фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 04:55

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Поп

  Фанфик «Класс "ХОХО" или проект "Волк" | Глава1-Глава3»


Шапка фанфика:


Название: Класс "ХОХО" или проект "Волк"
Автор: Kim Ri A
Фандом: EXO K/M, k-pop
Бета/Гамма: Hailee
Персонажи/ Пейринг: участники к-поп коллективов
Жанр: Романтика, Мистика, Драма, Ангст, AU
Предупреждение: ООС, ОЖП
Рейтинг: R
Размер: Макси
Содержание: история о 12 оборотнях, которые стремятся жить нормальной жизнью, но в один момент прошлое возвращается, путая настоящее и угрожая будущему
Статус: в процессе
Дисклеймеры: сюжет принадлежит мне, все же персонажи - законным правообладателям. Материальной выгоды не имею
Размещение: размещалось ранее на другом ресурсе. Повторно только с моего разрешения.
От автора: Прошу прощения, что отсутствуют описания героев. Прототипы - реальные люди, участники к-поп групп. Вы можете отпустить свою фантазию, либо заглянуть в гугл. С любовью, автор.


Текст фанфика:

Глава 1. Новый жилец

АРан неспешно вышла из поезда, таща за ручку огромный чемодан. Ступив на пустынную платформу маленькой, казалось, Богом забытой станции, девушка внимательно осмотрелась. Кроме неё, на этой остановке больше никто не сходил. «И правда, - подумала она, - это место забыто как Богом, так и людьми». Брата на горизонте тоже не предвиделось, поэтому девушка прошла к ближайшей лавочке, и, устремив свой взгляд на большие вокзальные часы, прибавила громкость в плеере. Пухленький ачжосси высунул голову из первого вагона, внимательно осмотрелся и дал сигнал к оправлению. Поезд, будто соединявший два кардинально разных мира, начал своё мерное движение, оставляя маленькую девочку совершенно одну.

АРан пыталась восстановить в голове образ брата. Последний раз они виделись год назад, а может и больше. Немного странноватый Ким ЧонУн, который взял себе псевдоним Йесон и публиковал под ним различные теории воспитания трудных подростков, был довольно редким гостем в родительском доме. Будучи с самого детства ребёнком нелюдимым, даже с появлением сестры не изменил своих привычек. Возможно, причиной тому была существенная разница в возрасте, пропасть между поколениями, а может быть и то, что парень ставил сестру в один ряд с родителями, с которыми возникало довольно много конфликтов. Ведь пара самых известных во всей стране зоологов упрямо пыталась сделать из сына доктора биологических наук. И пусть маленькому мальчику и правда нравилось проводить свободное время с живыми существами всех родов и классов, особенно черепашками, становиться светилом науки тот явно не собирался и выбрал себе путь учителя. Получив докторскую степень в области педагогики, странноватый Йесон вновь поразил своих домочадцев, променяв престижное место преподавателя в одном из лучших университетов страны на школу в Богом забытом городке, который не на всякой карте отмечен.

Тем не менее, девочка всегда тянулась за братом. Ей безумно хотелось поговорить с ним, провести свободное время, узнать, что он за человек и почему поступает столь необдуманно. Но вначале ЧонУн считал её слишком юной для задушевных разговоров, а потом и вовсе перестал появляться дома. Это задевало, ранило. Неужели собственная сестра хуже совсем незнакомых детей? И вот сейчас девушка с трепетом ожидала первой за долгое время встречи с родственником, мысленно представляя их задушевный разговор, искренность, теплоту. Почему-то она верила, что чёрные глаза брата, смотревшие на неё с семейных портретов, наполнены именно этими чувствами, а не холодом и безответственностью, как говорила мама.

Прошёл почти час, на небе начинали сгущаться чёрные тучи, знаменуя о том, что скоро этот жалкий клочок земли превратится в непроходимое болото под действием проливного дождя. Посмотрев на экран мобильника, АРан отметила, что ни сообщений, ни звонков от брата не поступало. Ещё вчера вечером они обменялись парой предложений, и девушка чётко сообщила дату и время прибытия. Поезд не опоздал и не пришёл раньше, так почему же спустя целый час она до сих пор сидит в полном одиночестве? Поняв, что из затруднительного положения придётся выходить в одиночку, АРан направилась внутрь маленькой станции. Подойдя к столу справок, девушка вежливо спросила у женщины лет сорока, красящей на рабочем месте ногти в противный салатовый цвет.

- Добрый день, - лёгкий кивок в знак уважения старшему, а в женщина в ответ лишь пренебрежительно подняла глаза. Да уж, сеульского гостеприимства и добродушия в этом месте точно не найти. – Вы не подскажете, могу ли я вызвать такси?

- Что? – гнусавый голос больно резанул по барабанным перепонкам, но девушка изо всех сил пыталась сохранять внутреннее спокойствие и хоть каплю самообладания. Мало того, что брат, очевидно, напрочь о ней забыл, так ещё и работница с противным голосом начинает разговор с элементарного хамства.

- Я спрашиваю, - глубоко выдохнув, продолжила она, - можно ли отсюда взять такси? У Вас есть номер?

- Даю справки только касательно железнодорожных передвижений, - резко захлопнув окошко, ответила женщина.

Подобная наглость вконец вывела девушку из себя, и та, не жалея сил, вновь постучала в окошко.

- Что ещё? – недовольно спросила женщина.

- Послушайте Вы, вообще-то, Ваша работа – помогать людям, которые находятся на территории владения компании перевозчика, и в данный момент я нахожусь под опекой железной дороги, так что будьте добры, оторвите свой непомерный зад от стула и дайте мне номер местного такси. И кстати, - пренебрежительно добавила АРан, - этот оттенок уже не в моде, тем более, если красить ногти без маникюра.

От шока работница чуть не уронила челюсть на пол, что-то недовольно прошипела и, порывшись в визитнице, выудила оттуда карточку с номером.

- Спасибо, - мило улыбнувшись, девушка забрала карточку и направилась к выходу.

В салоне маленького автомобиля находиться было довольно неуютно. Ачжосси, который, видимо, боролся за звание «всё знаю, всех вижу», порывался разузнать о новом жильце маленького городка как можно больше, но вот у самой АРан даже малейшего желания поддерживать светскую беседу не было, особенно после случая на станции. После пятого вопроса, оставшегося без ответа, мужчина немного успокоился и кроме косых взглядов, наполненных неприкрытым интересом, больше ничем не беспокоил пассажирку.

На пороге её тоже никто не ждал. В доме горело всего пару окон, знаменуя, что небольшой дом полностью погружен в атмосферу спокойствия и умиротворённости. АРан расплатилась с таксистом и несмело направилась к двери. Внутри душу разрывали противоречивые чувства. С одной стороны, безумно хотелось увидеть брата, хотелось, чтобы он прижал к своему сильному, родному плечу и сказал, что с родителями всё в порядке, они в скором времени найдутся и девушка вернётся к своей обычной и спокойной жизни. С другой стороны, раздражение от того, что её просто «забыли» на вокзале, хамство работницы и доставучее любопытство таксиста переросли в настоящую злость и стремились вырваться наружу.

Стук. Второй. И внутри слышатся лёгкие шаги, направляющиеся к двери. АРан уже мысленно приготовила все слова, которые хотелось «плюнуть» в лицо брату, но как только дверь открылась, девушка застыла. Её глаза встретились с невероятным взглядом тёмных глаз. Чёрные кудри немного спадали на лоб, аккуратненький нос и красивые линии, а ещё сильные руки, виднеющиеся из-под футболки.

- Здравствуйте, - поздоровался парень и вопросительно посмотрел на гостью. – Вы, наверное, АРан?

- Да, - еле слышно ответила она. Брови парня моментально направились навстречу друг другу, образуя на переносице маленькую складочку. Неужели, она ему уже не нравится?

- Проходите, - Кай отступил, освобождая дорогу и девушка медленно прошла, остановившись в прихожей.

Спустя несколько секунд послышались другие шаги. По лестнице не спеша сходил брат.

- Привет, - спокойно поздоровался он и схватился за чемодан. – Это Кай, - Йесон взглядом указал на парня. – Сейчас я тебе покажу твою комнату.

- И это всё? – холодность в глазах, голосе, мимике стала последней каплей и АРан была уже не в силах сдерживать внутреннюю бурю, несмотря на то, что рядом находился совсем незнакомый человек. – Это всё, что ты можешь сказать сестре, которую не видел Бог знает сколько времени? После того, как наши родители без вести пропали? После того, как ты «забыл» меня на станции, не удосужившись даже позвонить и узнать, всё ли со мной в порядке? Я тебе вообще нужна? – в горле начал образовываться противный горьковатый ком, сбивая дыхание, а к глазам подкатывали предательские слёзы. Она редко плакала. Даже узнав о родителях, восприняла новость с завидным спокойствием и силой. Но сейчас… Сейчас сил просто не осталось.

- Прости… - мужчина понял собственную оплошность и протянул руки к девушке, пытаясь успокоить и остановить истерику, но та резко отпрянула.

- Комната вторая по коридору слева? – саркастично спросила АРан, на что Йесон лишь опустил глаза. Она его знала. Несмотря на то, что они никогда не были близки, эта девочка знала о нём многое. Просто потому, что хотела узнать, а он… - Сама найду! – перехватив чемодан, девушка стала подниматься по лестнице.

Кай ошарашено наблюдал за картиной семейной ссоры, не в силах поверить, что его хён мог забыть забрать сестру. Этот человек практически никогда не забывал вещей, которые касались близких ему людей. Это казалось действительно очень странным. Он подошёл к старшему, похлопал его по плечу, пытаясь показать свою поддержку. Йесон благодарно кивнул и направился на кухню, а парень поднялся наверх.

Проходя мимо комнаты девушки, которая находилась прямо напротив его, он услышал едва различимый плач. Видимо, она пыталась заглушить рыдания подушкой, поскольку всхлипы были довольно тихими. Повинуясь секундному порыву, он занёс руку, чтобы постучать, но быстро опомнился и убрал её. Да, Кай прекрасно понимал, каково это, в один миг лишиться привычной жизни, друзей, семьи, дома. Но в голове, словно заезженная пластинка, звучали слова отца: «Не доверяй людям, сын», а противное чувство тревоги заставляло безукоризненно подчиняться собственным инстинктам. В конце концов, это не его дело, и ему не обязательно вмешиваться.

АРан тем временем проклинала всеми известными словами собственную судьбу, которая запихнула её в эту глушь. Проклинала брата, которому, по всей видимости, намного дороже этот непонятный мальчишка, чем собственная сестра. Вынув из рюкзака рамку с семейной фотографией, она обвила её тоненькими пальчиками и крепче прижала к себе, прошептав:

- Мамочка, я так скучаю по тебе. Прошу тебя, вернись…
Глава 2. Стая

Немного успокоившись, АРан поставила рамку на небольшую прикроватную тумбочку и немного осмотрелась. Всё именно так, как и описывал когда-то брат. Он давно сообщил, что в новом доме выделил место для сестрёнки, если та надумает освободиться из-под родительского гнёта. Большое окно с широким подоконником, возле которого пристроился стол со стулом для занятий. Книжный шкаф, до отвала забитый самой различной литературой: от словарей до фантастики. Кровать. Не широкая, но довольно мягкая и удобная, застеленная пушистым покрывалом. Комод для вещей, стилизированный под антикварный, на котором устроилось несколько мягких игрушек. Стены в приятных пастельных тонах, но пусты. Ни картин, ни плакатов. С первого взгляда понятно, что в комнате ещё не было жильцов, и вот, наконец, помещение, скучающее в одиночестве и тишине, обрело своего хозяина. Вот только сердечко этого самого владельца разрывалось на маленькие кусочки от волнения, чувства несправедливости и обиды на родственника.

Девушка утёрла рукавом последние слезинки и, найдя полотенце, вышла в коридор в поисках душа. И пусть она ещё ни разу не была в этом доме, но какая-то неведомая сила будто подсказывала ей верное направление. Дойдя до конца коридора, она увидела дверь, открыв которую, обнаружила желаемую ванную комнату. Перед тем, как переступить порог, она краем глаза заметила, что в комнате неподалеку горит свет. Он мягко просачивается сквозь дверную щель, создавая в тёмном коридоре причудливые блики. АРан подошла и заглянула внутрь. За большим столом сидел её брат, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза. Девушка прекрасно знала, что Йесон не спит. Обычно, погружаясь в подобное состояние «полудрёма», мозг родственника начинал напряжённо работать, осмысляя события и факты. Интересно, чем на сей раз обеспокоен брат? Неужели, ему и правда не всё равно? Неужели он переживает? Всё равно. Не важно. Теперешнее состояние ЧонУна ничуть не оправдывает случившегося, ничуть не уменьшает его вины и того, что он даже не удосужился извиниться. Отбросив лишние сомнения, девушка направилась в душ.

А ЧонУн продолжил плавное погружение в мир собственных мыслей. Как он мог забыть о приезде сестры? Да и забыл ли он? Сомнительно, что подобная вещь может вот так запросто вылететь из головы и затеряться в тёмном лесу событий, которые последнее время происходят слишком стремительно. Сначала пропажа родителей. И пусть он не до конца принимал их образ жизни и видение мира, тем не менее, уважал за остроту ума. Эти два человека действительно были светилом науки в области зоологии, и им, как и всего лишь нескольким избранным, была известна тайна маленького мальчика по имени Кай. Йесон до конца не знал всех подробностей поездки пары, но одно осознавал точно и на все сто процентов – они направились в далёкий Китай ради проекта «Волк», и если теперь они пропали, то это значит, что и ничтожной кучке детей, спрятавшейся в этом городе от посторонних взглядов и посягательств на собственную жизнь, грозит опасность.

Кай. Мальчишка, ещё до конца не пришедший в себя. Человечек, выпускающий на людях все имеющиеся в запасе иголки лишь с единственной целью – защититься. Сколько же у ЧонУна ушло времени лишь на то, чтобы заставить его заговорить. А теперь он даже посещает школу и показывает неплохие результаты. Что же будет с этим запуганным существом, если их мир изменится? Если придётся впустить в маленький мирок ещё одного жильца, заботиться о нём, а может и защищать? Йесон невероятно переживал по этому поводу, ведь за такое долгое время успел полюбить его и принять в качестве младшего брата. Однако судьба довольно жестоко напомнила мужчине о том, что у него имеется родная, настоящая младшая сестра, и она тоже требует внимания, требует поддержки, утешения.

Но вот только возникала одна небольшая, а может и большая, проблема. Йесон боялся. Ему просто-напросто было страшно заговорить с человеком, которого не видел так долго. Боялся её слёз и боялся возможной лжи, которую придётся сказать лишь для того, чтобы утешить и успокоить. Ложь. Ему безумно не хотелось врать, но в то же время приходило понимание, что именно ложь окутывает их всех своей шелковистой пеленой, искажая контуры настоящего и стирая грань между мирами иллюзии и реальности. Хотя кто-то совершенно не заинтересованный мог бы сказать, что весь городок просто сошёл с ума и видит массовые галлюцинации.

От мыслей голова Йесона разболелась настолько, что мужчина уже и сам до конца не различал где мистика, где реальность, а где сплетена паутина лжи.

Тем временем, АРан вышла из душа и вернулась в комнату. Мышцы приятно расслабились под влиянием потоков тёплой воды, а тело накрыла волна усталости. Девушка просто устала от длинной дороги, переживаний, обиды, слёз. Уже не хотелось ничего, только спать. Однако, когда тельце спряталось под тёплое одеяло, сон никак не хотел приходить. Около получаса покрутившись, желудок девушки заурчал и она окончательно поняла, что без порции пищи и тёплого молока сегодня не уснуть.

Робко, на цыпочках АРан спустилась вниз, миновала прихожую и гостиную, оказавшись в небольшой кухоньке. Девушка немного вздрогнула, заметив, что в комнате горит свет, а за обеденным столиком, на небольшом диванчике, сидит её недавний знакомый Кай, и неспешно потягивает горячий чай из огромной кружки-панды. Заметив девушку, он ненадолго замер, устремив на маленькое тельце в широкой розовой пижаме удивлённые глаза.

- Привет, - несмело поздоровалась АРан. Ей было немного стыдно перед ним за недавнюю сцену, которую Каю пришлось наблюдать, поэтому щёки едва заметно вспыхнули, а взгляд упал на пол, рассматривая собственные конечности.

- Привет, - также несмело ответил тот. Ему по-прежнему было странно осознавать тот факт, что в доме появился новый жилец и с ним нужно считаться. Трудно было представить эту девушку рядом в совершенно обыденных ситуациях: за завтраком, обедом, утром возле ванной, поливающую цветы на заднем дворе. Интересно, а хён станет готовить ради прибывшей сестры?

- Слушай, - АРан хотела бы оправдаться, извиниться. Она прекрасно понимала, что этому человеку скорее всего больше всех на планете не хотелось бы её приезда. – Я хотела бы… - слова путались в голове, отказываясь собираться в понятные и членораздельные предложения. – В общем…

Подобная смущённость маленького создания показалась Каю довольно милой и заставила уголки губ против воли немного подняться.

- Так что ты хотела? – переспросил он, намекая, что пора бы выдать хоть что-то.

- Извиниться, - на выдохе выдала она.

- Извиниться? – не понял парень. – За что?

- За то, что недавно произошло…

- Думаешь, передо мной стоит извиняться? – взгляд парня моментально стал холодным и бесстрастным. – Кажется, что единственный, кто заслуживает извинений – это Йесон. Неужели ты думаешь, что ему так легко в последнее время? Его родители пропали, на голову свалилась сестра, которую нужно определить в школу и подготовить для неё хотя бы нормальную комнату. К тому же, тебе не кажется, что у него могут быть и другие проблемы? А ты так резко с ним разговаривала, не дав возможности даже объяснить ситуацию. Я здесь не при чём. – резко добавил он и, поставив чашку на стол, вышел из комнаты.

АРан стояла в полной растерянности, позабыв, зачем собственно говоря вообще спустилась. Слова этого парня так сильно задели за душу, что она металась между противоречивыми чувствами раздражения от сказанного и понимания правильности каждого произнесённого слова. Она ведь, и правда, поступила, как эгоистка, думала только о себе и совсем позабыла о том, что на брата в последнее время свалилось слишком много.

***

Стая – это отдельное живое существо, со своими правилами, законами, которые не смеет нарушать никто. Все члены стаи чувствуют друг друга на расстоянии, а находясь вместе и вовсе сливаются, образуя единый, сильный и непобедимый разум. Каждое сердце, принадлежащее ей, бьётся в такт с остальными, дыхание делится поровну на всех, желания становятся общими. И не подчиниться стае невозможно. Нереально побороть коллективный разум, управляемый умелым лидером. Это поражает, завораживает, моментально хочется стать её частью и разделить боли и радости остальных.

Кай был необычайно признателен лидеру – СуХо за то, что некоторое время назад принял мальчишку в свой небольшой круг. Мальчик сразу почувствовал братскую поддержку, родительскую любовь и заботу, которая исходила практически от каждого человека-волка. Он стал последним присоединившимся, замкнув круг на двенадцатом числе.

- Привет, брат! – на плече парня, полностью погрузившегося в мир собственных размышлений, повис ЧанЁль. – Чего такой смурый сегодня? Мы же идём охотиться! – высокий парень со слегка оттопыренными ушами запрыгал, словно маленький ребёнок.

- В первый раз что ли? – Кай освободился от руки друга и прошёл вглубь большого тёмного помещения, больше напоминавшего военный бункер. Парни отыскали его давно и использовали в качестве «места для сходок». Двенадцать школьников в лесу – слишком опасно, странно и заметно. А вот под землёй никто и не узнает о том, что совсем рядом с небольшим городком орудует стая самых настоящих волков.

- С тобой и правда что-то не так, - тепло заметил СуХо, обратив на новоприбывшего свой заботливый, но всё-таки вопросительный взгляд.

- Всё хорошо, - соврал тот. Нет, в душе всё далеко не было хорошо. Как бы он себя не убеждал, но сегодняшняя гостья совсем лишняя в этом мире, её присутствие смущает и переворачивает с ног на голову абсолютно всё. – Учитель вам сам всё расскажет, если захочет. А сейчас пойдём охотиться.

Парни, которые разбились по маленьким группкам, мгновенно собрались воедино. Глаза зажглись адским пламенем, сменив привычный карий цвет на кроваво-красный, и вот уже спустя несколько секунд посреди тёмного бункера стояла стая волков, готовых подчиниться собственным желаниям и прихотям, которые с таким трудом подавляла человеческая оболочка.

В данный момент, вся стая прочувствовала дикое напряжение, поселившееся в сердце одного из членов. Большой серый волк пронзительно завыл и первым бросился к выходу. Тело приятно напряглось, стало намного легче держать равновесие, а большая скорость выбивала из головы ненужные мысли. Сейчас организм просил только одного – добычи. В нос ударил манящий аромат какого-то маленького зверька, трусливо спрятавшегося всего в нескольких прыжках от него. Пару секунд и вот уже острые зубы вонзаются в маленькое тельце, лишая его жизни ради того, чтобы продолжить свою.

Начался дождь, смывающий кровь с бархатистой шерсти, будто небо прощало живое существо за грех убийства ради потакания собственным инстинктам во благо собственной жизни. Всё тот же большой серый волк ещё раз завыл, разрывая приятные успокаивающие звуки дождя и отголоском эха и голосов членов стаи доносился до АРан. Девушка поёжилась под одеялом и прислушалась к, казалось, таким близким звукам.
Глава 3. Пак ЧанЁль

Пак ЧанЁль необычайно любил то чувство единства, ощущение единого организма, которое возникало во время подобных «сходок». Стая не часто выбиралась на охоту по нескольким важным причинам. Первая: они всё ещё подростки, которые не могут окончательно контролировать свои эмоции, инстинкты и желания, что делает подобную охоту опасной для окружающих. Вторая же состояла в опасности людей. Рано или поздно они поймут, что неподалёку от городка обитает небольшая стая волков и выйдут на охоту. А с возможностями современного оружия и талантом охотников это угрожало их жизни. Поэтому каждая минута, проведённая в подобном состоянии, наполняла сердечко юного волка счастьем. Он больше не чувствовал себя одиноким и покинутым, не чувствовал себя уродом, который отличается от остальных. Наконец, парень нашёл свой мир и подчинился его несложным, но строгим порядкам.

Освобождая разум от ненужных размышлений и сомнений, полностью подчиняясь своей второй, волчьей, сущности, Пак ЧанЁль чувствовал свободу. Ощущение, которого парню, с раннего детства в буквальном смысле запертого в клетке, не хватало больше всего. Ритмичная работа мышц, напряжение, полная сосредоточенность лишь на одном – жертве, помогала избавиться от тяжкого груза, накопленного за недолгую жизнь.

После такой охоты ЧанЁль всегда возвращался поздно, последним покидая стаю. Вот и на сей раз он мокрый, грязный, тихими шагами поднимался по лестнице, боясь разбудить тех нескольких дорогих ему людей, которые из приёмной семьи превратились в настоящую. Уже у двери собственной комнаты он почувствовал, как холодная тоненькая ручка опустилась на плечо.

- Ты почему не спишь? – не узнать её было невозможно, ведь каждое, даже лёгкое и едва ощутимое касание, заставляло сердце чуть ли не проламывать грудную клетку, захлёбываясь от счастья.

- Неужели ты подумал, что изменю своей привычке и не дождусь тебя? – наивным, немного заспанным голоском, спросила девушка. Да, и правда было наивно надеяться, что его маленькая сводная сестрёнка изменит своим привычкам. – Так и будем под дверью стоять? – укоризненным тоном спросила она. – Подождём, пока родители проснутся?

ЧанЁль повернул ручку двери и зажёг свет в небольшой комнатке. Девушка беспардонно, в прочем, как и всегда, прошла внутрь и упала на кровать.

- Я вернулся, - парень стал перед ней, сложив руки на талии и укоризненно посмотрел. – Видишь? Со мной всё в порядке! Ни царапин, ни ран, ничего. Только немного промок и вымазался, видишь? Так что можешь отправляться в кроватку и досматривать сны о розовых слониках.

- Мне не пять лет, - спокойно ответила та. Она давно привыкла, что несмотря на разницу в год, сводный брат относится к ней, как выпускнице детсада.

- А ведёшь себя, как маленькая, - заметил ЧанЁль и открыл шкаф, чтобы выудить оттуда комплект сменной сухой одежды.

- Чанни! – она быстро встала и, спрыгнув с кровати, тут же повисла на спине брата, словно обезьянка. – Разве я могу уснуть, зная, что тебе грозит опасность?

- Солли, - парень шумно выдохнул, то ли от напряжения, то ли от глупого поведения сестры, - я тебе уже тысячу раз повторял, что мне не грозит никакая опасность. Ты же вбила себе в голову всякие глупости.

- Это не глупости, - она встала ногами на пол, обвив парня за талию и положив маленькую головку на спину. – А я тебе тысячу раз говорила, что волнуюсь. Боюсь. И пусть этот страх детский и необоснованный, но когда ты исчезаешь по ночам и возвращаешься под утро, мне, правда, страшно. Я не могу уснуть. Мне снятся кошмары о том, что ты лежишь где-то окровавленный, а я не могу помочь. Не знаю почему, не знаю отчего, но… - голос девушки дрожал, а по белоснежным щекам скатились две предательских солёных капельки.

- Ну всё, успокойся, - ЧанЁль развернулся и прижал сестрёнку к себе, успокаивающе поглаживая по голове. Он уже готов был проклинать самого себя, что довёл до слёз ангела своей жизни. – Хочешь сегодня переночевать у меня? – он прекрасно знал, что это подействует, как в детстве, когда маленькая девочка клала свою головку на его руку и засыпала, убаюканная мерным ритмом дыхания брата.

- Угу, - сквозь всхлипы подтвердила она.

- Подожди, я приму душ и вернусь.

Смыв с себя остатки грязи и следы недавней охоты, ЧанЁль с замиранием сердца вернулся в комнату. Солли уже ждала его на кровати, борясь с подступающим сном. В данный момент ему предстоит одно из самых сложных испытаний, которое подарила жизнь – находиться с любимым человечком рядом, чувствовать его тепло, дыхание и не иметь права переступить ту невидимую грань. Нет, парень не проклинал старушку за такую несправедливость, ведь не повстречай он когда-то этого маленького ангела, Бог знает, в каком месте находился бы сейчас. В тюрьме, в больнице, зоопарке, а может, психушке. Именно Солли смогла пробить ту непомерной толщины стену, что выстроил в своей душе маленький мальчик.

Чанни прилёг рядом и смотрел, как девушка, облегчённо вздохнув и слегка улыбнувшись, погружается в сон. В голове начинали мелькать обрывки воспоминаний. Первая встреча. Двенадцатилетний мальчишка, которого нашли на обочине и который не мог даже разговаривать, впервые переступил порог дома семьи Чхве. Солли долго смотрела на него своими умными глазами, внимательно изучая каждый сантиметр незнакомца, а затем просто подошла и обняла. Так нежно, сильно, тепло, так, как Чанни не обнимал никто, показывая своё душевное тепло и свет. С того самого момента она ни на шаг не отходила от новоиспечённого брата. Первое время помогала есть, пить, одеваться. Солли стала для него одновременно и сестрой, и матерью, и лучшим другом. Малышка неустанно трещала, рассказывая о том о сём, совершенно не обращая внимания на то, что собеседник не издавал и звука. Постепенно ЧанЁль начинал привыкать к постоянному обществу девочки и со временем перестал бояться людей.

Именно она вернула его к жизни, и по иронии судьбы, именно она стала первой избранницей юного сердца. Сейчас его влюблённые глаза наслаждались тихой умиротворённостью её лица, сияющего в тусклом свете ночника, что постоянно горел на прикроватном столике. Солли считала странным тот факт, что брат боится спать без света и не раз пыталась добиться от него признания о причинах такой странной привычки. Но ЧанЁль просто не мог. Не мог разделить с ней ещё одну трагедию собственной судьбы. Солли и так сняла с его сердца непосильный для хрупких девичьих плеч груз. Слишком тяжело было рассказывать о том, что его, ещё маленького мальчишку, запирали в тесной тёмной комнате, а затем жестоко избивали. Настолько, что каждый раз Чанни уже прощался с жизнью, проклиная неизвестного в кожаных ботинках с железными носками. Он не видел ни лица, ни фигуры, не понимал причин такого жестокого обращения, но помнил те противные кожаные ботинки, которые каждый божий день являлись в непроглядную тьму и ломали рёбра. Как он мог рассказать, что каждый раз засыпая, вновь оказывается в том тёмном тесном помещении один на один с мучителем?

Чанни глубоко выдохнул и едва касаясь, погладил Солли по голове. Это его благодарность, его тепло, его чувства, на которые он просто не имел права.








Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Поп | Добавил (а): Kim_Ri_A (09.07.2013)
Просмотров: 720

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 In3tegra   (09.07.2013 05:07)
ИП

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4390
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн