фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 00:45

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по играм » Warhammer 40000

  Фанфик «Коморра | Глава 3»


Шапка фанфика:


Автор: Gaunt
Бета: KazuMikura
Фандом: Warhammer 40000
Название: Коморра
Персонажи: свои, а некоторые другие принадлежат создателям вселенной
Рейтинг: NC-17
Жанр: AU, фантастика, экшн
Размер: миди
Статус: в процессе
Дисклеймеры: Games Workshop - создатели вселенной
Размещение: запрещено
Описание: Коморра - таинственный город затерянный в сплетениях перепутий Паутины. Погрязший в пороках и бесконечных гражданских войнах. Где каждый день жизни очередной пройденный этап странной игры на выживание, устроенной Старухой Судьбой. Где жестокость и коварство уже перешли на очередной этап, а двурушничество и обман - считаются самыми важными навыками, как и умение владеть оружием. Сможет ли человек выжить в этом темном ужасе или его душа станет очередным призом охотника-эльдара.


Текст фанфика:

Глава 3. Боевое искусство или хитрая политика?

На языке эльдар это называется ллит'анту кхлав или «нож, утоляющий лезвие», как звучало бы это странное словосочетание на грубом и варварском языке мон-кей, низших существ во всех аспектах и любом понимания. Обычная практика среди импульсивных воинов-каббалитов: в перерывах между планетарными налетами наблюдать за обильными кровопролитиями на огромных аренах ведьм, иначе они просто начнут удовлетворять свою жажду насилий сами и на тех, кто подвернется под руку. Коммориты либо наблюдали за бойней со своих зрительских мест огромных амфитеатров, либо со специальных кораблей, которые барражировали рядом, или же прямо над самой сценой смерти.
Ведьмы устраивали самое настоящее ультранасилие. Их понятие боя было настолько же специфичным насколько у гомункулов понятие об экспериментах. Каждая ведьма – квинтэссенция физического совершенства и изощренного мастерства дарить смерть. Они идут в атаку подобно стае стремительных и разумных хищников. Движения столь же молниеносны и чарующи, как и смертоносны.
Жадный рев толпы, брызги горячей артериальной крови, взлетающие вверх оторванные конечности. Сейчас на кровавом песке кружились три хищницы, в бесконечном смертельном танце. Три воительницы дарили самую изощренную смерть своим жертвам. На их гибких и подтянутых телах были легкие одежды из практически прозрачного шелка. Одна из них ловко орудовала бритвенным кистенем и перчаткой с отравленными лезвиями. Вторая идеально сбалансированными клинками нарезала «восьмерки» и «петли». Третья каждый раз вспарывала кинжалом артерии своих жертв, которые захлебывались своей кровью, либо била кнутом-агонизатором в самые болезненные точки тела.
Зрители поддерживали возбужденным ревом троицу воительниц и с каждым разом требовали все новые виды убийств. А смертоносные балерины все быстрее и быстрее кружились в танце. Но вскоре их представление было окончено, и их проводили под аккомпанемент криков, скандирующих их имена: Кирраке, Шемма, Арис. Кирраке! Шемма! Арис! Но после того как любимицы арены культа Рваных Ран покинули ее с гордо поднятыми головами и надменными взглядами, зрители не спешили покидать арену. Их ждал очередной аккорд кровопролития.

Огромный воин взмахнул тяжелым боевым молотом, словно тот и не обладал устрашающим весом. Его владелец был облачен в остатки некогда древнего силового доспеха, от которого остались лишь левый наплечник с истертым символом, в виде скорченной демонической морды объятой пламенем, поножи и темно-малиновая кираса. С края, где должен был быть второй наплечник, свисали, словно хищные лианы какого-нибудь тропического мира, оборванные энерго-кабели. Голова воина была наголо выбрита, а левую сторону лица украшали клинописные символы, слагавшиеся в единый текст.
Тяжелое оружие печаталось в голову несчастной жертвы. От немалой инерции обезглавленный боец отлетел в строну, будто бы брошенный игрушечный солдатик. Вжжух! Тяжело прогудел молот и проломил грудную клетку уже второго противника. Космодесантики - нереальная сила, но плохо поддается контролю. Но зрители приветствовали огромного воителя, который разбрасывал все и вся вокруг.

Махред придирчиво и профессионально оценил лазган, который выкопал из общей кучи. Это была десантная модель, отличавшаяся укороченным стволом, размещением энергоячейки в прикладе, а не в казенной части, и подствольным гранатометом. Но из-за последнего улучшения пришлось пожертвовать креплением для штык-ножа, хотя за оружие ближнего боя вполне сойдет и цепной меч. Уж, по крайней мере, он выглядел надежней ржавого силового палаша, лежавшего рядом, в груде прочего железа.
Так же к бывшему сержанту-касаркину перекочевал и стабб-револьвер на четыре патрона. Такая штука могла прошить силовой доспех насквозь. И чем-то этот малыш напоминал Махреду, его собственный неуставной, который он таскал в свою бытность вместе с остальной экипировкой штурмовика. Уж сколько раз помог верный друг не счесть, взять хотя бы неожиданное нападение коммандос на их лагерь. А может это все-таки он? Ксавье осмотрел ствол, но не нашел той памятной засечки, которую оставил кривой кинжал главаря.
Помимо лазгана, цепного меча и револьвера Махред так же взял три гранаты для подствольника, одну из них он зарядил сразу, еще три дополнительные энергоячейки и дюжину крупнокалиберных патронов для пистолета. Из брони касаркин выбрал подбитую куртку с нашитыми кевларовыми пластинами и усиленную кольчужной сеткой – в принципе не сковывала движений и давала сносную защиту. А выбранный кадианцем шлем явно некогда принадлежал какому-то арбитру, судя по потускневшим изображениям весов правосудия и двуглавого орла. Довершали образ камуфляжные штаны и тяжелые армейские сапоги на толстой подошве с окованными железом мысами. Не штурм-броня, но и так сойдет.
Кадианец осмотрелся, чтобы примерно представить с кем придется сражаться плечом к плечу. Рядом с ним стояла высокая женщина, заряжая облегченный болтер «Годвин Дизз». То с какой легкостью она это продела, выдавало в ней бывалого бойца, как и холодный взгляд серых глаз. Белые, даже, скорее всего, обесцвеченные волосы, были острижены в какое-то подобие каре, видимо женщина сама как-то попыталась придать форму прическе, но получилось у нее не особо. На левой щеке была татуировка в форме геральдической лилии, а на шее висела иконка с ликом Бога-Императора.
«Сестра битвы?» – подумал Махред, наблюдая за ней. – «Судя по движениям – да. Впрочем, как татуировка, так и икона и так говорили сами за себя. Что еще было нужно для полной картины? Доспех силовой надеть и выдать пару огнеметов? И как она только эту вещицу сохранила? Затолкала себе в…» - но бывший сержант одернул себя от крамольных мыслей, хотя тут же усмехнулся.
- «На войне все средства хороши», - любил говорить ротный инструктор в Молодежной Армии Кадии.
В дальнем углу стоял огромный, словно медведь, мужчина, видимо перенесший операцию роста мускулатуры. Лицо и мощные бицепсы были покрыты наколками, а в руках он вертел дробовик. Одет он был в кожаную засаленную безрукавку и потрепанные джинсы. «Бандит с нижних уровней какого-нибудь улья, на каком-нибудь перенаселенном каменном шарике», - самое первое, что пришло Махреду на ум.
Двух других было определить немного сложней. Оба почему-то выбрали в первую очередь из всего многочисленного снаряжения арены респираторные маски. Хотя потом все-таки один из них взял еще запыленные мотоциклетные очки. Тот, кто остановился только в респираторе, без лишних раздумий, не глядя, выбрал первый попавшийся армейский лазган, что выдавало в нем либо имперского гвардейца, либо ополченца. Но зато гранатами он обвешался, словно праздничное дерево флажками и гирляндами в День Императора. Аж три разных вида взял: дымовую, крак-гранату и противотанковую – что было в общей численности чуть меньше дюжины. Выражение его, словно пара загрязненных промышленными отходами озер, синих глаз выражало абсолютную безразличность ко всему.
Второй тем временем придирчиво разглядывал затворный механизм автогана. На поясе уже висели парные иглометы и лазерный резак, а за голенище сапога был заткнут нож. За спиной висела объемистая потрепанная сумка. У него, как и у кланстера, на лице были наколки, только другие. Если на счет первого еще можно было догадаться как-то, то второй был сплошной загадкой. Ни на гражданского, ни на военного он не был похож, как по одежде, так и по повадкам. Кланстером можно было посчитать только из-за наколок, но из общих понятий Махреда о бандитах выбивались: армейский респиратор и объемистая сумка, штопаная-перештопаная и затасканная до тихого ужаса, что охарактеризовало деятельность владельца приближенную к военной. Наемник может?
Тем временем служительница Адептус Сароритас прикрутила к стволу длинный штык-нож типа «Сарриса».
- А силовой доспех не нашла? – поинтересовался Махред с усмешкой.
- Ксеносы такого не держат, - невозмутимо пожала плечами та.
- Во как. Бьюсь об заклад, у них нет и таких навороченных побрякушек, - решил вмешаться в их разговор кланстер, похлопав дробовик убирая его за спину, и направился к ним.
Махред, отметив это краем глаза, поморщился. Только штатский будет убирать оружие за спину, когда ситуация близка к боевой – в любой момент их вышлют на арену. К тому же, кадианец с презрением относился ко всякого рода преступникам.
На его родном мире преступности не было как таковой, она была всегда из числа государственной измены, так как Кадия по официальным данным была милитаристским миром. С ранних лет юных кадианцев и кадианок учили военному делу: стрелять и ходить строем они учились раньше, чем писать и читать. Все было подчинено строгой военной дисциплине, так как вторжения Хаоса происходили практически каждый день: от мелких пограничных войн до крупномасштабных вторжений таких как Тринадцатый Черный Поход. Бесконечные учения и проверки, боевые тревоги вылеты, патрули и война. Война, война и еще раз, ее епитимью, война. Если ты родился на Кадии, готовься воевать с пеленок и до гробовой доски.
Касаркин безразлично наблюдал, как здоровый бугай с грацией пьяного гиппопотама, довольно неповоротливого и медлительного млекопитающего родом с Древней Терры, приближался к ним. Женщина с презрением поджала губы и демонстративно щелкнула затвором, но кланстер никак не отреагировал, он лишь хищно оскалился.
- Красивенькая штучка, - сладостно проворковал он, от этого наигранно-приторного тона у Махреда все сжалось внутри от омерзения. Нет, этот парень явно не был мастером во флирте и уж точно не был джентльменом. – Эй, сучка, я к тебе обращаюсь, между прочим, могла бы и повернуть тощей задницей для приличия! – возмущенно рыкнул верзила, заметив, что его игнорируют. – Вот стерва, а!
Махред не собирался сегодня подыхать для забавы ксеносов. Он вообще не планировал умирать, по крайней мере, в этой заднице Галактики и не как тупой скот для забоя. А чтобы выжить на арене ему придется заставить эту разношерстную толпу действовать слаженно. Хотя ни дисциплины, ни четкости исполнения ударного подразделения ему за такое время не добиться, но он сможет заставить этот сброд слушаться его команд.
- Эй! Алло, шлюха! Че молчишь? Полный рот «дури» набрала?! – психанул кланстер.
- Вернулся на свое место и не пикай тут, - холодно ответила сароритка. – Иначе выпотрошу как свинью прямо на месте, даже арены ждать не буду.
- Че? – казалось, таким напором бандит был ошарашен. Но сказать «был ошарашен» - ничего не сказать. Видимо этому мужлану попадались в основном «пассивные» жертвы, либо он сам вычислял таких. Не в этот раз. – Ты че сказала?
- Делай, что тебе говорят, - холодно ответил Махред.
- Че? – кланстер угрожающе-медленно развернулся к кадианцу. – Давно по своей смазливой морде не получал?
А вот еще одна распространенная ошибка штатского: врагов, даже предположительных надо всегда держать в поле зрения, иначе… Воительница не растерялась и ударила кланстера прикладом болтера в основание поясницы, а Махред еще добавил окованным мысом под колено.
- Встал и пошел отсюда, - прошипел кадианец в искаженное от боли лицо громилы.
- Слушал бы старшо́го, - безмятежно бросил «наемник», поправляя очки на лбу. Кланстер исподлобья сверкнул на него глазами.
Махред сделал мысленную пометку в голове по поводу «наемника». Если не кривить душой, то «модификации» этой ведьмы Геллисы были только на пользу. К новым ощущениям еще как-то не привык: движения и восприятие, даже мыслить он, как показалось, стал быстрее. Ну, а если уж говорить про лицо, то она не только прошлые боевые шрамы, так и эти жуткие ожоги свела, правда, оно теперь стало похоже на эльдарское. Еще было удивительно, как эта боевая сестра смогла различить в нем человека.
- Что? – бросила воительница.
- Ничего, - безразлично пожал плечами Махред.
Теперь оставалось собрать их всех воедино. Касркин похлопал по карманам куртки, по старой привычке ища сигареты, но потом опомнился и с досады чертыхнулся.
- Держи, старшо́й, - подошел к нему «наемник» и протянул пачку. – С куревом хреново. Но еще хреновей когда курева вообще нет, - философски отметил он.
- Ага, - пробормотал Махред, вытягивая палочку лхо. – Тебя-то как звать?
- Зови как все – Отец, - задумчиво пробормотал наемник, теребя респиратор на плече. – Уж и не знаю, за что они меня так.
- Семья есть?
- Какая уж семья-то на Савларе? - сардонично усмехнулся Отец. – Там-то постоянно думаешь только о том, как сберечь свою задницу. А когда идешь в Хемо-Псы, то там думаешь не только о своей безопасности, но и как сберечь свое добро и хапнуть кусок пожирней. А на подобные сантименты вообще нет времени.
Махред невесело усмехнулся. Хемо-Псы были родом с планеты-тюрьмы Савлар. Узкие тоннели под-улев, дышавшие ядовитыми испарениями. Технические коридоры огромных и древних Скитальцев. Извилистые проходы шахт, грозившие обвалом каждую минуту – вот их стихия. В общем хемо-псы приживались где угодно, что мало-мальски походило на их родину, а потому были незаменимы в операциях по зачистке Нижних Уровней Городов-Ульев или очередного корабля-призрака. Наверное, Отец тут чувствует себя как дома. Извилистые темные переулки, хаотично сплетающиеся самым непостижимым образом, где царит насилие и абсолютная анархия. Да Темный Город просто рай при жизни для закоренелого преступника!
- В общем, старшо́й, ты собираешься выжить на этой чертовой арене, так ведь? – спросил Отец у кадианца.
- В общем, да, - Махред в очередной раз удивился, насколько у этого человека было развита интуиция. Он распознал в нем опытного вояку, как и в той сароритке, хотя, если ты видел хоть раз, как Сестры Битвы управляются с болтерами, то не забудешь никогда и среди прочих имперских воинов так же легко их отличишь. И как Отец читал мысли бывшего сержанта касаркина, одному лишь Императору ведомо. А может он псайкер?
- Здесь все хотят прожить немного дольше: день, час, несколько минут, а некоторые радуются и одной секунде, - савларец сел на жесткую деревянную скамью рядом с кадианцем и тоже закурил. – Это Темный Город, он словно живой и требует себе, как какому-то фрагнутому на всю голову богу, новых жертв. А жертвы здесь все: ты, я, все те несчастные, которых отправят на арену, даже ксеносы эти, гори они все в аду. Вопрос только – когда дойдет очередь до тебя?
- Ты долго здесь?
- Это мой второй выход, и уж поверь, я до сих пор сам удивлен, как жив остался. - хрипло и невесело рассмеялся Савларец.
- Святые панталоны Императора, если бы я знал в какую задницу меня заведет совет Флинта, то я бы забил ему этот сраный детонатор в глотку! – неожиданно воскликнул он.
Махред покосился в сторону сароритки, но та, что-то напевая себе под нос, проверяла остроту «Саррисы» на глазах у кланстера, который вернулся обратно, и кидал недобрые взгляды на противоположную сторону арсенала. Но воительница вела себя так, будто бы Отец и не упомянул имя Бога-Императора всуе. Хотя ей полагалось выкрикивать литании и проклятья и при первой возможности наброситься на их поработителей, но он вела себя на удивление спокойно.
- Что? – вновь спросила Сестра Битвы у касркина.
- А тебя как звать? – сказал в ответ Махред, туша окурок об скамью. – Или же отошьешь, как и того парня?
- Беатрис, - безразлично ответила она, вскидывая в руке магазин болтера. – Ты-то сам кто? Человек, чужой или же мутант?
- Махред Ксавье. Кадия. И я человек.
- Я сразу поняла, что ты из наших, - задумчиво произнесла сестра, обводя его оценивающим взглядом. – Ты держишь лазган слишком уверенно для чужака. Только лицо твое… что с ним?
- Походка, взгляд, некоторые жесты – все говорит, что ты тертый парень, - присоединился Отец. – Даже твои движения кричат, что ты профессиональный убийца, - темные глаза савларца посмотрели на кадианца, - к тому же двигаешься ты не как один из этих ублюдков-садистов. Так что мой фиолетовоглазый друг ты убийца. Таких, как мы с тобой, я за милю чую. Еще до того как заговорю с ними. Единственное отличие в том, что ты этого не выбирал, а у меня был выбор. Ты был рожден убийцей, я им стал по своей воле. Все же кадианцы – солдаты, да?
- Так или иначе, - уклончиво ответил Махред, бесстрастно смотря на Отца. Этот отброс общества прав во всем. Остается лишь удивляться жизненному опыту этого человека и тому, сколько он пережил. - Но я не собираюсь забавлять своей смертью кучку чужаков. А вы?
Окурок перекочевал от одного уголка губ к другому, а затем савларец его и вовсе выплюнул.
- У меня тоже умирать в планы не входило, - ответил он.
- Я тоже не собираюсь погибать, - ответила Беатрис.
- Ну а ты? – кадианец посмотрел на второго с респиратором, кого он принял за гвардейца. – Может, присоединишься к нам?
- А какая разница? Присоединяйся – не присоединяйся, - боец с мутными синими глазами прохрепел в натянутый респиратор, пожав плечами. – Только одному Императору ведомо, сколько нам по Галактике ходить, и не нам решать, когда уходить.
Его глаза с презрением смотрели на Махреда и его компанию.
- Вот только Император наш там, - Отец ткнул пальцем в сводчатый потолок, - на Терре, а мы здесь в этом варпавом гнезде самых худших хищников в Галактике!
- Возможно и так, Отец, но это не дает тебе права богохульствовать, - закончив говорить, боец демонстративно отвернулся от них.
Махред поднялся со скамьи, прихватив свой лазган и подошел к неприветливому гвардейцу.
- Зря заводишься, все мы в одном котелке варимся, - миролюбиво начал кадианец. – Нас арена ждет, понимаешь?
- Я давал присягу на Кригге, служить Императору или погибнуть в бою. Нас учили: уничтожай еретиков и ксеносов. Каждый гвардеец давал эту чертову клятву на каждой чертовой планете, где его призвали! А на Кадии, получается, эту присягу не дают?! Или же ты позабыл о своем долге, солдат?!
- Остынь, вояка, - Махред по-дружески похлопал его по плечу. – На наш век войн хватило, думаю, еще будет столько же на оставшуюся жизнь, и мы прольем еще нечестивой крови.
- Какие войны?! Какая кровь нечестивцев?! – едко спросил его криговский гвардеец. – Я хоть сейчас готов выйти туда и перебить всех этих уродов, которые собрались поглазеть, как нас разделывают!
- А вот этого рекомендую не делать. Я видел тех, кто попытались обратить свое оружие против эльдар, оно просто взрывалось в их руках. Ты думаешь, один тут такой умник? Или у ксеносов мозгов меньше чем у жаренного грокса? – Поинтересовался Отец, разбираясь с ремнями на бронежилете. – Слушайте, Мах, по опыту переплюнет любого из нас, кроме, разве что, Беатрис, - сестра битвы пожала плечами, мол, кто знает. – Меня посылают в эту гребаную мясорубку во второй раз, и там будет самое чистое СНПГ. Любая лобовая атака на укрепленные вражеские позиции вам всем покажется смехотворной после этого, если вы переживете. Так что не стоит тут геройствовать и держаться нам надо вместе.
- Короче, Император сейчас в отпуске, так что, заботься о себе нам придется самим, - Беатрис распределила болтерные магазины на поясе, так чтобы каждый был под рукой.
- Он был в отпуске еще с того момента как нас захватили эти мрази, - усмехнулся Отец.
- Эй, мясо! - дверь, ведущая в арсенал, с протяжным скрипом открылась и в помещение прошел надсмотрщик с парой ведьм. – На выход! Ваш черед подыхать! – Эльдар залился злобным смехом. – Или хотите, чтобы мы вас отдали развалинам леди Венэ?
Махред посмотрел на каждого, с кем предстояло идти на смерть.
- Ну что, мальчики и девочки? Сыграем в стиле пунда? – усмехнулся кадианец, перехватывая лазган, и бодрой походкой пошел к выходу. Он был полностью готов.
- Слышь, батя, - позвал савларца кланстер.
- Я – Отец.
- А что такое СНПД?
Хемо-пес невесело улыбнулся здоровяку.
- Старая гвардейская аббревиатура: СНПД – «ситуация нормальная, полное дерьмо».

Карон Драксар, архонт кабала Черной Скалы. Высокий и широкоплечий, даже куда более крупный, чем окружавшие его инкубы-телохранители. В противоположность ему леди Аурелия Малис – элегантная и невысокая, единственная женщина-архонт кабалы Ядовитого Языка.
Драксар буквально несколько десятилетий назад создал свой кабал на останках трех гораздо меньших, которые схлестнулись в жестокой битве друг против друга. Он победил всех троих лидеров, древних и мудрых воинов, в схватке возле Горы Скорби у статуи, олицетворяющей один из тринадцати принципов мести – самодисциплина. О нем мало что известно. Есть слухи, что он якобы является экспериментом гомункулов и был выращен среди них, с использованием генов самых видных воинов и лидеров Коморры. Или то, что его происхождение шло от одного из немногочисленных аристократических домов, которому удалось выжить когда Аздрубаэль Вект пришел к власти. Говорили много, как среди простых воинов, так и в рядах правящей элиты, одни лишь гомункулы хранили молчание и многозначительно улыбались в ответ на сплетни. Но одно оставалось неизменным: Карон Драксар не добился бы своего положения, не будь он настолько талантливым и удачливым полководцем и осторожным лидером.
В свою очередь Аурелия Малис, чей разум был подобен сложному механизму со множеством крошечных деталей. Ее талант предвидеть следующий ход противника поражал. Некоторые злые языки даже шептали, что она обладает некоторыми психическими способностями. Поистине дьявольская хитрость была постоянно замаскирована под холодной, вежливой маской.
И с этими двумя хищниками Гимгольту придется работать, но только с ними можно было провернуть, то предпиятие, обещавшее немало добычи и возможность изменить Коморру. Губы архонта Ледяных Клинков сами собой изогнулись в ухмылки. Он был готов? Он был готов.








Раздел: Фанфики по играм | Фэндом: Warhammer 40000 | Добавил (а): Gaunt (01.03.2012)
Просмотров: 1065

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 Алиcия_Равен   (02.06.2012 19:28)
Рецензия Инквизитора

Снова об ошибках.

"во всех аспектах и любом понимания" - "понимании"

"скандирующих их имена: Кирраке, Шемма, Арис. Кирраке! Шемма! Арис!" - повтор не есть хорошо. Лучше бы оставить только восклицания и заключить их в кавычки.

"сержанту-касаркину" - ошибка.

"три гранаты для подствольника, одну из них он зарядил сразу, еще три дополнительные энергоячейки" - то, что отделено запятыми, лучше заключить в скобки.

"с какой легкостью она это продела" - кто съел окончание слова?))

"остановился только в респираторе" - интересно, как он это проделал...

"Выражение его, словно пара загрязненных промышленными отходами озер, синих глаз" - сравнение должно идти после объекта сравнения.

"из общих понятий Махреда о бандитах выбивались: армейский респиратор" - двоеточие лишнее.

"Наемник может?" - что наемник может? Отсутствие запятой разом меняет смысл предложения))

"Адептус Сароритас" - ошибка.

"сладостно проворковал он, от этого наигранно-приторного тона у Махреда все сжалось внутри от омерзения" - либо вставить предлог "и", либо точку вместо запятой.

"Узкие тоннели под-улев" - тоннели чего, сорри?

"СНПД" - последнюю букву приводим в соответствие с предыдущей аббревиатурой, или наоборот.

"изогнулись в ухмылки" - губы могут изогнуться только в одну ухмылку даже у эльдаров.

То ли бета устала, то ли схалтурила, но в этой главе ошибок намного больше, чем в двух предыдущих. И опечатках, и пунктуационных. Текст очень нуждается во внимательной вычитке.
Непонятно также, что же именно изменилось в кадианце. Новые персонажи - Сестра Битв, Отец и бандиты - вызывают симпатию и доверие, как и уже знакомые. Однако смена обстановки от арены до оружейной комнаты и кабинета Гимгольта слишком резкая, неровная, и заставляет теряться, что не есть хорошо. Как читатель, я за героев переживаю (а это - самый веский плюс автору) и потому пойду читать дальше.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4381
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн