рос.
Си­элю пле­вать, как Тран­си влез че­рез ок­но к не­му в ком­на­ту, на­ходя­щу­юся, на се­кун­дочку, на вто­ром эта­же. Сей­час глав­ное, что­бы он уб­рался вос­во­яси.
— Се­басть­ян, убе­ри его от­сю­да... — сво­бод­ный от пе­чати кон­трак­та ле­вый глаз нас­то­рожен­но взи­ра­ет на нез­ва­ного гос­тя из прос­ве­та в оде­яле.
— Ну же, Си­эль, вы­ходи, не будь бу­кой.
Неч­то в ко­коне из оде­яла по име­ни Си­эль за­пахи­ва­ет­ся силь­нее, пря­ча глаз в по­доде­яль­ную тем­но­ту.
— Что ты де­ла­ешь в мо­ей спаль­не, да ещё и в та­кой час? — слы­шит­ся со сто­роны оде­яла.
— Мне уже и про­ведать те­бя нель­зя? Толь­ко не дуй­ся, я ведь как луч­ше хо­тел...
— Се­басть­ян, не стой стол­бом! Ра­нее я уже от­дал при­каз. Так вы­пол­няй.
— Да, ми­лорд.

— Вы­нуж­ден вас огор­чить, гос­по­дин Тран­си, но в дан­ный мо­мент ми­лорд не мо­жет при­нять вас. Со­ветую зай­ти пос­ле полудня, ког­да он бу­дет у се­бя в ка­бине­те.
С эти­ми сло­вами, соп­ро­вож­да­ющи­мися не­из­менной уч­ти­вой улы­боч­кой, дво­рец­кий за­киды­ва­ет юно­шу на пле­чо и вы­носит из ком­на­ты, по­ка тот воз­му­щён­но ко­лотит его по спи­не.
— Эй, Ми­ха­элис, пус­ти! Я Кло­да по­зову!
— Что ж, мо­жете поп­ро­бовать. Од­на­ко сом­не­ва­юсь, что это что-то из­ме­нит.
Си­эль смот­рит им вслед и стра­даль­чес­ки взды­ха­ет. Раз­ва­лив­ший­ся ко­кон из оде­яла си­рот­ли­во ле­жит на кро­вати, с ко­торой юно­ша све­шива­ет но­ги. По­хоже, выс­пать­ся ему се­год­ня не удас­тся.

***


Си­эль с грустью смот­рит в опус­тевший бо­кал. Се­год­ня Тран­си, чьи на­до­ед­ли­вые ви­зиты уже ста­ли при­выч­ны, уз­нал о нём кое-что но­вое:
а) Си­элю нель­зя пить ни­чего креп­че шам­пан­ско­го, по­тому что он пь­яне­ет от од­но­го нес­час­тно­го бо­кала ви­на;
б) те­перь у не­го есть ком­про­мат на Си­эля;
в) учи­тывая ны­неш­нее сос­то­яние Си­эля, с ним мож­но де­лать что угод­но.

К счастью, мыс­ли у не­го бо­лее связ­ные, чем речь, но это ма­ло чем по­мога­ет: он по­нима­ет, что кое-кто мо­жет вос­поль­зо­вать­ся удоб­ным слу­ча­ем, но так­же поч­ти уве­рен, что ока­зать соп­ро­тив­ле­ние в слу­чае по­сяга­тель­ства на свою честь не пред­ста­вит­ся воз­можным.
Не звать же Се­басть­яна, в са­мом де­ле: тот ещё дол­го бу­дет при­поми­нать, как хруп­кий и сла­бый гос­по­дин не смог спра­вить­ся с чу­жими прис­та­вани­ями.
Си­эль со­вер­шенно не по-граф­ски рас­те­рян и де­зори­ен­ти­рован. А ещё он жут­ко хо­чет спать.

Оче­вид­но, Тран­си луч­ше не про­воци­ровать, но по­чему-то Си­эль всё рав­но го­ворит:
— Вот ска­жи мне, Тран­си, че­го ты ко мне веч­но ле­зешь? Ты, мо­жет, и не та­кой от­вра­титель­ный тип, но это... не зна­чит, что мож­но... выт­во­рять со мной... вся­кое...
«Я толь­ко что ска­зал глу­пость, да?», — мыс­ленно спра­шива­ет се­бя граф.
«Оп­ре­делён­но», — ус­лужли­во от­ве­ча­ет го­лос в го­лове.

— А зна­ешь, пь­яным ты мне нра­вишь­ся боль­ше, — хи­хика­ет Ало­ис.
— Зат­кнись, — вя­ло бор­мо­чат ему в от­вет. — На­де­юсь, зав­тра я уже... за­буду... весь этот по­зор.
— Ло­жись в кро­ват­ку, Си­эль.
— Да­же сей­час... Ко­вар­но поль­зу­ешь­ся... мо­им сос­то­яни­ем...
— Ло­жись-ло­жись, те­бе прос­пать­ся на­до.
— А, так ты не бу­дешь?.. — Си­эль крас­не­ет ещё силь­нее, но уже не от ви­на. — То­го са­мого... Ну, это­го...
Тран­си гром­ко сме­ёт­ся; ему да­же хва­та­ет наг­лости щёл­кнуть Си­эля по лбу.
— Да ну те­бя, Фан­томхайв. Ты же ма­лень­кий, хи­лень­кий... Сов­сем ди­тё ещё.
— Я не дит... не ре­бёнок, — раз­да­ёт­ся нев­нятное не­доволь­ное бур­ча­ние.

С го­рем по­полам сла­бо про­тес­ту­юще­го Фан­томхай­ва ук­ла­дыва­ют в пос­тель.
— Эх ты, сов­сем пить не уме­ешь... Ну ни­чего, мы это де­ло как-ни­будь поп­ра­вим!
И по­чему это зву­чит как уг­ро­за?
Тран­си, ви­димо, жаж­дет про­дол­же­ния бан­ке­та, пос­коль­ку на­лива­ет се­бе ещё.
— Хо­рошее ви­но, — за­яв­ля­ет он ав­то­ритет­но.
Преж­де чем про­валить­ся в сон, он слы­шит что-то вро­де им­про­визи­рован­но­го тос­та:
— Твоё здо­ровье, Си­эль.

Пер­вое, что ви­дит Фан­томхайв, ког­да про­сыпа­ет­ся — чу­жая ру­ка, ле­жащая по­перёк его шеи. Су­дя по все­му, хо­зя­ин ру­ки всё ещё в ру­баш­ке, что не мо­жет не об­на­дёжи­вать. Впро­чем, это не­уди­витель­но, ведь вче­ра Си­эль точ­но сра­зу лёг спать. И больше ни­чего... Вер­но же?
Кое-как вы­путав­шись из зах­ва­та, Си­эль ос­матри­ва­ет се­бя и с об­легче­ни­ем вы­дыха­ет: на нём всё та же вче­раш­няя безнадёжно по­мятая одеж­да, он ле­жит по­верх оде­яла, а ещё кто-то нак­рыл его пле­дом. Оче­вид­но, до­могать­ся Си­эля ник­то не собирает­ся.
Нек­ста­ти вспо­мина­ют­ся вче­раш­ние сло­ва Ало­иса: «...ма­лень­кий, хи­лень­кий... Сов­сем ди­тё ещё». По­чему-то ста­новит­ся са­мую ма­лость обид­но. «Ну нет, это уже ма­разм ка­кой-то. Не так уж важ­но, что у не­го за при­чина по­вес­ти се­бя нор­маль­но и не делать ни­чего лиш­не­го: глав­ное, что всё обош­лось».

От­ку­да-то сза­ди раз­да­ёт­ся зе­вок. Как ни стран­но, сам факт то­го, что на его кро­вати спал кое-кто ещё, уже не пу­га­ет. Лежащий спи­ной к зе­ва­юще­му субъ­ек­ту граф не­охот­но обо­рачи­ва­ет­ся, что­бы в сле­ду­ющую се­кун­ду ус­лы­шать со­чаще­еся ехидством при­ветс­твие:
— С доб­рым ут­ром, ма­лень­кая пь­янь.
Рез­кие сло­ва ни­как не вя­жут­ся с оза­рив­шей ли­цо улыб­кой.

***


На сей раз Мак­Кен — имен­но Мак­Кен, а не Тран­си — стро­ит из се­бя Фо­му не­веру­юще­го. Не­сом­ненно, он всё прек­расно понима­ет, но про­дол­жа­ет за­бав­лять­ся та­ким об­ра­зом, что­бы Си­эль ещё нем­но­го по­убеж­дал его.
— Слу­шай, а ты ча­сом не бо­лен? Прос­то это на те­бя не по­хоже.
— Ес­ли бы, — ус­ме­ха­ет­ся Си­эль. Он и так уже всё выс­ка­зал ра­нее, так что ка­ких-то до­каза­тель­ств или убеж­де­ний кое-кто нас­тырный от не­го не дож­дётся.
Мак­Кен лу­каво улы­ба­ет­ся, про­дол­жая де­лать вид, что не ве­рит:
— Дай уга­даю: ли­бо я сей­час сплю, ли­бо к те­бе ско­ро вер­нётся рас­су­док и ты в сво­ей фир­менной веж­ли­вой ма­нере пош­лёшь ме­ня ку­да по­даль­ше.
— А смысл? Ты же всё рав­но при­тащишь­ся об­ратно. И я бы, на­вер­ное, да­же не был про­тив.
— Зна­чит, те­перь я мо­гу при­ходить ког­да угод­но, где бы ты ни был, что бы ни де­лал, и ты боль­ше не бу­дешь вор­чать?
— Нет, Мак­Кен, я бу­ду вор­чать и даль­ше. Ты не мо­жешь за­яв­лять­ся ко мне до­мой ког­да взду­ма­ет­ся! По боль­шо­му счё­ту ничего не из­ме­нит­ся. То, что я сог­ла­сен тер­петь твои вы­ход­ки, вов­се не да­ёт те­бе пра­ва...
— Ха, "сог­ла­сен тер­петь"! — фыр­ка­ет тот. — В жиз­ни не слы­шал бо­лее ори­гиналь­но­го приз­на­ния.

Си­эль про­дол­жа­ет как ни в чём не бы­вало, иг­но­рируя пос­ледние сло­ва.
— Ты не бу­дешь вры­вать­ся ко мне в спаль­ню, не бу­дешь са­дить­ся пря­мо на мой стол в ка­бине­те, от­вле­кать от ра­боче­го процес­са и... — нес­мотря на ре­шитель­ный тон, взгляд вы­ража­ет без­на­дёж­ность. — Ты всё рав­но сде­ла­ешь по-сво­ему, да?
— Так точ­но, гос­по­дин вре­дина.
— И как мне с то­бой быть? — ус­та­ло воп­ро­ша­ет Фан­томхайв на­иг­ранно стро­гим то­ном.
— Си­эль, я ду­мал, ты со­об­ра­зитель­нее... Ты же у нас серь­ёз­ный де­ловой че­ловек, так? Вот и да­вай пе­рей­дём от слов к де­лу.

По­жалуй, Мак­Кен да­леко не та­кой гад, ка­ким Си­эль уп­ря­мо счи­тал его рань­ше. Но бы­ло бы про­ще де­лать вид, что ни­чего не из­ме­нилось. Это го­лубог­ла­зое неч­то и без то­го на­руша­ет при­выч­ный по­рядок ве­щей, а те­перь и вов­се... Нет, луч­ше по­ка не ду­мать, что бу­дет "те­перь".
Уди­витель­но, но при бли­жай­шем зна­комс­тве он ока­зыва­ет­ся не та­ким уж пош­лым и не та­ким уж лег­ко­мыс­ленным. Что, впрочем, не от­ме­ня­ет ужас­ной дос­та­вучес­ти, бук­валь­но сле­дова­ния за Си­элем по пя­там. Но ведь на это есть при­чина — пример­но та же, по ко­торой Фан­томхайв боль­ше не пы­та­ет­ся выш­вырнуть его. Прав­да, иног­да ему до сих пор ка­жет­ся, что вот пря­мо сей­час Мак­Кен возь­мёт, рас­сме­ёт­ся ему в ли­цо и ска­жет: «Ха-ха, ку­пил­ся, Си­эль».

Пред­ло­жение пе­рей­ти от слов к де­лу ка­жет­ся не са­мым удач­ным. Но ведь на­до же ког­да-то на­чинать, вер­но? Си­эль не­лов­ко цеп­ля­ет­ся за ру­кава чу­жой ру­баш­ки, но Мак­Кен тут же пе­рек­ла­дыва­ет его ла­дони се­бе на пле­чи.
— Это обя­затель­но? — при­ходит­ся при­ложить уси­лия, что­бы из­ба­вить­ся от не­умес­тной ро­бос­ти и зас­та­вить зву­чать свой го­лос нор­маль­но.
— Так бу­дет удоб­нее. И гла­за луч­ше зак­рыть.
— А это обя...
— Ну, ес­ли те­бе нра­вит­ся смот­реть на ко­го-то в упор...
Чу­жие ру­ки рез­ко при­тяги­ва­ют его к се­бе не­поз­во­литель­но близ­ко. Го­лос нас­мешли­во-снис­хо­дитель­ный:
— Ну же, Си­эль, рас­слабь­ся и прек­ра­ти смот­реть на ме­ня как кро­лик на уда­ва. Вот уви­дишь, те­бе пон­ра­вит­ся.

Рас­сла­бить­ся... Лег­ко ска­зать. На­вер­ное, зря он всё это за­те­ял. У не­го бу­дут проб­ле­мы. У них обо­их бу­дут проб­ле­мы. Мо­жет, ещё не позд... Вне­зап­но он ощу­ща­ет чу­жие тёп­лые шер­ша­вые гу­бы на сво­их, чувс­тву­ет пог­ла­жива­ние по ще­ке, за­рыв­ши­еся в во­лосы паль­цы, и все мыс­ли ра­зом ку­да-то уле­тучи­ва­ют­ся. Сна­чала Си­эль не­уме­ло от­ве­ча­ет, вце­пив­шись в пле­чи Мак­ке­на мёр­твой хват­кой (то­го и гля­ди, сле­ды от ног­тей ос­та­нут­ся). Но даль­ше что-то не­уло­вимо ме­ня­ет­ся: ка­жет­ся, в та­ких слу­ча­ях го­ворят «во­шёл во вкус». Те­ло буд­то на­чина­ет жить сво­ей жизнью: пра­вая ру­ка от­тя­гива­ет на­зад свет­лые во­лосы, ле­вая влас­тно при­тяги­ва­ет бли­же за во­рот­ник жи­лета.

А внут­ри тво­рит­ся неч­то не­во­об­ра­зимое.
Он по­нятия не име­ет, ка­кой иди­от при­думал ду­рац­кую ме­тафо­ру про ба­бочек в жи­воте, но она со­вер­шенно не со­от­ветс­тву­ет дей­стви­тель­нос­ти. Внут­ри Си­эля по­селил­ся ор­кестр. Воз­можно, да­же не один: струн­ные инс­тру­мен­ты не­ожи­дан­но сме­ня­ют ду­ховые, а пос­ле них вдруг всту­па­ют удар­ные. Му­зыка то за­тиха­ет, то на­бира­ет си­лу. Ед­ва он ус­пе­ва­ет при­вык­нуть, как темп рез­ко ус­ко­ря­ет­ся, а по­том так же рез­ко за­мед­ля­ет­ся. И так нес­коль­ко раз, по кру­гу. Са­мое за­бав­ное, что вмес­то ожи­да­емой ка­кофо­нии зву­ков по­луча­ет­ся неч­то уди­витель­но гар­мо­нич­ное.
Стран­ные, приз­нать­ся, ощу­щения. Но Си­эль, как це­нитель хо­рошей му­зыки, на­ходит их до жу­ти при­ят­ны­ми. Толь­ко вот, кажет­ся, они оба нем­но­го ув­леклись: Си­эль вдруг осоз­на­ёт, что ему не­чем ды­шать. Что ж, ес­ли сей­час он ум­рёт от нех­ватки кис­ло­рода, это бу­дет са­мая же­лан­ная смерть на све­те.


***


— …тесь, гос­по­дин, — буд­то сквозь ва­ту слы­шит­ся го­лос, с об­ла­дате­лем ко­торо­го юно­ша уже дав­но мыс­ленно поп­ро­щал­ся. — Ми­лорд, про­сыпай­тесь. Ес­ли вы на­мере­ватесь вздрем­нуть, то ва­ша спаль­ня сго­дит­ся для этой це­ли ку­да боль­ше, не­жели кабинет.

— Се­басть­ян? — тем­но­воло­сый сон­но раз­лепля­ет гла­за.

«Вот же чёр­тов де­мон. Мог бы прос­то пе­ренес­ти на кро­вать, так нет же, на­до обя­затель­но бу­дить...» — на ав­то­мате ду­ма­ет юно­ша, но вслух не про­из­но­сит ни сло­ва. Дол­жно быть, ему всё прис­ни­лось: ожив­шие ма­туш­ка с от­цом, про­пав­ший Себастьян, неп­ри­выч­но грус­тная Эли­забет и раз­дра­жа­юще сло­во­охот­ли­вый приз­рак Мак­Ке­на. Кста­ти, Мак­Кен ведь… Не успева­ет Сиэль за­кон­чить мысль, как дверь в ка­бинет с гро­хотом рас­па­хива­ет­ся, и ту­да бук­валь­но вле­та­ет вы­ше­упо­мяну­тая персо­на. «Вспом­нишь не­выно­симо­го че­лове­ка, и не­выно­симый че­ловек тут же к те­бе за­явит­ся». Си­эль ста­ра­ет­ся, что­бы усмешка не выг­ля­дела слиш­ком до­воль­ной.

— Эй, Си­эль!

Сно­ва этот го­лос, от ко­торо­го зве­нит в ушах, сно­ва эта иди­от­ская улы­боч­ка во все трид­цать два, сно­ва эти ужас­ные ма­неры… Си­эль по­нима­ет, что его слу­чай уд­ру­ча­юще без­на­дёжен, ког­да чувс­тву­ет, как силь­но ему это­го не хва­тало.

— Здравс­твуй, Мак­Кен, — от­ве­ча­ет он как мож­но сдер­жаннее. — У веж­ли­вых лю­дей, к тво­ему све­дению, при­нято здороваться.

— Ну так я и поз­до­ровал­ся. О, и ты здесь, — пре­неб­ре­житель­ный взгляд в сто­рону Ми­ха­эли­са.

— Я то­же рад вас ви­деть, гос­по­дин Тран­си, — веж­ли­вая улы­боч­ка и не­из­менное мыс­ленное «Шли бы вы от­сю­да по­даль­ше, гос­по­дин Тран­си».

Дол­жно быть, Се­басть­ян где-то прос­чи­тал­ся в вос­пи­тании юно­го гос­по­дина, ина­че как объ­яс­нить тот факт, что у не­го та­кой дур­ной вкус? Уж ес­ли ми­лор­ду по нра­ву юно­ши, то пусть это бу­дет кто-ни­будь со­от­ветс­тву­ющий по ста­тусу, вос­пи­танию, обра­зова­нию и умс­твен­но­му раз­ви­тию, а не вот эта вот па­родия на гра­фа… Собс­твен­ное мне­ние, о ко­тором ми­лорд, несомненно, до­гады­ва­ет­ся, при­ходит­ся дер­жать при се­бе: Се­басть­ян уже при­вык, что граф ни­ког­да его не слу­ша­ет и ду­ма­ет, буд­то зна­ет, что для не­го луч­ше.

Свет­ло­воло­сый тем вре­менем вы­жида­тель­но смот­рит на Фан­томхай­ва. Тот, в свою оче­редь, вы­жида­тель­но смот­рит на дворецко­го.

— Се­басть­ян, как прод­ви­га­ет­ся рас­сле­дова­ние?

От­лично, те­перь этот ма­лень­кий нес­носный по­ганец пы­та­ет­ся его спро­вадить.

— Ми­лорд, не ка­жет­ся ли вам, что об­суждать это в при­сутс­твии гос­тя?..

— Се­басть­ян, я за­дал воп­рос и хо­чу ус­лы­шать от­вет. Не ты ли го­ворил, что сле­ду­ет соб­рать как мож­но боль­ше ин­форма­ции?

— Ес­ли вы о спис­ке по­доз­ре­ва­емых…

— Нет, Се­басть­ян, я не о спис­ке по­доз­ре­ва­емых, — в сле­ду­ющую се­кун­ду граф­скую фи­зи­оно­мию ук­ра­ша­ет не то са­дист­ская, не то прос­то ко­вар­ная ух­мы­лоч­ка. — Вы­нуж­ден с то­бой сог­ла­сить­ся: это не то, о чём сле­ду­ет го­ворить при пос­то­рон­них. Думаю, ты зна­ешь, что я имел в ви­ду. А те­перь сту­пай. Жду от те­бя под­робный от­чёт.

Ед­ва за Ми­ха­эли­сом зак­ры­ва­ет­ся дверь, как Мак­Кен тут же са­дит­ся на стол Си­эля, раз­во­рачи­ва­ет­ся к не­му ли­цом и произносит прит­ворно осуж­да­юще:
— Ай-яй-яй, ка­кой не­пос­лушный дво­рец­кий! Вот мой Клод…

— Мак­Кен, да­вай без это­го.

— Пф, да по­жалуй­ста! Ес­ли хо­чешь, я во­об­ще бу­ду мол­чать, но вза­мен ты дол­жен кое-что сде­лать…

Юно­ша нак­ло­ня­ет­ся как мож­но бли­же к ли­цу нап­ро­тив, но, не встре­тив соп­ро­тив­ле­ния, отс­тра­ня­ет­ся и не­до­умён­но мор­га­ет. Что-то Си­эль боль­но пок­ла­дис­тый се­год­ня… А где же из­вечные лек­ции на те­му «При­лич­ные лю­ди сна­чала…» или ненавистное, опос­ты­лев­шее до чёр­ти­ков «Не сей­час, Мак­Кен, мне нуж­но ра­ботать»? Так уж выш­ло, что Си­эль не лю­бит, ког­да к не­му ле­зут це­ловать­ся. Или усер­дно де­ла­ет вид, что не лю­бит. Всё по­тому, что он ужас­ный вре­дина, за­нуда и нем­ножко хан­жа. Толь­ко и зна­ет все эти нес­конча­емые «на­до», «мож­но» и «нель­зя». Но се­год­ня он не прик­ры­ва­ет­ся сво­ими ду­рац­ки­ми от­чё­тами — ни в пря­мом, ни в пе­ренос­ном смыс­ле, — со­из­во­лив об­ра­тить всё своё вни­мание на не­го, Джи­ма. Пос­ледне­му впору бы ра­довать­ся, но как-то всё это слиш­ком по­доз­ри­тель­но...

— Си­эль, ты это, ча­сом не за­болел?

— Весь­ма тро­нут тво­ей за­ботой, но нет, я аб­со­лют­но здо­ров, — от­ве­ча­ет тот и за­чем-то до­бав­ля­ет: — И аб­со­лют­но адек­ва­тен. А те­перь из­ви­ни, мне нуж­но ра­зоб­рать­ся с от­чё­тами.

— По­это­му ты дер­жишь га­зету? Си­эль, от­чё­ты здесь, — ру­ка вы­ужи­ва­ет из стоп­ки бу­маг упо­мяну­тые от­чё­ты и ус­лужли­во су­ёт Си­элю под нос. Тот да­же не пы­та­ет­ся как-то вык­ру­тить­ся или оп­равдать­ся, не­видя­щим взгля­дом ус­та­вив­шись в про­тяну­тые бу­маги. На вся­кий слу­чай Джим ка­са­ет­ся гу­бами его лба. «Стран­но, жа­ра вро­де нет... Мо­жет, на сол­нышке пе­рег­релся?». Но при взгля­де в ок­но ста­новит­ся яс­но — усе­ян­ное ту­чами се­рое не­бо на сол­нышко яв­но не на­мека­ет.

— Я здо­ров, — от­ма­хива­ют­ся от не­го раз­дра­жён­но.

Се­год­ня Си­эль до стран­ности рас­се­ян, поч­ти не за­нима­ет­ся сво­ей обо­жа­емой ра­ботой, не яз­вит по обык­но­вению, не де­ла­ет за­меча­ний и как-то уж боль­но час­то бро­са­ет на не­го за­дум­чи­вый взгляд. По­хоже, кто-то сов­сем за­рабо­тал­ся.

— Тог­да в чём под­вох? Сно­ва ка­кие-то проб­ле­мы? Гос­по­жа Фрэн­сис обе­щала при­ехать? Хоп­кинс опять дос­та­ёт со сво­ими пример­ка­ми? Чёр­тов Лау? Толь­ко не го­вори мне, что этот пси­хован­ный пи­жон Чарльз Грей сно­ва сю­да за­яв­лялся!

Тот уп­ря­мо кор­чит из се­бя пар­ти­зана, не же­ла­юще­го вы­давать тай­ну — по всей ви­димос­ти, го­сударс­твен­ной важ­ности.
— Нет, нет, нет, нет и ещё раз нет. Ес­ли что-ли­бо из это­го и про­изой­дёт, то, на­де­юсь, нес­ко­ро. К то­му же, ты бы уз­нал об этом од­ним из пер­вых.

— Всё нас­толь­ко пло­хо? О, знаю! Се­басть­ян за­жилил шо­колад­ный торт. Ну что, уга­дал?

— К счастью, до это­го по­ка не до­ходи­ло, — при­выч­ная ус­мешка. Ну вот, хоть нем­но­го стал по­хож на се­бя.

Джим скре­щива­ет паль­цы в за­мок и кла­дёт на них под­бо­родок, ко­пируя Си­эля. Раз уж пред­сто­ит серь­ёз­ный раз­го­вор, сто­ит выг­ля­деть вну­шитель­но.
— Вы оп­ре­делён­но что-то скры­ва­ете, гос­по­дин Фан­томхайв.

— С че­го вдруг та­кие вы­воды, мис­тер Мак­Кен?

— Не хо­чешь го­ворить, зна­чит?

— Лад­но, я прос­то уви­дел стран­ный сон. Вот и всё.

— Сно­ва кош­мар?

Фан­томхайв ус­та­ло взды­ха­ет. Весь его вид так и го­ворит: «Ты всё рав­но ни­чего не уз­на­ешь».
— Не кош­мар, прос­то стран­ный. Иног­да лю­дям снит­ся вся­кий бред. Мне то­же, пред­ставь се­бе.

— Мо­жет, хо­тя бы рас­ска­жешь, что ты там та­кое уви­дел?

— Как-ни­будь обой­дё­тесь, Ва­ше Вы­сочес­тво.

Мак­Кен удив­лённо мор­га­ет. Ещё бы, Си­эль впер­вые его так наз­вал.

— Лад­но, сде­ла­ем вид, что ты всё объ­яс­нил, а я всё по­нял. Но уч­ти: в сле­ду­ющий раз я так прос­то не от­ста­ну!

Мгно­вени­ем поз­же Си­эля са­мым наг­лым об­ра­зом щёл­ка­ют по но­су. По­жалуй, ес­ли бы не ан­гель­ское тер­пе­ние Фан­томхай­ва (по край­ней ме­ре, сам юно­ша ис­крен­не счи­та­ет его та­ковым), то он бы не стал так прос­то сно­сить бес­ко­неч­ные по­куше­ния на своё лич­ное прос­транс­тво.

Да, Мак­Кен не от­ста­нет, он в этом не сом­не­ва­ет­ся. Но по­ка что приз­на­вать­ся в собс­твен­ных сла­бос­тях нет ни­како­го же­лания. Си­эль уже не ма­лень­кий маль­чик, но по-преж­не­му бо­ит­ся пло­хих или стран­ных снов. А ког­да там фи­гури­ру­ет Мак­Кен, он становит­ся вдвой­не у­яз­вим.
Го­ворят, к хо­роше­му быс­тро при­выка­ешь. Все эти лас­ко­вые при­кос­но­вения, ко­пиро­вание его жес­тов, из­лишняя су­ета во имя за­боты о его здо­ровье уже дав­но ста­ли для Си­эля чем-то са­мо со­бой ра­зуме­ющим­ся. Тем неп­ри­ят­нее ду­мать, что од­нажды всё это за­кон­чится. Но по­ка он ря­дом — впол­не се­бе жи­вой, ма­тери­аль­ный, не ил­лю­зор­ный; впол­не се­бе че­ловек, а не дух или гал­лю­цина­ция.
Си­эль Фан­томхайв не бо­ит­ся те­рять. По край­ней ме­ре, не дол­жен бо­ять­ся. Си­эль Фан­томхайв жи­вёт нас­то­ящим, не оглядывает­ся на прош­лое и не стра­шит­ся ту­ман­но­го бу­дуще­го. Си­эль Фан­томхайв не име­ет пра­ва ду­мать о том, чьё вре­мя закон­чится рань­ше.

— Эй, ты точ­но не хо­чешь ни­чего мне ска­зать? — не­тер­пе­ливый го­лос вы­рыва­ет из за­дум­чи­вого оце­пене­ния.

— Хва­тит, Джим. Со мной всё в по­ряд­ке.

— Ска­жи это ещё раз.

— Со мной всё в по­ряд­ке. — И пусть Си­эль по­нял, что имен­но от не­го тре­бу­ет­ся, нем­но­го под­разнить не бу­дет лиш­ним.

— Имя, Си­эль. Пов­то­ри имя.

— Джим.

Си­эль ни­ког­да преж­де не ви­дел, что­бы он так улы­бал­ся. Это по­тому, что его наз­ва­ли по име­ни? Тог­да он не прочь де­лать это и даль­ше. Ра­зуме­ет­ся, де­ло не в ка­ком-то осо­бен­ном смыс­ле. И уж тем бо­лее не в том, что Си­элю так боль­ше нра­вит­ся. Просто так ко­роче и удоб­нее. Да, оп­ре­делён­но.

— Ты се­год­ня ка­кой-то стран­ный.

— На­зовём это вре­мен­ным по­мут­не­ни­ем.

Ка­жет­ся, ему не ве­рят от сло­ва «сов­сем». Да­бы его опять в чём-то не ули­чили, Си­эль ре­ша­ет сме­нить те­му на бо­лее приятную:
— Зна­ешь, ты и прав­да ужас­но бол­тли­вый. Что там нуж­но сде­лать, что­бы ты на­конец за­мол­чал?

Ви­димо, он ска­зал что-то стран­ное: те­перь на не­го ус­та­вились с не­до­уме­ни­ем.
— И всё, вот так вот сра­зу? Ты ни­чего не за­был?

Си­эль мыс­ленно за­каты­ва­ет гла­за, бе­рёт на­угад ка­кую-то бу­магу со сто­ла и про­из­но­сит:
— Мне нуж­но ра­ботать, Мак­Кен. Так сой­дёт?

— Впол­не.

Джим гла­дит его по ще­ке, по­да­ёт­ся впе­рёд и боль­ше не отс­тра­ня­ет­ся. Фан­томхайв бла­жен­но прик­ры­ва­ет гла­за, с го­тов­ностью от­ве­чая на при­зыв­ные дей­ствия чу­жих нас­той­чи­вых губ. Бес­по­лез­ная от­ны­не бу­маж­ка вы­лета­ет из ру­ки и не­замед­ли­тель­но па­да­ет на пол.

— Эй, Си­эль.

— М?

— Ска­жи это ещё раз, те­бе ведь нес­ложно.

— Джим... — прос­тое на пер­вый взгляд имя от­да­ёт чем-то пря­ным и нем­но­го тер­пким. — Сколь­ко ещё раз мне наз­вать те­бя по име­ни, что­бы ты и даль­ше так улы­бал­ся?

— Вре­мен­ное по­мут­не­ние, го­воришь? — снис­хо­дитель­но уточ­ня­ет свет­ло­воло­сый и звон­ко сме­ёт­ся.

В го­лубых гла­зах нап­ро­тив — бес­край­нее по­луден­ное не­бо, жур­ча­ние ве­сен­не­го ручья и бес­ко­неч­ная пре­дан­ность. Там же Си­эль ви­дит не­понят­ное ему са­мому вос­хи­щение, ку­чу обе­щаний и ещё боль­шую ку­чу не­выс­ка­зан­ных слов (хо­тя, ка­залось бы, от­ку­да ей взять­ся, ведь Джим та­кой бол­тун). И это лишь ма­лая часть: при же­лании он мо­жет рас­смот­реть ещё очень многое — нес­равни­мо боль­ше, чем поз­во­лено дру­гим лю­дям. «Нет, это точ­но не вре­мен­ное по­мут­не­ние, — ре­ша­ет Си­эль. — Всё го­раз­до, го­раз­до серь­ёз­нее».

При­чину его лич­но­го по­мут­не­ния зо­вут Джим Мак­Кен. Эта при­чина гром­ко сме­ёт­ся, са­дит­ся на чу­жие пись­мен­ные сто­лы и самым наг­лей­шим об­ра­зом втор­га­ет­ся в чу­жое лич­ное прос­транс­тво. При­чина лю­бит ко­локоль­чи­ки, вни­мание и ещё, ка­жет­ся, его; тер­петь не мо­жет по­уче­ний, обя­затель­ств и дво­рец­ко­го Се­басть­яна. При­чина уп­ря­ма до не­воз­можнос­ти, сво­еволь­на до бе­зоб­ра­зия и нас­той­чи­ва до бес­ко­неч­ности. И, по­хоже, бла­года­ря этой при­чине он чувс­тву­ет се­бя чуть жи­вее, чем рань­ше.

Ког­да-ни­будь Си­эль пе­рес­та­нет кон­тро­лиро­вать собс­твен­ные эмо­ции, сле­дить за каж­дым сло­вом и прог­но­зиро­вать чу­жую реак­цию на эти сло­ва. Ког­да-ни­будь он на­учит­ся го­ворить то, что дей­стви­тель­но хо­чет ска­зать, и при этом не выг­ля­деть подоз­ри­тель­но. Ког­да-ни­будь он за­будет на вре­мя о ро­ли гра­фа Фан­томхай­ва и поз­во­лит се­бе по­быть прос­то Си­элем — ра­ди од­но­го взбал­мошно­го, ужас­но бес­пардон­но­го и аб­со­лют­но не­выно­симо­го че­лове­ка. Но это ещё впе­реди, не то в близ­ком, не то в да­лёком «ког­да-ни­будь». А по­ка Си­эль при­выка­ет к но­вому, но уже ве­юще­му чем-то род­ным «Здравс­твуй, Джим».








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Kuroshitsuji/Темный дворецкий | Добавил (а): Kalerija (01.07.2017)
Просмотров: 476

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Поиск альфы/беты/гаммы
  Стол заявок от населения
  Игра Города
  Книжный алфавит
  Любимые фильмы
  Ваш любимый цвет
  Ваше хобби и творческие способности

Total users (no banned):
4587
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн