фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 10:50

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по сериалам » Шерлок BBC

  Фанфик «Шерлоны | Глава 6, 7, 8, 9, эпилог»


Шапка фанфика:


Название: Шерлоны
Автор: Джонлок
Фандом: Шерлок ВВС
Персонажи/ Пейринг: Джон У., Шерлок Х., Майк С., Джим М. и прочие...
Жанр: Ангст, Драма, Фантастика, Психология, Философия, POV, AU
Предупреждение: Смерть персонажа, OOC
Тип/Вид: Джен
Рейтинг: РG-13
Размер: Миди
Содержание: Шерлоны - инопланетная раса человекоподобных существ. Шерлок - один из них. Джон - контактолог с планеты Земля.
Статус: Завершен
Дисклеймеры: Фанфик был создан не с целью извлечения прибыли, и права на использованных персонажей принадлежат сэру АКД и ВВС
Размещение: Спросите разрешения


Текст фанфика:

Глава 6. Цена вопроса

"Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый — так, будто никаких чудес не бывает. Второй — так, будто все на свете является чудом. Даже если Вам предстоит пройти через Ад — идите не задумываясь".
Альберт Эйнштейн

Шли долгие дискуссии о том, кто все-таки достоин такой чести ― лететь на Глизе 581g... Два человека были вне конкуренции - это контактолог Джон Уотсон и создатель "Морнополя" Джеймс Мориарти. Вопрос встал о третьем члене экспедиции. Всего лишь трое из множества претендентов. Это должен был быть человек, который взял бы на себя смелость в вопросах безопасности экспедиции, в то же время он должен был быть опытным астронавтом, уже совершавшим неоднократные выходы в открытый Космос, прилунение.

Само собой подразумевалось, что этот полет не совсем укладывается в понятие "обычного космического полета", ввиду того, что это больше будет напоминать "скачок" в пространстве. Где они могут оказаться в итоге, никто точно не знал, поэтому никаких гарантий не давалось. Даже Мориарти, насвистывая своего любимого Баха себе под нос, лишь загадочно улыбался, когда ему задавали вопрос, уверен ли он в том, что они останутся живы, отправившись на Глизе 581g на его "Морнополе"? Единственное, что видели спрашивавшие, это одержимость во взгляде и полное отсутствие страха. Возможно, они просто тонули в глазах этого странного ирландца...

Джон тоже не сомневался в своем выборе. Он был воодушевлен, как никогда в своей жизни. Видели бы вы, как он тренировался. Кстати, еще с учебы в медицинском институте Джон всегда мне говорил, что у врача должна быть отличная физическая подготовка, невзирая на специализацию, которую он выберет впоследствии.

― Майк, чтобы помогать больным, нужно самому быть здоровым! ― уверенно восклицал Джон и хлопал меня по животу, который в то время начинал потихоньку увеличиваться. ― Знаешь, как это, например, важно, когда оказываешь умирающему сердечно-легочную реанимацию, и рядом с тобой нет никого, кто бы мог тебя сменить? Ведь в это время твое сердце с такой силой перекачивает кровь, а сосуды сжимаются, чтобы обогатить твои мышцы и мозг кислородом, к тому же ты еще себе создаешь такую ненужную в данный момент гипервентиляцию, вдыхая пострадавшему в легкие воздух, что и тренированному человеку непросто выдержать. Так что, благодаря всему этому и твоей жировой прослойке, у тебя есть все шансы занять место рядом с умирающим, мистер Стэмфорд, ― не унимался мой друг и выталкивал меня из комнаты на вечернюю пробежку.

Я, бурча себе под нос, что главное у врача клиническое мышление, а не выносливость, лениво плелся за ним и, дойдя до парка, начинал исправно бегать трусцой. А Джон за это время успевал прокомментировать все мои действия и несколько раз оббежать вокруг меня ― он просто светился от счастья, когда его мышцы начинали работать, поднимая температуру тела и выделяя эндорфины. Сколько энергии в нем уживалось! Впрочем, он и сейчас такой же: готов бежать на край Земли или Вселенной, только бы "проверить" себя, как надолго его хватит. За это, наверное, его и любили ― за готовность отдать себя без остатка...

Он был, словно древний эскулап, живущий по принципу: "служа другим, сгораю сам". Таких остались единицы...

Как бы хороша и успешна ни была моя работа, я часто мыслями возвращаюсь в годы нашего студенчества. Это было лучшее время! Мы жили мечтами и надеждами о великих свершениях. О, этот юношеский максимализм... Хотелось "свернуть горы" и быть во всем первым! И у Джона это получалось лучше всех. У него все получалось лучше, чем у кого бы то ни было на нашем курсе.

Он стал хорошим врачом, а я так и не смог победить свою неуверенность и ... стал "лабораторной крысой", занимающейся новейшими исследованиями в микробиологии. Нахожу приятным общение с теми, кто в триллионы раз меня меньше ― они мне интересны. А я им? Просто им не дано понять...

Я так и не был женат, да и вряд ли уже когда-нибудь буду. У меня есть два близких друга. Джона вы уже знаете, а о Лестрейде я упоминал, как о моем источнике информации. О нем можно написать отдельную главу, но не сейчас. Я тороплюсь поведать вам суть! Мои заметки и так довольно отрывочны, а воспоминания о Греге и вовсе уведут меня прочь от цели повествования...

Знаете, когда после долгих собеседований и тестирования, наконец-то, третьим астронавтом был выбран Лестрейд, меня словно облили холодной водой... Сразу двоих! Судьба забирает обоих дорогих моему сердцу друзей, оставляя меня в одиночестве. Я очень трудно схожусь с людьми... Не знаю, что тому причиной: моя природная застенчивость или просто нежелание раскрывать себя перед кем-то? Ведь дружба предполагает взаимное откровение и доверие. А, может быть, боязнь эмоциональной зависимости от кого бы то ни было?

Настал тот день, когда за два дня до намеченного старта Грега и Джона отпустили с тренировочной базы, и мы решили поужинать все вместе, отметить что-то вроде "отвальной". Странное слово для "последнего" ужина с моими друзьями. Нет! Я до сих пор не хочу верить, что они уже мертвы, но опыт предыдущих полетов...

А в тот вечер мы вообще старались не думать о предстоящем расставании и возможных исходах экспедиции.

... ― Джон, ты уже придумал, что ты скажешь глизерянам? ― спросил я, выбирая из принесенного заказа кусочек свинины пожирнее.

― Ага! Хай, бледнолицый! ― смеется Джон и поднимает правую руку в приветственном жесте индейцев.

― Док, я серьезно! ― парирую я, отправляя в рот мясо и подталкивая локтем Грега, чтобы он меня поддержал.

― Да, мне тоже интересно. Хотя... Я ведь это и так узнаю, ― почти серьезно говорит Лестрейд. У него всегда было специфическое понятие о юморе, но последнее время он вообще практически перестал улыбаться.

― А, может быть, это ловушка? Вы не думали об этом? ― озвучил я собственные мысли, давно не дававшие мне покоя.

На мгновение наступила тишина. Джон с Грегом переглянулись.

― Майк, неужели ты думаешь, что даже, если бы мы были уверены, что с нами произойдет один из известных нам вариантов, ― он позволил себе секундную паузу, ― я или Джон отказались бы? Знаешь, лично я готов рискнуть, чтобы увидеть Нечто! Майк, я рисковал всю свою жизнь, после того, как решил стать астронавтом. Ты забыл, сколько погибло людей ― мужчин и женщин ― от "простых" внештатных ситуаций, начиная от первого запуска двигателя и заканчивая выходом в открытый Космос? Нет, я уверен, что не забыл! И все мы помним об этом каждый раз, выходя на старт. Всегда! Какой бы внешней бравадой мы не окружали себя, как щитом, ― он опустил глаза на стакан и, взяв его в руки и будто бы рассматривая содержимое, продолжил: ― И так, парни, будет всегда. Я готов к этому, даже если это будет мой последний полет. Ваше здоровье! ― сказал Грег и, подняв стакан с водой, отпил несколько глотков.

― Простите, что дал повод усомниться во мне. Это все мой эгоизм! Я слишком привязан к вам, у меня нет людей более близких, чем вы с Джоном, Грег. Понимаете? Нервы сдают немного... Ха! Я же не астронавт ― мне можно...

― Конечно, Майк! За нас тебе можно все! ― смеются они и дают "пять" друг другу, и я начинаю смеяться тоже. Это нервное. Но смех ― лучший механизм разрядки.

После, мы уже практически не возвращались к теме предстоящего полета, а вспоминали все только хорошее, что нас связывало, и травили уже устоявшиеся байки.

***

Только что я узнал, что наш Центр Связи получил видео-сообщение от экспедиции на Глизе 581g. Всех, имеющих особый доступ к этому Проекту просят немедленно собраться в аудитории, где мы просматривали почти два года назад то самое ответное послание глизерян.

После просмотра, постараюсь описать все увиденное. Надеюсь, наши ожидания не напрасны...

Глава 7. Глизеряне
Наконец мы получили сигнал от нашей экспедиции. Большая часть посвященных уже перестала надеяться. Ранняя запись, которая велась внутри корабля, требовала дешифровки: по непонятным нам причинам она была сделана с очень большими помехами и нуждалась в очистке. Поэтому начали просмотр с "наружного" отчета.

― Ну, удачи нам! ― раздался за кадром в самом начале видео голос, принадлежащий Грегори Лестрейду. Эти слова были произнесены в полной темноте, словно человек закрыл глаза и как будто из глубины души взывал к... Богу, надеясь на него в трудную минуту, но при этом и сам стараясь не оплошать.

Просматривая первоначальное промо-видео, присланное нам с Глизе 581g в декабре 2047 года, было просто невозможно представить все великолепие этого инопланетного оазиса. Именно, великолепие! Когда наши аналитики старались просчитать состав атмосферы на этой планете и возможные условия обитания, то они и близко не смогли подойти к тому, что оказалось в реальности. Красота, созданная внеземными условиями, представшая перед нами, просто лишала дара речи.

Видео-регистраторы, прикрепленные к каждому члену команды, фиксировали все с разных углов зрения и нахождения в пространстве. Помню, когда первый раз после получения их видео-отчета, просматривал эту запись, наверное, забыл, как дышать. Я старался уловить каждую деталь этого фантастического действа, будто был сам на месте наших ребят. Как же мы ждали весточки от них! Если бы вы только могли это представить... Мы все были вне себя от волнения, от возможности, наконец, узнать, что произошло с ними. И чем дальше шла запись, тем сильнее чувствовалось напряжение в зале просмотра. Возможно, не только мне казалось, что это последнее из того, что может быть связано с ними...

Пока же перед глазами проплывал горизонт с оранжевым "солнцем", несколько большим, чем привычное для нас родное светило, купая в своем свете небольшую, практически лишенную растительности, равнину, "украшенную" редкими валунами, переходящую в бескрайнюю воду. Не знаю, насколько уместно название "океан" или море" на этом "подобии Земли", но очень хочется применять привычные, родные названия, которые лишний раз укажут на то, откуда я родом. Дома, нет, скорее всего, некие здания-постройки, очень сильно напоминающие футуристические фантазии художников-землян, обрели свою сущность здесь, в глизерянском бытии. Они выглядели довольно высокими и, как казалось с этой точки обзора, вырастающими прямо из воды.

Странный материал, из которого были сооружены стены-окна, был с подобием зеркальных вставок, располагавшихся под разными углами, но так, чтобы отраженная водная поверхность как бы перекатывалась в их гранях. Словно большие волны, готовые смыть все на своем пути, состоящие из множества бликов отраженного глизерянского "солнца", встречали нашу экспедицию, показывая свою мощь, дурманя их своей нереальностью. Даже у нас, смотрящих эту запись, возникало ощущение, что эти здания движутся на нас, раскачиваясь из стороны в сторону. Очень гнетущее ощущение. Словно тебя гонят, как непрошеного гостя. Собственно, так и есть. В гости на Глизе 581g нас никто не звал...

Все ждали начало переговоров членов команды. Хотелось слышать их рассуждения об увиденном, их эмоции, планы по обследованию.

― Грег, я один не понимаю, что с нами произошло? ― спросил Джон, встречаясь глазами с Лестрейдом, невольно при этом улыбаясь.

...Видео пишется на "Морнополе" с передатчика Грега, дублируется, по идее, со всех остальных. Но мы получили вариант "видения" только Лейстрейда. И сейчас мы видим все как бы...

Я с трудом сглатываю ком в горле.

Я скучаю по ним...

― Джим, что скажешь? А? Есть версии? ― Лестрейд, словно передавая эстафетную палочку, повернулся к "главному по всем вопросам" в их команде, тем самым показывая Джону, что они с ним испытывают одинаковый информационный "голод".

― Парни! Это же очевидно! Боже, я всегда удивлялся, куда смотрит руководство нашего института? А ничего удивительного ― все правильно: оно смотрит на себе подобных, таких же пустоголовых.

― Джим, прекрати! Все идет на запись. И я уверен, это может доставить тебе некоторые неудобства после возвращения.

― Неудобства? ― Джим засмеялся, сгибаясь в своем комбинезоне почти пополам. ― Пусть сначала найдут мне замену, Джон.

― У тебя комплекс Бога, Джеймс Мориарти.

― Не умничай, великий контактолог, это тебе не идет!

― Прекратите немедленно! ― рявкнул Грег, громом отозвались наши динамики, ударяя волной гнева в наши барабанные перепонки. ― Будто дети! Я на правах старшего и ответственного за безопасность лица уведомляю официально: не перестанете эту перебранку, буду вынужден принять строгие меры в связи с возможной угрозой.

― Как вам неземная твердь? А? ― спросил Грег, видимо, немного пружиня на ногах, потому что изображение начало "плавать" вверх-вниз, а потом и вовсе опустилось на предмет вопроса. Словно Лестрейд, лег на нее и уткнулся шлемом в почву. Почву... Интересно, насколько эта твердь может быть плодородной. ― Что молчите, парни? ― продолжил Грег, перебирая то, что смог зачерпнуть, руками в толстых перчатках, являющихся незыблемой частью скафандра, с вмонтированными в них многочисленными датчиками, которые способны были моментально определять возможный состав и свойства тех веществ, что находятся в них. Результат анализа тотчас же выдавался на экран мини-монитора, закрепленного с тыльной стороны левой перчатки, и дублировался как каждому астронавту, так и на основной компьютер корабля. Лестрейд изучал нечто, напоминающее земную гальку, но мягкого бежевого оттенка, с прожилками малахитового цвета. Все камешки были практически одинакового размера. Грег поднял глаза, окидывая взором ближайшую к ним территорию, и перевел взгляд на команду. На изображении появились Джон и Джим, внимательно смотрящие вдаль.

― Дорогие мои, кажется, нас заметили, ― раздался голос Мориарти, который лишь чуть поднял руку в направлении приближающегося к ним "объекта". ― Джон, с нетерпением ждем проявления твоей че-ло-веч-нос-ти, ― съехидничал гений, нарочно растягивая "самое важное земное слово" на этой далекой планете.

― Это он, ― вглядываясь, ответил контактолог.

― Надо же! Он, что, один здесь живет? Или из всех уродов он самый симпатичный? ― послышался сдавленный смешок.

― Джон! ― секундная тишина в эфире заставляла нервничать. ― Джон Уотсон! ― повторил Грег свой призыв.

― Да, Грег. Извини, задумался.

― Ты готов? Нервничать можно только Джиму. Хотя я бы тоже не отказался, черт меня дери... ― было слышно, как Грег сглотнул и откашлялся, словно ему сейчас предстояло идти на контакт и представлять все Человечество.

― Всегда, ― спокойно ответил Джон.

Глизерянин медленно шел им навстречу, откуда именно он вышел никто не заметил. Но это однозначно было то самое существо из видео, присланного нам с этой планеты. Одет он был в нечто, напоминающее рубашку свободного покроя, и такие же легкие штаны абсолютно белого цвета. Ветер играл тканью, заставляя ее как бы обнимать облаченное в нее тело, подчеркивая его изящную худобу и зрительно делая его еще длиннее, чем оно было на самом деле. Черные короткие волосы сильно контрастировали с его бледным покровом, возможно, выполняющим такую же функцию, как наша кожа.

Тишина, заполнившая эфир, нарушалась лишь размеренным дыханием ― Грег все-таки нервничал.

Расстояние сократилось еще на несколько футов.

Шаги с прежней скоростью. Взгляд, устремленный прямо на наших ребят.

― Удачи, Джон, ― прошептал Грег, словно кто-то еще их мог услышать.

Глизерянин остановился примерно в шести футах, что практически соответствует его росту. Поднял обе руки с ладонями, раскрытыми к нашим астронавтам, вверх до уровня лица, на мгновение замер, потом протянул правую вперед, словно ожидая рукопожатия.

Джон также поднял руки вверх, повторив все движения в точности, и, вытянув правую руку, сделал шаг вперед. Глизерянин спокойно подошел ближе, сжал руку Уотсона в приветственном рукопожатии и произнес на чистом английском:

― Так, кажется, на Земле приветствуют друг друга?!

Он говорил, улыбаясь. Его глаза серо-голубого цвета иногда переливались нежно-зеленым, словно в них отражался тот самый минерал, похожий на наш малахит, который увидел Грег в мелких камешках, напоминающих гальку.

Его необычная внешность была невероятно притягательна. Я смотрел на него второй раз, и он мне не казался странным, скорее наоборот. Вдруг возникла мысль, что он, наверное, очень красив в понимании глизерян, таких похожих, удивительно похожих на нас! Если бы существовала классификация инопланетян, принятая на какой-нибудь межгалактической конференции, то мы бы явно входили в один класс ― человекоподобных существ.

― Вы правы, ― Джон улыбнулся в ответ. ― Меня зовут Джон.

― Я ― Шерлок. Эта планета в общем каталоге "Пригодных для обитания"* числится под номером 221b. Названия не даем — все это ненужные сантименты. Раса шерлонов, к которой я принадлежу, довольно малочисленна. Практически все мы — особи мужского пола, то есть, как вы понимаете, сами не в состоянии произвести на свет себе подобных. И еще нас называют космическими кочевниками ― Космадис**.

― Кошмарис, ― передразнил его Мориарти.

В зале для конфиденциального просмотра раздались единичные сдавленные смешки ― напряжение давало о себе знать...

Грег повернулся в сторону Джима, а тот картинно присел в реверансе, очень довольный тем, что привлек к себе внимание.

― Так, значит, эта планета — не ваш дом? А что вас сюда привело? Откуда вы? Почему "кочевники"?

― Много вопросов для первой встречи, правда? Мне казалось, самым предсказуемым должен был быть вопрос о языке, на котором мы с вами общаемся, ― разговаривая словно с первоклассниками, продолжал Шерлок.

― Черт, простите, это показалось настолько очевидным и естественным, что... ― не сдержался Джон в своих оправданиях.

― Иногда очевидность требует больше вопросов. Не все, что вы видите, является таковым на самом деле. Итак, у нас очень мало времени, и я бы советовал провести его с максимальной пользой для вашего стремления узнать нас в дозволенном масштабе вашей разумности. Кстати, атмосфера вполне пригодна для вашего газообмена, только немного более разрежена в отношении содержания кислорода. Надеюсь, вы оправдаете те тренировки, на которые потратили столько времени, ― Шерлок изобразил подобие улыбки, но сарказм струился в каждом его слове. Достав из кармана своего странного одеяния три предмета, напоминающие портативные ингаляторы, Шерлок протянул их нам: ― Вдохните по три дозы и через полторы минуты вашего земного времени можете снимать шлемы.

― А что внутри? ― спросил Джон, разглядывая эти устройства.

― Это то, что поможет вашему иммунитету в борьбе с незнакомой микрофлорой и подобием ваших земных вирусов.

― Это антитела? ― не унимался в контактологе врач. ― Но как же наша белковая совместимость? Мы не умрем от этого, спровоцировав себе молниеносный анафилактический шок?

― Они адаптированы к вашему набору ДНК. Не вижу причин мне не доверять, Джон. Время... его осталось очень мало. И его совсем нет на сомнения.

________________________________

Примечание автора:

* "Зона Златовласки" — Обитаемая зона — в астрономии условная область в космосе, определённая из расчёта, что условия на поверхности находящихся в ней планет будут близки к условиям на Земле. Соответственно, такие планеты и луны будут благоприятны для возникновения жизни, похожей на земную.

** Космадис ― COSMos (космос) и nomADIS (Кочевники) ― латынь.

Глава 8. Мортиферы

"Земля имеет оболочку; и эта оболочка поражена болезнями. Одна из этих болезней называется, например: "человек"
Фридрих Вильгельм Ницше

― Идти без шлема и вдыхать воздух этой странной экосистемы просто невероятно. Грег, это самое фантастическое, что смогла бы дать нам судьба! ― констатировал контактолог, направляя свой шлем в сторону старшего по безопасности, чтобы заснять выражение на его лице.

― Стараешься для потомков, Уотсон? Смотри, ты мне обещал написать книгу о нашей экспедиции, ― ответил Грег, улыбаясь.

― Я даже название придумал ― "Шерлоны", звучит? ― шлем Грега в очередной раз был направлен на "нужный" объект, и на изображении появился Шерлок, который лишь поднял краешек губ, чего собственно было достаточно, чтобы считать это одобрением.

― А как долго нам еще идти? ― Джим явно проявлял нетерпение.

― К тем установкам, ― Шерлок небрежно махнул рукой в направлении "плавающих" зданий.

― Установкам? Так это не жилые дома? ― уточнил Грег.

― Это моделяторы, то есть помещения-устройства, создающие модели интерьера согласно мыслям и надобностям заказчика или, как сказали бы вы — пользователя. В них есть все, что угодно. Вам должно понравиться.

― А почему нас, кроме тебя, никто не встречает? ― спросил Джон.

― Да, да! Мы бы хотели видеть парад-шествие в нашу честь! ― Джим был в своем репертуаре.

― Вы не заслужили такой радушный прием, ― ответил глизерянин.

― Джим! ― рявкнул контактолог. И, уже обращаясь к Шерлоку, совсем иной интонацией добавил: ― Спасибо, мы безмерно благодарны, что ты уделил нам внимание, Шерлок.

― Знаешь, нас очень повеселило ваше послание. Такое дерзкое, полное тщеславия и собственной гордости, но такое технически не совершенное, что наше Агентство даже не посчитало нужным на него отвечать. Мне же было просто скучно в перерывах между работой, вот я вам и послал ответное "приветствие", "достигнув" практически вашего уровня технического прогресса, что, между прочим, было довольно сложно сделать. Исключительно для того, чтобы вы могли его "прочитать". Оно должно было "добираться" до вас около года. Забава! Не более! Меня никто на это не уполномочивал. И вот вы здесь... ― Шерлок опустил голову, зажмурив глаза, помотал ею из стороны в сторону, как будто стараясь прогнать пришельцев, словно призраков. ― Вы даже не представляете, что вы натворили! Не пред-став-ля-е-те, ― растягивая каждый слог в глаголе, все больше бесновался этот представитель шерлонов.

― Но мы ничего еще не сделали, ― вставил свое слово Грег и посмотрел на Джима, словно ища подтверждения своим словам, но встретился лишь с неоднозначной ухмылкой гения.

― Я же и говорю: не представляете.

― Просвети, дорогой, ― обходя вокруг Шерлока, промурлыкал Мориарти.

― Когда вы приблизились к нашей планете, то, наверняка, почувствовали на себе возмущение нашей атмосферы, принимающей вас с явной неохотой. Мы знали, что вы скоро прибудете, и предупредили ее, чтобы она вас пропустила. Да, да! Не надо строить такие лица, словно вас это удивляет. Она живая. Это материя, живущая в виде купола на Глизе 581g, своеобразный симбиоз, полезный всем: мы дышим ею, она дышит нами. Бывает, капризничает, но что поделать, когда с ней легко найти компромисс. Так вот. Мы сожалеем только об одном, что не смогли остановить вас еще там, на Земле.

― Позвольте узнать, что вы здесь курите, чтобы рассказывать нам такие сказки? ― не унимался Джим.

― Ты же первый догадался, что сопротивление атмосферы вышло за рамки всех расчетов, что, в конце концов, повлекло за собой некоторые изменения в вашем пространственно-временном ощущении. Разве нет?

― Да, именно! ― воскликнул Уотсон.

― Но это не дает тебе повода утверждать, что ваша планета окутана живым организмом, словно коконом, ― парировал Джим.

― А что в твоем понимании "живой", Джеймс?

― Неужели мы опустимся до таких банальностей?

― Согласись, наличие нескольких отверстий в теле и глаз на голове — не отличительный признак живого организма. Скажу больше, создавая свой "Морнополь", ты активизировал "временных паразитов".

― "Временных паразитов"?.. Можно конкретнее? А все эти летающие объекты, которые мы видели около орбиты планеты? Они покидали вас? ― наконец влился в разговор Грег, еще в "Морнополе" не находивший себе место после материализации на орбите, увидев множество различных космических кораблей, улетающих прочь от планеты.

― Это пилигримы. Мы предупредили их о надвигающейся опасности, и они в срочном порядке эвакуируются, ― объяснил шерлон.

― Ха-ха! ― ерничал Джим. ― Сделали из нас межпланетных монстров...

― Мортиферов*, ― спокойно констатировал Шерлок.

― Что, прости?..

― Вас уже окрестили мортиферами, дорогие земляне. Такого почетного звания еще никто не удостаивался.

― Чушь какая-то! Можно сказать, спектакль одного актера. Где все, Шерлок? Где другие представители вашей расы? ― наш "моряк" был непреклонен.

― Надо же, какая ирония, ― с досадой сказал Уотсон, - прилететь за столько световых лет, чтобы уничтожить планету и всех ее жителей. К тому же войти в историю Космоса, как "мортиферы"...

― Джон, поясни, я не... ― перебил его Лестрейд.

― Грег, нас назвали расой "несущих смерть". Вот альтернативное название моих мемуаров, которые никогда не выйдут в свет, потому что мне будет стыдно рассказывать об этом человечеству... ― глубоко вздохнул контактолог и обратился уже к другому собеседнику: ― Неужели ничего нельзя сделать? Что все-таки произойдет, Шерлок?

― Ничего. Система Глизе просто исчезнет из Времени. Это самоочищение от "паразитов", ― очень спокойно, практически без единой эмоции объявил приговор глизерянин.

― Как же все? ― в голосе Грега слышались нотки беспомощности.

― Пилигримы нас уже покинули. А шерлонов... Нас не очень много, как я уже говорил. Майкрофт ― он у нас один из старших ― уже всем отдал распоряжения. Вам нужно улетать. Подходящий момент настанет как раз через 72 минуты по земным часам. Этого времени хватит, чтобы посмотреть моделяторы, попытаться попробовать наши элементы — некий аналог вашей пищи — и вернуться на "Морнополь".

До ближайшего моделятора дошли очень быстро, остановились перед дверью, которая плавно отъехала в сторону, открывая вход в лифт. Мгновение, и они оказались в большой комнате, в полумраке казавшейся практически пустой, большие окна которой выходили на бескрайнюю водную гладь.

― Это мое убежище. Джон ― ты первый. Представь что-нибудь... Где бы ты хотел сейчас оказаться? ― предложил Шерлок, улыбаясь.

Комната озарилась теплым солнечным светом. У окна появился мощный дубовый стол с множеством боковых ящиков. Рядом с ним — большое кресло с обивкой в тон дерева. На столешнице были разбросаны белые листы, лежали книги... Настольная лампа с абажуром нежно-зеленого цвета уютно расположилась почти на самом краю стола. На полу комнаты лежал бледно-желтый ковер, и почти такого же тона шторы крупными складками свисали с гардин.

― О! Это, судя по всему, твое убежище. Мне нравится. Оно странное, но ты его очень любишь... А ты, Грег?

― Достаточно развлечений, Шерлок, ― вмешался Джим. ― Покажи лучше, как он устроен. Это куда интереснее, чем все эти фокусы с мыслями.

― Прости, Джим, не твой уровень пользователя.

Раздался щелчок, и все обернулись к двери. Там стоял такой же высокий глизерянин, как и Шерлок, но совершенно на него не похожий, хотя и одетый абсолютно идентично. Волосы у вошедшего шерлона были рыжего цвета, а нос такой длинный, словно он его с детства совал в дела, его не касающиеся. Он заговорил тоном, не терпящим возражений:

― Грег, я знаю, что Вы — ответственный за безопасность. Нам необходимо кое-что обсудить перед тем, как Вы отправитесь в обратный путь. Настоятельно рекомендую Вам отключить видео-регистратор. Все это в Ваших интересах, поверьте мне.

На наше удивление Лестрейд повиновался, отдал шлем Уотсону со словами:

― Джон, ты за главного, ― и уже развернувшись к Мориарти, добавил: ― Джим, не позорь нашу планету.

― Бездарь, ты мне должен быть благодарен! Это ты на моем детище притащил сюда свою задницу, ― прошипел создатель "Морнополя".

Грег ничего не ответил, лишь последовал за вторым глизерянином. Дверь за ними закрылась.

...Мое сердце колотилось в груди, отбивая мгновения: до конца видео осталось совсем немного времени. Ком в горле не давал дышать. Не отрывая взгляд от экрана, я зажал себе рот ладонью, будто пытаясь скрыть свои эмоции ото всех... Боже, Джон! Я завидую тебе! Но светлой завистью, вызывающей преклонение перед тобой, мой Друг! Я горд тем, что могу тебя так называть! И если это последние минуты твоей жизни, то прожил ты их с честью и человеческим достоинством...

Помещение, в котором находились оставшиеся трое, вновь потемнело, и через мгновение в нем появилась совершенно иная обстановка, больше напоминающая лабораторию. Источник освещения был скрыт от глаз, но его мягкий голубой свет, отражающийся от матовых стен, завораживал, наполняя комнату туманом проведенных экспериментов, продолжающих жить в этом пространстве. На зигзагообразном столе находилось множество различных приспособлений, назначение которых нам, просматривающим эту видеозапись, было не понятно, думаю, так же, как и Мориарти с Уотсоном. Джон старательно снимал все, используя шлем Грега, как камеру.

...Я уже писал, что только видео-регистратор Лестрейда был способен на мгновенную передачу снятого материала на "Морнополь", а с него через кодировку и усилитель сразу к нам, на Землю. А это "сразу" случилось только через год...

И тут изображение остановилось на предмете, очень сильно напоминающем наш обычный земной диван, принимающей поверхностью обращенный к большому окну, которое заменяло собой стену и, видимо, каждый вечер показывало, как бескрайняя вода заглатывает красного карлика...

― А это для каких экспериментов? ― спросил Джон, по интонации голоса было слышно, что он улыбается.

― Я здесь восстанавливаюсь, ― ответил хозяин пристанища.

― Спишь, то есть?

― И это тоже, но очень редко. Чаще ― думаю. Этот процесс иногда бывает продуктивнее в горизонтальном положении, такова наша физиология, Джон.

― А сны? Ты видишь их? Помнишь?

― Я вижу ответы.

― Как же мало времени, ― сетовал Джон. ― А сколько тебе лет, Шерлок? Какая продолжительность жизни шерлонов?

― Если в земных годах, то, примерно, двадцать семь. Как долго живем? О, типично человеческий вопрос. Отвечу просто: достаточно, ― Шерлок развернулся и вытащил что-то из шкафчика над столом. ― Угощайтесь, ― предложил он гостям, протягивая какие-то маленькие замысловатые геометрические фигурки на ладони.

― Что это? ― спросил Джон, выбирая одну из них.

― А ты руки мыл? Или боги в туалет не ходят? ― выпустив пар, Мориарти сиял.

― М-м... Напоминает клубничный джем... А что входит в состав? ― попытался разрядить обстановку контактолог.

― Все аминокислоты, необходимые вашему организму. Суточная доза при средней физической нагрузке.

Что-то запищало на запястье Шерлока, и секунду спустя у нас в шлемах включился предупредительный сигнал, оповещающий о необходимости возвращения на "Морнополь".

― Пора, ― сказали одновременно Шерлок и Джон, порождая этим неловкую тишину.

Дверь навстречу выходящим распахнулась, и Грег появился на пороге, словно ждал, когда ее откроют. Он улыбался, но его глаза... В них жила такая тоска.

...Не знаю, заметно ли это было кому-то, кроме меня.

Не хочу ни с кем говорить.

Я не готов обсуждать увиденное...

Тем временем наши, войдя в "лифт", расположенный рядом с тем, на котором они поднялись сюда, мгновение спустя очутились недалеко от корабля. Видимо, так же появился и Шерлок в самом начале...

Первым до "Морнополя" добрался Джим, остановившись, одел шлем и обернулся к остальным.

― О, мои дорогие! Не нашел другого момента, но у меня для вас новость, ― поправляя свой комбинезон, произнес он, ― буду честен: приятная не для всех. У нашего корабля изменилась критическая подъемная масса, и ...

― Ожидаемо, ― скучающим тоном перебил его Шерлок, вызвав недоумевающий взгляд у Джона.

— Так вот. Эта груда металлолома может поднять одну треть от запрограммированной массы, то есть почти полтора меня, — по-детски наигранно выпятив губы, продолжил Мориарти.

— Я остаюсь! — твердо заявил Джон. — Может, возможно, что-то выгрузив из оборудования, вам вернуться вдвоем с Грегом?

— Нет, — одновременно ответили Джим и Шерлок, и лишь диаметрально противоположные интонации различали их отношение к сложившейся ситуации.

— А ты забавный! Мы бы многое смогли сделать вместе... Но не в этом измерении. Хотя на сегодняшний день я не уверен ни в чем, кроме того, что существует только Время, а вы все всего лишь его эхо, — схватив себя за голову, он залился смехом, очень отдаленно напоминающим радость от догадки. Скорее истерику...

— Я остаюсь с Джоном! — сделав шаг вперед, сообщил о своем решении Лестрейд.

— Боже! Какое коллективное и такое идиотское самопожертвование, — театрально вытерев слезы с глаз, констатировал "отец Морнополя".

— Он мой друг, — сказал Грег, подойдя к Уотсону.

— Друг? Хм, интересное понятие в наше время. Оно давно обросло мхом, Грег, так же, как и твои убеждения. Мне тебя жаль. Ты глупый преданный человечек. Впрочем... — Джим махнул обреченно рукой, показав, что разговор закончен.

Его никто не остановил. Он все решил. За всех. За каждого. Думал ли Джон Уотсон или Грег Лестрейд, что их жизнь, полная приключений и неоднозначных открытий, закончится вот так, в бесконечных объятиях Черной дыры? Точнее, под ее пристальным взглядом в самую суть. Нет. Никто не хочет умереть в безвестности.

Посмотрев на дисплей браслета, выполняющего роль часов, счетчика Гейгера, термометра, пространственно-временного навигатора, мини-лаборатории и еще множества необходимых в космических экспедициях функций, и еще раз бросив взгляд на остающихся на этой планете людей, Мориарти зашел в "Морнополь".

Спустя мгновение, пока двигатели создавали необходимое поле для прыжка в "нору", перед нами появилась голограмма: Джим в ней был почему-то одет в своей излюбленной манере ― шикарный серо-голубой костюм, сшитый на заказ, галстук с булавкой, аккуратно приглаженные волосы...

Она была записана еще на Земле!

...Далее, думаю, нас постигло такое же шокирующее изумление, какое испытывали Джон и Грег, слушая это послание, заготовленное заранее. Чудовищный расчет, взращенный нарциссизмом этого гения, просто погружал в ступор.

Невероятная жестокость! ...

Пару мгновений демонстративно выдержав паузу, Джим начал свой монолог:

― Каков я! Верю, ты оценил мою задумку! Джон и Грег, это я не вам. Это существо отчасти окажется правым. Но лишь отчасти! Пока не знаю, как его будут звать, но он сразу поймет... А если вы все это смотрите, значит, он ничего не предпримет. И все случится так, как я планирую. И да, думаю, их атмосфера должна быть неким подобием живого организма. Но не об этом сейчас. А о том, что моделируя "Морнополь", я предполагал, исходя чисто из расчетов, что наличие "пожирателей времени" неизбежно. Я долго думал, как мне использовать их энергию для себя. Скорее всего, это будет похоже на эффект черной дыры... для вас, глизеряне. Думаю, мои расчеты окажутся верными, и я смогу беспрепятственно путешествовать во Времени, чувствуя, как оно вибрирует подо мной. Я буду его Ангелом, обретя Бессмертие. Грег, пожелай мне удачи, как ты можешь, дорогой.

― Пошел к черту! ― пожелал "удачи" Грег, исчезнувшему изображению.

____________________________________

Примечание автора:

* Моrtifer (МОRTem FERеns) — "несущий смерть" (латынь)


Глава 9. Альтернатива

― Пошел к черту! ― пожелал "удачи" Грег, исчезнувшему изображению.

Это было последнее, что получили земляне из сигнала, переданного "Морнополем"...

Наступила тишина... Никто так и не встал со своих мест.

Жгло в груди, в голове неприятно шумело, я закрыл уставшие глаза, стараясь смириться с неизбежным...

***

Джон смотрел на то место, где только что был их корабль... Грег опустил ладонь ему на плечо, по-дружески сжав его.

― До встречи, Джон! ― тихо сказал Лестрейд, прощаясь.

Уотсон промолчал. Поднял голову вверх и посмотрел на живой купол, который менял цвет с голубого на серый, превращаясь постепенно в Темноту, словно умирая...

— Джон, у нас нет выбора, — констатировал Шерлок. — Точнее сказать, это единственное решение, которое способно подарить жизнь, и оно с одним большим "но", — он схватил Джона за плечи и, чуть нагнувшись, заглянул ему в глаза.

— Я не хочу даже слышать о том, что ты мне сейчас скажешь. Если нас ждет смерть, я хочу встретить ее здесь с тобой. Я никуда без тебя не пойду. Я сделал свой выбор за триллионы миль отсюда, неужели ты думаешь, что я передумаю? — Джон взволнован, но старается держать интонации голоса под контролем.

— Нет. Я знаю и безумно благодарен звездам, что ты здесь, рядом со мной и предан мне. Это важно, поверь, — он провел ладонями по шее, далее по скулам, вискам, охватил голову Уотсона и, спустя мгновение, прижался к его губам.

...Странное ощущение, когда наблюдаешь за тем, как твоего друга целует инопланетное существо мужского пола. Очень странное... И Джон отвечает ему, обнимает, сильнее прижимая к себе, и это невинное касание губ перерастает в поцелуй — короткое наваждение...

— Шерлок! — ошарашенно произнес Джон, разрывая это неожиданное прикосновение. Зажмурил глаза и сдавил руками виски. — Боже! Что это со мной? — пробормотал контактолог, морщась, словно от сильной головной боли.

— Я передал тебе "чери"-клетки с моей ДНК, вот они и начали свою работу, Джон, — не разжимая объятий, пояснил Шерлок. — Ну, и каково это, быть мной? — улыбаясь, продолжил он, наблюдая и оценивая все происходящее с новым видом живого организма и анализируя последствия своего эксперимента.

— Это ужасно! — изображая подобие улыбки, ответил Джон. — Где это я, Шерлок? — спросил контактолог, направив указательный палец на свою голову.

— Это Чертоги. Мои Чертоги — кладезь знаний, накопленных нами за все время существования шерлонов.

— И когда же ты успеваешь скучать? — вращая рукой на макушке головы, копируя этими движениями водоворот, поинтересовался Уотсон.

— Всегда! Как только изучим новую планету, все виды живых организмов и условия существования на ней.

— Ясно. Скука гонит вас дальше... Вот почему вас называют Космадис. Ладно, — кивнул Джон, словно для констатации этого факта требовалось его согласие.

— Ты готов? — неожиданно отстраняясь, спросил Шерлок, чуть ослабив объятья.

— К чему? — тихо прошептал Джон в ответ, опустив взгляд на его губы.

— К Перемещению, — ответил глизерянин и мягко коснулся губами лба контактолога.

— Это больно? — Джон пытался иронизировать и улыбаться, но грусть в его глазах граничила с отчаянием.

— Ты забудешь...

— Нет, Шерлок! Я не хочу. Не смей принимать за меня решения! — перебив, он попытался оттолкнуть Шерлока, но тот лишь усилил хватку своих объятий.

— Послушай меня внимательно, Джон Уотсон. У каждого из нас есть "родной". Это врожденное устройство, которое нас перемещает во Времени, но только тогда, когда нам угрожает катастрофа вселенского масштаба. Как сейчас, Джон. Это возникает независимо от нас, и количество этих перемещений строго ограничено, хотя у каждого свое. Но есть одно "но". Мы не можем брать что-нибудь с собой, даже аналог вашей одежды, взамен нам сохраняется память и наши умения в полном объеме. И я могу предположить, что взяв тебя с собой в перемещение, скорее всего, потеряю память о пережитом. И ты тоже. Останутся только невнятные ощущения обо всем произошедшем с нами за последнее время.

— Прости, я не совсем понимаю. Во-первых, куда мы в таком случае переместимся? И, во-вторых, как мы там узнаем друг друга? — спросил Джон и крепко прижался к груди Шерлока, слушая его почти человеческое дыхание.

— Я думаю, параллельная Вселенная с альтернативной реальностью будет самым подходящим местом. Британия. Лондон. Начало 21 века. Как тебе такой вариант, Джон?

— Ты можешь выбирать места передислокации? — какое-то детское выражение изумления отразилось на лице Джона.

― Не совсем. Мне предлагаются "родным" наиболее приемлемые варианты, и я вправе выбрать, — Шерлок светился таким удовольствием, что Джон начал улыбаться ему в ответ.

— Да, начало 21 века, это то, что надо! Подожди, а как же твой Старший? Майкрофт? Вроде бы так ты назвал его имя? Он отправится с нами? А как же его память? Он же может найти нас и все нам рассказать, так ведь?

— Не думаю. Да, он отправится с нами ― одного меня, без присмотра, он не оставит. Но я уверен, что ему есть, кого прихватить с собой. Поэтому в данной ситуации мы с ним в равных условиях. Лишь малая часть нашей памяти останется с нами, немного очеловечив наши таланты. Я даже уже профессию себе придумал.

— Значит... — Джон зажмурил глаза, словно собирался с мыслями. — Так, стой! А куда я денусь из того мира? Я же там появлюсь, но чуть позже? Или меня там нет?

— Джон, это альтернативная Вселенная. Проще — Альтернатива. Там все будет сделано, так, словно мы там и родились.

— Кем сделано?

— Джон, ты задаешь слишком много идиотских вопросов. Прости, но это меня раздражает.

— Значит, она построена специально для нас? — Джон еще больше запутывался в своих догадках.

— Ты идиот. Вселенная не "строится" для кого-то, — он как-то театрально закатил глаза и помотал головой и снова, пронзив Уотсона своим взглядом, продолжил: — Она уже есть, понимаешь, как один из вариантов развития событий.

— Нет, не понимаю. Не злись, Шерлок. Я не гений, не ученый и даже не простой физик, я — Человек. Обычный Человек, Шерлок, — Джон вздохнул, понимая, как скоро он, возможно, наскучит этому невероятному глизерянину.

— Я знаю, Джон. Просто доверься мне. Все будет хорошо.

— А Джим Мориарти? Что с ним? Это — правда, что "Морнополь" даст ему возможность путешествовать во Времени? Его слова об ангеле не дают мне покоя...

— Возможно. Но магнитные возмущения от "временных паразитов", которых он хотел укротить, скорее всего, отрикошетят, отправив его в нашу параллель, вслед за нашим "родным". Вот, чего бы мне не хотелось, так вновь видеть его лицо. Хотя это может быть вполне увлекательно.

— Разберемся! Я готов, Шерлок. Но... А что, если мы там никогда не встретимся?

— Встретимся. Энергия "родного" соберет нас всех вместе. Нас будет тянуть с безумной силой друг к другу.

— Тянуть друг к другу? То есть, я буду желать тебя, даже не помня? И твоего Старшего тоже? — Джон покачал головой.

— Нет, только меня. Ты же с моим "родным" перемещаешься, а не с его. Его есть, кому желать. Тебя что-то смущает? — изогнув правую бровь, уточнил Шерлок.

— Я пока... Нет, все правильно. Просто, мне не просто будет осознать, что меня влечет к мужчине. Для меня это... Ты ведь и на Земле будешь в мужском обличье? А внешность? Она останется такой же ... э-м... необычной?

— Да. Единственно, волосы будут кудрявые и немного длиннее, чем обычно носят мужчины. Думаю, это мне добавит некоторой привлекательности для людей того времени, — радуясь собственному решению, ответил глизерянин.

— Хорошо, — сказал Джон, улыбаясь, но несколько нервно облизнув нижнюю губу.

— А если что-то пойдет не так, как ты думаешь, и мы не переместимся? Может, нас разорвет на элементарные частицы, превратив в энергию? Что тогда?

— Тогда мы будем существовать, как энергия. Но, я почти уверен, что такой вариант событий имеет ничтожную долю вероятности.

— Ясно. И ты никогда не ошибаешься? — спросил Джон, не отдавая себе отчета в том, чего он больше боится: смерти или существования в виде энергии.

— Время, Джон. Его осталось совсем мало.

— Что мне нужно делать?

— Просто поцеловать меня, ничего особенного, — голос Шерлока стал предельно низким, будто обрел способность проникать внутрь Джона, подчиняя его своим желаниям.

Контактолог повиновался, позволив проникнуть в себя энергии "родного"...

***

Сижу на скамейке, в парке около Бартса. Отдыхаю от нерадивых студентов. И вижу, как идет Джон Уотсон, тот самый Джон, мой друг со студенческой скамьи.

— Джон! — окрикиваю его, поднимаясь. — Джон Уотсон! — он оборачивается, но явно меня не узнает. — Это я — Майк Стэмфорд.

***

— Тот Джон Уотсон, которого я знал...
— Я не тот Джон Уотсон... — он нервничает.

***

— Почему ты улыбаешься?
— Ты второй, кто мне об этом сегодня говорит, — я продолжаю улыбаться.
— А кто первый?

***

Я точно знаю, что я не спал. Но откуда я увидел все это настолько четко, словно смотрел фильм?..

Я просто очень устал, ожидая хоть какую-нибудь весточку с Глизе от наших... Прошел почти год, пока мы смогли принять этот видео-отчет об их смерти... И мы пока не понимаем, что пошло не так, почему не хватило энергорезерва на "Морнополе" для исходной массы, или это задумка Мориарти, так пафосно покинуть Землю? Будет служебное расследование, но кому оно нужно, если столько значимых землян потеряно. Их не вернуть, даже если все, увиденное мной, правда.

Я сейчас поеду домой — мне нужно выспаться. Позже напишу еще кое-что не менее значимое...

Эпилог

"Я научился смотреть на смерть как на старый долг, который рано или поздно надо заплатить"
Альберт Эйнштейн

Три месяца спустя

Я лаборант в ИКК. Последние два года работала под руководством Майка Стэмфорда. Сейчас пока на меня возложены обязанности старшего, потому что...

Он погиб.

После последней записи в этом блокноте... Он отправился домой, и в метро произошел взрыв.

Организация под названием "Реки жизни" взяла на себя ответственность за содеянное, требуя прекращения программы по изучению межпланетных путешествий. Они не понимают, что процесс уже не остановить...

Разбирая вещи шефа, я нашла эту повесть о контактологе Джоне Уотсоне. И я думаю, что будет правильным решением, выпустить эту работу в киберпространство с посвящением ее доброй и светлой памяти этим двум замечательным людям: Джону Хэмишу Уотсону и Майку Стэмфорду.

С уважением, Молли Хуппер








Раздел: Фанфики по сериалам | Фэндом: Шерлок BBC | Добавил (а): Джонлок (06.07.2013)
Просмотров: 501

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн