фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 06:59

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «TF95 | Главы 1-2»


Шапка фанфика:


Название: TF95
Автор: RossomahaaR
Фандом: Terminal Choice
Бета: Carrot Deirdre
Гамма: TFWO
Персонажи/ Пейринг: Гордон Мокзнай/Крис Поль, второстепенные персонажи
Жанр: романтика, драма, PWP, сонгфик
Предупреждение 18+: AU, нецензурная лексика
Тип/Вид: слэш
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Статус: в процессе
Дисклеймер: данный текст не есть истина в последней инстанции, описывающей реальную ситуацию. Это просто фик. Никаких прав на личную жизнь героев не имею. Выгоду не извлекаю.
Размещение: только здесь
От автора: подробнее о фэндоме здесь (после Skorbut).
Идея появилась благодаря мартовскому сну о некой Последней войне, зимнему фотосету Miss Construction для каталога X-tra-X, песне Tumor "Sickness" (альбом Zombienation, 2002; ещё один проект Поля) и пересмотренному клипу Stoneman feat. Wednesday 13 "Zombie Zoo".
Самое главное несоответствие действительности - в фике Гордон младше Криса на два года, а не на четыре.

Крис и Гордон


Текст фанфика:

There´s something in my blood
Some kind of poison
It´s running through my veins
Infects me from the inside
Tumor “Sickness”

141 год.
…В ходе Последней войны одной из сторон было применено биологическое оружие - вирус TF95* (выведен на основе эболы; доподлинно не известно, что означает аббревиатура "TF", по одной из версий – это сокращение от немецкого «totes fleisch»). Силы противника, поражённые вирусом, были разгромлены в кратчайшие сроки и…
Крис Поль нажал крестик на сенсорной панели и отодвинул электронный учебник подальше. К чему заучивать то, что и так всем известно?
Вирус вызывал расстройство работы вестибулярного аппарата и, как следствие, нарушение координации движений, дезориентацию в пространстве, ухудшение мыслительных процессов. Перебить заражённых бойцов ничего не стоило. Но даже спасшиеся с бойни ненадолго отсрочили свою гибель: помимо всего прочего, вирус вызывал некроз тканей, разжижение крови и нарушение работы внутренних органов. Заражённые солдаты напоминали зомби из фильмов ужасов: на подламывающихся ногах брели они, шатаясь и покачивая головами с отвисшими нижними челюстями, и вывалившимися почерневшими языками, мертвенно-бледные, испещрённые сочащимися язвами, отхаркивали кровавые сгустки. Они сходили с ума от невыносимой боли и в приступе неконтролируемой агрессии бросались на всё, что движется. Впрочем, отбиться от них было несложно.
Крис смотрел в окно, размышляя, задумывались ли те, кто разрабатывал TF95, и те, кто дал приказ его применить, о том, что всё может выйти из-под контроля?
За окном вовсю светило солнце, стада кучевых облаков неспешно плыли по небесному пастбищу, тёплый майский ветер ерошил изумрудно-зелёную траву, чирикали какие-то пичуги…
Конец учебного года – время, когда особенно не хочется учиться, а хочется гулять до утра и приползать домой, чтобы отоспаться перед очередной тусовкой, а не потому, что завтра очередная контрольная.
В памяти всплыла строчка из учебника: «вирус TF95 – плата за стабильность». Последняя война положила конец делению на государства и породила единую страну, при этом не уничтожив многообразие культур – человечество так долго мечтало об этом, но до сих пор продолжало расплачиваться.
Несомненно, повезло, что вирус удалось локализовать в Пустоши, где за век он успел мутировать и потерять былую смертоносность.
Изначально TF95 не действовал на животных, детей и стариков; в группе риска находились люди в возрасте от шестнадцати до пятидесяти лет. Заражённые женщины умирали сразу, мужчины – спустя два-три дня.
После окончания Войны прививка против вируса стала обязательной для всех. Исключение составляли лишь те, у кого обнаруживалась индивидуальная непереносимость компонентов инъекции, но таких граждан было немного – всего полтора процента.
Крису сделали прививку год назад, когда ему исполнилось пятнадцать лет. Мать до последнего волновалась, что у него может быть выявлена непереносимость, но всё обошлось.
Мутировавший вирус, уже не представляющий опасности для основной массы населения, распространялся за пределы Пустоши лишь в сезон пыльных бурь. Ветер разносил заражённый серый песок по близлежащим городам. В это время непривитым, чтобы не заразиться, достаточно было всего лишь не выходить на улицу без респиратора (хотя, основная масса населения этим средством защиты тоже не пренебрегала – мало приятного, когда пыль забивает дыхательные пути .
И, тем не менее, заразившиеся были. К счастью, от человека к человеку вирус не передавался. Инфицированные женщины по-прежнему умирали в течение суток, мужчины – через год. В первый месяц они совершенно не контролировали себя и могли нанести вред окружающим. Нападения на домашних животных не были редкостью. Не брезговали и каннибализмом – именно поэтому в народе инфицированных прозвали зомби. Отталкивающий внешний вид и способность питаться лишь сырым мясом вызывали естественные ассоциации с ожившими мертвецами из массовой культуры.
Заражённых отлавливали и помещали в специальное гетто. Организм боролся, разум и частичная память постепенно возвращались к больным. Тогда их отправляли на работы (в основном на очистные сооружения, бойни и т.д.) – это было гораздо выгоднее, чем усыплять их.
Впрочем, шанс излечиться был. Вакцина против вируса существовала и гарантировала выздоровление (хоть и не устраняла частичную амнезию), но стоила баснословно дорого и оказалась доступна лишь весьма состоятельным представителям общества.
Шестнадцатилетний парень поёжился, представив, что было бы, если б у него всё-таки выявили непереносимость. Каково это – жить в постоянном страхе, что один из августовских дней принесёт тебе медленную гибель? Неужели сотню лет назад люди совершенно не задумывались о том, что станется с потомками? Ведь TF95 вполне мог стать угрозой для всего человечества.
Но больше всего Криса злил даже не факт создания вируса, а традиция, появившаяся в годы Войны.
Сложилось так, что многие супружеские пары работали на опасных производствах и немалое их количество гибло. Чтобы стимулировать повышение безопасности труда, а заодно избавиться от проблемы переполнения детдомов, правительство обязало работодателей усыновлять сирот. Последняя война затянулась, и временная мера незаметно превратилась в традицию, сохранившуюся и через столетие.
Поль-старший являлся владельцем крупного завода, добывающего и перерабатывающего сланцевый газ. Несмотря на то, что процесс удалось сделать более экологичным, обеспечить полную безопасность производства так и не получилось, нередки были несчастные случаи, и в семьях некоторых одноклассников Криса, чьи отцы владели опасными производствами, имелось по нескольку приёмных детей. Особым уважением среди учеников элитного лицея пользовались те, кто не имел приемных братьев-сестёр, поэтому Крису многие завидовали, это было поводом для его гордости и одновременно вызывало боязнь того, что однажды ситуация может измениться.
- Это ж надо было придумать такое, - проворчал парень и поднялся из-за стола. Домашнего задания было много, но Криса это нисколько не волновало. Хорошая погода не способствовала написанию реферата по биологии и решению нескольких задач по геометрии.
Поль спускался по винтовой лестнице, насвистывая любимую песенку и прикидывая, кого бы из приятелей позвать прогуляться, как вдруг услышал голоса родителей, доносящиеся из гостиной. Это насторожило Криса: обычно те возвращались довольно поздно. В гостиную вошёл отец и размашистым шагом направился в кабинет, ослабляя тугой узел дорогого галстука, даже не взглянув на сына. Крис застыл на последней ступеньке, увидев мать с каким-то парнишкой.
- О, Крисси, - широко улыбнулась женщина, - иди к нам!
- «К нам»? – холодно переспросил Крис, чувствуя, как ноги становятся ватными.
Лопоухий парнишка мельком глянул на него и отвернулся.
- Посиди здесь, - Ида Поль усадила его на диван и подошла к сыну: - Я сейчас всё объясню.
***
Крис навалился спиной на дверь своей комнаты, хмуро глядя на мать, сидящую перед ним на стуле.
- Крисси, ты уже взрослый и всё…
- Я всё понимаю, - резко перебил женщину Поль. – Это случилось, да?
- Да, - вздохнув, кивнула она. – В одной из лабораторий произошла утеч…
- Какая мне разница, - отмахнулся парень.
Ида подошла к сыну и положила ладонь ему на плечо:
- Крис, откуда такой эгоизм? У ребёнка разом погибли отец и мать, ты понимаешь это?
- Если бы они погибли в аварии, его бы отправили в детдом, - зло прищурился парень, - но не-е-ет, из-за какой-то грёбанной традиции вы оказались вынуждены тащить его сюда!
- Ты не понимаешь, что говоришь, - покачала головой мать, печально взглянув на сына. – Пожалуй, сейчас нет смысла говорить с тобой об этом… Тебе нужно успокоиться.
- Да не успокоюсь я! – рявкнул Поль, сбрасывая ладонь матери со своего плеча. – Притащили непонятно кого, а я должен мириться с его присутствием?!
Женщина осуждающе взглянула на него:
- Ревность здесь неуместна.
- Да причём тут ревность?! – фыркнул Крис и принялся нервно расхаживать из угла в угол.
- Мы позже об этом поговорим, - твёрдо сказала Ида. – Но я тебя очень прошу… не смей его трогать.
- Жаль, - наигранно вздохнул Крис, - а я хотел спуститься и придушить его…
Мать наградила его ещё одним печально-осуждающим взглядом и вышла из комнаты.
Поль с маху завалился на кровать и зло уставился в потолок. Воображение ярко рисовало, как одноклассники завтра встретят его ехидно-сочувственными улыбками. С особым статусом можно было распрощаться.
***
Мать тихонько постучалась и вошла. Крис демонстративно отвернулся к стенке. Он понимал, что ведёт себя, как маленький капризный ребёнок, и от этого было тошно, но не мог с собой справиться.
- Крисси, идём ужинать, - женщина подошла к кровати и погладила его по плечу.
- Я не сяду за один стол с этим… приёмышем, - дёрнулся Поль. Последние слово прозвучало, как оскорбление.
Ида прикрыла глаза, тяжело вздохнув: она любила сына, и ей было тяжело признать, что он вырос таким избалованным эгоистом, совершенно не чувствительным к чужому горю.
- Его зовут Гордон, - миролюбиво пояснила она.
- Да мне плевать, - Крис накрыл голову подушкой, наглядно давая понять, что разговор окончен.
- Хорошо, я распоряжусь, чтобы тебе принесли ужин в комнату. Но только сегодня.
Когда за женщиной закрылась дверь, Поль швырнул подушку на пол и зло выругался. Из-за этого Гордона в одночасье всё пошло наперекосяк – Крис мгновенно съехал по негласной иерархической лестнице на пару ступенек ниже.
Он вспомнил, как посмеивался над теми одноклассниками, что радушно приняли приёмышей. Это же уму непостижимо – относиться, как к равному, к ребёнку лаборантки или водителя… Криса передёрнуло. Вот и он обзавёлся братцем.
Тяжёлые шаги по лестнице, бесцеремонно распахнутая дверь – отец навалился плечом на косяк и, прищурившись, взглянул на Криса:
- Или через минуту ты спустишься в столовую, или я приволоку тебя туда за шиворот.
Крис нехотя поднялся с кровати, и, опустив голову, поплёлся вниз, спиной ощущая колкий взгляд отца.
Поля-старшего боялись не только подчинённые и конкуренты, но и единственный сын. Крис ненавидел его.
Дирк Поль был слишком занят укреплением своего положения, и на сына у него не было времени. Никогда. Крис не помнил, чтобы отец хоть раз похвалил его или просто потрепал по волосам, зато наказать за малейшую провинность – на это у него время всегда находилось, и даже мать не могла помешать. До сих пор парень вздрагивал от фразы «отец хочет тебя видеть». В детстве он не понимал, за что отец так не любит его, и утешающая после очередного наказания мать тоже не могла найти ответ на этот вопрос. Крис не понимал и теперь – ведь он является единственным наследником, но Дирк изначально по каким-то ведомым лишь ему причинам не видел в сыне преемника.
«Наверняка назло мне папаша приблизит приёмыша к себе… Помощника будет воспитывать, натаскивать, как собаку», - думал Поль-младший входя в столовую.
Мать улыбнулась Крису и взглядом указала на стул рядом с собой. Гордон хмуро взглянул на парня и вновь уткнулся в тарелку. Крис сел на своё место и презрительно скривился, глядя на то, как парнишка орудует ножом и вилкой. Кусок в горло не лез. Вяло поковыряв мясо, Крис вышел из-за стола.
- Кристиан, сядь! – рявкнул отец, но тот даже не обернулся. Накажет? Пускай.
***
Шофёр привёз Криса в лицей, как всегда, вовремя, и у него оставалось ещё десять минут до начала занятий. Боясь расспросов, Поль хотел было улизнуть в ближайший парк и потом прийти в класс по звонку, но одноклассники его заметили. Крису ничего не оставалось, как подойти к ним с самым невозмутимым видом.
- Прими наши соболезнования, – оскалил белые ровные зубы Джейк. – Кто бы мог подумать, что и НПЗ твоего досточтимого отца не является безопасным предприятием…
Крис зло глянул на него и повернулся к нему спиной. Джейк всегда вызывал у него раздражение, хотя бы тем, что постоянно хвастался, мол, его папаша давно уже приготовил ему тёплое местечко на своём предприятии.
- Уже познакомился с братом? – улыбнулась Катарина, теребя пушистую чёлку.
- Нет, - сквозь зубы ответил Крис.
Катарина тоже его раздражала – больше, чем другие девчонки из их класса, да чего уж там, лицея, совала нос не в своё дело.
- Так мы тебя сейчас познакомим! – Эд хлопнул Поля по плечу и затараторил: - Гордон Мокзнай, четырнадцать лет, отец – химик-тех…
- Мне это не интересно, - фыркнул Крис, поправив галстук. Больше всего ему сейчас хотелось швырнуть кейс с ноутбуком на землю и уйти куда-нибудь подальше. Неважно куда, лишь бы не видеть эти злорадные ухмылки.
***
Последняя учебная неделя выдалась особенно напряжённой. Крис решил погрузиться с головой в учёбу, чтобы хоть как-то отвлечься от переживаний. После того, как он избил Джейка, всегда старавшегося задеть Поля почувствительнее, одноклассники окончательно усвоили, что лучше с ним не связываться. С ними у Криса и без того были прохладные отношения, поэтому на первый взгляд мало что изменилось, и всё равно ему было паршиво. Хорошо, хоть с приёмышем не пересекался – благо, особняк был большой.
- Тодди, не мешай, - Крис аккуратно подхватил щенка под брюшко и вынес за дверь, кинув ему пищалку.
Щенок никогда не убегал, возясь с игрушкой, и Поль не на шутку встревожился, не найдя его там через час, когда с подготовкой к контрольной было покончено.
В коридоре Тодди не было, попасть в запертые комнаты он никак не мог, значит… Крис похолодел, представив, что щенок мог свалиться с лестницы.
Поль сбежал вниз и обнаружил в гостиной Гордона, играющего с Тодди.
- Не трогай мою собаку! – рявкнул Крис, подскочив к парнишке, и выхватил щенка из его рук. Тодди жалобно пискнул.
Домработница, наблюдающая эту сцену, застыла в нерешительности: позвонить хозяйке или самой разнять, если что?
Гордон зло взглянул на Криса и сунул руки в карманы джинсов:
- А ты следи за ним получше. Он едва с лестни…
- Заткнись! - оскалился Поль. – И не смей его трогать.
Мокзнай хмыкнул и, демонстративно повернувшись спиной к Крису, ушёл из гостиной.

Вернувшаяся вечером мать вошла в комнату Криса:
- Крисси, почему ты поругался с Горди?
Поль прикрыл крышку ноута и перевёл взгляд на Иду:
- О, он у нас уже Горди…
- Крис! – одёрнула его женщина. – Так в чём дело?
- Тебе же донесли, ты и так знаешь.
- Крис, ты ведёшь себя, как маленький.
- Горди воспитывай, - проворчал Поль и вновь уткнулся в широкоформатный монитор, - он же теперь твой сын.
***
Каникулы полетели к чертям: отец, будто издеваясь, не услал сына куда подальше, как обычно, а оставил дома.
Мать улетела в столицу на конференцию по проблемам экологии, Дирк почти не появлялся дома, и Крис думал, что всё не так уж и плохо, шляясь с приятелями по клубам, пускавшим их беспрепятственно. Зато теперь каждая встреча с приёмышем заканчивалась дракой – не из-за чего, просто неприязнь между ними искрила, подобно оголённому проводу. Две последних стычки даже пришлось разнимать начальнику охраны. Впрочем, за пределами особняка, если Поль и Гордон пересекались, то делали вид, что не знают друг друга.
Неожиданно для себя Крис понял, что завидует Мокзнаю. Да, тот был из простой семьи, которая не могла позволить себе многое из того, что доступно Полю, но наверняка там царили совсем иные взаимоотношения. Наверное, отец Гордона возился с ним, когда тот был совсем маленьким… И всей семьёй они ходили в парк… Ели мороженое, запускали змеев – обычных, бумажных, а не радиоуправляемых, катались на каруселях… Почему-то Крису всё представлялось именно так, он не задумывался о том, что всё могло быть иначе. У Мокзная было то, чего Крис так хотел, но чего у него не было никогда.
***
Поль сидел на холодных ступеньках лестницы, ведущей в подвал, и едва сдерживал злые слёзы обиды и боли, слизывая с пальцев кровь.
За ужином Дирк заметил длинные заточенные ногти сына – верный знак принадлежности к дарк-тусовке, и это вывело его из себя. Крис тут же был грубо схвачен за шиворот и уволочён в кабинет. К счастью, Ида вмешалась вовремя, иначе отец и впрямь вырвал бы ему ногти.
Пораненные подушечки пальцев нестерпимо болели, неровно обломанные кромки ногтей неприятно резали язык. Тодди сидел рядом, задрав морду к окну и тоскливо вздыхал, глядя на серое ноябрьское небо.
Внизу скрипнула дверь служебного входа. Пёс завилял хвостом и сбежал вниз, стуча когтями. Крис хотел было подняться и уйти, но не успел – по ступенькам поднялся Мокзнай, почёсывающий Тодди за ухом.
- Больно? – участливо поинтересовался Гордон, остановившись перед Крисом.
Поль брезгливо уставился на его грязные ботинки и проворчал:
- Тебе-то какая разница?
- Действительно, никакой, - дёрнул плечом парень и, обойдя Криса, начал подниматься наверх.
- Слушай, - вдруг окликнул его Поль, - ты… любил своего отца?
Мокзнай замер и, обернувшись, удивлённо взглянул на Криса.
- Да. Только понял это слишком поздно, - и быстро взбежав по лестнице, скрылся в коридоре.
***
Крис не хотел об этом думать, но навязчивые мысли каждый раз преследовали его перед сном. Прошло больше полугода, прежде чем Поль начал понимать, что пережил Гордон. Раньше была только злость, но теперь… Крис смотрел в темноту и думал, насколько же это страшно – в одночасье лишиться матери и отца, а потом оказаться у совершенно чужих людей, которые никогда не заменят родителей.
Всё чаще Крису нестерпимо хотелось ободряюще потрепать Гордона по плечу, но вместе с тем он злился на себя за эту «сентиментальность», поэтому старался задеть Мокзная побольнее, чтобы скрыть истинные эмоции.
Зажмурившись, Поль в который раз представил, как душит Гордона, сильнее сдавливая его горло, вонзая ногти глубоко под кожу, до крови… Но это больше не приносило облегчения. Чем дальше, тем больше Криса тянуло к нему – они были оба одиноки.
Зимой слишком сильно хочется тепла и понимания.
Сейчас, завернувшись в тёплое одеяло и прислушиваясь к завыванию февральского ветра за окном, Поль ощущал всю глубину своего одиночества. Фактически, у него никогда не было полноценной семьи. Да, мать любила его и всегда старалась провести каждую свободную минуту с ним, но таких свободных минут было немного, а нянькам и гувернанткам было не под силу её заменить. И друзей - настоящих друзей - у него тоже не было. Были те, кто пресмыкался перед ним из-за влиятельности отца, были те, с кем можно весело провести время, но и они не были по-настоящему близки. Девушки были. В семнадцать лет у Криса их было уже много, но ни одну он не любил – всё это было приятным развлечением, не более.
Так много людей рядом, и так пусто…

Гордон лежал на боку, глядя в стену, облицованную дорогими деревянными панелями, и изо всех сил пытался отогнать мысли, настырно лезущие в голову. Точнее, одну мысль. Ему нравился Крис. Это было так глупо, неправильно, стыдно и… притягательно.
Тогда, в ноябре, когда он увидел Криса, сидящим на полу с окровавленными пальцами и блестящими от так и не пролившихся слёз глазами, Гордону захотелось сесть с ним рядом и положить руку на плечо.
Он помнил, как отнёсся к словам Иды о том, что Крис на самом деле «хороший мальчик» - естественно, что мать выгораживает сына, каким бы засранцем он не был. Но теперь Гордон понимал, что Поль-младший действительно не самовлюблённый эгоист, каким показался сначала. Он просто одинок и имеет расплывчатое представление о нормальных человеческих отношениях.
Мокзнай тяжело перенёс потерю родителей, но у него были друзья. Настоящие друзья, поддерживающие его всё это время. А были ли такие у Криса? Что-то не похоже. Гордон злился на себя за сочувствие Полю и мечтал поскорее свалить из приютившего его дома. И плевать на идиотскую традицию, предписывающую содержать осиротевшего ребёнка до восемнадцати лет. Мокзнай уже говорил об этом Иде, и та сначала старалась его отговорить, но после согласилась и пообещала подарить на шестнадцатилетие квартиру. Гордон строил планы на будущее, прикидывая, как обустроит своё логово, куда поступит учиться, чем будет зарабатывать на жизнь – это помогало отогнать непрошеное сочувствие к Крису.
Мокзнай с нетерпением ждал момента, когда сможет покинуть особняк, но уже сейчас понимал, что, как ни странно, будет скучать по беспочвенным конфликтам с Полем-младшим.

145 год.
Мокзнай, не торопясь, шёл домой, наслаждаясь тёплой июльской ночью, и попивал пиво из банки, прокручивая в голове недавние события и образы: слэм перед сценой, Дарла, мотающая пони-тэйлом* на выбритой голове в такт музыке, хитро прищуренные глаза с красными линзами…
Ближайшие кусты затрещали, и на тротуар буквально вывалился инфицированный. Протяжно взвыв, он ощерил жёлтые зубы и на четвереньках пополз в сторону Гордона, сверля его безумным взглядом воспалённых глаз.
Сезон пыльных бурь ещё не начался, но заражённых можно было встреть в любой другой месяц: всему виной транспортные маршруты, пролегающие рядом с Пустошью. Непривитым настоятельно рекомендовалось не снимать респираторы, проезжая опасные участки, но некоторые пренебрегали этим, мол, не сезон же. А иногда причиной заражения являлись засорившиеся фильтры.
Гордон выругался и, бросив банку, метнулся к парковой ограде, лихо вскарабкался наверх и спрыгнул по ту сторону. Прямо на двоих парней, навалившихся на железные прутья и наблюдавших за дракой.
- Совсем охуел? - один из парней быстро вскочил на ноги и схватил Мокзная за ворот футболки.
- Уж извини, - миролюбиво начал Гордон, видя, что заражённый просовывает руки сквозь прутья. Мгновение - и второй по-бабски взвизгнул, когда дрожащие белые пальцы впились в его локоть. Воспользовавшись замешательством, Мокзнай хотел было улизнуть, но тут раздался пронзительный звук сирены ловцов, и парни, вместе с троицей, старательно кого-то избивавшей, кинулись в глубь парка.
Крис с трудом приподнялся с земли, опираясь на руки, и тяжело дышал, пытаясь остаться в сознании. С одним нападающим он мог справиться, с двумя - куда ни шло, но трое - уже перебор. Неимоверно саднило под рёбрами и в ушах звенело так, словно внутри головы поселился взбесившийся комариный рой. Кто-то потряс Криса за плечо, но Поль никак не мог сфокусироваться: на глаза как будто наложили плотную сетку, за которой плавал красный искрящийся туман. Прежде чем окончательно отключиться, он понял, что его куда-то волокут.
Гордон не видел Поля года два, но узнал его сразу. Телефон оказался разряжен, поэтому Мокзнаю ничего не оставалось, как тащить бесчувственного Криса к себе домой, благо было недалеко.

- Тяжеленный, зараза! - выдохнул Гордон, свалив аморфное тело на диван.
Поль с трудом открыл глаза (ресницы левого глаза слиплись от крови, сочащейся из разбитой брови) и уставился в потолок. Всё плыло и качалось, вызывая тошноту. "Похоже, сильное сотрясение…", - Крис попытался приподняться, но в черепе как будто взорвалась петарда, рассыпая по всему телу искры боли. Как сквозь вату Поль слышал чей-то голос, диктующий адрес.
Потолок нависал всё ниже, а диван покачивался из стороны в сторону. Над Крисом склонился парень, почему-то показавшийся похожим на Мокзная.
- Гордон? - вырвалось у Поля. Чёрная бездна развернулась под ним внезапно, и он соскользнул в неё, успев за мгновение до падения вцепиться в ладонь Мокзная.
Тот вздрогнул, когда Крис резко сцапал его за руку, больно сжав пальцы. Зрачки его закатились, рот приоткрылся в беззвучном крике. Одновременно сработало оповещение о прибытии бригады скорой помощи, и Гордон, с трудом высвободив ладонь из хватки Криса, помчался открывать.
Под утро Мокзнай всё ещё не мог заснуть. С Крисом ничего серьёзного не случилось, это было ясно с самого начала. Но та интонация, с которой он назвал его по имени… Как будто надеялся, что не ошибся. И то, как Крис вцепился в его руку…
Они не виделись два года и не интересовались жизнью друг друга. Впрочем, Гордон и так знал немало: после окончания лицея Поль назло отцу поступил в архитектурный институт, и Дирк выгнал его из дома. Мгновенно Крис утратил все гласные и негласные статусы. Пресса с удовольствием бы раздула сенсацию из этого, но каким-то образом всё до сих пор держалось в тайне. Жил себе Поль-младший в шикарной (в этом Мокзнай не сомневался) квартире на деньги матери, но, видимо, умудрился ввязаться во что-то, забыв, что личной охраны у него нет, а противники - явно не холёные сынки богатеньких родителей, с которыми он привык иметь дело.
Сам Гордон покинул приютившую его семью, как и планировал, в шестнадцать лет, хотя без скандала не обошлось. Узнав, что после окончания школы Мокзнай не собирается выбирать профессию, связанную с работой на НПЗ Поля-старшего, тот прекратил оплачивать его обучение в старших классах и запретил это делать Иде. Впрочем, Гордона это не расстроило: он был уверен, что заработает на продолжение образования сам. Ида, как и обещала, подарила ему квартиру, правда, долго пришлось убеждать её, что шикарные апартаменты ни к чему, достаточно маленькой квартирки в спальном районе. На деньги, выделенные матерью Криса, Мокзнай купил микроавтобус и сколотил с друзьями мелкий бизнес, пускай и не сильно доходный, но им хватало. И дополнительную помощь от Иды он принимать был не намерен - она и так сделала для него многое.
Поворочавшись ещё некоторое время, Гордон решил на следующий день проведать Поля в больнице, но потом передумал - отлежавшись и придя в себя, Крис, конечно же, пошлёт его куда подальше - в этом парень не сомневался.
Поль объявился сам через два дня с бутылкой дорого пива из бельгийского округа.
- Не ожидал тебя увидеть, - Мокзнай даже отступил на шаг, пропуская Криса в квартиру. Выглядел тот как всегда хорошо: всё так же аккуратно нарисованные брови и подведенные глаза, всё те же колечки в ноздре, нижней губе и ушах. Разве что линия губ стала жёстче да взгляд растерянней. О недавней драке напоминал лишь шов на левой брови.
- Ну не мог же я тебя не поблагодарить! - широко улыбнулся Поль, демонстрируя заточенные клыки.
- С чего это ты? - хмыкнул Гордон, настороженно глядя на Криса.
- Ты мне всё-таки жизнь спас, - снова улыбнулся парень и уселся на тот самый диван. Впрочем, больше в гостиной усаживаться было не на что.
- Твоей жизни ничего не угрожало, - проворчал Мокзнай. Поведение Поля вводило его в замешательство.
- Не будь букой, - махнул рукой Крис и сунул бутылку Гордону. - Это тебе!
***
Мокзнай с наслаждением потягивал тёмное пиво и слушал Криса. Начал тот издалека, но ситуация вырисовывалась следующая: почти три года назад Крис и некий Джейк из-за чего-то крупно поссорились, и Поль ему тогда навалял. Но Джейк этот оказался мстительным типом и не преминул отплатить, как только представилась возможность. И даже повод нашёл - якобы Крис увёл его девушку.
- Она сама на меня вешалась, - ухмыльнулся Поль, - и откуда мне было знать, что она встречается с этим мудаком?
Впрочем, Джейк не стал бы нападать на него с друзьями, как простая шпана, если бы не знал, что отец выставил Криса из дома. Раньше бы он на это не решился, но теперь, когда Поль стал фактически никем, воспользовался шансом отплатить за старое унижение. С Джейком Крису уже не поквитаться - если раньше они были на равных, то теперь Поль абсолютно бесправен, и связываться с бывшим одноклассником равносильно самоубийству. Это злило. Зато однокурсники, мигом просёкшие, что у Криса водятся непозволительно большие для простого студента деньги, прыгали перед ним едва ли не на задних лапках, теша его самолюбие.
В первое время Крису, выселенному из родного особняка, было тяжело привыкнуть к резко изменившимся условиям быта и полной самостоятельности.
И сейчас, сидя в квартире Гордона, он ощущал себя никчёмным и абсолютно потерянным. Кем был раньше Кристиан Поль? О, он был сыном Дирка Поля, владельца крупного НПЗ, гарантирующего безопасность работников. А кто он теперь? Никто.
Темнота за окном казалась враждебной, а одиночество дышало в спину. Холодно.
Сидящий рядом Гордон слушал и сочувственно кивал. И, несмотря на полтора года вражды, сейчас Мокзнай казался ближе, чем кто-либо.
- Слушай, - Крис положил ладонь ему на плечо, - извини за то, что доставал тебя тогда…
Гордон удивлённо на него взглянул и отмахнулся:
- Забей, я б на твоём месте вёл себя точно так же.
Крис улыбнулся в ответ и нехотя убрал ладонь с плеча Мокзная. Как давно он хотел извиниться… но простая фраза всё равно комом застряла в горле. И эта мимолётная понимающая улыбка приёмыша, сказавшая всё сама за себя… В душе Криса шевельнулось что-то тёплое, щемящее, незнакомое. Нестерпимо захотелось обнять Гордона и поблагодарить неизвестно за что. На мгновение Поль разозлился на себя, не понимая, что происходит.
Всё это время он украдкой разглядывал приёмыша, отмечая, как он изменился за то время, пока они не виделись. Крису даже показалось, что Гордон выглядит значительно старше него, хотя, быть может, всё дело в короткой бородке и складках возле губ, придающих лицу своеобразное выражение. Аккуратно выщипанные и проколотые брови, пирсинг в губе, множество мелких колечек в ушах, выбритые виски, оставшиеся пряди выкрашены в чёрно-красный… Поль задавал себе вопрос, как тогда вообще смог узнать его.
- Эй, ты меня слушаешь? - Мокзнай помахал растопыренной пятернёй у него перед глазами.
- Ага, - рассеяно кивнул Крис, а в следующий момент подался вперёд и, коснувшись губ Гордона, отпрянул, сам испугавшись своих действий. Это было настолько спонтанно, будто кто-то толкнул его.
Мокзнай от неожиданности облился пивом и, не моргая, уставился на Криса круглыми от удивления глазами.
- И как это, блять, понимать?
Полю показалось, что темнота за окном стала чернильно-непроглядной, а тени в комнате сгустились, обретя плотность и осязаемость.
- Не знаю, - Крис пожал плечами, отводя взгляд. Нужно уходить.
Гордон взглянул на него с беспокойством: таким он Поля никогда не видел.
- Крис, с тобой всё в порядке?
Поль едва не вздрогнул - Мокзнай впервые назвал его по имени.
- Сам не знаю, - покачал он головой. - Я, пожалуй, пойду… Ещё раз спасибо за всё…
Гордон вновь удивлённо посмотрел на него и кивнул.
И снова Криса словно толкнула в спину какая-то непреодолимая сила. Он обнял Мокзная за плечи, порывисто, будто вновь боялся упасть в обморочную бездну. Гордон дёрнулся и замер.
Поль был каким-то странным. Сначала, вроде бы, всё шло нормально: он оживлённо трепался, но потом сделался потерянным, даже напуганным. И недопоцелуй, и эти объятия ни с того ни с сего… Мокзнай вспомнил, как судорожно Поль схватил его за руку, проваливаясь в обморок. Но тогда это было ещё хоть как-то объяснимо, а сейчас…
Когда Крис обнял его, у Гордона возникло инстинктивное желание оттолкнуть, но… Два года назад, когда Поль сидел на лестнице и облизывал окровавленные пальцы, Мокзнаю тоже хотелось обнять его.
А ещё тогда были сны - смутные, дробящиеся и усиливающие не проходящее чувство одиночества. В них Крис отбрасывал вдруг всю враждебность, и они вместе пытались спастись от теней.
Гордон нерешительно коснулся ладонями напряжённой спины Криса, положив подбородок на плечо. Всплыло неуместное воспоминание, как во время последней драки он цапнул Поля как раз за правое предплечье, зная, что под эластичным бинтом недавно набитая татуировка. Да какое цапнул - вгрызся в повязку. Крис тогда в долгу не остался и едва не выцарапал ему глаз вновь отращенными когтями.
Было неудобно сидеть вот так, упираясь коленями, и Поль подогнул ногу под себя, притягивая Мокзная ещё ближе. Его запах кружил голову, проникая в ноздри: ментоловый шампунь, табак, пот, дешёвый дезодорант… Крис отстранился и поцеловал Гордона, зажмурившись и ожидая удара.
Мокзнай вздрогнул, словно его прошило ударом тока, но ответил на поцелуй. Сколько раз, в последний год проживания с Крисом под одной крышей, ему хотелось одновременно и расколотить Полю башку, и впиться в губы, кривящиеся в презрительной ухмылке…
Этот поцелуй окончательно сорвал башню - глубокий, трепетный и вместе с тем властный. У Гордона возникло ощущение, будто до этого момента он никогда не целовался. Подружки в сравнении с Полем - ничто. Его язык с двумя штангами осторожно, словно боясь спугнуть, обшаривал полость рта. Ладонь переместилась на затылок, будто Крис боялся, что Гордон отстранится. Никогда ещё возбуждение не было настолько острым. Пульс бешено стучал в голове и паху.
Поль, тяжело дыша, оторвался от Мокзная. В глазах его плясали озорные искорки.
- Пожалуй, это слишком, - Крис игриво повёл бровью.
Гордон пригладил выбившуюся из хвоста прядь и рывком поднял Поля с дивана, увлекая его в спальню. Пять шагов, и они оказались в тёмной тесной комнатушке: шкаф, широкая кровать, низкая тумбочка с ноутом, окно - не до разглядывания.
Оба вращались в дарк-тусовке, где понятия о морали сглажены, а всевозможные эксперименты, в том числе и сексуальные - неотъемлемая её часть. Крис уже испробовал если не всё, то многое, да и Гордон, находящийся в начале пути, понимал, что переспать с другим парнем - лишь вопрос времени.
- Ты хорошо подумал? - горячий шёпот Криса в ухо, влажное дыхание на коже.
Подумал? В голове не было ни единой мысли, кроме "хочу-хочу-хочу". Вместо связного ответа Мокзнай залез Полю под футболку, жадно прикасаясь к его коже. Крис прикусил колечко в губе, томно прикрыв глаза, и опустился на колени перед Гордоном. Задрав его футболку, Поль скользнул языком по животу, судорожно втягивающемуся от поверхностного дыхания. Мокзнай замер, когда Крис расстегнул его джинсы и стянул их вместе с бельём - происходящее окончательно утратило связь с реальностью.
Поль слизнул смегму и заглотил эрегированный орган. Гордон машинально положил ладонь ему на затылок, чувствуя, как член упирается в горло Криса. Подружки опять же не шли ни в какое сравнение.
- Охуенно, - пробормотал Мокзнай, запрокинув голову. Ноги сделались ватными, а по позвоночнику пробегал строй наэлектризованных мурашек.
Крис неожиданно поднялся с колен и толкнул Гордона на кровать. Мокзнай окончательно высвободился из джинсов и, сдёрнув футболку, зашвырнул её куда-то в угол. Поль тоже освободился от своей и навис над Гордоном, проводя языком по скуле и расстёгивая бриджи, ставшие невыносимо давящими. На миг промелькнула мысль "что я делаю?", но инстинкты заглушили её. "Завтра" не существовало. Гордон точно так же не задумывался о том, что будет после этой ночи. Есть лишь "сейчас": дыхание Криса, его одурманивающий запах, горячая кожа, умелые прикосновения…
Поль больше не мог сдерживаться. Смазки под рукой не было, но это его уже мало заботило. Слюна - далеко не оптимальный вариант, но это лучше, чем ничего. Он лёг на бок, обхватив Гордона за плечи и прижав к себе, тот запрокинул голову на его плечо.
- Расслабься, - прошептал Крис на ухо Мокзнаю и коснулся его члена. Гордон выгнулся навстречу ладони, хрипло выдохнув.
Поль прижал парня покрепче к себе и осторожно проник согнутым пальцем вовнутрь, стараясь не царапнуть длинными ногтями. Мокзнай что-то прошипел и слабо дёрнулся. Крис прикусил мочку уха и начал поглаживать его по груди. Гордон немного расслабился. Теперь, главное, действовать осторожно и не торопиться - у Мокзная это явно первый раз.
Гордон выгнулся, прикусив губу, когда Крис задел простату. Новые ощущения давно заглушили голос рассудка, и парня не волновало, что вот-вот его отымеют. Причём сделает это тот, кого он два года назад был готов по стенке размазать за один лишь косой взгляд.
Крис вошёл с трудом и прижмурился от удовольствия - так тесно. В такой позиции член проникал не глубоко, Поль специально выбрал именно её, чтобы доставить Мокзнаю как можно меньше дискомфорта. Чтобы обеспечить нужный угол проникновения для соприкосновения с простатой, Крис приподнял его ногу, согнутую в колене и удерживал навесу.
Гордон жмурился, кусая губы и комкая пальцами простыню. Ничего подобного с ним ещё не происходило, и теперь он полностью растворился в ощущениях и эмоциях. Ногти, впивающиеся под кожу, сбивчивое дыхание, прикосновение губ к шее, нежное покусывание.
Поль выпустил ногу Мокзная и обхватил его член ладонью. Ему доводилось спать с парнями, пусть и не часто, но никогда ещё это не приносило такого удовольствия. Ощущение тонкой кожи под пальцами, венок - всё по-новому, как в первый раз. Крис впился зубами в плечо Гордона, чувствуя, что уже на пике и, прогнувшись, вошёл как можно глубже.
- Го-о-орди, - срывающимся голосом на выдохе.
Мокзнай кончил ему в ладонь, низко простонав, и запрокинул голову. Крис слизнул капельки крови из неглубокого укуса на плече и откинулся на подушку. Настолько удовлетворённым он себя ещё никогда не чувствовал.
Гордон лежал рядом, приходя в себя. Слишком хорошо. Не верилось, что Крис назвал его по имени, и от того, как назвал, даже дыхание перехватило.
- Ты в порядке? - Поль осторожно коснулся пальцами затылка Гордона, всё так же лежащего на боку. Тот утвердительно проворчал и зевнул. Крис устроился поудобнее, и прикрыл глаза - не хотелось ничего, даже курить - спать-спать-спать.
- Слушай, - слова сорвались с губ сами, прежде чем Мокзнай успел их удержать, - у меня через три дня днюха… Придёшь?
Предложение оказалось неожиданным. Поль улыбнулся и коснулся губами виска Гордона:
- Конечно!
Мокзнай устроился на уголке единственной подушки и быстро погрузился в сон.
Проснулся Крис от пинка в голень - Гордону стало тесно и он начал спинывать его, заодно перетянув одеяло на себя и замотавшись в него. Поль уселся на кровати и сонно уставился на Мокзная: события вчерашней ночи нехотя выстраивались в голове, и ему сделалось невыносимо стыдно - поблагодарил, называется. Нужно уйти, пока Гордон не проснулся. Крис боялся не его реакции, а посмотреть в глаза.
***
В клубе было, как всегда, шумно и душно. Друзья резвились на танцполе под жёсткую электронщину, а некоторые уже дрыхли, пуская слюни на исцарапанную столешницу. Мокзнай время от времени кидал взгляд на тонкую сенсорную пластинку телефона, но Поль так и не соизволил позвонить или написать. И вряд ли уже напишет - четвёртый час утра.
"Что и требовалось доказать, - усмехнулся Гордон. - Нужно быть полным идиотом, чтобы поверить, что он действительно вспомнит какой сегодня… вернее, вчера был день".
Дарла заёрзала у него на коленях:
- Нуу, Горди, о чём ты там задумался? - девушка потрепала его за щёку. - Улыба-а-айся!
Мокзнай оскалился, взглянув на неё. Дарла обвила его шею руками и смачно чмокнула в скулу липкими от фиолетового блеска губами:
- Ты такой няшка!
Гордон усмехнулся и, поддев пальцами тугую шнуровку, проник под виниловый топик. Девушка пьяно хихикнула и полезла ему в джинсы.

Крис не спал, хмуро глядя на номер, высвечивающийся на дисплее. Всего лишь щёлкнуть ногтем по опции "вызвать" и сказать пару незамысловатых фраз, но… не мог. Наверняка Мокзнай ждал его… а, может, забыл на утро? Как бы то ни было, Поль ощущал вину за нахлынувшую вдруг нерешительность.
Через пару дней он всё-таки не выдержал и приехал к Гордону. Было немного страшно нажимать на кнопку звонка: Крис не знал, как отреагирует Мокзнай, но Полю хотелось увидеть его. Плевать, что, скорее всего, его встретит удар в челюсть.
Гордон мазнул взглядом по дисплею, вделанному в стену рядом с дверью и, вздрогнув, взглянул ещё раз: за дверью стоял Поль.
Крис отметил, что Мокзнай впустил его в квартиру с неохотой, что было вполне понятно. Парень навалился на дверной косяк, скрестив руки на груди, и хмуро посмотрел на Поля. Тот замялся, уставившись себе под ноги и нервно облизывая пересохшие губы.
- Я извиниться хотел…
- Интере-е-есно, - протянул Гордон холодным тоном.
- Прости, что не пришёл и не позвонил, - Крис виновато посмотрел на него и принялся нервно покусывать колечко в губе, - я… собирался, но…
- Ну-ну, ты продолжай, - Мокзнай, прищурившись и поджав губы, пристально смотрел на него.
"Да какого хера я оправдываюсь перед ним?!" - мелькнула мысль, но тут же улетучилась - сейчас Поль ощущал перед Гордоном странную робость, и ему казалось, что тот старше него лет этак на шесть.
- Но не мог, - выдохнул Крис. - Я… не знал как ты отреагируешь и…
Гордон резко метнулся вперёд, врезавшись в Криса. Тот не ожидал и хорошенько приложился затылком об дверь. Мокзнай вгрызся в его губы жадным, грубым поцелуем и Поль даже не попытался оспаривать право на доминирование, чувствуя, как слабеют колени.
Гордон, не разрывая поцелуя, раздвинул ноги Криса коленом. Приподнял ногу чуть выше - ещё немного, и Полю будет довольно-таки больно. Крис положил руки на плечи парня и потёрся пахом об колено Гордона. Мокзнай резко отстранился от него и, сцапав за ворот рубашки, поволок в спальню. Мысли Криса сплелись в невообразимый комок, но он был не против того, что должно было произойти.
Гордон рванул его рубашку, не церемонясь с пуговицами, которые звонким градом осыпались на пол.
- Ты охерел? - попытался возмутиться Поль. - Как я домой поеду?!
- Мне похуй, - хмыкнул Мокзнай, толкая Криса на кровать. Безразличие в его тоне неприятно задело Криса. Так же нетерпеливо он освободил его от остальной одежды.
Так с Крисом ещё не обращались. Это заводило, но в то же время немного пугало. Эта демонстрация силы заставляла Поля почувствовать себя слабым и беззащитным, но вместе с тем, он прекрасно понимал, что может врезать Гордону в челюсть и прекратить всё это, но… не хотелось.
Крис привстал на постели и, обвив руками торс Мокзная, потёрся щекой о его грудь. Футболка - досадная помеха. Освободившись от неё, Гордон стряхнул руки Поля и, расстегнув ширинку, сцапал его за волосы.
- Эй, полегче, - Поль вырвался и укоризненно взглянул на парня.
Мокзнай наотмашь ударил Криса по лицу:
- Заткнись.
Больно и неожиданно. Поль прижал ладонь к горящей щеке. В ухе неприятно зазвенело, и на языке почувствовался привкус крови - нечаянно прикусил клыками слизистую. Сейчас бы разразиться матом, но вместо этого Крис расширившимися глазами смотрел на Гордона, будто впервые увидел. Злость, покорность, обида, вожделение переплелись в разноцветный клубок.
Поль зажмурился, когда Мокзнай снова сгрёб его за волосы на затылке, потянув вниз. И он понял, что не хочет сопротивляться. Жёсткие ладони зафиксировали положение головы. Крис упёрся в тазовые кости Гордона, пытаясь хоть немного регулировать глубину, но тот легонько хлестнул его тыльной стороной ладони по зажмуренным глазам:
- Не дёргайся.
Крису стало трудно дышать - член Мокзная проникал далеко в глотку. Челюсти онемели, слюна стекала по подбородку. Унижение во всей красе. От удушья на глаза наворачивались слёзы, и Поль едва сдерживал рвотный рефлекс.
Гордон ощутил, как злость на Криса и раздражение растворяются, уступая место иному чувству. Он разжал пальцы, выпуская пряди Поля и мягко его отстранил. Крис утёрся тыльной стороной ладони, не моргая, глядя на Гордона: что ещё он задумал? Сердце лихорадочно колотилось. Мокзнай опустился рядом и порывисто прижал его к себе, напористо поцеловав, и ощутив вкус собственной смазки.
- Ты меня выбесил, - усмехнулся Гордон, положив ладонь на загривок Поля.
- Уже понял, - дёрнул краем рта Крис, настороженно прислушиваясь к прикосновению.
- Я тебя тогда ждал, - Мокзнай внимательно посмотрел в глаза Криса.
- Прости, прости, - Поль виновато потёрся об его висок. - Я думал, что…
- Что я передумал? - фыркнул Гордон, стиснув Криса в объятиях. Тот кивнул.
Незачем больше сдерживаться. Пальцы впиваются в кожу, прерывистые дыхания сливаются в одно, объятия до хруста костей, поцелуи-укусы… Оба отметили существенный плюс: можно совершенно не контролировать себя (а девушку сожми чуть посильнее - уже ноет). Плевать, что назавтра останутся кровоподтёки и глубокие царапины.
Крис запрокинул голову, подставляя горло болезненным укусам и впиваясь длинными ногтями в спину Гордона. Не осталось ничего, кроме безумного, животного желания слиться воедино. Проникновение без смазки оказалось довольно неприятным, но Поль выгнулся навстречу, принимая эту короткую боль.
Мокзнаю казалось, что он окончательно растворяется в душной темноте спальни, подсвечиваемой холодным светом монитора ноутбука - растворяется в Крисе. Его исступлённый шёпот: "мой, мой, мой" заставлял сердце биться сильнее. Кольца обжигали кожу. Никого ещё Гордон не чувствовал настолько остро. Скрещенными ногами Поль надавливал на поясницу, заставляя проникать ещё глубже, но замедляя темп. Мокзнай отметил, что выражение его лица сейчас почти такое же, когда ему больно: изогнутые брови, закушенная нижняя губа… Крис впился ногтями в плечи Гордона, притягивая его ещё ближе. Чувствуя, что уже на грани, Мокзнай выдохнул ему в висок бесконтрольно сорвавшееся: "Крисси…".
Совершенно опустошённые, подрагивающие от оргазмических спазмов, они лежали, не в силах разомкнуть судорожные объятия. Тяжело дыша, Крис прижимался липким от пота лбом к острому плечу Гордона, желая, чтобы он ещё раз назвал его по имени.
Мокзнай нехотя отстранился и, свесившись с постели, порылся в кинутых на пол джинсах, выискивая сигареты и зажигалку, затем выдвинул из-под кровати банку из-под кофе, добросовестно выполнявшую роль пепельницы.
Поль довольно жмурился, куря одну сигарету на двоих и разглядывая пальцы Гордона, её сжимающие. Такой способ был непривычен, но приятен. Крис провёл подушечками пальцев по длинному белому шраму, тянущемуся вдоль рёбер Мокзная:
- Откуда он?
Вкрадчивое прикосновение к чувствительному рубцу было приятным и возбуждающим, но воспоминания мгновенно переключили мысли на другой лад.
- Мне вроде лет шесть было, - Гордон затянулся и продолжил, поднеся обслюнявленный фильтр к губам Поля: - только-только научился кататься на велике… Ну и наебнулся на какую-то железину, уж не помню. Или это оградка была со штырями? Не суть, - парень махнул свободной рукой. - Помню, мама так испугалась… наверное, даже больше, чем я…
Крис уловил в голосе Мокзная печальные нотки и осторожно сжал его пальцы. К чему та злость, которую он испытывал к нему полтора года? Всё показалось донельзя глупым и мелким. Гордон затушил сигарету в банке и откинулся на спину, глухо пробормотав:
- Давай спать…
Поль кивнул и накрыл его одеялом, поудобнее устроившись рядом.

Утром Крис проснулся от лёгких прикосновений к ключице. Из-под прикрытых ресниц он наблюдал, как Гордон кончиками пальцев проводит по свежим кровоподтёкам и следам от укусов.
- Хватит прикидываться, - усмехнулся Мокзнай, - вижу ведь, что не спишь.
- Не хочу вставать, - покачал головой Поль и перехватил его руку, переплетая пальцы.
Гордон улыбнулся и, склонившись над ним, провёл языком по свежим отметинам. Крис выдохнул, запустив пальцы в волосы Мокзная и прислушиваясь к лёгким прикосновениям проколотого языка, вычерчивающего узоры на тонкой коже. После вчерашнего яростного выплёскивания чувств и эмоций хотелось просто ощущать близость и тепло друг друга.
Неожиданно Гордон отстранился:
- Пошли есть.
- Ну вот, всё испортил, - рассмеялся Поль, дёрнув его за ухо.
- Вставай, - фыркнул Мокзнай и столкнул Криса с кровати.

Гордон захлопнул холодильник и развернулся к Полю, качающемуся на табуретке:
- Значит так, я сейчас сгоняю за жратвой…
- На кой фиг? - перебил его Крис. - Можно же заказать.
Мокзнай картинно закатил глаза, скрестив руки на груди:
- Напомню: я ограничен в денежных средствах, - Гордон замысловато выматерился, охарактеризовав своё отношение к нехватке финансов, и посмотрел на призадумавшегося Поля. - Так вот, пока я хожу, сделай доброе дело - пожарь этот, как его, омлет.
Крис с сомнением окинул взглядом плиту.
- Ну, чего ты так смотришь? Ты дома вообще готовишь?
- Готовлю, - кивнул Поль, - но у меня плита…
- Всё сама делает, - фыркнул Мокзнай, кладя в карман рваных джинсов карточку и ключи.
- Типа того, - почесал Крис переносицу, усмехнувшись.
- Ничё, разберёшься. Я скоро, - Гордон махнул рукой и умчался, оставив Криса в раздумье созерцать немногочисленную кухонную утварь.
Вернулся Мокзнай действительно быстро. И запах, исходящий с кухни ему не понравился. Заглянув туда, он никого не обнаружил. Сковорода стояла на плите, находившееся в ней агрессивно потрескивало. Гордон кинул пакет на стол и, разогнав голубоватый чад, заглянул в сковородку: на омлет обугленные останки походили мало.
- Крис, твою дивизию! - заорал Мокзнай.
Довольно лыбящийся Поль вошёл на кухню, но как только увидел, что стало с завтраком, лицо его вытянулось:
- Блять! - он выключил плиту и сцапал многострадальную сковородку, умудрившись обжечься. Зашипев, и сунув обожженный палец в рот, Крис со злостью пнул стену.
- Дебил, - проворчал Гордон, и, схватив его за руку, подтащил к мойке, включил холодную воду. - У тебя что, прогрессирующее рукожопие?
Понаблюдав за Крисом, явно не считающимся со счётчиком потребления воды, Мокзнай снял сковороду с конфорки, и придирчиво осмотрел чёрное нечто, намертво пригоревшее ко дну.
- Объясни мне, как ты умудрился? Это - единственная сковорода у меня в житье, и отдраивать её будешь ты. Похуй, что восстановлению она всё равно не подлежит, - добавил он со вздохом.
- Да отошёл буквально на минутку, - ответил Поль, разглядывая бледный ожог.
- Нахуя?! - рыкнул Гордон, взмахнув сковородой.
- Сюрприз хотел сделать, - проворчал Крис, лизнув побаливающий палец.
- Спасибо, блять, сделал… - буркнул Мокзнай.
Крис продолжил, не обратив на реплику внимания:
- В общем, связался с одним челом, и мне удалось достать билеты. В фэн-зону.
- Какие ещё билеты? - навострил уши Гордон.
- На Headshot.
Сковорода вместе с содержимым с грохотом отправилась в утилизатор. Мокзнай метнулся к Крису, сграбастав его в объятия.
- Серьёзно?!
- Ау, ты мне шею сломаешь, - с напускным раздражением проворчал Крис, пытаясь сдержать улыбку и высвободить шею из сгиба локтя Гордона, одновременно прижимаясь к нему плечом.
____________
TF95 - название родилось благодаря синглу ТС "Totes Fleisch" ([тотес фляйш] «мёртвая плоть») 1995 года
пони-тэйл - в дарк-культуре значительно отличается от привычной разновидности (дреды с пушистыми кончиками) - длинный хвост, собранный на макушке, при этом остальные волосы сбриваются.








Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): RossomahaaR (29.05.2013)
Просмотров: 555

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн