фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 17:23

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Донор | Часть 2»


Шапка фанфика:


Название: Донор.
Автор: free_falcon.
Фандом: ориджинал.
Персонажи: появляются по ходу.
Пейринг: не указываю. Так будет интереснее.
Жанр: Мистика, немного детектива, немного романтики.
Предупреждение: вампиры. Есть несколько нецензурных слов)
Рейтинг: R.
Размер: миди.
Содержание: взгляд на вампиров... с медицинской точки зрения.
Статус: закончен.
Размещение: с моего согласия.
От автора: моя первая работа. Критика приветствуется)


Текст фанфика:

Прихожая встретила ее чем могла – тишиной и темнотой. Аля наспех стянула куртку, ботинки, бросила сумку прямо около двери и на ощупь побрела в кухню. Здесь царила иллюзия жизни. На полу золотились квадраты светящихся окон из дома напротив, тикали настенные часы, тихо урчал холодильник. Баночка снотворного стояла, как всегда, на столе – даже не нужно было включать свет. Аля привычно проглотила таблетку. Осталось только быстро принять душ, и спать, спать.
В ванной Аля старалась не смотреть в зеркало. Нет, она никогда не считала себя красавицей. Обычная внешность: зеленые глаза, длинные волосы цвета шоколада, средний рост. Но теперь глаза у ее исхудавшего отражения были слишком уж воспаленные, загнанные.
«Что с тобой случилось?» – этот вопрос в последние месяцы задавали все кому не лень. Аля отмалчивалась, не желая показывать свою слабость. На помощь приходили стандартные отмазки типа « Я устала», «Проблемы на работе», «Осень, что вы хотите». А в глубине души хотелось выть на весь мир: «Он меня бросил. Ушел к другой. Господи, как же больно!»
Как показала практика, ей не везло ни в любви, ни в призвании – в этих основных составляющих внутреннего равновесия человека.
Черная полоса имеет свойство разрастаться, и теперь у Али было такое ощущение, словно ее жизнь – хлипкий карточный домик, который вот-вот осядет под порывом ветра.

В дверь звонили уже, наверно, раз десять, когда Аля мучительно разлепила слипающиеся глаза. Часы показывали около трех ночи. За окном шумел дождь.
– Что за… – с гудящей головой Аля отправилась открывать. – Кто там?
– Я, – раздался из-за двери знакомый жалобный голос.
На пороге стояла Катя, и какая: взлохмаченная, мокрая, с потекшей по щекам тушью. Секунду подруги молча смотрели друг на друга, потом Катя рванулась к Але и заревела у нее на груди.
– Это у-у-жасно-о-о…
– Спокойно. Пойдем-пойдем, – Аля отлично знала склонность Кати к преувеличению своих проблем, поэтому просто повела ее на кухню. Налила воды, усадила на стул и села рядом.
– А теперь рассказывай.
– Н-не знаю, с чего н-начать… В-в голове в-все путается, – всхлипывая, пожаловалась Катя.
Аля пригляделась:
– Что с твоими зубами?
– Сегодня Х-хэллоуин. Стефан пригласил меня отметить это в ночном клубе… там что-то вроде маскарада… Я решила, что буду вампиром. У тебя есть валерьянка?
Аля достала заблаговременно припасенный пузырек.
– Держи. Значит, все-таки добралась до Стефана?
– Нет, – Катя скривилась то ли от валерьянки, то ли от досады. – Я пришла в «Дарк Сайд», как мы и договорились, в 9 вечера. Его еще не было. Взяла попить соку и.. все.
– Что «все»? – не поняла Аля.
Катя заныла от отчаяния:
– Не помню-ю-ю… Мозг как будто выключился… Щелк – и все! Сначала было странно приятно, потом темнота… очнулась на улице возле клуба.
– В смысле, ты потеряла сознание?
– Нет, блин! В смысле, я просто стояла на улице и дышала воздухом! Кажется, рядом кто-то был, но я не уверена… Я схожу с ума, да?
Аля подошла к Кате вплотную и подняла ей голову.
– Глазами следи за пальцем. Раньше такое бывало?
– Нет…
– Головные боли, ухудшение зрения, слуха, галлюцинации были?
– Нет! Ты же знаешь…
– Алкоголь сегодня пила? Таблетки какие-нибудь? Нет? Странно…
Катя нервно дернулась:
– Что?
– У тебя зрачки почти не реагируют на свет.
– Что это значит?
– Ты что-нибудь принимала… – Аля помедлила.– Такое ?
Катя молча хлопала глазами. Наконец до нее дошло.
– Наркотики, что ли? Алевтина, ты в своем уме?!
– Не называй меня Алевтиной, пожалуйста, – поморщилась Аля.
– А ты меня - наркоманкой! – Катя фыркнула. – Это ж надо додуматься!
– Извини. Но ты же хочешь понять, что случилось? Вдруг наркотики незаметно подсыпали? – предположение звучало довольно резонно.
– Зачем? Обокрасть? Все мои вещи на месте, ничего не пропало…
– Тогда не знаю, – Аля развела руками. – Может, ты просто перенервничала? Такое бывает от стресса.
Катя вдруг резво вскочила на ноги:
– Да! Да! Я же поссорилась со своим парнем…
– В который раз, – со слабой улыбкой вставила Аля.
– …Так перенервничала! Ну и решила отомстить ему, замутить со Стефаном…
– И как, отомстила? – Аля опять встряла, но увидев посветлевшее, даже воодушевленное лицо подруги, решила промолчать.
Катя улыбалась во все свои вампирские зубки:
– Ты - чудо! Обожаю! – чмокнув Алю в щеку, она быстро добавила. – Так я до утра останусь, ага?

* * *
Вечеринка в «Дарк Сайде» была в самом разгаре. Как всегда одетый во все черное, Стефан сидел за одним из столиков. На сцене пели трио симпатичных ведьмочек.

Направляй меня своею рукой,
Заслони собою от полнолуния,
Я готова быть ведомой тобой…(с)


Одна из ведьмочек держала в руках небольшую змею, вторая – зеленое яблоко.
– Эй, Стеф, – в соседнее кресло опустился невысокий блондин-вампир. – Чего скучаешь? Сегодня же праздник! Выпусти свою темноту на волю!
В подтверждение своих слов блондин плотоядно оскалился.
Стефан раздраженно постукивал пальцами по столешнице в такт музыке.
– Шел бы ты отсюда, Богдан.
– Все-таки обиделся? – Богдан сыто потянулся и откинулся на спинку кресла, не собираясь никуда уходить. – Кто ж знал, что это твоя девчонка! Я выпил немного, честно… или ты тоже хотел?
– Я не пью кровь. У нас было просто свидание.
Мимо столика продефилировала девушка в костюме женщины-кошки. Стефан проследил за ней взглядом. Лекарство каким-то образом снизило его жажду крови, но на ее место пришел голод иного рода.
– А-а-а, – заржал Богдан. – Так девчонка была нужна тебе для другого? Позвони ей, извинись, что не пришел, и дело в шляпе! Ты же вампир. Хищник!

Притворившийся котенком дикий зверь… (с)

Подтвердили ведьмочки, соблазнительно улыбаясь публике.
– …Она – жертва. Животный магнетизм плюс чтение мыслей творят чудеса…
– Хватит трепаться! – рыкнул Стефан. Богдан тут же поджал хвост:
– Все-все, молчу… Хочешь, приведу ее к тебе?
Стефан сузил дымчатые глаза, будто что-то припоминая.
– Она не в моем вкусе. Приведи другую.

* * *
– Кать, вставай…Тебе на работу.
Было уже девять часов утра, когда Аля, позевывая, пыталась растолкать подругу.
– Н-е-е… – Катя не соизволила открыть хотя бы один глаз.
Аля сдернула одеяло на пол, подергала Катю за руку и вдруг замерла:
– Откуда у тебя это?
С внутренней стороны локтя, там, где под кожей проступают вены, отчетливо виднелись две точки – будто от уколов.
– Уффф, – Катя с мрачным видом села на кровати. – Отдай мою руку. Мы вчера сдавали кровь, помнишь?
– Кровь брали с правой руки, а вот что за следы на левой… и ведь свежие. Собирайся, мы едем в лабораторию.
– Куда?! – Катя уставилась на Алю, как на сумасшедшую.
– Проверить, что за дрянь тебе кололи вчера!

Спустя несколько часов подруги сидели в кафе напротив гематологического центра. Аля изучала листики с результатами анализов, Катя молча ерзала на стуле. Манящий аромат кофе и выпечки заполнял собой все небольшое помещение.
– Все чисто, – наконец сказала Аля, принюхиваясь и глотая слюнки. Утром она решила, что наестся до отвала торта, если все обойдется.
– Ура! – от радости Катя полезла обниматься. По пути к Але она неловко задела проходившего мимо парня с пышной блондинистой челкой. – Ой, простите…
– Бывает, – блондин невозмутимо занял соседний столик.
– И все-таки интересно, – спросила вслух Аля, когда восторг поулегся. – Что за следы на твоей руке?
Катю это, похоже, не тревожило: она с легкой душой отправилась в дамскую комнату. Аля же решила воплотить в жизнь данное себе обещание. Подойдя к кассе, она ткнула пальцем в самый большой кусок торта на витрине:
– Этот, пожалуйста.
– Я заплачу, – вдруг раздалось сзади. Аля обернулась. Блондин из-за соседнего столика стоял рядом и протягивал официантке деньги.
– Спасибо, не нужно, – холодно произнесла Аля, отталкивая его руку. Стандартная схема знакомства в кафе не вызвала у нее ничего, кроме раздражения. Блондин оценивающе склонил голову, сквозь пышную челку сверкнули глаза цвета шоколада.
– Снежная королева, – в его голосе проскользнула насмешка. Аля терпеливо молчала. Пока официантка оформляла заказ, она подчеркнуто игнорировала парня.
– Ты Аля, верно? – блондин подался вперед. – Сегодня в девять часов в «Дарк Сайде». Стефан тебя ждет.
– Еще чего! – как можно презрительнее фыркнула Аля, про себя гадая, уж не глюки ли это. Официантка очень медленно – будто специально – поставила блюдце с тортом на прилавок:
– Ваш заказ.
– Не глюки, – блондин хихикнул и негромко добавил: – Приходи, узнаешь, почему умерла Лиза.
Дзынь! Блюдце, которое Аля уже держала в руке, оказалось на полу. Блондин мгновение наслаждался произведенным эффектом.
– Пока, Снежная королева, – почти пропел он, направляясь к выходу. – Передай привет Кате от Богдана.

…Эта история началась несколько месяцев назад в одной из частных клиник.
– Аля! У тебя новая пациентка, – сообщила сидящая на регистрации Катя. – В седьмой.
– Пап? – в указанной палате Аля обнаружила не только свою пациентку, но и отца. Они о чем-то тихо беседовали и были явно неплохо знакомы.
– Познакомься, это Лиза. Она полежит у тебя недельку, я уже договорился.
Аля мельком взглянула на пациентку: красивая длинноволосая брюнетка отнюдь не выглядела больной, разве что была немного бледной.
– Вот назначение, – отец протянул Але ворох бумаг. – Здесь витамины, ничего особенного…
Аля подняла брови.
– Ничего особенного? Такой дозировкой можно убить и слона! Пап, ты ничего не хочешь объяснить?
Отец вздохнул, взял ее за локоть и вывел в коридор.
– И? – Аля придала своему лицу самое требовательное выражение из своего арсенала.
– Лиза лечится у меня, но кроме моего лечения ей нужна мощная поддерживающая терапия. Не волнуйся, все под контролем, – судя по твердому тону отца, дальше спрашивать было бесполезно.

От Лизы так и веяло изысканностью: даже на больничной койке она сидела так аристократично, словно это был трон, а королевским нарядом служил спортивный костюм. В общении соблюдала дистанцию, все свободное время посвящая рисованию обычным карандашом на альбомных листах.
– Что вы рисуете? – однажды решилась спросить Аля. К ее изумлению, Лиза ответила, и довольно развернуто.
– Это Сигишоара, моя родина. Средневековый город-крепость, – изящным жестом она протянула Але стопку листов. – Вот, посмотри.
Несмотря на отсутствие цвета, рисунки казались удивительно живыми, объемными. Двухэтажные домишки со ставнями и цветами на подоконниках тесно лепились друг к другу. Уютные улочки, мощеные булыжником, загадочно уводили куда-то. Остроконечные башенки поднимали свои готические силуэты к небу. И вездесущий плющ в живой изгороди…
– Где это? Никогда не слышала о таком городе…
– В Румынии. Нравятся рисунки? Забирай, у меня их много.
– Нет, ну что вы… – Аля смешалась под странным взглядом Лизы. Ей действительно приглянулись рисунки. Было в них нечто необъяснимо-притягательное – собственно, как в самой Лизе.
Аля ушла с рисунками, предвкушая, как подберет каждому особенную рамку и развесит на стенах квартиры. А на следующее утро узнала, что Лиза умерла.

Остаток дня прошел на грани между явью и сном; стрелка часов неумолимо ползла к цифре «девять».
– Ты правда собираешься идти? – осторожно спросила Катя.
– Мне это нужно.
Катя что-то обдумывала.
– Я тоже пойду, – наконец заявила она.
– Зачем? – Але с трудом удалось сконцентрироваться на разговоре: царившее внутри смятение отнимало все силы.
– Буду тебя сторожить, – Катя улыбнулась.
С видом лунатика Аля смотрела в пространство.
– Спасибо, – ее голос звучал ровно, даже равнодушно.

"Дарк Сайд" расположился на территории заброшенного завода и снаружи представлял собой невзрачное одноэтажное здание – но то, что находилось внутри, впечатляло. Места здесь хватило и для столиков, и для танцпола, и для сцены. Каменная кладка стен, старинные люстры, кованые подсвечники, тяжелые парчовые портьеры делали клуб отдаленно похожим на средневековый замок.
– Я буду сидеть там, – Катя указала на один из столиков, откуда открывался широкий обзор на все помещение. Она шутливо погрозила пальцем: – Ничего не пей, поняла?
– И ты тоже, – Аля слабо улыбнулась и пошла к барной стойке. Людей здесь почти не было, все сгрудились около сцены, на которой шло выступление очередной популярной группы. Умело спрятанные динамики создавали эффект погружения в дерзкую, с нотками агрессии, мелодию.

Ты бежишь от всех своих страхов,
И все равно боишься.
Но тебе не спрятаться под маской,
Я чувствую тебя.
Ты плавишься изнутри
При одном взгляде на меня.
Твоя логика здесь бессильна.
Я – открытая книга,
Подойди, загляни внутрь –
И плевать, сможешь ли понять…
Я просто хочу быть рядом с тобой.


Бармен приятно улыбнулся:
– Что будете пить?
Аля оглядывалась в поисках Стефана, но мигающий красно-синий свет со сцены мешал четко видеть, скрадывал очертания и придавал окружающему пространству эффект нереальности. Здесь было легко поверить в то, что Богдан ей просто привиделся… Плод богатого воображения. Бред. А каким еще словом назвать эту ситуацию?
– Апельсиновый фреш, – до Али вдруг дошло, что бармен ждет заказ. Часы за барной стойкой показывали половину десятого, а Стефан все не появлялся. Если он вообще появится… Нервно кусая губы, Аля соображала, что ей делать дальше – убираться отсюда подальше или ждать. Неожиданно взгляд зацепился за картины, висящие на стене позади бармена. Точнее не картины, а рисунки в тонких рамках: черно-белые пейзажи, удивительно объемные, они нисколько не терялись на фоне интерьера и бликов светомузыки. Даже наоборот – приковывали внимание.
– Чьи это рисунки?
– Бывшая хозяйка клуба любила рисовать.
– Бывшая?
– Умерла пару месяцев назад.
– Лиза? – вырвалось у Али.
– Да, Лиза Цепеш, – слегка удивился бармен. – А вы знакомы?
– Немного…
Аля закусила губу. А она и не знала фамилию Лизы. Цепеш… Эта фамилия о чем-то настойчиво напоминала. Еще бы вспомнить, о чем именно…
– Снежная королева, привет, – справа вплотную придвинулся Богдан. Он медленно, с наслаждением ловил ноздрями воздух, принюхиваясь.
Алю передернуло. Омерзительное ощущение: чужое дыхание сначала на щеке, потом на шее. Странный парень… Но на плод воображения точно не похож, и это решало вопрос о реальности всего происходящего.
– Богдан, прекрати, – раздалось слева. – Ты не голоден.
Голос был незнакомый, с легкой приятной хрипотцой. Рискуя вывихнуть шею, Аля резко развернулась. Красивый брюнет сидел так же близко к ней, как Богдан.
– Я – Стефан.

За массивной деревянной дверью скрывался аккуратный кабинет – судя по деловому интерьеру.
– Входи, располагайся, – Стефан так медово улыбался, хоть сейчас прикладывай к ране.
– После вас, – прикрывшись шуткой, Аля не могла сделать ни шагу дальше… что-то мешало. Под ложечкой возник скользкий холодок дурного предчувствия. Стефан пожал плечами, прошел в комнату первым и сделал изящный приглашающий жест.
– Аля, как твое имя звучит полностью? – промурлыкал он.
До Али вдруг дошло, чем вызван ее дискомфорт: древние как мир инстинкты сигналили об опасности. Стефан… с ним что-то не так. Хищность сквозила в небрежных, расслабленных движениях (до чего знакомая грациозность!), в кошачьем разрезе глаз, в загадочной полуулыбке.
– Алевтина. Но я предпочитаю, чтобы меня называли Алей.
– Как скажешь, – кажется, Стефан нисколько не удивился этому.
Пересилив себя, Аля шагнула в кабинет – ноги мгновенно утонули в ворсе дорогого ковра. Здесь было тише и темнее, чем в зале клуба, уютно потрескивал огонь в камине, два пухлых кресла зазывали отдохнуть. Над камином висели черно-белые пейзажи в рамочках. Этот вечер явно проходил под знаком «дежа вю».
– Это ведь рисунки Лизы? – Аля прилепилась к камину, жадно вглядываясь в картины. – И клуб ее?
Удивительно, но среди пейзажей нашлось два портрета. Один был автопортретом Лизы, на втором Аля узнала Стефана.
– Странно, – она переводила взгляд с одного портрета на другой, как в детской игре «найди десять отличий».
– Смотрю, ты времени даром не теряла, – Стефан хмыкнул. – «Дарк Сайд» был ее, теперь мой.
Аля медленно отвернулась от камина.
– Вы с Лизой так похожи…
– Лиза – моя сестра.
– Вот оно что! – в голове у Али все детали заняли свои, правильные, места. – Боже мой, ты даже двигаешься, как Лиза!
– Она просила кое-что передать тебе, – в руках у Стефана появился необъятный подарочный пакет. – Ох и нелегко было до тебя добраться! Через Катю не получилось, пришлось действовать через Богдана.
Аля растерялась. Вечер «дежа вю» сделал крутой вираж в сюжете и превратился в вечер сюрпризов. Мало того, что у Лизы обнаружился брат – так он еще и специально искал ее!
– Не хочешь посмотреть, что внутри?
– Потом, – у Али в правилах было открывать подарки наедине с собой, что часто вызывало недоумение и даже обиду дарящих. – Спасибо, конечно, но не стоило…
Повисла пауза. Аля чувствовала не себе взгляд Стефана, но сама не поднимала глаз с полученного – довольно тяжелого – пакета.
– Мне так жаль, что все так случилось… с Лизой.
Ответ Стефана ее удивил.
– Не жалей ее. Лиза достойна уважения. Она была больна… и хотела вылечиться. Твой отец дал ей такой шанс. Она рискнула, хотя знала, что это опасно... знала, на что идет.
Некоторое время Аля молча переваривала полученную информацию.
– Я запомню Лизу… она была необыкновенная, такая… нездешняя. А рисунки… это же просто… Рисунки! – Аля радостно вздрогнула. – У меня дома лежат рисунки Лизы. Я отдам их тебе. Их место здесь! А мне… мне они слишком много напоминают…
Стефана не пришлось долго убеждать.
– Так чего мы ждем? Поехали!

* * *
В дверь звонили, как на пожар. Проснувшись, Аля долго не могла понять, что лежит в собственной кровати, а на улице глубокая ночь.
– Да иду я, иду…
На то, чтобы добраться до коридора, потребовались недюжинные усилия, потому как тело отказывалось слушаться, будто Але было по меньшей мере лет восемьдесят.
– Куда ты делась?! На звонки не отвечаешь! Из клуба уехала! – ураганом «Катрина» в квартиру ворвалась Катя.
– Еще раз, только медленнее… – хрипло попросила Аля, щелкая включателем.
В бледном свете лампочки Катя окинула подругу оценивающим взглядом: жива-здорова, значит, можно ругать дальше.
– Знаешь, который сейчас час? Четыре утра! Я все это время ждала тебя в «Дарк Сайде», места себе не находила… Какого черта ты уехала?
– Ох, прости, – Аля потерла пульсирующие виски. – Мы со Стефаном поехали ко мне забрать рисунки Лизы…
– А меня, значит, предупреждать не надо.
Чтобы окружающие предметы обрели, наконец, резкость, Аля как могла широко открыла глаза, будто удивляясь чему-то. Катя вздрогнула и вдруг сменила гнев на милость:
– Ты нормально себя чувствуешь?
– Не совсем…
– Заметно. Полюбуйся!
Аля оказалась развернутой лицом к большому зеркалу. Растрепанные волосы, искусанные губы, размазанная тушь оставила круги под черными глазами… Так, стоп. У нее ведь зеленые глаза. Щурясь, Аля уткнулась носом в холодную поверхность зеркала. Зрачки были расширены настолько, что почти закрыли зеленую радужку.
– Что за фигня? – Аля быстро-быстро заморгала, мучительно долго смотрела на лампочку, пока глаза не наполнились слезами. Опять уставилась в зеркало. Зрачки не отреагировали.
– Тебе это ничего не напоминает? – от тона Кати за километр разило подозрительностью.
Аля шумно выдохнула и пригладила волосы.
– Сначала давай успокоимся, хорошо? – скорее себе, чем Кате сказала она. – Утро вечера мудренее. Пойдем спать, утром разберемся.
– Но… ты не расскажешь, чем все закончилось?
– Утром. Все утром.
Аля отстраненно удивилась, насколько твердо звучит ее голос, ведь в это время внутри медленно поднималась паника. Что-то случилось… что-то необъяснимое, пугающее. Воспоминания о вечере в «Дарк сайде» были на месте, а вот что случилось после того, как они со Стефаном уехали из клуба – об этом память коварно умалчивала. Чистый лист бумаги – и тот знал бы больше.

Пока Катя мирно посапывала на диване в гостиной, Аля бесплотным призраком бродила по квартире; сна не было ни в одном глазу. Мобильник с неотвеченными вызовами от Кати нашелся в сумочке возле входной двери. Исчезли рисунки Лизы, которые Аля собиралась отдать Стефану, а ее, Лизы, объемный подарок стоял в коридоре. И это доказывало реальность всего произошедшего вчера.
Дальше Аля терялась в подозрениях и догадках.
Подозрения имели вид полупустой баночки с таблетками на кухонном столе. Ведь возможно, провалы в памяти –редкий побочный эффект от тяжелого снотворного?
Из настежь открытого балконного окна тянуло осенней прохладой. Аля собралась и с гневом вышвырнула баночку вон. Через мгновение внизу раздался глухой удар и вой автосигнализации.
– Упс… – в школьные времена она никогда не получала за метание больше « тройки с минусом».
Зато подозрение успешно уничтожено. На душе стало легче… и этого было достаточно, чтобы почувствовать долгожданную свинцовую усталость в теле. Надеясь на короткий сон – теперь на помощь снотворного рассчитывать не приходилось, – Аля отправилась в спальню, но уснуть опять не удалось. Наслаждаясь, она уже растянулась на простынях, когда…
– Ой!
Сквозь тонкую ткань ночнушки в спину впилось что-то острое. Это оказалась странного вида пуговица с крохотными шипами. Аля с интересом вертела ее на ладони: в дневном свете металлические отблески расходились во все стороны. Колючая и оригинальная штучка… как она сюда попала?
Уже на грани сна подсознание подсунуло неожиданную деталь.
Аля рывком села на кровати. По позвоночнику снизу-вверх прошелся разряд электричества. Стефан… на его черной рубашке вчера были именно такие пуговицы… они слишком эксклюзивны, чтобы спутать…
Алю опять передернуло. Она слишком не привыкла доверять собственной интуиции, но в этот раз инстинкты оказались сильнее логики.
Что ж, придется проверить подозрение под именем Стефан.

* * *
Из пакета-подарка Лизы как из рога изобилия появилось все – ну или почти все – для рисования: карандаши разных видов, акварельные краски и гуашь, фломастеры, уголь, мелки, кисти, бумага, картон и даже такая мелочь как ластик и точилка.
Настроение Али в очередной за последнее время раз сделало крутой поворот, теперь место растерянности заняло приятное изумление. Каким-то загадочным образом Лиза угадала или, скорее всего, почувствовала, что Аля в прошлом рисовала.
– Ты ограбила Деда Мороза? – присвистнула Катя, выглядывая из кухни.
– Это не Дед Мороз, а знак свыше…
– Ого, как мы заговорили! Какие планы на сегодня?
– Поговорить с папой по поводу Стефана, – Аля упрямо сжала губы.

В гематологическом центре Алю также ждал сюрприз, на этот раз неприятный. Девушка в регистратуре узнала в ней дочь заведующего, но ничем не смогла помочь:
– Нет твоего папы, он выступает на конференции, – она кивнула в сторону плазменной панели на стене. На экране мужчины и женщины в строгих костюмах с серьезными выражениями лиц обговаривали передовые научные разработки. – Слушай, Аля, мне надо отлучиться на полчасика, подменишь меня, а?
– Ладно, – вяло согласилась Аля. Ей все равно некуда спешить, пока не закончится конференция.
В холле царила пустота, телефоны молчали, плазменная панель тихо вещала: «…на базе гематологического центра проводятся попытки облегчить состояние больных порфирией…трудно, но мы делаем все возможное…наследственная генетическая болезнь затрагивает кровь и еще не изучена до конца…»
Аля откинулась на спинку кресла, вслушиваясь в голос отца. Кровь… она с детства не переносила вида и запаха крови – но по настоянию родителей стала врачом-терапевтом. На самом же деле ей всегда хотелось другого… Лиза напомнила, чего именно.
Кресло резко крутнулось, и в поле зрения Али попала медицинская картотека: все расставлено по полочкам, по алфавиту: А, Б, В… Обнаружилась и полочка с буквой «Ц». А ведь это идея!
– Цапек? Нет. Цепик? Нет… Как же сказал бармен… А! Цепеш! Вот!
Две карточки носили эту фамилию. Подогреваемая интересом, Аля разложила их на столе.
Цепеш Лиза.
Цепеш Стефан.
Никакой личной информации – возраста, адреса, телефона – указано не было. Зато были результаты анализов и диагноз, один на двоих: "Порфирия".
– Извини, что я так долго! – в коридоре послышались торопливые шаги.
Аля быстро поставила карточки на место и придала своему лицу бесстрастное выражение. Она чувствовала себя, как Шерлок Холмс на расследовании, но даже известный детектив не имел того, что теперь есть у каждого школьника: интернета и, соответственно, гугла.

"По словам доктора Дэвида Дольфина, известного специалиста по порфирии, люди, которых считали вампирами, могли страдать именно эти редким заболеванием. Найти её причину и описать протекание болезни смогли только во второй половине XX века, чему предшествовала беспощадная многовековая борьба с вурдалаками…"

"Болезнь характеризуется тем, что организм не может произвести основной компонент крови – красные тельца, что в свою очередь отражается на дефиците кислорода и железа в крови. Больные порфирией отчаянно желают достать кровь, поскольку из-за нехватки гемоглобина наступает смерть."

"Порфирия – это редкая форма генетического нарушения: болеет один человек из двухсот тысяч. Как и многие другие генетические нарушения, порфирия часто бывает в результате инцеста, поэтому от нее часто страдали европейские монархи, вынужденные выбирать жен среди близких родственников, а также жители маленьких деревень Трансильвании, где имело место близкородственное размножение. Даже на сегодня в медицине описано около девяноста случаев острой врождённой порфирии, когда болезнь была неизлечима…"

Захлопнув ноутбук, Аля потерла покрасневшие глаза. В голове теснились вопросы – один фантастичнее другого. Сейчас ей просто необходимо было получить ответы на них…
– Пап? Мне нужно с тобой поговорить… Занят? Ясно…
За окном по-осеннему быстро темнело, стрелки часов подбирались к цифре "пять", а вопросы продолжали гудеть внутри рассерженным ульем.
– А-а-а, к черту! – Аля положила колючую пуговицу Стефана в карман и выскочила из квартиры. Желание разобраться во всем оказалось сильнее инстинкта самосохранения.

* * *
"Дарк Сайд" в это время почти пустовал – видимо, сказывалось раннее для ночного клуба время. Богдан ошивался возле барной стойки.
– О, Снежная королева! Какие люди! – иронично приветствовал он.
– Хватит меня так называть… белобрысый! – неожиданно для себя огрызнулась Аля. – Где Стефан?
– У себя в кабинете, – Богдан с явным интересом проводил Алю взглядом. – Свежая кровь сама идет в руки… вовремя.
Он многозначительно переглянулся с барменом.
– Но Стефан ведь не пьет кровь, – отозвался бармен.
– И оттого ему плохо… а мы поможем ему заново начать ее пить… Природа все равно возьмет свое.
Довольно улыбаясь, Богдан направился к кабинету Стефана.

Рисунки, которые Лиза подарила ей в клинике, висели среди других себе подобных. Так, будто они были здесь всегда.
– Стефан?
Сначала Але показалось, что в кабинете никого нет, но вот в кресле у жарко горящего камина что-то шевельнулось. Аля подошла ближе. Стефан зябко кутался в клетчатый плед и выглядел, мягко говоря, не очень: бледность, заострившиеся скулы, тени под глазами.
– Чего тебе? – хрипло осведомился он.
– Нам надо поговорить… – Аля помедлила, не зная с чего начать. Дымчато-зеленый кошачий взгляд Стефана – странный, загадочный, совсем как у Лизы – сбивал с толку, путал мысли. – Я не помню, что было сегодня ночью. И… вот…
На дрожащей ладони появилась колючая пуговица.
Стефан тихо хмыкнул; болезненная худоба на его лице стала еще заметнее. Аля выждала несколько мгновений, но больше никакой реакции не последовало.
– Стефан, с тобой все нормально?
– Все просто превосходно.
– Да уж, вижу,– съязвила Аля. На столе она заметила использованный шприц. – Может, позвонить отцу?
– Не стоит. Я всего лишь хочу крови, – Стефан поморщился, будто собирался зарычать. – Теплой, вязкой, живой… Что такое, Аля? Ты же знаешь, что я вампир.
– Просто не верится… – Аля опустилась в кресло рядом с креслом Стефана. – Откуда ты знаешь...
– Чувствую. На своей шкуре чувствую чужие эмоции. Расширенное восприятие.
Повисла пауза, наполненная потрескиванием поленьев в камине… довольно романтическая атмосфера, если не учитывать сложившиеся обстоятельства. Стефан устало прикрыл глаза. Не думая о том, что делает, Аля порывисто прикоснулась к его лбу ладонью – и испугалась не на шутку.
– Да у тебя жар!
Быстро найти телефон в женской сумочке оказалось, как всегда, делом повышенной сложности. Стефан молча впился пальцами в подлокотники кресла – Аля почти физически чувствовала его боль. Расширенное восприятие?
– Пап, Стефану плохо… Как какому? Цепешу. Откуда знаю? Ну, так получилось… Знаешь, где находится "Дарк Сайд"? Жду.
Стефан тяжело поднялся на ноги – Аля заново поразилась тому, насколько он пластичен. А лихорадочно сверкающие глаза лишь подчеркивали красоту правильных черт лица.
– Подойди, – вкрадчиво-бархатному голосу было невозможно сопротивляться. Да и зачем? Блаженство растеклось по телу сладким ядом… реальность медленно растворялась.
– Не бойся, я возьму совсем немного.
Страха не было – даже когда Стефан показал аккуратные клыки.

Когда сознание вернулось, Аля поняла, что сидит в кресле, а Стефан стоит рядом на коленях и держит ее руку с закатанным рукавом. Голова была на удивление легкой, но последние воспоминания отсутствовали, что уже не удивляло.
– Спасибо,– Стефан удовлетворенно облизывался: ни дать ни взять кот после употребления пузырька с валерьянкой. Откровенное удовольствие на его лице как-то не вязалось с благодарностью в глазах – тем более, Аля не помнила, что особенного она сделала. Но при виде двух багровых точек на сгибе локтя все стало ясно. "Больные порфирией отчаянно желают достать кровь, поскольку из-за нехватки гемоглобина наступает смерть…"
– Хорошо держишься. Ни слез, ни истерик, ни возмущений, – с этими словами Стефан встал. Аля неотрывно смотрела на его клыки.
– Еще вчера я была бы в обмороке от ужаса, а теперь…
– Тебе меня жаль.
Возможно… но Аля и сама не понимала, что чувствует – внутри бурлил адский эмоциональный коктейль. Восприятие действительности значительно упростила профессиональная привычка ставить диагнозы… ведь вампир – тот же больной, нуждающийся в дозе лекарства. Больной, который, кажется, ей нравился.
Аля не успела закончить собственную мысль: Стефан вдруг пошатнулся и без единого звука упал на ковер.
– Стефан!
Аля пыталась растормошить его, но безрезультатно; страх пришел, когда оказалось, что дверь кабинета заперта снаружи, и помощи ждать неоткуда. Мобильник валялся тут же, на ковре…
– Не смей умирать, слышишь? – нащупав слабый пульс Стефана, Аля автоматически набрала "ноль-три".

Удивительно, но одна ночь может изменить что-то в человеке, глубоко затронуть невидимые струнки его души. Да, всего одна ночь может многое, она имеет такую силу. Аля поняла это потом, когда все закончилось, а сейчас она даже не знала, какое время суток. Больничные стены и лампы дневного света стирали грани дня и ночи, жизни и смерти. Это был особый, отдельный мир, живущий по своим, жестоким законам.
– Езжай домой, – в коридоре отделения реанимации гематологического центра в который раз появился отец. – Я позвоню, когда будут новости.
Бледная Аля отрицательно мотнула головой.
– Как он?
– Выкарабкается. Скажи мне, – отец сел рядом и приобнял дочь. – Стефан пил кровь?
– Хочешь спросить "мою кровь"? Да, – несмотря на усталость, туманящую мысли, Аля правильно все поняла. – Сейчас это важно?
– Очень. Во время лечения ему нельзя было пить кровь… видимо, это оказалось нереально. Природу не обманешь и не переделаешь.
– Лиза… с ней случилось то же самое?
– Да.
– Надо сообщить родственникам Стефана, – Аля с трудом отогнала призраков прошлого, наполняющих ее сознание шепотком недобрых предчувствий.
– У него нет родственников.

* * *
Палата Стефана мало напоминала о больнице : обои в теплых персиковых тонах, со вкусом подобранная мебель, плазменный телевизор. Медсестры так и вились вокруг нового пациента, и дело было совсем не в его VIP-статусе – точнее, не совсем в нем. Вся женская часть медиков была явно неравнодушна к Стефану. Об этом свидетельствовал нечаянно подслушанный Алей разговор двух медсестер. Досталось и самой Але: коллектив с интересом гадал, кем она приходится Стефану.
Вот и сейчас очередная медсестра, миловидная блондинка, бросала на Стефана томные взгляды, отчего у Али мгновенно испортилось настроение. Она еле дождалась, когда та наконец уйдет. Стефан, растрепанный и бледный, но уже с блеском в глазах, играл с пультом от телевизора. Его вопрос застал Алю врасплох:
– Ревнуешь?
– Я? Ничего подобного! Просто устала, – она скрестила руки на груди и откинулась на спинку кресла.
– Как скажешь, – невинно согласился Стефан, но выражение его лица говорило «Так я тебе и поверил!». Аля же все никак не могла успокоиться, представляя ужас медсестер, узнай они, кто на самом деле Стефан… скорее всего, симпатия мигом улетучится, как дым на ветру. Представьте свои ощущения от неожиданной встречи с волком или ягуаром – шок при виде клыков Стефана мог быть аналогичным.
– У тебя ведь не было шока… ты все приняла как есть.
Аля молча пожала плечами, не зная, что ответить Стефану. Ее и вправду не особо отталкивала его периодическая потребность в свежей крови. Во-первых, оказалось, что разовая доза невелика – от тридцати до пятидесяти миллилитров, всего-то маленькая рюмочка. Во-вторых… все мы от чего-то зависим и в чем-то нуждаемся, не так ли?
Способность Стефана подслушивать мысли (или считывать эмоции?) окружающих – вот что сбивало с толку, но задумываться об этом не хотелось.
За окном уже давно стемнело; по телевизору передавали вечерние новости. Аля неохотно засобиралась домой. Напряжение и усталость последних дней брали свое, и теперь она уснула бы без всяких снотворных.
– Не уходи, – Стефан капризно надул губы. – Мне скучно одному.
– Опять будем играть в карты? Ну нет, спасибо! – улыбнулась Аля.
Они играли в «дурака» по одному и тому же сценарию: Стефан выигрывал, угадывая ее ходы наперед.
– Есть еще шашки, шахматы, – Стефан пощелкал пультом и лукаво прищурился, – И канал для взрослых!
…Медсестра, заглянув в палату около полуночи, к своему неудовольствию, застала такую картину: лежа в постели, Стефан смотрел телевизор. Рядом, свернувшись калачиком и даже не переодевшись, спала Аля, – несмотря на то, что в палате была еще одна кровать.

– Что у меня есть! – спустя неделю Аля радостно влетела в палату к Стефану, но ее улыбка мгновенно померкла.
Палата была пуста; медсестра профессионально-быстро снимала простыню.
– Где…? – выдохнула Аля, цепляясь за косяк двери.
– Выписали его.
С видом лунатика Аля молча вышла в коридор – и заметила неподалеку знакомую фигуру в черном.
– Стефан! – ее торжествующий вопль слышала, наверно, вся больница.
Не помня себя от радости, Аля повисла у него на шее. Крепко-крепко обняла… Рядом очень невовремя раздались аплодисменты.
– Снежная королева, ты меня удивляешь! – конечно же, это был Богдан.
– Иди сюда, белобрысый, – Аля бросилась тискать в объятиях и его.
– Боже мой…– Богдан обреченно застонал.
Под взглядами всего отделения – еще бы, такое представление не каждый день увидишь, – все трое сели в лифт. Сверившись с наручными часами, Богдан отметил:
– Опаздываем.
– Куда?
– На самолет. Уезжаю в Сигишоару, – белозубо улыбался Стефан. – Отдохну от большого города и экспериментов.
Аля не сдержала вздох разочарования.
– А как же… «Дарк Сайд»? – она запнулась, потому что хотела спросить совсем не о клубе, но в последний момент передумала.
– С ним все будет хорошо, – судя по таинственному тону Стефана, он тоже имел ввиду совсем не «Дарк Сайд».
Недалеко от входа в больницу уже стояло такси. Спохватившись, Аля протянула Стефану свой первый за много лет рисунок: портрет, нарисованный красками.
– Вылитый я, – Стефан улыбнулся и игриво повел бровями.
Аля зарделась маковым цветом:
– Да ладно, чего уж там… Если бы не Лиза…
– Меня сейчас стошнит, – проворчал Богдан, закатив глаза. – Стеф, поехали!

Два месяца пролетели незаметно, в суете новогодних праздников; за это время Аля перестала быть врачом и стала учителем рисования у дошкольников. И, что не менее важно, сменила цвет волос с шоколадного на иссиня-черный с редкими белыми прядями. Однако наполеоновские планы перемен этим не ограничивались.

– В отпуск? Зимой?! Аль, ну ты чего?
– Ничего не хочу слышать. Документы и билеты готовы, едем на неделю, – Аля впервые не слушала Катины возражения.
– Куда едем-то, можно поинтересоваться?
– В Сигишоару.

… Средневековый город-крепость засыпало снегом по самые уши, но от этого он только выиграл, став еще уютнее. Туристы бродили по узким улочкам среди разноцветных, будто игрушечных, домиков. Свободное пространство было здесь в дефиците, и все же в Сигишоаре удивительно легко дышалось.
Первым делом подруги посетили знаменитый дом, в котором родился великий и ужасный граф Дракула. На первом этаже здесь располагался ресторанчик, в котором они решили перекусить.
– Представляешь, Дракула существовал на самом деле, – пока готовили их заказ, Катя уткнулась в путеводитель по Румынии. – Вот: "Влад Третий Цепеш – румынский князь, родился в Сигишоаре. Настоящая фамилия – Дракул. "Дракула" переводится как "сын дракона" или "сын дьявола". По преданию, обладал гипнотическими способностями, видел человека насквозь. Стал прототипом графа Дракулы в романе Брэма Стокера".
– Слушай, – Катя покосилась на портрет князя Влада Дракулы, висящий на стене, – а ведь фамилия Стефана тоже Цепеш?
Аля почти не концентрировалась на словах Кати. В ней росла твердая иррациональная, не поддающаяся логике, уверенность в том, что она встретит Стефана… для этого было достаточно времени.
Но день проходил за днем, экскурсия за экскурсией, а Стефана все не наблюдалось на ее горизонте.
В последний перед отъездом из Сигишоары день подруги разделились: Аля пошла по магазинам, а Катя осталась в отеле. Возвращалась Аля уже в темноте, до отвала нагруженная пакетами и кулечками.
– Простите… – сосредоточившись на своих мыслях, она с кем-то столкнулась; многочисленные пакеты разом полетели в грязь булыжной мостовой.
– Аля.
Не узнать дымчато-обволакивающий кошачий взгляд было невозможно… Да, это Стефан, он стоит прямо напротив и загадочно улыбается уголками губ.
Аля выдохнула – ее облегчение было таким огромным, как этот древний город.

* * *
- Спасибо, что не стер эти воспоминания… как в прошлый раз. Теперь я все помню.
Над Сигишоарой рождался рассвет. Жемчужно-серый свет постепенно выхватывал очертания спальни Стефана: кровать под балдахином, зеркало во весь рост, старинная деревянная мебель...
– М-м-м? – Стефан лениво приоткрыл один глаз, притворяясь, что не понимает, о чем речь.
– Да ладно, я уже догадалась, – Аля потерлась носом о его щеку. – Твоя пуговица до сих пор у меня! Можешь забрать, когда захочешь.

Эпилог.

– Познакомься. Это Лиза.
– Аля, что же ты творишь? – Катя покорно смотрела на снимок УЗИ, хотя ничегошеньки в нем не понимала. И это уже было достижением, потому что предыдущие несколько месяцев она попеременно хваталась то за голову, то за сердце и повторяла, что быть матерью-одиночкой – это откровенная глупость. – Будь у меня номер Стефана, я бы… Он должен знать, что у него будет ребенок! Должен приехать!
– Даже если бы у меня был его номер, ты бы его не получила, – Аля была абсолютно, безмятежно, монументально спокойна, как бывают спокойны только беременные. Даже красочно описанная Катей перспектива воспитывать ребенка одной ее не пугала. – Он обязательно приедет. Я знаю.

Да, Стефан опять появится в суетливой столице. Может быть, не сейчас, а чуть позже… Но он все равно узнает, что опять не одинок. Ведь у него есть Лиза.








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): free_falcon (27.01.2013)
Просмотров: 485

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 4
1 Sherli   (01.02.2013 12:26)
Комментарий инквизитора

Замечания по шапке:
Если в тексте присутствует нецензурная лексика, то рейтинг работы - R. В слове несколько" исправьте, пожалуйста, опечатку.

Замечания по тексту:

Аля наспех стянула куртку, ботинки, бросила сумку прямо около двери, и наощупь побрела в кухню. – перед «и» не нужна запятая (союз соединяет однородные члены). «на ощупь» пишется раздельно.

В дверь звонили уже, наверно, раз десятый, когда Аля мучительно разлепила слипающиеся глаза. – со стилистической точки зрения более приемлемо написать «десятый раз» или «позвонили уже, наверно, раз десять».

Одна из ведьмочекмдержала в руках небольшую змею – опечатка

но мигающий красно-синий свет со сцены мешал четко видеть, скрадывал очертания и придавал окружающему пространству нереальности – «эффект нереальности»?

Надеясь на короткий сон – теперь на помощь снотворного рассчитывать не приходилось – Аля отправилась в спальню – после «приходилось» нужна запятая

Однако, наполеоновские планы перемен этим не ограничивались. – лишняя запятая.
Хорошо бы просмотреть весь текст еще раз и "подчистить" такие вот мелкие ошибки. В целом же написано очень и очень неплохо, мне понравилось. Язык достаточно простой, в стиле подростковых романов, но это ничуть не раздражает (вообще я прохладно отношусь к литературе на вампирскую тематику, если это не классика - вот "Дракулу" и "Семью вурдалака" - обожаю!).
На этот раз автор разбавляет повествование небольшими деталями ("золотились квадраты светящихся окон", урчание холодильника - из таких штрихов складывается представление об обстановке, а иногда - и об атмосфере). Это плюс.
Герои выписаны неплохо. Стефан, правда, напоминает очередного красавца-вампира из книжек для девчонок, зато персонаж Кати получился весьма правдоподобным. Аля тоже удалась, и Лиза.
Финал оказался весьма неожиданным (для меня, по крайней мере). Такой хэппи-энд наполовину. В целом работа оставляет приятное впечатление. Спасибо, автор!

2 free_falcon   (01.02.2013 13:29)
Спасибо огромное smile ошибки исправила) еще подумаю над сюжетом, добавлю деталей, как вы указали.хочется четче описать характеры героев.

3 Sherli   (30.06.2013 17:16)
Здравствуйте, автор!
По тексту появилось небольшое замечание. Исправьте, пожалуйста, числа в тексте на слова - например, в первой главе это "2 ампулы", "29 лет". Все-таки правильное оформление текста играет немаловажную роль в восприятии произведения, тем более что фанфик весьма неплох)

4 free_falcon   (30.06.2013 19:15)
Исправила, спасибо за замечание smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн