фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 17:23

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Душой и телом твой | Глава 4»


Шапка фанфика:


Название: Душой и телом твой
Автор: Semagin
Фандом: ориджинал
Персонажи: Эдуард/Виталий
Жанр: ангст
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Статус: завершен
Размещение: только с согласия автора
Предупреждение: слэш


Текст фанфика:

Эду было плохо. Очень плохо. Матери он сказал полуправду, не слишком много, просто, что они расстались и все. И она не выпытывала, не задавала ненужных вопросов.
А Эдик впал в депрессию. Первая любовь приказала долго жить, но от нее на память осталась лишь вредная привычка курить. Эд снова был одинок, и искать долговременных отношений больше не стремился. Его устраивали случайные связи, длящиеся неделю–две, которые он безжалостно обрывал после. Второй раз быть брошенным он не хотел, болезненная гордость не позволяла снова стать униженным.
Институт, море новых знакомств, приятели, девушки–парни–парни–девушки, походы по клубам, а утром на пары: Эдуард вымотался до предела. Ольга, наблюдая за сыном, приходила в ужас – спал Эдик по четыре–пять часов в сутки, пары не пропускал – он четко понял, что это не школа, но и об активном времяпровождении практически не забывал. Каждую ночь пропадал где–то, возвращаясь лишь под утро. То дни рождения, то просто праздники, то походы по ночным развлекательным заведениям – мать беспрестанно молила Бога, чтобы драгоценный сыночек не подхватил СПИД. А Эд, казалось, о себе вообще не думал. Он все время был в поиске приключений, делая что угодно, лишь бы заглушить тянущую болью обиду. Пытался разнообразить жизнь, найти того, кто заполнил бы образовавшуюся пустоту, а находил партнеров на одну ночь, парней, девушек, от которых сбегал на следующее утро. Более того, Эд совсем перестал думать и о матери. Находя в мусоре смятые упаковки сердечных лекарств, старался скорее об этом забыть. Ничем помочь он ей не мог.
В таком ритме они прожили полтора года. Пока происшествие под Новый год не стало последней каплей.
Эдуард, как обычно, намеревался уйти из дома. Уговоры матери остаться ни к чему не привели, и в итоге праздник она встречала одна. Стандартная программа: оливье и новогодние телепередачи, она недолго посидела перед телевизором и примерно в час ночи заснула.
Резкий и истеричный звонок в дверь выхватил ее из сна. Ольга вскочила и побежала открывать. На пороге стояли двое здоровых парней, держащих под руки Эдика. Судя по его реакциям, он был мертвецки пьян. Подбородок и шея были залиты кровью. Мать вскрикнула и прижала руки ко рту.
– Куда его? – Осведомился так же не слишком трезвый верзила. Мать суетливо провела их в Эдову комнату. Они бросили парня на диван и удалились.
На часах была половина четвертого.
– Эдик, Эдюша, сынок, – тихо приговаривала мама, вытирая кровь с его лица намоченным в ледяной воде платком. Прощупав опухший нос, с облегчением определила, что он не сломан, но кровь все еще сочилась.
Он застонал и рывком сел на диване. Кровь пошла обильнее.
– Не делай резких движений! – Предостерегла мать, прижимая платок к его носу. – Хорошо отпраздновал?
Внезапно Эдуард обхватил голову руками и взвыл благим матом.
– Эдюша, да что с тобой такое? Ты можешь внятно объяснить? Что болит?
– Душа у меня болит, – вполне спокойно, но хрипло произнес Эд. – Я так больше не могу…
– Как?
– А вот так, как живу. Почему все мои знакомые норовят затащить меня в постель? Глядя на меня, они могут думать только о сексе, поговорить, просто поговорить со мной им в голову не приходит! Неужели я произвожу впечатление ограниченного идиота? Мам, может, мне ногу отрезать? Может, хоть тогда они заметят еще и мой внутренний мир, а не только оболочку?
– Не говори глупостей, Эдуард, – отрезала мама, – а чего ты ожидал от случайных связей? В кровати сонеты Шекспира не обсуждают. Милый мой, за что боролся – на то и напоролся!
– Боролся!.. Ну и что мне делать? Я уже не знаю, – Эдуард снова лег.
– Для начала – успокоиться. Кстати, кто это тебя так разукрасил? – Ольга придирчиво осмотрела лицо сына.
– Да так, – отмахнулся Эд, – с одним типом девку не поделили… Пришлось с ним поговорить по–мужски. Поверь, ему тоже досталось.
– Господи… Эдуард, ложись спать. Я прошу тебя, посиди какое–то время дома, отдохни, не ходи гулять, приведи в порядок свою нервную систему. Пожалуйста, Эдик, пока не стало хуже – остынь, успокойся. Ради меня, – пошла Ольга на крайние меры.
– Ладно, мам, я постараюсь, – нехотя пообещал сын.
Вскоре он уже спал глубоким сном.

До самого конца учебного года Эдуард прилежно вживался в роль ботаника, чтобы сдержать данное матери слово. Он старался как можно больше времени посвящать учебе, снова вернулся к занятиям в спортзале и вечера, по возможности, проводил дома или в небольшом кругу хороших друзей.
Учился он отлично, и, что приводило мать в граничащий с экстазом восторг, начал встречаться со своей одногруппницей. Лику она боготворила и, в разговоре с сыном, пела девушке хвалебные оды. Эдуард лишь хмыкал, в глубине души понимая, что, встречаясь с Ликой, самоутверждается как мужчина. Но делал все, чтобы ей рядом с ним было хорошо.
Ольга, размышляя бессонными ночами, иногда мечтала, чтобы девушка забеременела от Эдуарда, и тогда бы он просто обязан был жениться. Как мать, она однозначно настояла бы на этом. Это отвернуло бы его от мужчин, и жизнь стала бы полной бочкой меда! Но, к ее сожалению, Эд слишком хорошо предохранялся…
С Ликой Эдику было скучно, хлопотно и досадно, хоть он и старался, как мог, не обращать на это внимания. Но она требовала слишком много внимания. Постоянно ходила с ним под руку, будто боясь упасть. Обожала цветы и сладости. Совершенно не разбиралась в спорте. Для Эда она была интересна лишь в постели, но и там ему приходилось выкладываться по полной, чтобы вызвать ответную реакцию.
Утомляло это настолько, что, однажды, теплым майским вечером, сидя с Ликой на скамейке, Эд решился. Он кашлянул, прочистив внезапно охрипшее горло, и проговорил:
– Послушай, Лика… Я тут подумал… Нам нужно расстаться.
Девушка перевела на него вопросительный взгляд и недоуменно захлопала ресницами. Эд продолжил:
– Прости, ласточка, но мы не подходим друг другу.
Эдуард, с превеликим удовольствием, просто послал бы ее по известному адресу. Но им ещё предстояло учиться в одной группе не один год, и приходилось мысленно давить на тормоз, осекая себя, потихонечку вымаливая право на свободу.
– Почему? Нам же было так хорошо вместе…
– Ласточка, я не тот парень, который тебе нужен. Ты мечтаешь о принце, а я слишком обычный. Не хочу отбирать у принцев надежду, будучи с тобой.
– Эдик, какой ты жестокий! – Она порылась в сумочке и извлекла на свет носовой платочек и зеркальце. Манерным жестом промокнула слезы и тут же уставилась в зеркало, чтобы убедиться, что все так же хороша собой, и минутная слабость не испортила ее макияж.
Эд скрипнул зубами, но все тем же ровным тоном проговорил:
– Прости, зайка. Пойдем, я провожу тебя.
С тех пор, встречаясь в институте, они лишь холодно здоровались. Но Эдуарду незачем было об этом думать – он с головой окунулся в сессию.
Ольга, узнав о разрыве с Ликой, едва не слегла, но Эдуард выглядел таким замученным, что материнское сердце дрогнуло, и она поняла, что для сына так все же будет лучше.
Сессия была сдана блестяще, и учеба осталась позади. Эдуард проснулся однажды утром и вдруг понял, что не нужно ничего учить, никуда мчаться. Сладко потянувшись, он остался в постели, предаваясь блаженному «ничегонеделанию».
Но со временем, как-то очень внезапно отдых из долгожданного превратился томительно-нудный. С приходом летних каникул, у Эдика появилось много свободного времени, и он снова затосковал. Сначала он не сразу и понял, чего ему так не хватает, уж потом осознал – любви. Он был слишком молод, и горячая кровь отца–грека здорово будоражила. Было горько оттого, что эта молодость проходит мимо…
Как–то в июле Эдик заглянул в комнату матери:
– Мам, я пойду, погуляю.
– Тебя ждать к утру? – Скептически приподняла бровь Ольга.
– Нет, мам, я без друзей. Просто пройдусь по проспекту. Погодка хорошая, не жарко.
– Ну, иди, что ж я – удержу тебя? Только прошу – будь умницей.
– Буду, пока, – улыбнулся Эдуард и ушел.
Он не спеша шел по улице, просто прогуливаясь. Ярко светило солнышко, и настроение было на редкость ровным. Взгляд Эда проскальзывал по витринам, не заостряя внимание на деталях выставленного ассортимента. Пофигизм медленно заполнял все клеточки его тела.
Захотелось курить, но неожиданно оказалось, что закончились сигареты. Эд пошарил в карманах в поисках купюр и неторопливо подошел к киоску. Расплатившись, он едва успел на пару шагов отойти от ларька, как был сбит летящим куда-то человеком, и едва-едва удержался в вертикальном положении.
– Эй, парень, прости, а? – Толкнувший Эдика мужчина придержал его за локоть, не давая упасть.
Эд ошеломленно рассматривал парня. «Бля... Чертов идеал». Парень и на самом деле был довольно симпатичный. Черные волосы, карие глаза. Интеллигентный, уверенный в себе мужчина, которому все девушки строят глазки.
– Парень? Алло, ты в порядке? – Восхищение Эдуарда мужчина, видимо, принял за шок и слегка заволновался.
– Все нормально, – прохрипел Эд, – ничего страшного. И изобразил кривую улыбку, зная уже, что этот красавец еще долго не покинет его эротические фантазии.
Тот кивнул, и направился к киоску тем же стремительным шагом. Эдуард помотал головой, поправил рубашку и решил, что нагулялся сегодня сполна. Растеряно повертев головой, он обнаружил и остановку, и то, что нужный автобус к ней только-только подъехал. Остановка находилась на противоположной стороне улицы, но этот факт Эдуарда ничуть не смутил - он рванул с места через дорогу, и, выбежав на проезжую часть, снова был сбит. На этот раз машиной, которая отъезжала от парковки. Падая на тротуар, Эд почувствовал резкую боль, когда ударился ногой о бордюр, и вскрикнул.
Иномарка, затормозив, остановилась, и из нее выскочил бледный водитель.
– Эй ты, цел? – Эдуард почему-то даже не удивился тому, что за рулем машины оказался все тот же мужчина. Водитель подбежал к сидящему на бордюре Эду и пристроился на корточках рядом, – парень, такими темпами ты инвалидом станешь. В лучшем случае!
Эдик не ответил. Он понимал, что сам виноват и еще ему было ужасно стыдно за свою невнимательность.
– Парень, ты цел или нет? – Уже настойчивее, с долей раздражения, спросил мужчина.
– Не знаю. Нога...
Тот окинул взглядом позу и бледный вид Эда, и поставил диагноз:
– Перелом, наверное. Эх... На встречу я уже все равно опоздал, поэтому могу отвезти тебя в больницу.
Эд даже не подумал отказываться – куда ему было деваться вдалеке от дома на одной ноге?
В машине он немного осмелел:
– Прости...те, это я во всем виноват. А теперь еще и отрываю вас от дел...
– Давай на «ты». Виноват-то, конечно, ты, но на встречу я все равно опоздал – с тобой или без.
Некоторое время они ехали молча.
– Давай знакомиться, что ли? – Неожиданно весело произнес водитель, – меня Виталий зовут. А тебя как?
– Эдуард. – Он протянул руку, и Виталий пожал.
– Очень приятно. Что ж ты, Эдуард, под колеса прыгаешь? Жить надоело? – Мужчина быстро глянул в сторону Эда.
– Нет, – Эдик смущенно улыбнулся, – я хотел на автобус успеть.
– Сэкономишь минуту – потеряешь жизнь, – мудро заявил Виталий, – теперь вот ты все равно опоздал. Как и я.
– Извини, – Эдик украдкой рассматривал его в зеркало заднего вида. В машине пахло дымом дорогих сигарет и туалетной водой. Пахло мужчиной, и Эд, не отдавая себе отчета, терял голову от этого запаха, от близости шикарного парня.
– Все нормально, я же сказал. Тебе лет сколько?
– Десять дней назад исполнилось двадцать. А тебе?
– Тридцать один скоро. Ты не женат? – Виталий хитро улыбнулся.
– Я? – Эдуард даже удивился, – нет, не женат.
– Ну и правильно – не торопись с этим, успеется. Гуляй, пока молодой. – Непонятно к чему, задумчиво обронил Виталий, перестраиваясь в крайний левый ряд.
– А ты женат? – Нервно сглотнул Эд.
– Да, – просто и легко ответил он, сломав хрупкие Эдовы надежды, – жена и сынок.
Эдик изобразил улыбку и отвернулся к окну.
В больнице Виталий помог ему дойти до кабинета. Врач осмотрел ногу, отправил на рентген, и, наложив гипс, отпустил с Богом.
Проковыляв из кабинета, Эд страшно удивился, увидев, что Виталий все это время дожидался его в коридоре.
– Ну что, как успехи? – Поразительный человек – уравновешенный оптимист. А у Эдуарда, от какого-то странного внутреннего трепета при его виде, даже в глазах потемнело.
– Сомнительные. Вот, запаяли в мрамор на месяц... Еле ползаю.
– Костыли дали? – Хмыкнул Виталий.
– Э... нет, – Эдуард совершенно о них забыл.
– Сейчас.
Виталий зашел в тот же кабинет и вернулся с костылями:
– Аренда на месяц.
– Спасибо! – Эдик был тронут.
– Не за что. Поехали!
– Нет! Нет, спасибо... Я и так слишком долго злоупотребляю твоей любезностью!
Виталий окинул его скептическим взглядом, хмыкнул и направился к машине. Эд пожал плечами и поковылял за ним.
– Где живешь? – Заводя мотор, поинтересовался Виталий.
– Подкинь меня к кинотеатру. Мне оттуда недалеко.
Снова молчание.
– Дома есть кого обрадовать свежим гипсом? – Спокойный мурлыкающий голос.
Мозг Эдуарда активизировался на двести процентов. «Сказать да – подвезет, высадит и забудет, сказать нет – и?..»
– Да, но... Хм... Мама собиралась уйти по делам, когда я шел гулять, а ключи я забыл дома. Теперь где-то придется ждать вечера, чтобы попасть в квартиру... – Ложь во спасение себя, утопающего. А вдруг эта ложь поможет продлить знакомство? Чем черт не шутит?
Виталий притормозил на светофоре.
– А где ты собираешься ждать вечера?
– Не знаю. На лавочке у дома, может быть... Правда, неудобно немного в гипсе. Но это пустяк, – и Эдуард продемонстрировал простодушную улыбку.
Виталик задумался. Эд боялся дышать.
– Знаешь, что? У меня жена с сыном позавчера в отпуск на море укатили – так у меня от скуки крыша едет. Мой рабочий день на сегодня закончился: хочешь – побудь до вечера у меня, и тебе удобнее, и мне веселее. Ну, как?
У Эдика сердце готово было разорваться. «Неужели? Господи, спасибо!»
– А это удобно? – На всякий случай спросил он.
– Неудобно спать на потолке, – Виталий обезоруживающе улыбнулся.
– Почему? – Оторопел Эд.
– Одеяло падает! – Виталик резко нажал на газ.








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Semagin (19.04.2012)
Просмотров: 924

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн