фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 13:31

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Алиса в стране чудес

  Фанфик «Сердце Алисы | Главы 12-13»


Шапка фанфика:


Название: Сердце Алисы
Автор: Jara
Фандом: Алиса в стране чудес, American McGee's Alice, Alice: Madness Returns.
Бета/Гамма: serg_omen.
Персонажи/ Пейринг: Алиса/НМП.
Жанр: Экшен, Романтика, Ангст.
Предупреждение: Старалась без ООС, если не получилось - кидайте тапками.
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: R
Размер: По ходу будет макси
Содержание: Ничто и никогда не проходит бесследно. Мир, что жив внутри, не вырезать с картинки ножницами. Если ты не хочешь возвращаться к нему, он придет к тебе. Каково это всю жизнь остерегаться малейшей искры, от которой загорится все внутри тебя? Каково лишать себя любого, что с ней сходно? Любого, кто может зажечь пламя…
Статус: в процессе.
Дисклеймеры: Ни на что не претендую, МакГи спи спокойно... Да и Кэррролл тоже, только в могиле...
Размещение: С разрешения автора.
От автора: Один - произведение основано на играх больше, чем на творениях Кэрролла. Два - повествование ведется большей мерой не от лица Алисы. Три - сразу извиняюсь за корявый язык, он не мой родной, и учила его я сама. Четыре - фик будет в форме сказочки, мрачной но сказки;). Пять - приятного чтения (я надеюсь), спасибо за внимание.
Я подумала, еще подумала и сменила рейтинг на R, все таки сцены с увечьями описаны в деталях, а их еще будет много, да и может склепаю какую-то сцену сексуального характера.


Текст фанфика:

Глава 12. Король кубков
В правильном положении: Помощь, сострадание, верный друг, доброта и понимание.
В перевернутом положении: Обман, бесчестите, безучастие, нехороший совет, мошенничество.

Подняв взгляд, парень начал разглядывать сам памятник – огромный кусок странного камня, из которого торчало что-то похожее на стрелку часов. Она была не очень высоко, Калеб протянул руку и, коснувшись ее, тут же порезался – стрелка была острая, словно нож со всех сторон. Прямо на его глазах она сначала медленно, но все набирая скорость, начала движение.
Калеб, словно зачарованный, смотрел на нее, стоя под проливным дождем – стрелка двигалась намного быстрей секундной – это создавало впечатление, что время здесь тоже идет быстрее.
Поглядывая на гвоздь в груди, из-под которого все еще сочилась кровь, Калеб пошел вдоль одной из улиц. В голову пришла мысль зайти в какой-нибудь дом. Выбирать было не с чего, они все выглядели одинаково. Калеб даже стучать дважды не стал, когда после первого стука не последовало никакого ответа.
Внутри дома все было таким же бесцветным. Мебель, предметы быта, даже верхняя одежда на вешалке у входа – все находилось на месте, все необходимое для жизни людям, которых нигде не было. На кухне была посуда, но не было еды. В шкафу оказались плащи и шляпы, но нигде не нашлось вообще какой-либо другой одежды. Калеб впоследствии вытащил и надел черное пальто из плотной ткани по голому телу, ведь от здешней погоды у него уже зуб на зуб не попадал – оно одинаково было ничьим. В комнатах верхнего этажа были кровати, аккуратно застеленные белоснежным постельным бельем, на прикроватном столике лежала расческа, в его ящике были иголки, наперстки, черные и белые нити, а также громадные портновские ножницы. Взяв их, Калеб сел на кровать, очень осторожно разрезал уже ненужные швы на спине и вытащил их из кожи. Ощущения были гадкие, но оставить их на месте было как минимум неразумно. После этого он снова оделся и сунул ножницы в карман, ввиду того, каким непредсказуемым могло оказаться это очередное путешествие в очередной безумный мир.
На втором этаже нашлась также детская комната – она создавала ощущение, что родители подготовили все для появления ребенка, но он тут так и не поселился. На полках стояли рамки без фотографий, а на маленьком столике посреди комнаты – белый тряпичный кролик.
Покинув дом, Калеб поднял воротник пальто, у которого, как оказалось, даже запаха не было. Ветер все усиливался, дождь бил в лицо грубыми холодными каплями. Было холодно и некуда идти. Он знал, что Алиса где-то здесь, но, как найти ее, не представлял. Улицы и дома все были одинаковыми – куда бы он не шел, казалось, что стоит на месте.
Он ступал и думал над тем, насколько кардинально она изменила его жизнь. Красивая и необычная девушка, затерявшаяся на фоне суматохи громадного города – ключ в миры больше похожие на чьи-то сны или мечты, хоть и сильно искаженные.
От раздумий его отвлекло движение замеченное впереди. Калеб пошел быстрей и вскоре наткнулся на еще одно занимательное создание, которое, впрочем, не обратило почти никакого внимания на его появление.
Это был белый кролик, достаточно жуткий на вид – он стоял на двух задних лапах и был одет в подобие красного фрака и цилиндр с прорезями для ушей. Ростом он был Калебу примерно по пояс, в лапах держал раскрытый зонтик и карманные часы с разбитым стеклом, что-то бормоча себе под нос.
Приблизившись, Калеб сначала выждал несколько минут, но кролик не выявлял ни агрессии, ни вообще какой-либо заинтересованности в нем.
- Простите, вы не знаете, где Алиса? – спросил Калеб без предисловий.
Строением тела кролик не отличался от остальных представителей своего вида, но вполне уверенно стоял на двоих лапах и резво перемещался по улице туда-сюда. Безумные его глаза вращались в орбитах, но, когда они наткнулись взглядом на Калеба, кролик встрепенулся и, как показалось, минуту разглядывал его. Через миг он кинулся к парню, словно куда-то опаздывал.
- О, мой бедный мальчик! Мы катастрофически не успеваем!
- Куда мы не успеваем? - удивился Калеб, которого насторожило первое за долгое время существо, которое выразило по отношению к нему немотивированное дружелюбие.
- А разве мы куда-то идем? - резонно спросил Кролик, останавливаясь перед парнем и постукивая длинным когтем по разбитому циферблату.
Это отбило у Калеба охоту еще что-то спрашивать. Хотя, чего можно было ожидать от кроля в цилиндре?
Он, казалось, над чем-то раздумывал несколько минут, а зонтик в его лапах ужасно дрожал.
- Что же тебе сказать, что же сказать? - засуетился Кролик.
- Не знаю. Вам лучше знать, наверное, - ответил Калеб, сам не понимая, почему обращается к кролю на Вы.
Но что-то в поведении его напоминало парню человека в возрасте, растерянного, робкого, уже немного слабоумного. Он немало таких людей повидал в своем привычном мире.
- Королева умерла! - ни с того ни с сего выпалил Кролик.
Калеб опешил, он задумался, о той ли самой королеве говорил его собеседник.
- Она совершила никому непонятный поступок, но в этом была вся она - непредсказуема, словно безумие.
- О каком поступке Вы говорите?
- О том самом! - громко доверительно прошептал Кролик, наклоняясь ближе к Калебу и указывая пальцем ему в грудь.
- И из-за этого она умерла? - задумчиво спросил парень.
- Ну, если предположить, что до этого она жила, то да, умерла. Нет ее больше. Зато есть ты!
Калеб только недоверчиво посмотрел на него. Из слов Кролика получалось, что Королеве спасение его жизни стоило ее собственной. Да и говорила она о том, что ему придется сражаться за Алису в честь ее имени. Возможно, она имела ввиду нечто отличное от того, что подумал Калеб? Но теперь об этом было поздно беспокоиться. Да и тогда было особо не из чего выбирать.
- Другие обитатели Страны Чудес обеспокоены твоим появлением - они уверены, что ты займешь ее место.
"Страна Чудес... Вот как..."
Это был первый раз, когда кто-то при Калебе упомянул о том, как зовется это странное место, или, скорее, набор странных мест, связанных между собой переходами.
Нелепое детское название для того, что больше походило на кошмарный сон, в котором шла постоянная борьба за выживание, вызвало странные чувства.
- И что же будет, если я займу ее место?
- Ты станешь королем, разумеется.
- Но зачем мне это? - удивился Калеб.
- О, я вижу, ты не совсем понимаешь, чем ты стал...
С мыслью, что частично он теперь чудовище, Калеб уже худо-бедно свыкся. Оказалось, он имел скудное представление о том, что творилось на самом деле.
Но договорить им не дали. В нескольких метрах от них в воздухе появились уже два огромных кошачьих глаза. Белый Кролик сдавлено пискнул, и через секунду его уже и след простыл. Два узких зрачка уставились на Калеба.
Парень буквально мог видеть, как капли дождя стекают по роговице глаз, но те даже не моргали. И только тогда он понял, что раньше его зрение на такое не было способно.
- Ну, вот ты и наградил нас всех проблемами, - тихо, но отчетливо произнес откуда-то бархатистый глубокий голос.
Калеб хотел что-то ответить, но Кот, что по всей видимости являлся владельцем голоса, хоть сам и не появлялся, перебил его.
- Знаешь, какое прозвище тебе дали те трусы, что так боятся новой тирании? Трефовый король. Так пафосно и не оригинально, - наигранно печально промурлыкал голос.
"Ну вот, теперь я еще и игральная карта..."
- Можешь быть спокоен, мне это все не нужно.
- А вот тут я с тобой не согласен, ты ведь еще не изменился до конца, ты сам не знаешь, во что превратишься.
- Так может ты меня просветишь? - открыто недружелюбно ответил Калеб.
- Почему бы и нет? - глаза прищурились. - То, что у тебя в груди, само по себе ничего не значит, но ты наверное уже догадался, что если вытащить его, то ты умрешь. Это, можно сказать, символ твоей власти, именно ее тебе отдала Королева, все чем была сама - боль, жажда мести, безграничная ненависть.
Голос замолчал на миг а потом продолжил задумчиво.
- Каждое божество, или существо сходное с ним ищет себе антипода - дьявола, воплощение зла, противоположность. Ведь жизнь не может существовать без смерти, свет без тьмы, бла-бла-бла... - язвительно закончил Кот. - И, видишь ли, так случилось, что антипод теперь ты.
Калеб не хотел ему верить, но что-то внутри подсказывало, что крупица правды в словах кота была. А еще он назвал Алису божеством, хотя это-то особых возражений в душе парня и не вызвало.
"Теперь, оказывается, я и вовсе не герой, и даже не позитивный персонаж этой сказки..." - отстранённо подумал он.
Физическая сила и ловкость, приступы ярости, потеря самоконтроля, странные щупальца под кожей а теперь еще это неожиданное улучшения зрения... Совсем не те качества, которыми должен обладать заурядный рыцарь, спасающий прекрасную принцессу от чудовищ.
- Но и это еще не все. Алиса прошла через множество испытаний, но все-таки низвергла Червонную Королеву и ее тиранию. Не удивляйся, когда она попытается тебя убить, узнав, что ты есть на самом деле. И запомни - я сказал КОГДА, а не если.
Глаза закрылись и исчезли. Калеб остался стоять под проливным дождем и пытаться заглушить мысли в своей голове. Он уперто не хотел верить, что это от него все это время Алису нужно было спасать.
Медленно он двинулся дальше вдоль улицы, засунув руки в карманы пальто, даже не обращая больше внимания ни на дождь, ни на холод.
Сам того не заметив, Калеб дошел до небольшой площади, в центре которой стоял фонтан.
Ветер хлестал его по лицу, холодная вода текла по спине - пальто не спасало от непогоды. Тихо посмеявшись, Калеб нащупал рукой головку гвоздя и попробовал его сдвинуть. Сказать, что при этом он ощутил боль - это означало бы не сказать ничего. Из раны немедленно потекла горячая кровь, парень сам не понимал, зачем мучает себя. Ему было очень плохо, ведь Калеб всегда считал себя добрым, или, по крайней мере, неплохим человеком. А тут оказалось, что для единственной, чье внимание он пытался привлечь, он воплощение зла.
Самое пугающее было в том, что парень неоднократно замечал за собой бессознательные поступки или мимолетные мысли, которые казались ему чужими. Что-то изменилось в нем с тех пор, как появился этот треклятый гвоздь, и он продолжал меняться.
Когда он почти дошел до начала площади, впереди блеснуло что-то белое. Остановившись, Калеб прищурился, хоть в этом теперь и не было потребности - он прекрасно видел каждую трещину на белой поверхности фонтана. Из-за него вышла Алиса. Она сначала не заметила, что кто-то на нее смотрит, и медленно сделала несколько шагов, разглядывая дома. Одета она была в странное белое платье, которое смутно напоминало ее ночную сорочку. На шее у девушки висел все тот же медальон, похожий на подкову.
Как и всегда, через минуту Алиса ощутила взгляд и повернула голову в его сторону. На ее лице промелькнуло удивление, Калеб был уверен - она заметила кровь и его странный взгляд. Пару секунд она раздумывала, а потом из ниоткуда у нее в руках появился зонтик - тот самый, что был в ее комнате. Резким движением она раскрыла его, и ветер подхватил девушку, словно пух одуванчиков.
"Божество... Еще бы," - уныло подумал Калеб, смотря, как она улетает прочь. Он даже немного обрадовался, что Алиса не заговорила с ним, сомневаясь, что смог бы ответить что-то внятное. Теперь их разделяла пропасть значительно шире той, что была прежде.
Калеб двинулся дальше вокруг фонтана, в какую-то из одинаковых улиц, вдоль домов, даже не смотря под ноги. Пейзаж вокруг не менялся - только на некоторых домах висели часы, но они все показывали разное время, и даже стрелки двигались с разной скоростью.
Повернув за очередной угол, он замер на месте. Двери одного из домов были распахнуты настежь. На ступеньках и части улицы перед ними жалкими белыми клочьями лежали кучи птичьего пуха вперемешку с перьями, сильно намокшие под дождем. Без раздумий Калеб начал подниматься по ступенькам - он уже смирился с мыслью, что эта Страна Чудес, как ее назвал Кролик, сама ведет его, куда нужно. Молодой человек с горькой усмешкой вспомнил тот момент, когда ему показалось, что это судьба, ведь он не ошибся, судьба его таки настигла...
Внутри все было таким же, как в том первом доме, куда Калеб заходил. Дождь сюда не попадал и сухой пух носился по комнатам от малейшего дуновения ветра. Перья лежали под ногами, устилали мебель, лестницу на второй этаж. Туда парень и направился. Дверь одной из верхних комнат была открыта, и оттуда сильно сквозило.
На пороге комнаты Калеб замер от удивления. Вся мебель была свалена в кучи под стенами, книги с перевернутых полок лежали раскрыты, и ветер рвал на клочья их пустые страницы. Окна были распахнуты, дождь попадал сквозь них внутрь, намочив занавески, отчего те выглядели покрытыми серыми пятнами. В центре комнаты на полу лежала огромная яичная скорлупа, в которой легко поместился бы взрослый человек. Она была разбита и неровные зазубренные осколки покачивались от ветра. Самая большая ее часть была наполнена пухом и перьями - Калеб понял, что взялись они именно из яйца, а сквозняк разнес их по дому.
Внезапно перья в осколке просели в одном месте, словно под ними что-то передвинулось. Раньше Калеб дважды подумал бы перед тем, как вообще заходить в этот дом. Но сейчас ему было уже глубоко наплевать на свою сохранность, поэтому он подошел к скорлупе и начал быстро горстями выкидывать из нее пух. Сначала из-под перьев показалось совсем маленькое плечико, а затем детская ладошка, которая была еле в половину длины его ладони.
Пух зашевелился, и через миг из-под него показалось миниатюрное личико обрамленное черными блестящими волосами. В огромной скорлупе села, сонно потирая кулачками глаза, девочка лет пяти или шести одета в простое белое платьице.

Глава 13. Повешенный. Часть 1
В правильном положении: Перемены, изменение точки зрения, отмена действий, самоотречение.
В перевернутом положении: Бесполезные жертвы, пустые траты времени, депрессия.

- Доброе утро, - серьезно промолвила она, разглядывая Калеба.
- Доброе... - прошептал парень, зачарованно разглядывая ее черты.
Девочка же тем временем оценила его внешний вид и учтиво поинтересовалась, указывая маленьким пальчиком ему в грудь:
- Дядя, ты поранился?
- Да.
- Очень больно было? - недоверчиво спросила она.
- Да нет, совсем уже не болит, - соврал Калеб немного придя в себя.
- Дядя, пойдем гулять,- сказала девочка, протянув к нему руки и ухватившись за шею, чтобы он вытащил ее из скорлупы.
- Дождь на улице.
- А мы возьмем зонтики, - с этими словами она подошла к одному из шкафов и начала деловито рыться в куче разных вещей в поисках нужного.
Теперь Калеб понял, на кого была похожа Королева, только лишь кожа этой девочки не была такой болезненно бледной, а в глазах не было безумного блеска. Перед ним стояла Алиса шести лет, которая серьезно вознамерилась идти с ним гулять.
- Дядя, тут нет второго зонтика, - расстроено сообщила девочка, вернувшись с находкой в руках.
- Он мне не нужен.
После этих слов она снова оживилась и потащила его за руку на улицу. К удивлению Калеба, ветер за время, что он был в доме, стих, а дождь стал слабее, так что малышка, которой даже не было видно из-за зонтика, не намокла.
Она шла, держа его за руку, вернее, за два пальца, и что-то рассказывала, меняя темы каждые несколько минут. Калеб узнал из всего, что у нее была старшая сестра Лиззи, кошка Дина и двое котят, она очень любила играть в шахматы, а еще потеряла где-то свою игрушку белого кролика. Дальше речь зашла о ее папе, который был в Японии и видел там красивых девушек одетых в странные платья, что назывались кимоно.
Калеб слушал вполуха и думал о своем. Еще в тот первый раз, когда он попал в Страну Чудес, ему показалось, что пейзаж вокруг похож на аппликацию сделанную ребенком. А сейчас он понимал, что ведет за руку того самого ребенка. Только вот обрывки детских снов и мечтаний смешались в этом месте со страхами из кошмаров, что-то ужасное случилось со страной детского воображения. Не сложно было догадаться, что это было напрямую связанно с пожаром.
Загадкой для парня оставалось то, каким образом фантазия стала абсолютно реальным местом, куда он регулярно попадал. Вспомнились слова Кота, когда он непрямым текстом назвал Алису божеством, или существом сходным с ним. Калеб не имел малейшего понятия, что бы это значило, но определенно, весь этот мир - Страна Чудес - вертелся вокруг нее.
- Дядя, - подергала за рукав девочка. - Там, кажется, белый кролик только что пробежал.
Калеб взглянул на ее лицо, что выглянуло из-под зонтика.
- Дядя, почему ты так странно смотришь?
- Ты просто напоминаешь мне кое-кого.
- Ту другую Алису? - парень опешил, оказывается, девочка была в курсе того, что тут творится, даже больше, чем он.
- Она обычно приходит сюда, когда хочет побыть одна. Пошли! Я отведу тебя туда, где она бывает чаще всего! - девочка ухватила Калеба обеими руками за ладонь, чуть не выронив зонтик, и потащила его в какой-то боковой проулок.
- Алиса, наверное, не будет рада тому, что ты пришел, но ты не переживай, она только с виду такая злая! - рассказывала она по дороге. - На самом деле она добрая, хоть и никогда не хочет играть со мной.
"Да уж, играть она вообще ни с кем не хочет" - подумал Калеб, имея ввиду совсем не игры. Он уже и сам не понимал, зачем продолжает следовать за ней, когда лучше было бы, в первую очередь, для Алисы, чтобы он держался подальше. Если, как сказал Кот, он и далее будет превращаться во что-то, что ему уже не нравилось, то кто гарантирует, что новый Калеб не сделает ей что-то плохое. Пока что ему вообще в голове не укладывалось, как это он может стать кем-то другим без собственного ведома. И от этого становилось еще страшней.
- Дяденька, Котик в последнее время отвратительно себя ведет. Зачем он водится с теми жуткими куклами?
- Кот, говоришь?
- Да. Вот мы и пришли! - через миг радостно объявила девочка, останавливаясь возле дома, что напоминал по размерам и внешнему виду храм, а потом, немного смутившись, добавила: - Только я внутрь не пойду, она убежит, если меня увидит...
Калеб молча смотрел, как девочка наигранно морщит лоб, придумывая, чем бы ей заняться.
- О, я знаю, я пойду поищу своего кролика - уверена, он должен быть где-то здесь.
С этими словами девочка помахала ему ручкой и умчалась по лужам, весело разбрызгивая воду.
Калеб перевел взгляд на здание, перед которым стоял. Вернулась неуверенность в себе, он вообще не знал, что сказать ей, зачем пришел, что ему от нее нужно.
Но ноги уже сами несли его по ступенькам вверх. Оказавшись внутри, Калеб еще минуту просто стоял, пытаясь успокоить мысли.
Помещение оказалось чем-то похожим на картинную галерею, только стены, вместо пейзажей, натюрмортов и портретов, были увешаны зеркалами разного размера в изящных рамах. Первая комната не была широкой, зато сверху сквозь высокие окна купола проникал призрачный небесный свет. Посередине комнаты стояли скамейки. На одной из них, повернувшись спиной к двери, сидела Алиса. Мокрый зонтик лежал рядом с ней. Даже стоя у входа, парень отлично видел, как по нему стекают капли, и это пугало.
Когда он уже был на полпути между дверью и скамейками, она повернула голову. Парень остановился.
Минуту висела неуютная тишина а тогда он услышал:
- У тебя кровь...
- Я знаю.
- Зачем ты пошел за мной тогда? - Калебу показалось, что девушке было неловко из-за того, что она убежала.
- Нужно было остаться там и дождаться тебя? - "Нет, нет, не то, это совсем не то, что я хотел сказать!"
Алиса опять смутилась, но тут внезапно спросила:
- Это у тебя ножницы в кармане? - Калеб совсем забыл о них, но теперь это выглядело совсем странно.
Он сунул руку в карман и попытался их вытащить, но они зацепились за плотную ткань пальто. Выпутывая ножницы, парень на несколько секунд обнажил левую часть груди, но понял это, только увидев, как изменилось лицо Алисы.
- Что это? - она встала и сделала несколько шагов в его направлении. - Что это?.. я только что видела...
Калеб почувствовал себя дурно, как он мог сам ей об этом сказать, сказать, что стал всем, чего она боится, от чего бежит, что ненавидит?
Он ступил несколько шагов назад, но внезапно Алиса тоже начала медленно пятиться, прикрыв ладошкой рот. Калеб не понял, что случилось, пока его взгляд случайно не натолкнулся на одно из зеркал. Оттуда на него взирала огромная белая собачья морда с бешеными, теперь уже голубыми глазами, украшенная белыми ветвистыми рогами, похожими на оленьи. Сначала Калеб ничего не понял, он ступил еще шаг назад, он взаправду чувствовал, как делает это, вот только боковым зрением парень уловил, как по сторонам движется что-то белое. Повернув голову Калеб увидел, как свиваются кольца длинного тела покрытого перламутровой чешуей и белым мехом. Он делал шаг - и все кольца начинали двигаться одновременно. От несоответствия ощущений и зрительного восприятия начало мутить.
Тут он снова перевел взгляд на лицо Алисы - она была так напугана и боялась его! Парень попробовал позвать ее, но вместо слов из глотки вырвался какой-то птичий крик, такой громкий, что стекла задребезжали в окнах. Девушка от испуга замерла на месте. К Калебу постепенно начало приходить понимание того, что творилось. Нахлынула паника - сознание все следовало по старой колее ограниченности человеческого тела. Пытаясь сделать шаг, он начинал перемещать свое новое тело полностью, сшибая со стен зеркала, которые с грохотом падали на пол и бились на тысячи осколков, что застревали между чешуйками, причиняя боль.
Вспомнились все те моменты, когда появлялся дракон. Самый первый раз, когда Калеб еле живой долетел до дна. Он видел дракона со стороны, но только теперь понял, что не помнит, какой была на ощупь шерсть, хоть тогда она показалась ему мягкой. Он также не мог припомнить, как лежал на его спине, тогда парень просто перестал падать без резкого перехода, или удара о тело дракона. Мозг подменял воспоминания ложными картинками, как, например, тогда возле осиного гнезда. Калеб видел его, видел свои руки, что хватаются за его белую шерсть, видел слепые глаза - слепые, потому что он не смотрел ими тогда - но не более. Все, что он мог вспомнить, это были резкий рывок, шорох рассекаемого его телом воздуха, чувство невесомости. Совсем то же, что он чувствовал теперь.
За спиной Алисы появились желтые глаза, и голос промурлыкал:
- Иногда отражение в зеркале более реально, чем сам объект… Тебе так не кажется?
Жжение от мелких осколков стекла становилось невыносимым, Калеб почувствовал жуткую потребность в свежем воздухе и холоде дождевых капель, что мог заглушить боль. Он снова попробовал сдвинуться с места, но понял, что это надо делать не так, как раньше. Не представить себе точку, куда его тело может дойти, или не дойти, а понять траекторию для этой длинной ленты из чешуи, меха, мышц и костей.
Думать линиями, по которым можно не лететь, а просто-напросто двигаться, не прилагая никаких усилий, кроме мысленных.
Он чувствовал, сколько всего может это тело - почти все, он лишь не умел еще. Единственное, что ему было недостижимо, это просто подойти к ней, успокоить, сделать так, чтобы ей не было ни страшно, ни больно, ни одиноко. Этому мешал огромный гвоздь в груди и тело дракона с головой собаки.
Чувствуя себя змеей-переростком, Калеб начал медленно продвигаться вперед к Алисе. Та, не сводя перепуганного взгляда с его морды, снова начала медленно пятиться.
Глаза кота тем временем подмигнули ему и пропали. Когда Алиса оказалась в узком переходе к следующей части здания, Калеб напоследок жадно посмотрел на ее бледное лицо и по спирали рванул вверх.
Врезаясь в стены и сшибая еще больше зеркал, он сумел-таки вырваться наружу, выломав окна вместе с рамами и частью купола и вылетев под дождь в туче осколков стекла. Калеб несся на огромной скорости и видел, что этому городу нет конца - он был просто нескончаемым повторением одного и того же алгоритма. Куда не пойди - придешь, куда надо, или не придешь никуда вообще, скитаясь по одним и тем же улицам.
Эмоции, что обуревали его, казалось только усилились от холодного ветра, что беспощадно хлестал его по морде. Калеб выругался вслух, но вышел опять какой-то пронзительный крик, чем-то напоминающий хищную птицу.
Внезапно ощущения изменились - восприятие мира вокруг сузилось, и парень понял, что падает по наклонной на ужасной скорости, что он получил во время полета.
Стало так безразлично - умрет, не умрет - он не мог определить, что было лучше, как не старался.
Калеб не мог даже пошевелиться и перебороть сильное сопротивление воздуха. Он только надеялся, что падающее стекло и обломки рам там в галерее зеркал не зацепили ее и не поранили.
Сквозь шум в ушах парень за миг до того, как проломил собой крышу очередного безликого дома, отчетливо услышал трещание пламени в первый раз. С того момента оно больше не покидало его, звуча то громче, то тише - всегда где-то там, на краю сознания.
За секунды до того, как вокруг взорвалась тишина, Калеб услышал грохот ломающейся черепицы, хруст досок и костей.
Он очнулся на чердаке в груде обломков крыши перепачканных его кровью через неопределенное количество времени, если оно вообще имело тут хоть какое-то значение. Пробудила его от беспамятства не ужасная боль во всем теле, а вздохи маленькой девочки, что стояла над ним и, ухватившись обеими руками, пыталась вытащить из его живота обломок доски, что, очевидно, зацепился за что-то под его телом, потому что у нее ничего не получалось.
Облизав пересохшие губы, Калеб оценил свое состояние. Боль наполняла его тело, словно сосуд, и тонко звенела в ушах, казалось, в его теле была сломана каждая косточка, не осталось и живого места. Отстранив девочку левой рукой - правую он не чувствовал - Калеб ухватил злосчастный обломок и, рыча сквозь стиснутые зубы, вырвал его из себя, пытаясь не потерять сознание снова от жуткого чувства, что приносила сквозная рана, которое больше напоминало животный страх, чем боль. Глянув на правую руку, он понял, что она вывихнута в плече. Изнемогая от злости на самого себя, парень со всей дури ударил себя кулаком в плече, вскрикивая вслух от боли, буквально слыша, как кость возвращается на место с неприятным хрустом. Он понимал, что так конечности не вправляют, и скорее всего он серьезно повредил себе плечо, но злость парализовала его здравомыслие, да и рука начала снова двигаться уже через пару минут, как он и предполагал.
Вспомнились слова Кота о том, что гвоздь - единственная возможность его убить. Даже если это было правдой, то боль агонии осталась ему. Из раны на животе уже перестала хлестать кровь, еще через несколько минут, часто дыша сквозь зубы, покрытый испариной Калеб смог сесть. Видимо, основной удар пришелся на плечи и спину - ноги почти не пострадали, не считая уймы порезов - зато из шеи, казалось, содрали кожу. Он чувствовал, как срастаются ребра, причиняя этим не меньше боли, чем сами переломы. Пальто осталось на нем - грязное и продырявленное в нескольких местах после падения.
Девочка - Алиса - стояла в нескольких шагах от него, теми же испуганными глазами, что он видел недавно на другом лице, разглядывая его увечья. Бессознательно она вытерла окровавленные ладошки о свое белое платье, не сводя взгляда с его лица.
Злость, что смешивалась со звуком то тихого треска, то рева пламени в голове, немного утихла.
- Дядя-дракон, ты в порядке?
- Да, - тяжело дыша, тихо ответил Калеб стирая кровь с живота руками.
- Я знаю, подслушивать нехорошо, но я не нарочно... Котик, он говорил с той другой Алисой, он ей рассказывал о тебе, но как-то не так. Он плохо объяснил, перевернул все с ног на голову.
Калеб встал, тяжело дыша, чувствуя, что в его суставы как будто бы кто-то насыпал песка, подошел к большому зеркалу, которое стояло рядом, припадая пылью, и одним ударом полным ярости не только разбил его, но еще и пробил насквозь, немного высвободив гнев. Вытащив руку из разломанной рамы, он разглядывал свой кулак покрытый теперь еще и длинными порезами и царапинами с минуту, а тогда подошел к девочке, взял ее за руку и направился к выходу с чердака. По дороге к входной двери парень взял возле вешалки зонтик и протянул Алисе. Та молча взяла его и открыла, когда они оказались на улице.
- Отведи меня, пожалуйста, к Кролику, - ровным голосом попросил Калеб.
Девочка кивнула, и через несколько минут еще одной странной прогулки под дождем они оказались возле дома на первый взгляд ничем не отличного от сотен других.
Алиса указала пальчиком на входную дверь, отпустив ее руку Калеб зашел в дом и начал искать. В одной из комнат Кролик и нашелся - он сидел на диване перед кофейным столиком и держал в лапках пустую чашку, очевидно, из сервиза, что стоял перед ним на подносе, как будто бы собирался пить из нее.
- Что я есть? - не теряя времени, спросил Калеб, останавливаясь перед ним.
- Ты ее болезнь, безумие, - немедленно ответил Кролик, роняя чашку, что разбилась на много острых осколков. - Палач, ночной кошмар, дьявол...








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Алиса в стране чудес | Добавил (а): Jehra (01.05.2013)
Просмотров: 710

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
1 Jara   (02.05.2013 21:44)
Еще узнаете wink . Выйдет по ходу больше глав, чем я предполагала сначала. biggrin Я графоманка...

+1   Спам
2 Astalavista   (02.05.2013 10:47)
Все-таки он стал королем. А почему именно трефовым? Из-за значения карты? И настоящая Алиса, которая и "придумала" Страну чудес понравилась )

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4386
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн