фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:53

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Гарри Поттер

  Фанфик «Скажи, что ты меня любишь | Глава 15»


Шапка фанфика:


Название: Скажи, что ты меня любишь
Автор: Oxy
Фандом: Мир Гарри Поттера
Персонажи/ Пейринг: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Жанр: драма
Предупреждение: ООС, нецензурная лексика
Тип/Вид: гет
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Содержание: Предать друзей, единомышленников, кровь. И всё это - ради неё. Шестой курс Хогвартса.
Статус: в процессе
Дисклеймеры: Ни на что не претендую
Размещение: Только с разрешения автора
От автора: Полностью учитывается шестая книга, хотя кое-какие отступления от канона имеются. Начальные главы в стадии редактирования, будут перезаливаться чуть позже.


Текст фанфика:

Гермиона ворвалась в гостиную старост, яростно сдернула с себя мантию и бросила её в кресло вместе со своей волшебной палочкой. Легонько проведя чуть подрагивающей рукой по волосам, она осторожно опустилась на корточки, уткнувшись лбом в колени.
— В чем дело, Грейнджер? — лениво спросил Забини.
Он сидел в кресле возле камина, по обыкновению закинув ноги на подлокотник, и читал книгу о драконах. Поглаживая указательным пальцем бровь, он даже не поднял лица, продолжая перелистывать страницы. Гермиона вздрогнула от его голоса и смахнула пальцем слезинку со щеки. Сердце почти перестало выбивать бешеный ритм, и дыхание пришло в норму; лишь резкие движения рук выдавали волнение. Встав на ноги, Гермиона бросила быстрый взгляд на своего однокурсника, на минуту задержавшись на названии книги.
— Ты увлекаешься драконами? — спросила она как можно более безразличным тоном, стараясь отвести внимание Забини от своего состояния.
Блейз поднял голову, изумленно сморщил лоб, и уголки его губ чуть приподнялись.
— Грейнджер, кажется, это ты у нас увлекаешься драконами, а я всего лишь читаю книгу.
Кровь мигом хлынула к лицу, заставляя кожу нестерпимо гореть. Гермиона сжала губы, отчетливо понимая, что если поддастся в очередной раз на провокацию, то последствия могут быть самыми неожиданными.
— Двое слизеринцев, — глухо произнесла она, пряча лицо за волосами.
— Чего? — вновь удивился Блейз.
— Двое слизеринцев и один гриффиндорец. Неужели не ясно? — взорвалась Гермиона.
— Да все мне ясно. У меня вчера была тройка хаффлпаффцев — болтались возле Большого Зала, — он вновь лениво заскользил взглядом по строчкам. — Значит, это снова наши тебя довели?
Гермиона в который раз подивилась проницательности Блейза. Он удивительно точно распознавал любые эмоции, даже тщательно скрываемые ею, и постоянно начинал давить этим, что выдавало в нем истинно слизеринскую натуру. Забини был резок, всегда говорил то, что думает, не скрывая своих мыслей от окружающих, хотя в чем-то он все же походил на Малфоя. Но где-то в глубине души Гермиона была благодарна ему за молчание. Она не знала, почему старостой назначили именно Забини, но со временем, потихоньку присматриваясь к нему, поняла: Блейз был ответственным, решительным, никогда не пускал дел на самотек и не сваливал на неё свои обязанности. Он, может, и делал вид, что все это не для него, однако ни что не мешало ему отсчитать очередного нарушителя школьных правил, и чем больше оставался запуганным ученик, тем больше был горд собою Забини, хотя Гермиона совершенно не поощряла такой способ нравоучений. Сама она предпочитала провести мирную тихую беседу с учениками, объясняя, чем грозит такое поведение, снимала с факультета баллы, но никогда не позволяла себе применять палочку.
— Слизеринцы тут ни при чем, и, вообще, меня никто не доводил, — ответила Гермиона, стараясь не думать о том, что только что произошло в темных коридорах школы.
— Да, конечно, — буркнул Блейз и тихонько засмеялся.
— Что это ты так веселишься?
— Грейнджер, как тебя вообще могли назначить старостой, если ты совершенно не умеешь за себя постоять? Я уже не говорю о том, что Слизнорт взял тебя в свой клуб. С тобой только одни проблемы. Вечно попадаешь в истории. Мерлин, да что я тут распинаюсь, пора уже привыкнуть к тому, что все гриффиндорцы больные на голову. Только и делают, что ищут приключения на свою задницу.
Блейз закатил глаза и покачал головой, явно довольный своими словами. Улыбка вновь отразилась на его красивом смуглом лице, и на щеках ярко заиграл свет, отражаемый от красных язычков пламени в камине.
— Это не твоё дело, и я сама разберусь с этим, — в сердцах бросила Гермиона, и прижала ладони к лицу, вновь вспоминая горячий шепот и слюнявые губы на своей шее.
— Малфой, — проговорил Блейз и тут же спустил ноги с кресла. Поднявшись, он накинул мантию и сунул свою палочку в карман.
— Нет. Малфой здесь не причем. Ведь он в Больничном крыле, а мадам Помфри всегда запирает дверь на ночь. Он бы не смог уйти оттуда. Просто… — начала Гермиона, не зная как продолжить. — Маклагген сказал, что я не имею права снимать баллы с собственного факультета, и что он — на курс старше.
— Кормак Маклагген? Кажется, ты чего-то не договариваешь. Он что, действительно так сказал?
Гермиона опустила глаза и снова упрямо сжала губы, не смея рассказать Блейзу всей правды. На свое дежурство она отправилась почти с радостью, точно зная, что не натолкнется в коридорах на Малфоя, да и в гостиную старост он теперь точно не попадет. Пригрозив двум слизеринцам с четвертого курса наказанием, она даже не стала снимать с любопытных нарушителей баллы, поверив в их слезные обещания больше не выходить из подземелий в такое позднее время. До конца дежурства оставалось еще двадцать минут, и Гермиона неспешно шла по коридору, освещая свой путь Люмосом. Почти полностью обойдя левое крыло пятого этажа, она уже собралась повернуть к лестницам, как услышала слабое бормотание, доносящееся откуда-то из-за угла. Решительно повернув в сторону звука, она увидела сгорбленную фигуру какого-то ученика, сидящего на широком каменном подоконнике. Гермиона выше подняла палочку, и яркий свет упал прямо на лицо парня, заставив его поморщиться и дернуть головой. Кое-как наброшенная на широкие плечи мантия, красно-золотой, небрежно развязанный галстук, и светлые, чуть кудрявые волосы. Парень сидел, согнувшись в три погибели, упираясь локтями в колени. Рядом с ним, почти у самого края, стояла початая бутылка Сливочного пива, грозящаяся вот-вот свалиться и разбиться вдребезги о каменный пол.
— Кормак? Что ты здесь делаешь? — Гермиона погасила волшебный свет и спрятала палочку в карман, с интересом заглядывая в лицо Маклаггена.
Он медленно поднял голову и лихо спрыгнул с подоконника. Край его мантии задел бутылочку пива, и она с оглушительным звоном разбилась, заливая пол пенящейся жидкостью.
— Гермиона. Как хорошо, что ты оказалась здесь, — растягивая слова, произнес Кормак, и подошел ближе.
Гермиона с ужасом наблюдала за семикурсником, который еле переставлял ноги, подходя к ней ближе. Дыхание перехватило от сильного запаха спиртного, и это было, определенно, не Сливочное пиво, а какой-то более крепкий напиток, неизвестно как попавший в Хогвартс. Хотя Блейз что-то говорил о специальных чарах, благодаря которым спокойно можно было пронести в школу алкоголь, она не могла поверить, что гриффиндорцы тоже стали бы привозить с собой спиртные напитки.
— Я как раз думал о тебе, Гермиона. Подойди ближе, — Кормак протянул к ней руку и крепко схватил за запястье.
— Ты пьян, не надо меня трогать, Кормак. Тебе лучше отправиться в гостиную Гриффиндора.
— Я пьян? Не надо мне указывать, что делать! Я сам знаю!— мантия почти сползла с его плеч, и парень поднес руку к воротнику школьной рубашки. С силой дернув вниз, он оторвал пару пуговиц и глубоко вдохнул.
— Что случилось? И отпусти мою руку, — Гермиона дернулась, но парень держал её крепко, не давая уйти.
— Почему ты все время убегаешь, Гермиона? Почему не обращаешь на меня внимания? Стоит мне посмотреть на тебя, как ты отводишь взгляд и быстро уходишь, даже не обернувшись, — зашептал он, подходя к ней все ближе.
Гермиона сделала шаг назад, и её спина коснулась холодной стены. Она смотрела на Маклаггена широко распахнутыми глазами, не в силах поверить в происходящее. Его дыхание, смешанное с запахом дешевого вина, неприятно касалось щеки.
— О чем ты говоришь? Я не понимаю тебя, — в голосе Гермионы послышалось легкое волнение, и она ступила чуть в сторону, но уверенная рука Кормака вновь притянула обратно.
— Уверен, что понимаешь. Неужели этот рыжий лучше меня? Я хотел подойти к тебе в магазине Фреда и Джорджа, но ты снова ушла с этим Роном. Я же вижу, как он пускает слюни, когда твоя мантия ненароком распахивается, обнажая твои чудные ножки. О, да, я вижу, как он буквально захлебывается слюнями, когда ты сидишь с ним рядом, когда шепчешь ему что-то на ухо, когда берешь его за руку, а меня просто бросает в дрожь от злости!
— Ты не должен так говорить о Роне. Он мой друг… — начала Гермиона, но тут же замерла.
Она почувствовала грубую руку на своей талии и обжигающее дыхание Маклаггена, которое стало еще ближе и еще жарче. Запах вина и сладкого одеколона парня окутал её почти полностью, лишая возможности сделать глоток чистого воздуха. Гермиона уперлась ладонями ему в грудь и легонько толкнула от себя. Кормак чуть качнулся, улыбнулся странной улыбкой и положил обе ладони на её талию, довольно грубо пихнув к стене. Сжав её запястья, он прикоснулся носом к щеке девушки, закрыл глаза и вновь зашептал:
— Прости. Прости меня. Ты просто не представляешь себе, что делаешь со мной. Я больше чем уверен, что твой рыжий «друг» дрочит на тебя по ночам, когда думает, что все спят. А я больше не хочу быть на вторых ролях. Меня уже задолбало, что он в который раз оказывается лучше меня.
— Прекрати так говорить о нем! Ты не имеешь права! Мы друзья, не более. Сейчас же отпусти меня, слышишь? — Гермиона снова с силой дернулась, но вырваться от Маклаггена не представлялось возможным.
— Нет. Я тебя не отпущу, пока ты не выслушаешь меня, — не успокаивался парень, прижимаясь к ней еще сильнее, водя носом около её виска и вдыхая запах волос. — Что ты в нем нашла, Гермиона? Что есть в нем, чего нет во мне? А ведь я был лучшего мнения о Поттере. Думаешь, я не заметил, что мою метлу швырнуло Конфундусом на отборочных испытаниях? Признаюсь, я не сразу понял, что произошло. Этот странный звон в ушах и потеря ориентации… Но я не настолько глуп и позже догадался, что вы сговорились против меня. И чего вы добились? Поттер теперь каждую игру будет трястись за него, думая, как бы его недалекий дружок не наделал в штаны прямо в воздухе и не свалился с метлы. Гарри потерял отличного вратаря, а ведь все знают, что нам предстоит игра со Слизерином. Держу пари, что Рональд упадет с метлы прежде, чем успеет подлететь к кольцам. А я теперь всего лишь запасной, черт тебя дери! Из-за него! Больше я не допущу, чтобы эта рыжая мразь вновь заняла моё место. Разве ты не замечаешь, что нравишься мне? Неужели не видишь, как я смотрю на тебя?
— Успокойся, пожалуйста, Кормак, — принялась успокаивать его Гермиона, лихорадочно соображая, как бы дотянуться до палочки, но её руки были сжаты грубыми ладонями Маклаггена.
Упоминание о Конфундусе вызвало неприятный укол совести. Ведь это именно она применила заклинание, чтобы помочь Рону попасть в команду, и тогда это казалось правильным, но не теперь. Видимо, она всерьез решила, что Маклагген настолько глуп, что ничего не поймет.
Кормак на минуту затих и легонько коснулся губами её щеки. Гермиона напряглась, и в голове вихрем закрутились странные мысли, вызванные словами парня. А ведь она, действительно, никогда не обращала на него внимания, как это делали остальные девчонки. Многие мечтали оказаться в объятиях этого красивого, сильного, высокого парня. Многие мечтали о его поцелуях, а он выбрал её — Гермиону Грейнджер. Тихую, занудливую, скучную, больше всего на свете любящую книги. Она начала вспоминать: вот они сидят в Большом Зале, и Кормак удивительно долго смотрит на неё — так странно и необычно. Она еще подумала тогда, что он смотрел на Парвати, которая сидела с ней рядом. В магазине близнецов он улыбнулся ей, но не обычной дружеской улыбкой, а как-то по-особенному. На квиддичном поле он, то и дело, пролетал мимо трибуны, где сидела она, и снова смотрел на неё, а один раз даже подмигнул. А в тот день, когда профессор Слизнорт сообщил ей, что желает видеть её в своем клубе, Кормак снова оказался рядом и снова улыбался своей странной улыбкой.
— Я уже давно мечтаю о тебе, только ты упорно не хочешь меня замечать. Но я не такая рохля, как твой Рон, и не собираюсь просто сидеть и ждать. Ты нравишься мне, очень нравишься. Я хочу только тебя одну, понимаешь? Только тебя. Скажи мне «да», и я сделаю для тебя все.
Кормак разжал пальцы и нежно обнял Гермиону за талию, прикоснувшись губами к её шее. Мокрые влажные поцелуи вызывали лишь отвращение, а от его запаха уже начинало мутить. Гермиона закрыла глаза, и они моментально начали наливаться изнутри тяжелой чернотой. Воздуха становилось все меньше, и легкие сдавило от недостатка кислорода и тяжести тела, прижимающегося к ней изо всех сил. Кое-как просунув руку между своей грудью и грудью Маклаггена, она уперлась пальцами в его тело и попыталась оттолкнуть парня от себя. Он поднял голову и, чуть отстранившись, посмотрел Гермионе прямо в глаза.
— Играешь со мной? Ты все равно будешь моей, я сделаю все для этого и, если будет нужно — устраню Уизли.
— Что ты сказал? — Гермиона толкнула Маклаггена в грудь еще сильнее.
Парень пошатнулся, но вовремя успел дотронуться рукой до стены, а другой удержаться за плечо Гермионы.
— Что слышала. Он тебя недостоин. Он не сможет сделать тебя по-настоящему счастливой, и ты это знаешь. Только до сих пор не могу понять, почему ты подпускаешь его к себе, а меня в упор не видишь. Я ведь лучше него! Ведь лучше? — он повысил голос, заставив Гермиону испуганно дернуться. — Не бойся, я тебя не обижу, — уже ласковее прошептал он и провел ладонью по её щеке.
— Не трогай меня! Ты пьян и не понимаешь что несешь! — Гермиона отвернулась, пытаясь избежать его прикосновения.
— Да, я пьян! А знаешь почему? — Кормак резко сделал шаг назад, и дышать сразу же стало легче. — Из-за тебя! После того как тебя назначили старостой, ты почти перестала приходить в гостиную Гриффиндора, и я окончательно потерял надежду. Я несколько раз выбирался по ночам из гостиной в попытке случайно встретить тебя в коридорах, во время дежурств. Я, как безумный, плутал по замку. А где я мог еще с тобой встретиться наедине, если ты все свое время проводишь в гостиной старост или с Гарри и этим рыжим уродцем?
Запустив руку в волосы, Кормак поднял голову к потолку и глубоко вдохнул. Гермиона молчала. Её охватывало одновременно чувство жалости и смятения. Все происходящее казалось нереальным, Гермиона не знала, как успокоить Кормака, как бы поделикатнее ему намекнуть о том, что все это не имеет смысла, а его слова не вызывают ничего, кроме опасения и жалости.
— Тебе не стоило всего этого говорить. Ты меня пугаешь, Кормак, — чуть слышно произнесла Гермиона и глянула на него.
Опустив руки, парень посмотрел на неё ошалелым взглядом и снова оказался рядом, сжимая рукой её маленькую ладошку.
— Пожалуйста, не уходи, дай мне шанс. Что может дать тебе Уизли? Я давно наблюдаю за тобой и знаю, чего ты хочешь, — продолжал шептать Кормак, прислонившись носом к её горячей щеке.
Гермиона чувствовала себя подавленной, изо всех сил вжимаясь в холодную каменную стену, словно пытаясь раствориться в ней, лишь бы быть подальше от этого безумия. Вкрадчивый жаркий голос был так близко, обволакивая своим чуть хрипловатым тембром. Она никогда раньше не рассматривала Кормака как парня. Никогда не наблюдала за ним, как это делали остальные девчонки. Её совершенно не восхищали внешние данные Маклаггена, его успехи в учебе, его популярность среди противоположного пола и любовь к квиддичу. Он был для неё никем. Обычным гриффиндорским парнем Кормаком Маклаггеном, учащимся на курс старше и так же, как и она, посещавшим клуб Слизней.
— У меня нет ничего с Роном, ты не должен так говорить! Десять баллов с Гриффиндора за разгуливание по школе после отбоя в нетрезвом виде. Пять — за неуважительное отношение к старосте! — пришла в себя Гермиона, с силой пихнув Маклаггена в грудь.
Кормак пошатнулся, но опять успел схватить Гермиону за рукав мантии.
— Стой! Ты что, сняла баллы с собственного факультета? Значит, я зря тут распинаюсь перед тобой, а? — взбесился парень, снова подтягивая Гермиону к себе.
— Не трогай! — достав, наконец, свободной рукой палочку из кармана, она приблизила её к лицу парня, заставив того ослабить хватку. — Хватит с меня твоих игр! Я сделала то, что должна была!
Дернув рукой, Гермиона быстрым шагом направилась подальше от этого мрачного коридора. Возмущение кипело внутри и, ускорив шаг, она услышала, что Кормак двинулся за ней. Быстро оглянувшись через плечо, она тут же перешла на бег, лихорадочно вспоминая путь в гостиную старост. Гермиона слышала за спиной его тяжелое дыхание, громкие удары собственного сердца и молила Мерлина только о том, чтобы поскорее свернуть к лестницам и спрятаться в каком-нибудь скрытом от посторонних глаз уголке.
— Гермиона, стой! — зазвучал из-за угла голос, но она уже почти подбежала к портрету и, быстро прошептав пароль, скрылась за ним.
Неприятное чувство до сих пор не оставляло Гермиону. Посидев с минуту, вновь вспоминая Маклаггена, она все же решилась открыть глаза и успокоиться. Она пыталась найти оправдание его поступку, и ей это почти удалось. Он ведь ни в чем не виноват. Всего лишь выпил лишнего, а завидев Гермиону, решил больше не тянуть и сказать прямо о своих чувствах. Все произошло так неожиданно, его действия были грубыми, пугающими, но почему-то вызывали жалость. Он ведь никогда не делал Гермионе ничего плохого: учился с ней на одном факультете, вместе с ней готовил уроки в гостиной Гриффиндора, был приветливым, хоть и не без напыщенности, и ему казалось, что он всегда все делает лучше других. Но он, несомненно, был добрым к ней, да и к другим студентам с их факультета.
— Слушай, а где он сейчас? — ясный голос Блейза отвлек Гермиону от раздумий.
Она подняла голову и посмотрела на него: Забини застегнул свою мантию, и теперь зашнуровывал ботинок, поставив ногу прямо на диван.
— Я… не знаю, но он шел за мной, — ответила она. — А еще он был пьян. Даже не знаю, где он смог раздобыть вино…
— Ты такая наивная, Грейнджер, — Блейз покачал головой.
— Эй, я уже сняла баллы. Не стоит трогать Маклаггена, он успокоится и пойдет в гостиную Гриффиндора.
— Успокоится? — Блейз прищурился. — Хм, в любой случае, у меня с ним личные счеты, а так как поймать днем его тяжело, да и на посиделках у Слизнорта не самый лучший вариант, то лучше сейчас. Думаю, он не мог далеко уйти.
Гермиона заметила, как однокурсник подозрительно покосился на неё, но ничего не сказала, проводив того взглядом. Подойдя к камину, она подбавила жару, так как в комнате уже чувствовалась прохлада. Часы показывали без пяти двенадцать, а это значило, что она вернулась в гостиную раньше положенного срока. Да еще и Забини вдруг побежал разбираться с Маклаггеном, сославшись на личные счеты с ним. Она какое-то время сидела около камина, наблюдая за пламенем. Через несколько минут, решительно взяв палочку с дивана, Гермиона поспешила к выходу, чтобы найти Блейза и не дать тому наделать глупостей.
***
— Нет! Нет, нет! Малфой, какого соплохвоста ты здесь оказался? — откинув в сторону палочку, Блейз подбежал к Малфою и упал на колени, склонившись над его головой. — Малфой! Черт! Поднимайся!
Драко Малфой полулежал около каменных перил лестницы. Его глаза были закрыты, правая рука вытянута вдоль тела, а левая — закинута за голову.
— Очнись! Да чтоб тебя! — Блейз чертыхнулся и потянулся рукой к своей палочке, которую все же успел поднять до того, как она скатилась со ступенек вниз.
— Энервейт! — мощный яркий поток энергии вырвался с кончика волшебной палочки, тут же впитываясь в тело Малфоя.
Блейз приподнял палочку чуть выше и легким движением сбросил последние завитки уже ослабевающего потока. Послышался слабый стон, и Малфой открыл глаза, принявшись часто-часто моргать, пытаясь согнать пелену. Небрежно запахнув поплотнее мантию на груди, Малфой медленно приподнялся на локте, подтянул к себе ноги и уселся прямо на каменный пол, обхватив себя руками.
— Эй, ты как? — Блейз все еще стоял на коленях, наблюдая за Малфоем.
— Что? Что произошло? — Драко поморщился и склонил голову к груди, обхватив её ладонями. — Черт! Она меня не впустила. Она меня не впустила! — зашептал Малфой.
— Что ты несешь, Драко? — Блейз поднялся на ноги и чуть склонился, потирая колени.
— Гребаная ведьма не впустила меня! Вы с ней сговорились! — Он устало поднял голову и посмотрел на Блейза так, что тот невольно поежился, настолько неприятным был холод в глазах Драко.
— Сговорились с ведьмой? Да она, вообще, не очень-то разговорчива, — Блейз фыркнул и протянул Малфою руку, намереваясь помочь встать на ноги.
— Уйди, — прохрипел Драко, отталкивая протянутую руку и крепче обхватывая себя руками, пытаясь хоть как-то согреться.
— Вставай, я отведу тебя в Больничное крыло, — холодно произнес Блейз, понимая, что нормально поговорить не получится и что Малфою сейчас лучше не перечить. Их неприятный разговор, состоявшийся еще вечером, в палате, до сих пор вызывал непонятные чувства, и напряжение ощущалось в самом воздухе, яркими вспышками разрезая черноту мрачного и холодного коридора.
Малфой по-прежнему сидел на полу, чуть покачивая головой из стороны в сторону. Его лицо выглядело совсем изможденным и безжизненным, а взъерошенные волосы торчали в разные стороны. Он крепко зажмурил глаза и снова склонил голову к груди.
— Ты меня не проведешь. Я все знаю о тебе и о Грейнджер. Ты сговорился с ней, и вы объединились против меня.
— Да что ты там бормочешь? — Блейз развел руками в разные стороны и склонил голову ниже, пытаясь разобрать слова.
— Все ты слышишь, мразь! Что, она тебе нравится? — Малфой усмехнулся.
— Вот ты о чем, — Забини кивнул и на всякий случай отошел подальше от Малфоя, хотя тот был совершенно беспомощен. — Слушай, я прекрасно знаю, о чем ты сейчас на самом деле думаешь, так что не надо здесь изображать…
— Заткнись, — крикнул Малфой и сделал попытку подняться с пола, но не смог. — Я вижу вас насквозь! Тебя и эту маленькую сучку Грейнджер! Она вся пропитана грязью, ты не боишься испачкаться, а? Неужели не помнишь, с каким презрением ты сам на меня смотрел, когда я… Черт! Тоже захотелось острых ощущений? Захотелось попробовать на вкус грязнокровку? Да нет в этом ничего сладкого, поверь мне, Забини! Она — мерзкая, и мне противно одно только упоминание о ней.
Блейз глупо приоткрыл рот, чуть скривив губы, и изумленно смотрел на Малфоя. То, что он говорил, казалось настолько бредовым, что не поддавалось никакому объяснению. Драко до сих пор упорно скрывал свой нездоровый и странный интерес к Гермионе, прикрываясь полным безразличием к ней, пряча настоящие эмоции и чувства внутри себя. Блейз знал, что Малфой будет до последнего играть эту роль, будет и дальше придумывать себе оправдания, отмазки, будет искать изъяны в других, но никогда не признается в своих слабостях, какими бы очевидными они не были. Вот даже теперь, когда Блейз обнаружил его возле крыла старост, Малфой отчаянно пытался избежать расспросов о том, как и зачем здесь оказался, выворачивая все наизнанку.
— Что ты вообще здесь делаешь, позволь узнать? — Блейз, не сводя с Малфоя глаз, осторожно двинулся влево и подобрал его палочку, которая выпала из руки Драко.
Малфой даже не повернул головы, и только смотрел куда-то в пол, изредка касаясь ладонью своего виска.
— Ты говорил про пароль? Тебя не впустила наша старуха? — не унимался Блейз. — Зачем ты пришел к нам, Драко?
— А это уже не имеет значения, но могу сказать лишь одно: я окончательно в тебе разочаровался, Блейз, — медленно, устало растягивая слова, проговорил Малфой, и откинул назад голову. — Я не думал, что она на тебя так повлияет, — его голос стал еще слабее.
— Мерлин, да это тебе Грейнджер снесла крышу, а не мне, — Блейз приподнял бровь, уверенно закивав головой.
— Что ты наделал? — донесся до его ушей испуганный женский голос.
Парень резко повернулся назад и увидел Гермиону, стоящую у входа в гостиную. Она крепко сжимала в руке палочку, но лицо было тяжело разглядеть в темноте, так как факелы, висящие на стене, еле чадили и давали слишком мало света. Коридор почти полностью был погружен в темноту, лишь полоска лунного света чуть проникала в маленькое окошко около лестницы. Гермиона бросилась к Малфою и тут Блейз увидел, что Драко как-то неестественно откинул назад голову и его глаза опять были закрыты.
— Черт! Что с ним опять такое? — Блейз чертыхнулся и сплюнул.
— Малфой, ты меня слышишь? Малфой? — Гермиона склонилась над парнем и провела рукой по его лицу. — Что ты с ним сделал? Почему он без сознания? — она обратилась к Блейзу, и её голос был каким-то испуганным и дрожал.
— Да успокойся ты! Ничего я с ним не сделал. Я думал, что это был Маклагген, — начал оправдываться Забини, озадаченно смотря на Гермиону.
— Маклагген? Как можно спутать Малфоя с Маклаггеном? Скажи, как? Маклагген намного выше его и в плечах шире, неужели ты этого не заметил? — она изо всех старалась не перейти на крик и не перебудить всю школу.
— Посмотри, какая тут стоит темень! — Блейз взмахнул рукой, очерчивая пространство. — Да и делать мне больше нечего, как рассматривать, у кого из парней какая фигура! Когда я вышел в коридор, то увидел его прямо под нашей дверью, что мне еще оставалось делать? Я кинул в него Оглушающим проклятьем, а потом сразу же применил Энервейт, но он почему-то опять отключился.
— Зачем ты вообще побежал в коридор? Я же сказала тебе, что сама с этим разберусь, — ответила Гермиона и снова склонилась над Малфоем.
— Знаешь, Грейнджер, что-то ты слишком много о себе возомнила. А с Маклаггеном у меня личные счеты, как я уже говорил, и ты здесь ни при чем, — он постарался придать себе невозмутимый вид, с большим интересом рассматривая палочку Драко.
— Господи, Малфой. Открой глаза, пожалуйста. Зачем ты вообще сбежал с Больничного крыла? — снова зашептала она, гладя парня по спутанным волосам. — Его надо отнести в нашу гостиную. Блейз, пошевеливайся! — Гермиона осторожно убрала руку и подошла к портрету с ведьмой.
Колдунья совершенно не обращала никакого внимания на студентов, и, казалось, что она дремала, облокотившись на свою сучковатую палку. Гермиона прошептала заветный пароль и, как ни странно, ведьма послушно открыла вход в гостиную, хоть и притворялась спящей.
Блейз нехотя взмахнул палочкой, приготовившись произнести заклятие и левитировать Малфоя в гостиную.
— Нет, опусти палочку. Это ведь был Ступефай? — Гермиона повернулась к Забини.
Он стоял с совершенно глупым выражением на лице, явно не понимая, о чем говорит Грейнджер.
— И что? Давай перенесем его по-быстрому, приведем в чувство и отправим в Больничное крыло. Мне больше делать нечего, как возиться с этим дохляком, — выплюнул парень и вновь взмахнул палочкой.
— Экспеллиармус!
— Что за черт, Грейнджер? — скривился Блейз, наблюдая за тем, как его палочка отлетает к ногам Гермионы.
— Он ведь твой друг, — Гермиона нагнулась и подняла палочку. — Как ты можешь так говорить о нем? У него до сих пор не спал жар, а применение к таким больным проклятий типа Ступефая совершенно лишает силы, и даже мощный Энервейт не всегда сможет помочь, а лишь навредит. Он истощен. Он может не выдержать даже банальной левитации. Так что наклоняйся, бери его на руки и тащи в гостиную.
— Что? По маггловски? Хуже ему уже не будет, не умрет же он, в конце концов.
— Может, и не умрет, но применение к совершенно истощенному организму хоть крупицы магии, способно нанести серьезный вред здоровью, и тогда нам еще долго придется объяснять директору, почему Малфоя не удается привести в чувство. Отследить заклинания с палочки не сложно, сам знаешь.
— Хватит умничать! — съязвил парень и наклонился к Малфою.
Гермиона стояла возле входа, чувствуя, как сжимается сердце, когда Забини осторожно пропустил руки под коленями и плечами Малфоя и медленно поднял его. Голова Драко тут же откинулась назад, а рука повисла вместе с краем черной мантии. Глаза по-прежнему были закрыты.
Блейз, кряхтя, осторожно внес Малфоя в гостиную и поспешил положить его на диван.
— Отойди, я приведу его в чувство, — Гермиона присела на край дивана и палочкой призвала из шкафчика в углу какой-то флакон. Схватив пальцами хрупкий бутылек, она вытащила крохотную крышечку и поднесла к носу Малфоя.
Блейз стоял рядом, с интересом наблюдая за происходящим.
— О, а микстуры значит можно? Отчего же нельзя было воспользоваться обычным Энервейтом? — он привычно скривился и запихнул в карман свою палочку, которую Гермиона перед этим кинула в кресло.
— Микстуры можно, тем более, это обыкновенный нашатырный спирт с добавление кое-каких волшебных трав. Нечего было кидаться в больного боевым проклятьем, оно забрало у него последние силы.
— Малфою тоже не повредит. Жаль, конечно, что я не застал Маклаггена. Ну, ничего, я еще выбью с него свои десять галлеонов, — Блейз довольно кивнул и опустился в кресло.
— Какие десять галлеонов? Он тебе должен? С каких это пор гриффиндорцы занимают у слизеринцев деньги? — возмутилась Гермиона, но тут же позабыла об этом, ближе наклонившись к Малфою.
Он замотал головой, глубоко вдохнул и тут же открыл глаза. Зрачки моментально сузились, поглощая свет яростно горящего камина, и Малфой резко приподнялся на локтях, внимательно посмотрев Гермионе в лицо, находящееся на столь близком от него расстоянии.
— Ну, привет, Грейнджер! Снова суешь свой длинный нос, куда не следует, спасая всех и вся? А где же наш Святой Потти и рыжий недотепа? — Малфой зажмурил глаза и вновь откинулся на подушку, почувствовав сильную слабость во всем теле.
— Блейз, помоги! Мне нужно влить в него это зелье, — Гермиона отвинтила крышечку с другого флакона и выжидающе посмотрела на Блейза.
— О, мой дорогой друг, ты тоже не остался равнодушным к моей скромной персоне и остался посмотреть, как я мучаюсь? — протянул Малфой, обернувшись через плечо.
— Замолчи и делай то, что сказала Грейнджер! У нас нет времени возиться с тобой. Нечего было игнорировать лечение, которое назначила мадам Помфри. Я ведь видел, как ты пил только это Успокоительное зелье и еще какую-то дрянь, выкинув все остальное. Делать больше нечего, как тебя выхаживать, — Блейз чуть заметно передернул плечами и с неприязнью посмотрел на Гермиону, которая суетилась возле Малфоя.
— Здорово вы здесь устроились, — Драко устало обвел взглядом комнату, чуть приподняв голову. — Никто не мешает, куча привилегий, пароль можно поменять, когда вздумается. Хорошо вам с Блейзом тут живется, а, Грейнджер?
— С меня хватит! Свою порцию грязи я уже получил в коридоре. Если тебе хочется возиться с ним, я не вправе запрещать. Делай, как знаешь, — Блейз демонстративно кинул на пол палочку Драко и скрылся в своей комнате.
— Тварь! — выплюнул Малфой, грозно глянув в сторону своего друга.
— Почему ты ушел с Больничного крыла? — осторожно спросила Гермиона, заранее приготовившись к резкому ответу.
— Кто ты такая, чтобы я перед тобой отчитывался? — Драко лежал на диване, тяжело дыша и откинув голову на мягкие подушки. — Чем это здесь пахнет? — он повернул голову и обнаружил на мягкой серой ткани рыжий волосок.
— Это, наверное, Живоглот, — ответила Гермиона и легким мановением палочки невербально очистила подушку.
— Лучше бы завела себе сову.
— Я люблю кошек. Выпей это, тебе нужно восстановить силы. Как ты себя сейчас чувствуешь?
— Тебя это так беспокоит? Я не стану пить твоё дурацкое зелье!
— Станешь. Если не выпьешь, можешь снова потерять сознание. Это все последствия Ступефая.
Малфой глядел на неё, как на ненормальную. В его неестественно блестящих глазах угадывалось волнение, плохо скрываемое и оттого еще более странное. Он поднял руку к груди и нервными движениями расстегнул пару пуговиц на рубашке, не отрывая глаз от Гермионы.
— Здорово придумано! — ехидно заметил Малфой. — Теперь портреты у нас швыряются Оглушающими.
— Это… — Гермиона открыла, было, рот, но поняла, что Малфой, скорее всего, не успел заметить, что именно Блейз кинул в него проклятьем. — Защита, положенная старостам. Мало ли, что может случиться.
— Почему ты так на меня смотришь? — спросил он и расстегнул третью пуговицу, касаясь пальцами кожи груди.
Гермиона встрепенулась и порывисто провела рукой по своей щеке, склонив голову. И только тут до неё дошло, что она сидела рядом с Малфоем, касаясь телом его ноги и неотрывно следя за его действиями. Она чуть двинулась, но почувствовала его руку на своем бедре, которая обожгла, едва притронувшись. Он чуть провел пальцами по ноге девушки и довольно улыбнулся, наблюдая, как Гермиона судорожно сглатывает и отводит голову в сторону, стараясь не смотреть на него и не замечать этого прикосновения.
— Не надо, — чуть слышно пролепетала она и закрыла глаза, сразу же почувствовав пустоту и холод в том месте, где только что лежала его рука.
Приоткрыв глаза, она увидела, что Малфой уже не смотрит на неё и старается приподняться и сесть. Гермиона поспешила встать с дивана и взглядом указала на бутылочку с зельем.
— Выпей это и убирайся из нашей гостиной! — ледяным, но все же чуть подрагивающим голосом пробормотала она и отошла к камину.
Малфой смог кое-как подняться, ухватившись рукой за спинку дивана, и потянулся к флакону. Сделав пару глотков прямо из горлышка, он утер рот рукавом и почувствовал тепло, приятно разливавшееся по всему телу. Мысли в голове тут же прояснились, и он посмотрел в сторону Гермионы, которая стояла спиной к нему, сложив на груди руки.
— Вы с Блейзом еще пожалеете об этом, — бросил Малфой и, поднявшись с дивана, шагнул к выходу.
***
— Слушай, а ты здорово придумал! Что у нас там было в последнем номере? Взрыв котла третьекурсником на Зельях, а? — Рон со всей силы хлопнул по хрупкому плечу мальчика, и тот чудом не свалился со скамьи.
Колин Криви сидел между Гарри и Роном, улыбаясь широкой улыбкой.
— Тише! Нельзя привлекать к себе внимание. Вы ведь не хотите, чтобы все заранее прознали об этом? — шепнул Гарри, ниже склонив голову.
Они сидели почти у самого края Гриффиндорского стола, с интересом разглядывая то, что прятал под мантией Колин.
— Я знал, что вам понравится! Знал! Ребята, я сам до сих пор не могу поверить в это. А все мой насморк. Именно благодаря ему Хагрид отправил меня к мадам Помфри, и мне удалось проникнуть в Слизеринскую раздевалку.
— Представь лицо Малфоя, когда он увидит себя в школьной газете, — Рон прыснул и уткнулся лбом в столешницу.
— Что за веселье? Вы выполнили все, что Снейп задавал по Защите?
Гарри и Рон синхронно повернули голову и увидели Симуса Финнигана, который, видимо, заинтересовавшись весело гогочущей троицей, решил разузнать причину их утреннего веселья.
— О, это сюрприз! Через пару дней ты обо всем узнаешь, не волнуйся так, — заверил его Рон.
— Тогда ладно, я иду на урок. Не советую опаздывать. Говорят, Снейп сегодня зверствовал на уроке у равенкловцев.
— Спасибо, что предупредил, мы уже идем.
— О, кстати, Гарри, забыл тебе сказать, — Колин спрятал колдографии в свой карман и серьезно посмотрел на Поттера.
— Да, Колин, только давай быстрее, у меня много дел, — сделав глоток сока, Гарри поднялся и повесил на плечо свою полупустую сумку.
— Конечно! Гермиона мне сказала, что поговорит с тобой. Она к тебе подходила? Ты согласен? — Колин смотрел на Гарри искрящимися надеждой глазами.
— Ты это о чем? — Гарри приподнял бровь и теперь подозрительно смотрел на Колина.
— Как! Она мне сказала, что ты научишь меня хорошо играть в квиддич и покажешь разные трюки на метле, — вмиг погрустнел мальчик.
— Серьезно? Это Гермиона сказала? — Гарри посмотрел на Рона, но у того тоже вытянулось лицо от удивления.
— Да, она сказала… Эй, это что, Кормак Маклагген? Ведь это он пробовался на вратаря? — резко сменил тему Криви, прищурив глаза и смотря куда-то в сторону.
Гарри обернулся и увидел семикурсника, который гордо подняв голову, вышагивал мимо столов факультетов. На его челюсти виднелся свежий темный синяк, отчетливо проступавший под кожей, а на рассеченной брови запеклась кровь.
— Мерлин, это кто ж такой храбрый напал на Маклаггена? — прошептал Гарри, снова опускаясь на скамью.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Гарри Поттер | Добавил (а): Oxy (04.05.2012)
Просмотров: 2715

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн