фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 20:50

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Дикие лебеди»


Шапка фанфика:


Название: Дикие лебеди
Автор: Morra
Фандом: ориджиналы, сказки
Бета: Нуремхет
Персонажи/ Пейринг: королева-мачеха, Элиза, ее братья, король
Жанр: сказка, драма, даркфик, ангст, гет
Предупреждение: АУ
Рейтинг: PG
Размер: пять страниц сплошного текста
Статус: закончен
Дисклеймеры: все мое, а герои - народной сказке
Размещение: только с моего личного разрешения
От автора: Написано на заявку "Новая жизнь старых сказок" - наверное, как таковой ее тут и нет.


Текст фанфика:


Дикие лебеди

Одни говорили, я родилась из сердца песчаной бури, неистовой и дикой, безумной и прекрасной. Другие называли меня дочерью северных ледников, кристально чистой и навечно замерзшей.
И те, и другие ошибались, потому что людям свойственно быть неправыми. Они слепы от рождения, не замечают ни себя, ни собственных надежд. Меня они тоже не замечали: я родилась в их доме, росла на их глазах, но оставалась для них безликой, незамеченной. Счастливой.
 
Мать растила меня одна, растила, как зверька, кормила грудью в младенчестве, заплетала косы в юности. Она была строга и весела и, как многие другие матери, ошибалась, когда ее спрашивали обо мне. С детства меня звали мудрой: я видела картины будущего в кругах на воде, умела слышать, о чем плачут птицы, наводила чары на надкушенные яблоки, губила потерянных принцесс и сотни раз заслужила быть сожженной на костре.
Однажды пламя занялось, облизало гнилую солому, несколько раз укусило за голые ноги – и погасло. Мудрейшие из мудрых прокляли мою голову, а мать отреклась от рожденной ею, потому что матерям свойственно быть неправыми.
Косы мои расплелись, пока я бежала прочь, разорвав единственную юбку и единственную связь с живыми.
 
Я не верила в Бога: он – такая же выдумка, как и моя мудрость, – но иногда в минуты одиночества я говорила с Ним. Он мог быть кем угодно: дыханием на воде, еле ощутимым касанием губ, лесной прохладой… Но он был, он был рядом со мной – и это приносило успокоение.
Изгнанная из собственных краев, не замеченная никем, я поселилась в лесной хижине на опушке. Я ничего тогда не боялась – юность дарила мне силы, молодое тело одинаково легко переносило и холод, и зной.
На шестые сутки я услышала топот копыт и почувствовала запах мужчины: кто-то рядом – далекий и невидимый – охотился, погружая острое копье в мягкую плоть. Я вышла на голоса – молодая и свежая – страх был неведом мне. Королевская охота смотрела на меня, как на лесное чудо: мои длинные волосы покрылись грязью и пылью, изящные ноги еле слышно касались земли.
Не будь там короля, я бы предпочла скрыть лицо, ибо не хотела оказаться на виселице, – но король там был, он обагрил копье кровью лесной дичи, глаза его горели от ужаса и возбуждения, и я рискнула. К вечеру я вывела их из леса: я сидела на королевском коне, повод был зажат в ладони моего хозяина, а другая рука сжимала меч: на случай, если кто-то захочет отнять добычу.
 
Когда я пересекла ворота замка, навстречу владыке вышел весь придворный свет, а вместе с ним – дети короля, красивые белокурые дети с кожей бледной, как снег. Двенадцать сыновей было у моего мужа: старший носил бороду, а младший не умел управляться с мечом как следует. Гривы их коней были расчесаны заботливой женской рукой, на поясах у всех были вышиты слова из молитвенника, от них пахло женщиной, красивой и невинной. Никто из них не поприветствовал меня: портрет их матери с осанкой настоящей королевы висел в тронном зале, и пыли на нем не было.
Меня умыли, облачили в шелковое платье, а ночью пришел король, чтобы взять у меня самое дорогое, и я рискнула снова.
 
Маленьких девочек матери учат готовить и прясть. Девочек постарше учат вышивать и улыбаться. Моей матери было свойственно совершать ошибки, и она не научила меня, как приносить мужчине удовольствие, но у меня был дар, и ошибок не было вовсе. Король был счастлив, через его светлую бороду я, прижимаясь к могучей груди, рассматривала рисунки на гобеленах и портрет его жены, королевы. Наутро он сказал, что его замок отныне мой дом. Восемь служанок были приставлены ко мне, чтобы одевать меня в шелк и расчесывать мои волосы. На землю выпал первый снег, белая паутина оплела леса мое – бывшее убежище, а мне на лоб надели узкий золотой обруч – и я стала королевой. Но не настоящей. Не полностью.
 
Королевский двор не принял меня: настолько я была не похожа на дочерей этого народа, бледных и светлокожих. Мои зеленые глаза называли кошачьими, смуглую кожу пытались выбелить пудрой и мукой. Но король полюбил меня, поэтому я не впадала в тоску и не бралась за магическое зеркало, принося ему удовлетворение, я научилась получать его сама. Светлая, как солнце, борода щекотала мое лицо, когда он пытался целовать меня. Я радовалась его улыбке и засыпала на его груди. А через неделю вернулась его дочь – и началась другая история, где слышался голос моей матери и треск того самого костра, на котором меня пытались сжечь когда-то.
 
Все двенадцать сыновей моего мужа стояли у ворот замка, красивые и гордые, никто из них не преклонил передо мной колен, а холод голубых глаз оставил на моем сердце уродливые отметины. Младший держал за руку тринадцатое дитя моего мужа. Единственная дочь надменно всматривалась в мое лицо, выискивая недостатки, была она белолица и свежа, а в голубых глазах плескалось что-то ледяное, нечеловеческое. Ей было четырнадцать тогда; родившись, она убила свою мать – но я не подумала об этом. Принцесса не стала слушать рассказов отца, по взмаху руки сорок придворных дам увели ее в покои, роскошнее которых не было во всем королевстве. Она не ужинала с нами и больше не спускалась, и даже имя ее, красивое и древнее, долго оставалось неизвестным для меня. Покои юной принцессы было запрещено посещать, а двенадцать братьев зорко следили, чтобы новая королева ни словом, ни взглядом не коснулась наследницы.
 
Холодно стало в моей спальне: муж навещал меня изредка, проводя время на охоте или с детьми. Все двенадцать избегали меня, только младший кивал в ответ на приветствие, он был молод и добр, я жалела его. Остальные старались обходить меня стороной, отвечая на ласку ледяными короткими фразами, а когда я сидела у огня, ни один из них не подходил согреть ладони. Я тосковала: у меня не было радостей, а среди напыщенных придворных не находилось ни одного, кто смог бы успокоить сердце беседой. Иногда, проходя по темным коридорам замка, я вслушивалась в голоса пасынков – я слышала их смех и радостные речи в комнате у сестры. Нежно оберегаемая двенадцатью парами глаз и рук, она играла на арфе и пела, и голос ее завораживал. По утрам она молилась за здравие отца и братьев. По вечерам она училась танцевать – братья не сводили с нее глаз. Она была прекрасна, бледная и стройная, но ни разу не попыталась заговорить со мной.
Когда мне покупали ожерелье, ей доставалось десять драгоценных колец на каждый пальчик. Когда мне дарили охотничий рог, украшенный серебром, ей подносили рог из чистого золота. Я тосковала в своих покоях, а она всегда смеялась и праздновала, и даже гобелен с королевой я больше не могла рассматривать: дочь моего мужа вернулась, и место на коленях было отдано ей. Сызнова.
 
Когда зима была в разгаре, я понесла. В моем чреве забилась новая жизнь, новая четырнадцатая жизнь старого замка. Едва я поняла это, счастье, несравнимое ни с каким другим, охватило меня, на ногах появились теплые туфли, я распускала косы и ела сушеные яблоки, начиненные медом. Муж был в отъезде, но я сердцем чувствовала, что он будет счастлив получить нового наследника, возможно, дочь, белолицую, с глазами цвета леса, который приютил меня однажды. Дитя росло и уже толкалось, когда о моем бремени узнала молодая принцесса. В ту же ночь она вышла ко мне с приветствием, а ее двенадцать братьев назвали меня матушкой.
Я не верила в бога, его нет – но недаром меня пытались сжечь в моей прошлой истории...
Кузнецу я приказала выковать тяжелый замок и решетки на окна, а ела я теперь только то, что готовила сама. Я была молода, я думала, что смогу защитить себя и без чар, молодым свойственно ошибаться. Однажды утром я проснулась вся в крови, а в кувшине для вина служанка нашла несколько заговоренных бритв, острых, как мысли четырнадцатилетней грешницы. Младший сын моего мужа нашел меня обессиленную, своими руками он вынул из меня острие. Дитя погибло, а через сутки вернулся король.
Больше в ту зиму он не посылал за мной, а в его спальне появилась молодая наложница, потом другая, а потом еще две. Зима закончилась, а я полностью потеряла страх – молодость и боль сделали меня сильной и жестокой. Я выжидала, а потом совершила большую ошибку. За ошибки стоит платить, а я оплатила их сполна кровью своей нерожденной дочери.
 
Мне стоило стать ближе к мужу. Стоило снова зачать дитя и попытаться выбелить кожу в тон снегу за окнами. Я могла бы сотни раз попытаться стать матушкой для всех двенадцати, а тринадцатую выдать замуж и забыть о ней. Я этого не сделала: слишком хорошо я помнила треск хвороста в моем костре, слишком сладкими были поцелуи короля в ту пору, когда он любил меня. Я перестала запирать свою комнату, поверх платья надела траур, а по ночам доставала из сундука заговоренное зеркало и наводила чары на него. Когда мой муж снова уехал вместе со своими женщинами, я уже твердо знала, что не смогу жить как раньше. Именем моей дочери звучал во мне голос мести. Принцесса была прекрасна, а я жестока – но у меня был мой дар, а у нее - только ее надменность.
 
Три болотные твари, дикие жабы, кожа которых вздувалась от яда, каждую из них я вымочила в собственной крови и каждую поцеловала отравленными губами. Каждую заговорила, приказав первой сесть на грудь принцессы, второй – опуститься на ее невинное лоно, третьей – на чистый лоб.
Незамеченной я проскользнула в ее купальню, зачаровав стражу и придворных дам. Аккуратно опустила жаб на дно купальни, вода в которой была, как молоко, а кожи юной убийцы касались лепестки цветов. Потом я укрылась в собственной комнате, заперев все замки и открыв молитвенник.
Громкого крика придворных дам я не слышала, проклятья юной принцессы прошли мимо – через сутки меня позвали к двенадцати принцам, все они преклонили колени перед своей королевой и просили о великой милости. Милостью было вернуть их сестре красоту, ум и нежность нетронутой кожи, но я решила по-другому.
Юное существо заперли в башне, где она должна была выживать, вспоминая о своей ледяной красоте. Я также приготовила на костре, в котором сгорели мои жабы, волшебное зелье, в его составе были мед, ореховая скорлупа и кровь невинного младенца. Принцессе нужно было двенадцать склянок, чтобы снова стать красивой – но я отдала только одиннадцать, выслав младшего брата со страшной вестью к отцу.
Я снова ошиблась, потому что следовало солгать о том, что я сварила зелье.
Одиннадцать братьев один за другим посещали мою пустую спальню по ночам. Каждого из них я успела и полюбить, и возненавидеть по-своему. Жизнью моей нерожденной принцессы горели мои глаза, я жаждала мести, но кроме мести, я жаждала быть женщиной. Одна ночь, проведенная с королевой, в обмен на частичку красоты их сестры. Это недорогая цена, так думали принцы. Они тоже ошиблись. Людям свойственно ошибаться. Двенадцатая склянка ждала своего хозяина.
 
Лес, который однажды спас меня от смерти, стал моим настоящим домом. Между мной и лесом была связь, более прочная и настоящая, чем та, что соединяла с матерью или мужем, но более тонкая, чем та, что тянулась между мной и моей дочерью, между замком и маленькой могилой на опушке леса. Между мной и принцами тоже была связь, они теперь хотели звать меня матушкой, и каждый из них в восхищении смотрел на мое обнаженное тело. Но эта порочная связь, которой я так жаждала, унижала меня, я помнила, как холодно смотрели наследники на новую королеву, и шрам от бритвы их сестры пульсировал и кровоточил в сердце, когда они входили в мое тело.
Я долго искала решение – помог лес, направив мои слабые ноги к пруду в самой чаще, когда я оплакивала свое дитя. Кристальная чистота лесной воды манила сюда лебедей – их было двенадцать, прекрасные дикие птицы, холод их глаз напомнил о пасынках, а боль моя нашла свое утешение.
Кровью птицы я вымазала склянку – кровь птицы была у меня во рту, когда они приходили получить свой проданный поцелуй у королевы. Одиннадцать ночей я провела с молодыми принцами, страстных и темных, как сердце молодой принцессы, – на рассвете кровь чистых птиц начинала звать. Никто из подданных не знал, почему и куда исчезали наследные принцы, а к лесному пруду снова вернулись одиннадцать лебедей.
К началу осени я стала настоящей королевой: падчерица, прекрасная в своем уродстве, сидела под замком, а в замок вернулся мой муж и последний любимый пасынок, невинное дитя.
 
Я не могла его убить, я была слишком благодарна ему за его светлое сердце. Младший пасынок, дитя солнца, был молод и чист и лицом, и мыслями. Я мечтала снова стать женой своего мужа, но не было сил отдаваться тому, кто предал свое четырнадцатое дитя в угоду старшим. Своего пасынка я успокаивала по вечерам: он оплакивал красоту сестры и жизнь братьев, в его глазах был укор - но он своими руками вынимал из меня лезвие, и он хранил нашу тайну. Я пощадила его, отпустила в далекие земли, надеясь, что после моей смерти он вернется в старый замок и станет королем этих мест - но вестей от него я не получаю и по сей день. Он еще молод, он не мудр, а молодости свойственно ошибаться, наверное. С его отъездом я снова стала королевой – но королевой при проклятом муже, а значит, ненастоящей еще.
 
Никто не узнал ничего: тьма скрыла мою месть и мое преступление так же, как скрыла однажды убийство моей дочери. Муж в ужасе смотрел на свое последнее дитя: темная кожа принцессы и уродливые шрамы на лице оставляли след на его славной репутации, отравляли честь короны и разносились страшными вестями по всему свету. Его решение было справедливым, я жаждала услышать его.
Прекрасную принцессу, наследницу старого замка, любимого ребенка короля, было решено изгнать из королевства, чтобы не навлечь беды на подданных. Я попросила о великой милости для нее – спасти ее честь могла только смерть, но мне отказали, а принцессу, скрывая уродство плащом и ветхим рубищем, под покровом ночи выпустили из замка. Я смотрела, как падчерица покидает замок, спокойно смотрела, а потом сняла решетки со своих окон и перестала запирать свои покои. В ту же ночь супруг послал за мной, но любовь к нему погасла, как погас огонек жизни внутри меня прошлой зимой.
Решением моим была месть, а народ принял мою сторону, меня уже называли мудрой, и многие были бы рады узнать будущее из моих уст. Последнюю склянку с зельем для принцессы получил из моих рук мой возлюбленный король – а утром двенадцатый лебедь появился на пруду. Я не верю в бога, я человек, мне свойственно ошибаться – в тот же вечер на пиру, посвященному прекрасной королеве, я подарила подданным чудесное блюдо – нежную дичь, а белыми перьями украсила свой наряд и в волосы вплела ожерелье из речного жемчуга и высушенных глаз диких птиц.
 
Тьма, окутавшая замок, рассеялась с первым лучом солнца. Лес, который приютил и мою дочь, и пасынков, и даже самого короля, отпустил меня. Годы благоденствия и счастья потекли в старом замке, сказания о прекрасной королеве разнеслись над землями. Одни говорили, я родилась из сердца песчаной бури, неистовой и дикой, безумной и прекрасной, другие называли дочерью северных ледников, кристально чистой и навечно замерзшей. И те, и другие ошибались, как свойственно людям.
 
А я стала королевой.










.








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Morra (23.08.2012)
Просмотров: 1268

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 13
-1   Спам
1 DuchessAlva   (23.08.2012 19:47)
Уважаемый автор, задумка чудесная, но воплощения оставляет желать лучшего. Неровный стиль, непоследовательное повествование, поступки героев немотивированные, а характеристики - противоречивые. Например, ваша юная принцесса то ледяная и нечеловеческая, то страстная и темная.
«из собственных краев» - из родного края или родных мест.
«не замеченная никем» - слитно.
«горели от ужаса» - девушка была настолько уродлива? Или отчего ужас-то?
«зажат в ладони моего хозяина» «у моего мужа» - когда они успели? В лесу?
«пересекла ворота замка» - въехала.
«придворный свет» либо свет высший, либо королевский двор.
«не умел управляться с мечом как следует» - «как следует» можно убрать.
«портрет его жены, королевы» - жены-королевы.
«через его светлую бороду я … рассматривала» - КАК?
«надевать на меня шелк» - одевать меня в шелк.
«только младший кивал в ответ на мое приветствие, он был молод и добр, я жалела его» - почему?
«своего дитяти» - неуместно, стиль бабушкиных сказок.
«Сызнова» - снова, просторечное выражение.
«новая четырнадцатая жизнь старого замка» - в замке всего 13 обитателей?
«лес, который приютил меня однажды» - приютил однажды, а эту фразу вы использовали раза три. Для рефрена этот оборот не подходит.
Кстати, Бог у вас все-таки с заглавной или прописной? Определитесь.
«четырнадцатилетней грешницы» - неудачное выражение.
История с бритвой…вопрос первый – как королева уснула с бритвой внутри? Второй - как младший пасынок извлек лезвие из мачехи?
«треск хвороста в моем костре» - треск хвороста подо мной.
«Именем моего дитяти звучал во мне голос мести» - голос звучал именем? Как это?
Далее: «но у меня был мой дар, а у нее только ее надменность» - а как же заговоренные принцессой бритвы?
Да и тире не хватает после «у неё».
Момент колдовства полон абсурда. Отравленные губы – как же она сама не отравилась? Кожа жаб вздувалась от яда… Может, сочилась ядом?
«Незамеченной я проскользнула в ее купальню, зачаровав стражу и придворных дам. Аккуратно опустила жаб на дно купальни, вода в которой была как молоко, а кожи юной убийцы касались лепестки цветов» - избавьтесь от одной «купальни».
«все они преклонили колени перед своей королевой» - они же вроде её не признали королевой?
«Между мной и лесом была связь… Между мной и принцами тоже была связь… Но эта порочная связь» - не многовато ли связей?
«проданный поцелуй у королевы» - кто и что кому продает? Разберитесь!
« кровь чистых птицы» - опечатка, полагаю.
Момент с лебедями и принцами не понятен. Вы так и не объяснили, что же королева с ними сделала? И почему поданных не взволновала пропажа одиннадцати принцев, а позднее – короля?
«прекрасная в своем уродстве» - в чем же была эта красота?
«мой муж и мой последний любимый пасынок. .. Мой младший пасынок… Своего пасынка» - слишком часто, по-моему.
«но он своими руками вынимал из меня лезвие и он хранил нашу тайну» - запятая после «лезвие».
«Никто не узнал ничего» - Кто никто? Не понятно, о чем речь.
«разнеслись над землями» - по всем окрестным землям.
И за что изгнали юную принцессу? Что с зельями? Обоснуя мне!

+1   Спам
2 Maya   (23.08.2012 21:35)
В защиту Соде-сан я выскажусь.
Непоследовательный и неровный стиль - это вы загнули, использование чередований событий и некоторая недосказанность - это изюминки стиля автора. Этот стиль помогает читателю самому дорисовывать некоторые детали и позволяет больше раскрыть текст. Противоречивость характеристик, а вы видели когда-нибудь стабильного человека, который сохраняет одну эмоцию? Например, в порыве гнева или злобы светлый и добрый вполне может стать темным и ужасным, что здесь как раз и обыграно.
В некоторых ошибках вы указали на старые слова и "бабушкин стиль". Верните свои слова назад, вчитайтесь в описание. В заявке, по которой был написан фанфик указано - сказки на новый лад, соответственно использование устаревших слов обосновано и, главное, нужно.
Вы не учли, что это пересказ сказки. Обоснуи и реалистичность в них не нужны.

3 Elvy   (23.08.2012 22:48)
Позволю себе не согласиться с вами насчет стилизации. Недаром говорится, что "сказка ложь, да в ней намек". Сказка, как правило, гораздо глубже, чем просто небылица. Это мир со своими законами, но отражающий и подчеркивающий законы реальности, иногда весьма причудливо, но всегда узнаваемо. А еще, всё в мире сказки взаимосвязано. Спас щуку - помогла щука яйцо из моря достать. Важна любая мелочь. И мотивы каждого действия героев всегда ясны и четко обоснованы. Для сказки характерна и особая манера повествования, напевность речи. Поэтому рваность текста нельзя оправдывать стилем автора. Ведь он пишет стилизацию. И сказка всегда чему-нибудь учит. Даже если это старая сказка на новый лад. Текст заинтересовал, но все-таки требует серьезной доработки, шлифовки. Местами только начинаешь чувствовать сказочную атмосферу, но все тут же рушится и запутывается. Прочитайте текст вслух. Лучше - кому-нибудь, а не для себя. Тогда, может быть, поймете меня.

+2   Спам
4 Maya   (23.08.2012 22:56)
Еще раз хочу отметить, что это переделка сказки. Она лишь опирается на каноны.

5 Elvy   (23.08.2012 23:26)
Их эмоции и мысли - остаются "за кадром". Только ГГ - великая и прекрасная. Раскрась сам? Впрочем, видимо, разное представление о совершенстве... А о вкусах - не спорят..

+2   Спам
6 Thinnad   (23.08.2012 23:26)
Вот хоть убейте, не заметил я так называемой "рваности" текста.
Возможно, дело в восприятии?
Каждый логический кусочек читается куплетом, на одном дыхании, и отличное чувство абзаца делает этот текст и графически логичным.
Напевность и узорчатость повествования носит некий восточный привкус, экзотичный. Это - как блюдо, но, знаете ли, не всем нравятся суши или карри. Кому-то - непривычно, для кого-то - деликатес.
Как гамма, споткнулся лишь раз - на той самой пресловутой купальне. Я бы переделал второе предложение, выкинув это слишком яркообразное повторное слово. Да, непросто.. Но текст стоит того.

Некая витиеватость здорово передаёт видение мира юной ведьмой и связей в нём. Такая символичность и странная логика, понятная не всем. Как танец. Я не могу уловить всех образов этой логики, но она есть, причём весьма цельная и как будто не из нашего мира. Снимаю шляпу перед мастером, сумевшим написать мир непривычной, дикой и завораживающей палитрой красок. Атмосфера сказки заставляет вспомнить, каковы нецензурированные сказки братьев Гримм.

+8   Спам
7 Лоринга   (23.08.2012 22:09)
DuchessAlva, здравствуйте. Я бета Морры, поэтому сейчас свою профессиональную гордость буду защищать я.

«из собственных краев» - из родного края или родных мест.
Речевой ошибки нет, но вы правы, лучше заменить.

«не замеченная никем» - слитно.
Раздельно, потому что есть зависимое слово "никем".

«горели от ужаса» - девушка была настолько уродлива? Или отчего ужас-то?
Скажем так, проваландавшись столько времени в лесу, трудно остаться красавицей.

«у моего мужа» - когда они успели? В лесу?
Тоже обратила внимание, но решила не придираться. Теперь вижу, что лучше поменять, иначе действительно странно.

«пересекла ворота замка» - въехала.
Верно. Или "пересекла порог".

«придворный свет» либо свет высший, либо королевский двор.
Да, есть устоявшиеся сочетания, которые вы назвали, но хоть убей ошибки здесь не вижу. Может, потому, что сочетание "придворный свет" встречалось мне в литературе.

«портрет его жены, королевы» - жены-королевы.
Приложение или уточнение - разница небольшая, и написание зависит от интонации. Решила не менять,автору виднее, с какой интонацией идет повествование.

«через его светлую бороду я … рассматривала» - КАК?
Там было "через его светлую бороду прижимаясь к могучей груди". А рассматривала она не через бороду, конечно.

«надевать на меня шелк» - одевать меня в шелк.
Разница?

«только младший кивал в ответ на мое приветствие, он был молод и добр, я жалела его» - почему?

А пес знает. Судя с позиции читателя, могу предположить, что он был слишком добр для того, чтобы выжить в жестокости двора.

«своего дитяти» - неуместно, стиль бабушкиных сказок.
«Сызнова» - снова, просторечное выражение.

Даже Ворд говорит, что подобные слова используются для придания особой стилистики тексту. К сказкам, она, по-моему, подходит, поэтому я не исправляла.

«новая четырнадцатая жизнь старого замка» - в замке всего 13 обитателей?
Нет, больше, но писать "тысяча восемьсот сорок четвертая" как-то стремно. Да и значение для сюжета имели только тринадцать жителей замка. К тому же, понятно, о каких жизнях говорится: тринадцать-то было детей.

«лес, который приютил меня однажды» - приютил однажды, а эту фразу вы использовали раза три. Для рефрена этот оборот не подходит.
Пускай не подходит. Но хотелось бы услышать, почему.

Кстати, Бог у вас все-таки с заглавной или прописной? Определитесь.
А было разное написание? Если да, то, каюсь, упустила.

«четырнадцатилетней грешницы» - неудачное выражение.
Тут уж кому как, потому что ни речевой ошибки, ни несочетаемости слов нет.

История с бритвой…вопрос первый – как королева уснула с бритвой внутри? Второй - как младший пасынок извлек лезвие из мачехи?
А как люди сгорают во сне? Второе автор должна знать, она дипломированный врач.

«треск хвороста в моем костре» - треск хвороста подо мной.
Разница, опять же?

«Именем моего дитяти звучал во мне голос мести» - голос звучал именем? Как это?
Художественные обороты не буду объяснять, хорошо?

Далее: «но у меня был мой дар, а у нее только ее надменность» - а как же заговоренные принцессой бритвы?
Да и тире не хватает после «у неё».

Тире стоило бы поставить, да. Насчет заговора... славяне-язычники считали, что любая девушка способна на самый простой заговор, этому дочерей учили с детства. У девочки могла быть нянька-колдунья, например. Заговоры - не самое сложное колдовство.

Отравленные губы – как же она сама не отравилась? Кожа жаб вздувалась от яда… Может, сочилась ядом?
Змея, пожирая отравленную добычу, сама своим ядом не травится. Если бы кожа сочилась ядом, он бы весь вытек еще до начала процедуры.

«Незамеченной я проскользнула в ее купальню, зачаровав стражу и придворных дам. Аккуратно опустила жаб на дно купальни, вода в которой была как молоко, а кожи юной убийцы касались лепестки цветов» - избавьтесь от одной «купальни».

Синонима я подобрать не могу (если вы предложите - буду благодарна), а выбросить слово без ущерба для предложения не получится.

+6   Спам
8 Лоринга   (23.08.2012 22:10)
«все они преклонили колени перед своей королевой» - они же вроде её не признали королевой?
Но лицемерие такое лицемерие.

«Между мной и лесом была связь… Между мной и принцами тоже была связь… Но эта порочная связь» - не многовато ли связей?
Думаю, можно что-то поменять на "нить", согласна.

«проданный поцелуй у королевы» - кто и что кому продает? Разберитесь!
Они продавали свои поцелуи ей за склянки с зельем. Приходили - и получали. Как говорилось, поцелуй - это то, что нельзя получить, не дав. Вот такой парадокс. А полностью фраза звучала: "получить проданный поцелуй у королевы".

« кровь чистых птицы» - опечатка, полагаю.
Да, опечатка, спасибо. Невнимательна я)

И почему поданных не взволновала пропажа одиннадцати принцев, а позднее – короля?
Вот здесь пусть автор объясняет. Но для подданных можно сочинить красивую сказку, а придворные привыкли к тому, что властителей смещают, и главное в такие моменты - сохранить свою голову да, если повезет, удержаться на посту.

«прекрасная в своем уродстве» - в чем же была эта красота?
Тут не объяснишь, конечно, если в эстетическом чувстве этого не заложено, однако мне, например, нравятся чудовища, на которых иной без содрогания не взглянет. А королеве, наверное, просто нравилось, что ее план удался, а когда что-то идет по плану - разве это не красиво?

«мой муж и мой последний любимый пасынок. .. Мой младший пасынок… Своего пасынка» - слишком часто, по-моему.
По-моему же, не очень. Три слова на семь строк - не так уж и часто.

но он своими руками вынимал из меня лезвие и он хранил нашу тайну» - запятая после «лезвие»
Общее слово - "но", поэтому запятой не нужно.

«Никто не узнал ничего» - Кто никто? Не понятно, о чем речь.
Люди не узнали, что королева сделала с дорогими родственниками.

«разнеслись над землями» - по всем окрестным землям.
Разница?

И за что изгнали юную принцессу?
Если проклятие поразило одного, оно так же может поразить и остальных. Дабы не накликать беду на королевство, принцесса была изгнана - и об этом говорилось.

Что с зельями?
Все, я не автор и я устала. С зельями вышло одно сплошное надувательство со стороны королевы, но она и не предполагала быть честной.

А вообще спасибо - я не все недочеты заметила, поэтому сейчас будем править)

+2   Спам
9 Thinnad   (23.08.2012 23:32)
А в какой сказке, позвольте, описываются точки зрения не гг?
По крайней мере, героиня сказки - не картонная, как привычные нам персонажи отцензуренных сказок. Как нарочно, недавно пришлось пробежаться по паре... Многое я б не допустил сюда))))
Здесь - именно задумка мощной центральной фигуры, а сам текст - практически исповедь. Не эпопея.

10 Elvy   (23.08.2012 23:46)
Да хоть в "Курочке Рябе"))) С точки зрения курочки там нет вообще ничего. Есть здесь намеки на психологизм. Но, опять-таки, не прорисованы. Я не предлагаю делать персонажей картонными и типичными. И водить читателя за ручку по всем закоулкам их душ необязательно. Но все-таки связности и обоснованности хотелось бы больше. ИМХО.

+2   Спам
11 Thinnad   (24.08.2012 00:19)
Именно, что в "Курочке Рябе" - вообще точек зрения нет ничьих. Персонажи схематичны, а связности и обоснованности, почему яичко - золотое, зачем его разбивать и почему - мышка - нет.))
Я вообще с интересом читаю фанфики, которые не являются компиляцией и произведения, передающие чуждый психологизм - в общем. Ну, ИМХО - такое ИМХО. Ломать копья - не причина, вы правы)))

+1   Спам
12 Elvy   (24.08.2012 08:29)
Ну так и требовалась сказка, в которой описывается не точка зрения ГГ, нет?) И в этой сказке другие вопросы ставятся. Так ли мы бываем рады, когда наконец случается то, чего, казалось бы, мы так хотели? А если мы чего-то наконец добились, но не своими силами, а благодаря случаю? И что проку в золотом яйце, если из него нельзя приготовить яичницу? Возможно ли утешиться меньшим, потеряв что-то настолько драгоценное и прекрасное? А как-то даже попалось толкование этой сказки, как притчи о любви... И появление золотого яйца как раз и дает возможность выявить закономерности в поведении людей и поставить эти вопросы. Ну и курочка, видимо, не простая. Ведь еще и говорит) Так что обоснуй присутствует. Имя ему - волшебство. А логика развития событий нигде не нарушена. Но мы сильно уклоняемся от темы... Разговор интересный, но, наверное, лучше в личку. А в " Лебедях" все-таки есть моменты, звучащие диссонансом. Но, возможно, это действительно только особенности моего восприятия?... Но это, думаю, тоже стоит в личку)

+1   Спам
13 Sepren_Substancius   (20.09.2012 01:55)
Мне очень понравился стиль, он сохранил, скажем так, намек на скандинавское происхождение оригинала. Причем, окромя сказочного Андерсена, тут и классическая сага, и Сигрид Унсет, и Карен Бликсен. Сказочной "напевности" я и не жду, тут совершенно иная поэтика текста.

А одну опечатку никто не заметил: белая паутина оплела леса мое – бывшее убежище - тире перенести на одно слово назад.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4385
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн