фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 01:11

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Ночь цвета крови | Главы 38-42»


Шапка фанфика:


Название: Ночь цвета крови
Автор: Angalania
Фандом: ориджинал
Бета: подруга
Персонажи: Себастиан, Фредерике, Вероника, Александер, Кристиан и другие...
Жанр: Гет, повседневность, романтика, вампиры
Предупреждение: Смерть персонажей
Рейтинг: PG-13
Размер: макси
Содержание: История повествует о непростой жизни среди людей, чистокровного вампира Сибастиана, и его человеческой дочери Фредерике. В один момент всей этой и так не простой, но спокойной жизни, приходит конец...
Статус: в процессе
Дисклеймеры: Все права принадлежат мне
Размещение: Только с разрешения автора
От автора: Просто было вдохновение...


Текст фанфика:

Глава 38

Сев в машину, Себастиан устало вздохнул, и, повернув ключ зажигания, откинулся на спинку сиденья. Сидевшая рядом Вероника безмолвно покосилась на него. Фредерике, сидя позади отца, смотрела вслед уходящему Кристиану. Все, что сегодня с ней произошло, ушло в никуда. Сейчас, девушку больше волновало то, что же ждет ее друга, когда он вернется в замок. Александер, откинувшись на сиденье, закрыл глаза. Казалось, нет ничего важнее и целебнее здорового и крепкого сна.
«Не помешало бы чашку горячего чая выпить…» - Пронеслось в голове парня перед тем, как усталость одолела его, погрузив своего подопечного в крепкий сон…

***

Сев за руль своего автомобиля, Франческа взглянула в унылое лицо Кристиана.
- Если хочешь, мы можем не ехать в замок. – Вдруг, предложила она.
Молодой человек удивленно уставился на нее.
- Ты что, смерти моей хочешь? – Спросил он. – Меня же потом, тетушка Мантилана с потрохами съест, а дедушка Коэнгем, прочтет двухчасовую лекцию о том, что нужно уважать старших, и соблюдать субординацию… Мне, видишь ли, этого и в университете хватает.
Франческа ничего не ответив, лишь тяжело вздохнула, и взглянула в зеркало на дядюшку Бертрама.
- Ну, прости меня котенок… Мне срочно нужно было уехать… Мы с сыном и Франческой скоро приедем. – Отчитывался жене по телефону, мужчина.
Девушка ухмыльнувшись, повернула ключ зажигания.

***

Через час, Себастиан припарковался у замка своих родителей. Фредерике, выйдя из машины, потянулась. Следом, вышел Александер, и вздрогнув от холода, взял кузину за руку, и, ничего не сказав, повел в дом. На пороге, их уже встречала мать Кристиана, Аделла. Увидев, племянницу, идущую по снегу в туфельках, женщина, театрально разведя руками, ахнула.
- Дорогая, ты не замерзла, вот так, весь вечер по снегу ходить в туфлях?! – Приобняв девушку, спросила она. – Александер, и ты туда же?! - Переведя взгляд с Фредерике на парня, снова воскликнула Аделла. – Дети, ну, как же так можно разутыми и без пальто зимой ходить?
- Простите, миссис Найтроуд, но сейчас пока еще осень. – Возразил Александер.
Женщина, недовольно поджала губы.
- Ну и что, зато холодно как зимой. – Процедила она, но потом, смягчив голос, добавила: - Хоть я вам обоим и не мать, но искренне забочусь о вас мои дорогие.
- Тетушка… - увидев скользнувшую по щеке Аделлы слезу, сказала Фредерике.
Александер виновато опустил голову, и пропустив женщин в дом, пошел следом за ними в гостиную.
Троица вошла в темную комнату. Фредерике ничего не понимая, стала оглядываться. В следующий миг, зажегся свет, и под громкие восклики членов семьи Найтроуд «С Днем рождения», стали раздаваться громкие звуки хлопушек. Яркие фейерверки конфетти взлетели к потолку, и разноцветным дождем упали на головы присутствующих.
- Фредерике, детка, с днем рождения! – Перекрикивая общий гомон, сказала Кларисс, и кинулась обнимать девушку.
В этот момент в гостиную вошли Себастиан с Вероникой, а следом за ними и Франческа с Бертрамом и Кристианом. Дядюшка, увидев жену, тут же поспешил к ней. Франческа вскинув бровь, критически осмотрела всех присутствующих, и прошла к одному из диванчиков. Кристиан растерянно посмотрел на оставивших его одного отца и кузину, а потом, недолго думая, сделал шаг назад, твердо решив по – английский покинуть этот вечер. Но не тут то было.
- Здравствуй мой сладенький… - послышался за его спиной слащаво - скрипучий голос тетушки Мантиланы.
- О… - выдохнул парень, и резко развернулся.
- Не пугайся дорогой. – Сказала старая вампирша. – Я тебя заждалась. Пойдем, - взяв Кристиана под руку, и потянув за собой, добавила она, - у меня для тебя небольшой сюрприз…
Молодой человек безмолвно подчинился тетушке. За этот вечер и так много чего произошло, так что теперь, причуды вампирши вряд ли могли его удивить. Он с кузеном, голыми руками убили Глорию Саймс, а во Фредерике проснулась вампирская кровь… Кому рассказать - не поверят. Да и стоит ли рассказывать? Ведь их с Себастианом тайну знают теперь Вероника, Александер, и Франческа. Причем, у Вероники с Франческой особо - то и времени не было проследить, каким образом братья Найтроуд убили Глорию. Это, совершенно точно видели Александер и Фредерике, но они никому и ничего не расскажут. В этом, молодой человек был уверен.
- А вот и мой сюрприз. – Послышался голос Мантиланы, мгновенно выведя Кристиана из размышлений.
Он осмотрелся. Тетушка привела его в библиотеку. Там, в дальнем конце комнаты, на диванчике, спал юноша – официант.
- Давай на брудершафт выпьем. – Проворковала старая вампирша, и, отпустив своего спутника, покачивая бедрами, направилась к диванчику.
Парень неуверенно последовал за ней. Женщина села рядом со своей жертвой, и подмигнув Кристиану, оскалилась, обнажив вставные клыки. Молодой человек присел на подлокотник диванчика, и, взглянув на Мантилану пьющую кровь официанта, скривился, почувствовав подступающую тошноту от запаха свежей человеческой крови.
- Дорогой, что с тобой? – Отстранившись от жертвы, и вытирая уголки рта платочком, спросила вампирша.
- Просите меня мадам, но сегодня я уже поужинал, причем, весьма плотно. – Ответил Кристиан, прикрыв рот ладонью. – А еще, не сочтите меня невежей, но я не пью кровь мужчин…
- Понимаю, тебе нравится кровь женщин… - ответила она. – Жаль, что я не человек… - с огорчением добавила Мантилана.
Молодой человек задумчиво посмотрел в потолок, и с ужасом представил, как он погружает свои клыки в немолодую плоть Мантиланы. В следующий миг, новая волна тошноты подкатила к горлу. Кристиан тряхнул головой прогоняя прочь эти мысли, в душе радуясь тому, что хорошо, что вампирша не знает, о его пристрастиях к вампирской крови. Иначе, она уже давно подставила бы ему свою неприглядную шею.
- Милый, о чем задумался? – Пьяным голосом спросила тетушка, и попыталась встать, но тут же повалилась обратно на диван, чуть не задавив юношу – официанта, которого, в мгновение ока убрал с дивана Кристиан, тем самым избавив беднягу от синяков, а может быть и от переломов.
- Мадам… - начал было говорить парень, но тут же замолк, услышав громкий храп, вырывающийся из накрашенных алой помадой губ Мантиланы. – Ну, и ладно. Это, наверное, к лучшему… - шепотом добавил он, и, перекинув официанта через плечо, пошел прочь из библиотеки.
Только Кристиан закрыл за собой дверь, как чуть не столкнулся с Фредерике. Девушка шла мимо, неся в руках туфли.
- О, Фредерике, ты уже спать? – Спросил он.
- Да… - выдохнула она. – Если честно, то меня до смерти утомили родственники. Все поздравляют, тискают, причем, они же вампиры, и объятия у них крепче, чем у людей. Такое ощущение, что у меня все кости поломаны. – Жаловалась Фредерике глядя себе под ноги, а потом, подняла глаза, и пристально посмотрела на Кристиана, у которого через плечо был перекинут официант.
- Это все развлечения тетушки Мантиланы… - поспешил объяснить молодой человек.
- Понятно… - тяжело вздохнув, ответила Фредерике. – Тебе тоже досталось…
- Подожди меня здесь. Я отнесу парня на кухню, и вернусь. – Сказал Кристиан, и поспешил в сторону кухни.
Фредерике устало облокотилась о стену, но в следующий миг, в испуге отскочила в сторону, услышав громкий храп, напоминающий рык дикого зверя.
- Не бойся, это тетушка Мантилана… - подойдя к девушке, ответил Кристиан, и предложил ей руку.
Фредерике улыбнулась, и взяла друга под руку.

***

Поднявшись на третий этаж, пара свернула в левое крыло замка, но сделав шаг, замерла на месте. В конце коридора, слившись в поцелуе, стояли Себастиан с Вероникой.
- А давай - ка прогуляемся по замку? – Вдруг, предложил Кристиан.
Фредерике, улыбнувшись в ответ, подобрала шлейф платья, и пошла следом за молодым человеком вниз по лестнице, оставив отца с его невестой наедине. Спустившись на второй этаж, Кристиан взял девушку за руку, и повел в левое крыло замка.
- А куда мы идем? – Спросила Фредерике.
- Сейчас увидишь. – Ответил парень.
Вскоре, молодые люди дошли до конца коридора.
- Вот мы и пришли. – Сказал Кристиан, остановившись перед дверью с правой стороны коридора, и повернул ручку.
Дверь открылась, и, молодой человек жестом позвал за собой Фредерике. Недолго думая, девушка последовала за другом, но переступив порог, в изумлении замерла. Комната, куда ее привел Кристиана, оказалась зимним садом, с прозрачной стеклянной крышей, белым мраморным полом, и несколькими скульптурами – фонтанами.
- Какая красота… - выдохнула девушка, с восхищением осматриваясь по сторонам.
- Этот зимний сад – гордость тетушки Кларисс. – Сказал Кристиан. – Она сама придумала дизайн, купила все эти растения, и считай круглосуточно, ухаживает за ними на протяжении уже нескольких лет…
Сказав это, парень взял подругу за руку, и повел прямо по зеленому коридору. Вскоре, они оказались возле огромного окна с видом на сад и подъездную дорожку к замку. Фредерике словно завороженная смотрела на падающий снег, а Кристиан, стоя сзади, обнял ее за талию, и, сомкнув пальцы в замок, посмотрел вдаль, на снежные равнины. Вскоре, от размышлений, молодого человека отвлекло какое – то движение на подъездной дорожке. Это было мимолетное, быстрое, почти неуловимое человеческим глазом движение. Все, что Кристиану удалось различить, так это женскую фигуру, и черные, как смоль волосы, на фоне белого снега.
- Подожди меня здесь. – Быстро сказал он, и в следующий миг исчез.
Парень выбежал на улицу, и стал осматриваться, прислушиваться. Он пытался понять, кто, эта смелая вампирша, которая не побоялась прийти в логово чистокровных вампиров? И зачем она вообще сюда пришла? Страшные догадки стали приходить в голову Кристиана, а совсем недавно, волнение, покинувшее его сердце, вновь вернулось.
- Значит это ты… - прошептал молодой человек, и развернувшись, пошел в дом.

Глава 39

Вернувшись к Фредерике, Кристиан ничего ей не рассказал о том, что кого – то видел на улице, и возможно, ее бегство от вампиров еще не закончено. Но она и так поняла, и увидела по его лицу, что что – то не так.
- Послушай Фредерике, я всего тебе не могу рассказать, но теперь, ты без опаски можешь вернуться в школу… - сказал молодой человек, ведя подругу по лестнице на третий этаж замка.
- Но что – то не так, да? – Спросила девушка.
- Да, ты права. С этого дня, я больше не буду встречать тебя со школы, и провожать домой. – Ответил Кристиан. – На то есть свои причины. Ты о них узнаешь позже, и я уверен, что это тебе не понравится, но прошу, верь мне. Все, что я буду дальше делать только для тебя, и ради тебя…
Фредерике внимательно слушала все, что говорил парень, но что – то важное все же, упустила. Что это было, девушка так и не поняла.

***

Распрощавшись у своей комнаты с Кристианом, Фредерике хотела было открыть дверь, но вдруг, какое – то странное чувство появилось, охватило ее, и сердце сжалось от необъяснимой печали.
«Что бы ты не сделал, я верю тебе, и все смогу понять, надеюсь, что смогу…» - Подумала она, и вошла в комнату.
Там, на кровати, задумчиво глядя в потолок, сидела Вероника. Она лишь на миг взглянула на кузину, и снова посмотрела в потолок. Фредерике в недоумении уставилась туда же, но ничего не обнаружив, стала раздеваться.
- Сестричка, как ты думаешь, мы с Себастианом, правда, подходим друг другу?
- Да не то слово как… - ответила девушка, и подойдя к сестре, развернулась к ней спиной. – Помоги мне пожалуйста.
Вероника не сказав ни слова, встала с кровати, и, расстегнув молнию на платье Фредерике, снова села.
- Послушай Фредерике, я не думаю, что мне стоит связывать свою жизнь с твоим отцом… Не знаю почему, но я сомневаюсь… Там, в церкви, он сделал мне предложение так неожиданно, спонтанно. Я даже подумать, как следует не смогла. Да еще и дядюшка Бертрам…
Фредерике, сняв платье, на миг замерла, а потом тяжело вздохнув, села рядом с кузиной.
- Вероника, мне никогда в жизни не делали предложения, по крайней мере, вот так, открыто, как тебе. Но я, в отличие от тебя, всю свою жизнь прожила с твоим женихом, и могу сказать, он потрясающий человек. Он серьезный, бывает жестким по отношению ко мне, но в то же время, добрый, и внимательный… Может накричать, по делу конечно, но в следующий миг, подойдет и обнимет. – С полуулыбкой на губах, сказала Фредерике. – Если бы в этом мире нашелся парень похожий на моего отца, то я бы не раздумывая вышла за него замуж.
Вероника посмотрела в глаза сестре, и улыбнулась.
- А ты умеешь убеждать. Ладно, посмотрим, такой ли он замечательный, как ты его расписала.

***

Утром следующего дня, сразу же после завтрака, Себастиан объявил Фредерике, что они возвращаются домой, и теперь с ними будут жить Вероника и Александер. Вероника, как невеста, а Александера она просто не может оставить жить одного. Девушка обрадовалась словам отца, но потом, погрустнела.
- Фредерике, что – то не так? – Заметив перемены в настроении дочери, спросил Себастиан.
- Скажи, а где Кристиан и его родители? – Вопросом на вопрос ответила девушка.
Себастиан на мгновение замер, но потом, проведя рукой по волосам, ответил:
- Они сегодня рано утром уехали.
- Уехали? И он мне ничего не сказал… - разочарованно сказала Фредерике, и до боли прикусила нижнюю губу, чтоб не расплакаться.
Но слезы все равно навернулись ей на глаза.
- Не знаю, что у вас с Кристианом произошло, но если он тебя обидел, то ему не жить. – Ответил Себастиан, и обняв ее, поцеловал в макушку.
- Нет, папочка, что ты, Кристиан меня не обижал… - глотая слезы прошептала девушка. – Просто это я, глупая, он уехал, и ничего мне не сказал…
- Понятно. Вот, ты моя дорогая, и влюбилась… - ответил Себастиан, и, отстранившись от Фредерике, пристально посмотрел в ее мокрые от слез глаза. – Любовь рождает не только радость и удовольствие, но еще и слезы, и страдания. Но самое страшное во всем этом, ревность. Она без спроса поселяется в человеке, полностью завладевая его мыслями и чувствами. От чего и без того влюбленно – раненое от стрел Амура сердце, еще больше страдает. Легкая ревность – это еще ничего, но очень часто, она приобретает сложные формы, превращаясь в манию. От чего влюбленный человек, как маньяк, начинает преследовать свою жертву - возлюбленного, постоянно названивая ему по телефону, ища с ним встречи, следуя по пятам, желая все про него знать. А стоит ли все о любимом знать? Порой, это может разочаровать…
- Папочка, неужели у тебя был такой опыт? – Удивленно спросила Фредерике, уже совсем оправившись от расстройства.
Себастиан грустно улыбнувшись, ответил:
- Было, но да ладно, поехали домой. Вероника с Александером, наверное, нас уже заждались.
С этими словами мужчина взял дочь за руку, и повел к выходу.
- Себастиан, сынок, - послышался позади зов Кларисс, - вы к нам еще приедете? Я за все эти дни проведенные вместе, так привыкла к Фредерике…
Сказав это, женщина кинулась обнимать внучку, расцепив их с Себастианом руки.
- Фредерике, деточка, будь умницей, слушайся отца. – Со слезами на глазах, сказала она, но в следующий миг, слезы высохли, и, взглянув на сына, Кларисс добавила: - Чует мое сердце, что в скором времени что – то произойдет. И это что – то, навсегда изменит вашу жизнь.
- Мам, ну, что еще может произойти, кроме того, что я женюсь? – Спросил Себастиан. – Что бы ни случилось, мы справимся. – Снова взяв дочь за руку, добавил он, и, улыбнувшись матери напоследок, пошел прочь, увлекая Фредерике за собой.

Сев в машину, девушка грустно посмотрела на стоявшую на пороге дома Кларисс, кутавшуюся в палантин из тонкой шерсти.
- Ну, что, все пристегнулись? – Сухо спросил Себастиан, и посмотрел в зеркало заднего вида.
- Да. – Мрачно ответила Фредерике.
Александер, пристегнувшись, спал, а Вероника, сидя рядом с женихом, задумчиво смотрела вперед на дорогу освещенную фарами.

***

Весь час пока машина ехала в город, Фредерике не отрываясь, смотрела на заснеженные пейзажи проплывающие мимо. Мысленно она была где – то далеко…
«Вот, ты моя дорогая, и влюбилась…» - Вспомнились ей слова отца. – «Любовь рождает не только радость и удовольствие, но еще и слезы, и страдания».
Вспомнив все это, Фредерике тяжело вздохнула, и, перевела взгляд с пейзажей на свое отражение в стекле. На нее смотрела совсем не знакомая девушка. Утонченные черты лица сейчас были скованны маской печали, а в глазах стояли слезы, грозясь в любую секунду пролиться.
- Фредерике, доченька, что бы ни произошло, никогда, и никому, не показывай своих слез. Тем более обидчику. Будь сильной. – Послышался тихий голос Себастиана.
- Не беспокойся папочка, со мной все хорошо.

Приехав домой, Фредерике никому ничего не сказав, отправилась в свою комнату. Вероника же, пошла, разбирать вещи. Александер тоже ушел в свою комнату, а Себастиан переодевшись, принялся за приготовление обеда. Сегодня он взял отгул на работе, так что решил весь день провести с семьей, причем именно с этот день, его семья стала полной. Его радовала сама мысль о том, что он вскоре женится на самой замечательной, но в то же время скандальной женщине на свете. У него есть дочь, а теперь еще и сын. Именно сыном, Себастиан считал Александера. Он никогда не думал, что будет радоваться семье, своей собственной семье. От этих мыслей, на губах мужчины заиграла счастливая улыбка, а потом, накрывая на стол, он стал напевать какую – то мелодию.
Вот в таком необычно - приподнятом настроении, Себастиана застали Фредерике, Вероника и Александер.
- Ничего себе… - шепотом сказала девушка.
- Да… - выдохнула Вероника.
- Интересно, и что же так осчастливило мистера Найтроуда? – Ухмыльнувшись, спросил парень, тем самым прервав песню Себастиана.
- О, вы уже здесь? Проходите, присаживайтесь. – Сказал он.
- Себастиан, ты ли это? – Изумленно спросила Вероника.
- Да, дорогая, это я. – Ответил он, и подпорхнув к невесте, привлек ее к себе, и закружил по кухне.
- Тише – тише… - испуганно сказала она. – Отпусти меня.
- Нет. – Ответил мужчина.
- Но на нас же дети смотрят. – Не унималась Вероника.
- Ну, и пусть…
- Но мы же на кухне.
- Вот ты зануда. – Остановившись, сказал Себастиан, и отстранившись от невесты, пошел к плите.
- Ну, что я не так сказала? – Растерянно пожав плечами, спросила Вероника, и посмотрела на брата с сестрой.
Те, захихикали, и сели за стол.
- Если честно, я впервые в жизни вижу отца таким. – Сказала Фредерике, отпив сока.
- И что тут удивительного? – Отозвался Себастиан, и поставил перед дочерью и Александером тарелки с едой. – Просто у меня хорошее настроение. И вы ни за что не догадаетесь почему.
Вероника глубоко вздохнув, призадумалась, а Себастиан тем временем, поставив перед ней тарелку, сел напротив. Он поставил локти на стол, и, сомкнув пальцы в замок, подпер ими подбородок.
- Дорогие мои, - сказал мужчина, - я сегодня такой потому, что у меня появилась семья: жена, сын, и дочь. Не знаю, возможно, для некоторых это не повод радоваться, но я уже много лет, точнее десятилетий, живу отдельно от родителей, один. И за все это время, так и не обзавелся семьей. Да, когда в моей жизни появилась Фредерике, она изменила меня и все вокруг. Я по-другому стал смотреть на людей, их ценности и чувства. Как со временем оказалось, мне все это не чуждо. Живя с дочерью – человеком рядом с людьми, я наблюдал, за ними, за их взаимоотношениями. Вскоре, я понял, что для полного, человеческого счастья, мне не хватало жениться. У нас, вампиров, вы видели какие отношения. Вроде бы и теплые, семейные, но человечности в них не хватает. Вампиры, в большинстве своем не ценят человеческую жизнь. А я, прожив с этими беззащитными существами рядом некоторое время, каждый день здороваясь с соседями, бывало, вместе с Фредерике подвозил до школы их детей, понял, что такое счастье, человеческое счастье. Это взаимная любовь, забота, улыбки и звон детского смеха… Все это делает меня счастливым.
От всего услышанного, у Вероники челюсть отвисла, а Фредерике чуть не подавилась отпитым соком. Только Александер не был удивлен. Казалось, он понял, что имеет ввиду Себастиан.
- Мистер Найтроуд, я вполне с вами согласен. – Ответил парень.
- Можешь меня просто Себастианом звать. – Улыбнувшись, сказал мужчина. – Хотя, зови ты меня папой, я был бы безмерно счастлив, но я не претендую на роль твоего отца. – Добавил он.
- Простите, но отец у меня один. – Сказал Александер, и, опустив глаза, принялся за еду.
- Вот и хорошо. – Все еще улыбаясь, ответил Себастиан.

***

На следующий день, Себастиан подвез Фредерике с Александером до школы, и попрощавшись, уехал на работу. День прошел как всегда. Вот только подруги после долгой разлуки по-особенному рады были видеть Фредерике. После уроков, как обычно, девушка с друзьями и подругами целой толпой вышли из школы. Среди них была и Гертруда Абигаэль. Которая при первом знакомстве, показалась Фредерике странной и неприветливой, сегодня, была необычайно дружелюбной. Девушки весело о чем – то разговаривали, в то время, как парни, увидев знакомую черную Бугатти, стали обсуждать ее характеристики. Фредерике, вначале не обратила на это внимания, но вскоре, до нее донесся голос одной из подруг, радостно возвестившей, что к ней приехал парень. Девушка вначале растерялась, но потом, взяв себя в руки, хладнокровно посмотрела в лицо Кристиану. Он же, словно ее не замечал, смотрел на другую девушку, Гертруду, которая как ни в чем не бывало, попрощалась с друзьями, и пошла к нему. Подойдя к молодому человеку совсем близко, девушка улыбнулась ему. Кристиан слегка наклонившись, поцеловал ее в щечку, краем глаза уловив на себе пристальный, разочарованный, и немного печальный взгляд Фредерике. Она же наблюдая за этой сценой, почувствовала, как отчаянье сковало ее сердце, к горлу стала подступать тошнота, а онемевшие ноги подкосились. Сегодня, казалось, весь мир для нее рухнул… Еще секунда, и девушка бы упала, но в следующий миг, почувствовала, как чья – то сильная рука придержала ее, подхватив под руку. Фредерике словно во сне медленно оглянулась, и встретилась взглядом с Александером.
- Пойдем. – Тихо сказал он, и увлек ее за собой уводя прочь от неприятного зрелища.

Глава 40

Пара шла по заснеженной улице. Александер приобняв кузину за плечи, думал, как же ему утешить ее.
- Сейчас придем домой, и я заварю тебе мятного чая… - прошептал парень, и сам себе удивился, что вот так просто, не задумываясь, назвал «домом», чужое жилье. Сама мысль о совместном проживании с Найтроудами грела сердце Александера.
День быстро подходил к концу. На улицах загорались фонари. Фредерике вдруг остановилась, и посмотрела в серое, пасмурное небо, грозящее снова сорваться снегом. И вот, он пошел... Легким пухом, ажурными снежинками, падая на плечи, волосы прохожих, иногда завиваясь в вихри от легкого дуновения ветра. Девушка невидящим взором осмотрелась. Все белым – бело, люди улыбаются загребая снег ногами, где – то возле одного из домов, послышался детский смех… А в больших, сапфировых глазах Фредерике, стояли слезы. Слезы отчаянья и боли, боли, причиненной любимым человеком. Именно сейчас, когда его нет радом, она могла сама себе и окружающим признаться, что любит Кристиана Найтроуда. Как бы жестоко он с ней не поступил, девушка не была ни обижена на него, не ненавидела, она просто любила, и, давая слезам свободу – сожалела, о том что было, и чего не было…
Александер просто стоял рядом, и смотрел на лицо кузины в профиль, на блеснувшую на ее щеке слезинку, скользнувшую вниз, к подбородку. Повинуясь некоему порыву, парень без лишних слов, привлек Фредерике к себе, и крепко обнял. Она от неожиданности, попыталась вырваться, но в следующий миг, уронив голову ему на плечо, разразилась громкими рыданиями.
- Ш – ш – ш… - прошептал Александер, поглаживая девушку по спине.
Через несколько минут, Фредерике затихла, и лишь тихие всхлипы сотрясали ее.
- Пойдем домой, – сказал парень, - а то ты замерзнешь, а слезинки, станут сосульками…
- Не с – танут. – Заикаясь, ответила Фредерике, и попыталась улыбнуться, но мышцы лица не слушались, а слезы сами собой продолжали скатываться по щекам.
- Не плачь, а то мистер Найтроуд меня прибьет, если увидит тебя заплаканной… - утирая своим шарфом щеки Фредерике, сказал юноша.
- Спасибо. – Вдруг сказала она, заглянув в глаза Александера. – Если бы не ты, не знаю, что бы со мной было…
Он ничего не ответил, а лишь слегка улыбнулся, но в глазах его была печаль…

***

Придя домой, Александер первым делом пошел заварить обещанный Фредерике мятный чай, а она, разувшись, поплелась на второй этаж, даже не сняв пальто.
Оказавшись в своей комнате, девушка швырнула сумку на кресло, и, сняв влажное от снега пальто, небрежно кинула его туда же, а сама, растянувшись на кровати, устало вздохнула, и посмотрела в потолок.
«Белый, почти гладкий потолок, без изъянов… Вот бы в жизни все так же было бело, да гладко…» - Подумала она, но ее размышления прервал стук в дверь.
- Фредерике, я тебе чай принес. – Послышался голос Александера.
Девушка уныло взглянула на дверь, и перевернувшись на бок, ответила:
- Входи.
- Прости меня, что беспокою… но пожалуйста, не отказывайся от чая, я тебе тут еще булочку и шоколадную пасту принес... – сказал парень, и присев на корточки, поставил поднос со съестным, на край кровати. – Тебе нужно успокоиться, ведь мистер Найтроуд ничего не знает. Представляешь, что он с братом может сделать? – Добавил он, и, встав, удалился, оставив сестру одну со своими мыслями.
Фредерике посмотрела на чашку с ароматным горячим чаем, а потом перевела взгляд на баночку с пастой, булочку, и нож, лежавший рядом. В следующий миг, девушка услышала знакомое урчание автомобиля отца.
«Нет, папа, только не сейчас… Я никого не хочу видеть…» - Подумала она, о резко сев, уткнулась лицом в ладони.
- Успокоиться, нужно успокоиться… Но как? - Сама себя спрашивала Фредерике.
И вот, через несколько минут, раздался стук в дверь.
- Фредерике, доченька, с тобой все нормально? – Послышался взволнованный голос Себастиана.
- Да, папочка, со мной все хорошо. Просто нет настроения. – Ответила девушка, но на последнем слове, ее голос предательски дрогнул.
В следующую секунду, дверь с грохотом распахнулась, и на пороге возник Себастиан.
- Что с тобой? - Кинувшись к дочери, спросил он, - Только не обманывай меня, ты же знаешь, это бесполезно.
- Пап, я рассталась с Кристианом. – Коротко ответила Фредерике, бесцветным голосом.
- Как?
- Легко и просто, он встречается с другой девушкой. – Чуть улыбнувшись, ответила она, и потупив взгляд, посмотрела в пол.
Себастиан в изумлении открыл рот, но потом, придя в себя, сел рядом с дочерью, и тяжело вздохнул.
- Ох, неужели всякая влюбленность вот так заканчивается? – Сам себя спросил он, и запустив пальцы в волосы, слегка взъерошил их.
- Пап, прошу тебя, не ищи встречи с ним, не надо… Не сердись на него, и не обвиняй. Мы друг другу ничего не обещали, и вольны делать то, что захотим.
- Хорошо. – Ответил Себастиан, и приобняв дочь за плечи, привлек к себе. – Поплачь, если хочешь…
- Нет, не хочу.
Этим словам Фредерике, мужчина улыбнулся, и посмотрел на одиноко стоявший, на краю кровати поднос.
- Ты есть хочешь? Хочешь, я тебе будочку пастой намажу?
- Нет, папочка, спасибо. А ты, есть хочешь? – Вдруг спросила она.
Себастиан удивленно посмотрел Фредерике в глаза.
- Если хочешь, я могу тебе дать своей крови. Ну, по крайней мере, боль от пореза, хоть ненадолго, но заглушит боль душевную… - грустно сказала, девушка.
Мужчина отвел взгляд в сторону, и задумчиво сказал:
- Если бы порезы и ссадины залечивали раны причиненные любовью, то все бы было по-другому. А по улицам ходили бы покалеченные люди…
Фредерике представила эту картину, и, не зная почему, но улыбнулась, а потом взяла нож, и полоснула себя по пальцу. Мгновенно показалась кровь. Себастиан отвлекшийся от раздумий, удивленно посмотрел на дочь, которая вот так, не задумавшись, порезала палец.
- Зачем? – Спросил он, но ответа не последовало, и Фредерике протянула ему руку.
Несколько секунд мужчина выжидательно смотрел в печальные глаза дочери, а потом, склонившись, припал к ране. Сделав пару глотков крови, Себастиан отстранился, и облизнувшись, поджал губы.
- Пап, что-то не так? – Заметив перемены в лице отца, спросила девушка.
- Ты знаешь, с тех пор, как я попробовал вампирской крови, теперь, ни твоя – смешенная, ни человеческая, мне не подходит.
- А на что это похоже? – Неожиданно спросила Фредерике.
- Ну, не знаю с чем сравнить… Может, как любимая еда и не любимая.
- Понятно. Пап, скажи, а как ты догадался, что мне сейчас плохо? – Прислонившись к плечу Себастиана, спросила Фредерике.
- Я почувствовал. С тех пор, как ты появилась в моей жизни, я стал чувствовать тебя. Видно это и есть отцовский инстинкт.
- Нет, материнский… - улыбнувшись, поправила девушка.
Себастиан негромко засмеялся, наполнив комнату теплом и уютом.
- Пап, расскажи о свой первой влюбленности. Я так поняла, что ты из-за нее тоже страдал.
Мужчина мгновенно перестал смеяться, и заметно напрягся.
- Это было еще в школьные годы… - начал он свой рассказ. – У меня был лучший друг, друг детства. Мы с ним с самого младенчества росли вместе, потом, в школу пошли вместе, и даже за одной партой какое - то время сидели, пока к нам в класс не пришла новенькая девочка. Мне она сразу же показалась невероятно красивой, а ее голосок – звоном колокольчика. С каждым днем, и учебным годом, она мне все больше и больше нравилась. И только в старших классах я понял, что безнадежно влюблен… Я уже готов был подойти к ней, придумывал подходящие слова, боролся с дрожью накатывающей, когда Клаудиа просто проходила мимо… Но, в один из злополучных дней, мой друг обрадовал меня, поведав, что он встречается с ней... У меня просто не было слов. Пока я, набирался смелости просто поговорить с любимой девушкой, мой друг не теряя времени зря, увел ее у меня из под носа. В выпускном классе эта парочка объявила о свадьбе. Я был так поражен, что у меня еле – еле хватило сил закончить школу. С тех пор, я больше с другом не общался. После выпускного, сразу же подал документы в университет.
- Печально… - заключила Фредерике.
- Да, но с тех пор, я ни одну девушку не подпускаю близко к сердцу. Видно, все еще остался страх быть не понятым, отвергнутым, да и вообще остаться с раненым сердцем. Все, те девушки, с которыми я после встречался, и даже делал предложение, они мне только нравились, и ничего более. Если она мне в жены не подходила, то я без сожаления расставался с ней. Так что дорогая моя Фредерике, постарайся как можно быстрее забыть моего недостойного гламурного братца.
Фредерике грустно улыбнулась словам отца. Не так – то легко был забыть этакого платинововолосого принца на черной Бугатти.
- Я постараюсь. – Коротко сказала она, и умолкла.
Через несколько безмолвных минут, Себастиан взглянул на дочь. Она, прислонившись к его плечу – спала. Легкая улыбка коснулась его губ. Он уложил Фредерике в постель, и, накрыв одеялом, прошептал:
- Спи дорогая, сон лечит…
Сказав это, мужчина напоследок окинул комнату взглядом, и ушел.

***

На следующий день, Фредерике чувствовала себя намного лучше. С самого утра, с ней порывалась поговорить Вероника, но Себастиан как мог, удерживал невесту от этого. Как обычно, он подвез Фредерике с Александером к школе, и попрощавшись, уехал.
- Ну, вот скажи, зачем ты так делаешь? – Оглядываясь на кузину с братом, спросила Вероника.
- Я считаю, что тебе не следует с ней о случившемся говорить. – Отрезал Себастиан.
- Интересно почему? – Взвилась женщина.
- Да потому, что она со своими чувствами сама справится, без посторонней помощи. Или ты себя считаешь знатоком разбитых сердец?
- Вовсе нет, но…
- Как бы там ни было, но в самый тяжелый для Фредерике момент, с ней рядом был Александер. Пусть он парень, молодой, немного не отесанный, но видно именно это и помогло. Вы же, женщины, любите все драматизировать. Да, расставание с парнем – неприятная вещь, но что поделаешь? Я никогда еще не видел абсолютно счастливых людей. У каждого в жизни был подобный случай, и ничего, это с одной стороны – ранит, а с другой – закаляет. Так что пожалуйста, не надо Фредерике жалеть, говорить какие все парни плохие, и другие ваши женские «фирменные» фразы. Оставь это при себе.
Вероника слушала тираду жениха с открытым ртом.
- Ей богу не понимаю, как ты, такой вот бесчувственный чурбан мог вырастить девочку, да еще такую умницу? – Искренне удивилась она.
- Если честно, то иногда, мне в этом деле соседи – люди помогали, детский сад, и школа. Что же тут удивительного? - Ухмыльнувшись, вопросом на вопрос, ответил мужчина.

***

Подходил день к концу. После уроков Фредерике с Александером собрались идти домой, но у школьных ворот, их окликнул незнакомец. Девушка в недоумении скользнула по нему взглядом. Это был высокий, широкоплечий, хорошо одетый брюнет двадцати восьми лет. Фредерике посмотрела мужчине в глаза, которые ей показались очень знакомыми. Именно их она каждый день видела в зеркале.
- Добрый день. – Вежливо сказал незнакомец.
- Добрый день. – Ответила девушка. – Кто вы, и что вам от нас нужно?
- О, простите молодые люди, я не представился. – Улыбнувшись, сказал мужчина. – Я Эсмонд Саймс…
После этих слов, все трое затаили дыхание.
- Вы, мой отец… - выдохнула, наконец, Фредерике.
Ей не верилось, что он сам ее нашел.
- Да. – Подтвердил мужчина, и замолк, всматриваясь в до боли знакомые черты лица. – Ты так похожа на Элизабет…
Александер изумленно смотрел на отца с дочерью, которые наконец - то встретились, хотя и не искали друг друга.
- Позвольте вас проводить домой. – Предложил Эсмонд.
Фредерике безмолвно кивнула, и, взяв Александера под руку, пошла вперед. Ей самой не верилось, что эта встреча – реальна.
Через полчаса показался дом.
- А вот здесь мы живем. – Сказала девушка, и присмотрелась - на подъездной дорожке стояла машина отца.
Подойдя ближе к дому, троица увидела на пороге дома Себастиана, со скрещенными руками на груди. Он недовольно смотрел на Эсмонда Саймса.
- Фредерике, Александер, бегом в дом! - Скомандовал мужчина.
Девушка хотела было что – то сказать против, но Александер, взяв ее за руку, увлек в дом, не дав даже слова вымолвить.
- Ну, здравствуй, друг детства и юности. – Сказал Себастиан, когда за молодыми людьми закрылась входная дверь.
- Здравствуй Себастиан. – Ответил Эсмонд. – Давно не виделись.
- Угу, с самого выпускного бала. – Прищурившись, сказал Себастиан.
- Вижу, ты не рад меня видеть.
- А как ты догадался?
- И в дом соответственно, не пригласишь… - заключил гость.
- Ну, ты прям, мои мысли читаешь. – Криво ухмыльнувшись, съязвил Себастиан.
- Ладно, не буду настаивать. Я все – таки воспитанный вампир, и поэтому, сам приглашаю тебя ко мне домой.
- Эсмонд, скажи, ну зачем мне это все нужно?
- Я хочу поговорить. – Тяжело вздохнув, ответил Саймс. – Нам с тобой теперь уже нечего делить.
- Неужели? А тогда, какого черта ты пришел в школу к моей дочери, да еще проводил ее домой? – Не на шутку взбесился Себастиан.
- Успокойся, я не собираюсь предъявлять права на дочь. Тем более, она уже взрослая, и сама может решить, с кем ей общаться, а с кем – нет.
- Нет, ну ты точно меня из себя выведешь, и я не посмотрю, что ты мой начальник. – Прошипел Себастиан.
- Тише – тише, не злись, я знаю, на что ты способен, поэтому, не стану выводить тебя из себя. Сейчас, я просто уйду, но жду твоего звонка. Я все же надеюсь на встречу с тобой. Вот тогда - то мы и сможем спокойно, и без свидетелей поговорить. – Ответил Эсмонд, и взглядом указал на окно на втором этаже дома, где шевельнулась штора.
- Ладно. Как у меня будет время, я тебе позвоню. – Тяжело вздохнув, ответил Себастиан, и, не сказав больше ни слова, развернулся, и пошел в дом.

Глава 41

Войдя в дом, мужчина посмотрел вслед уходящему Эсмонду, и закрыл дверь. Александер колдовал у плиты над ужином, а Фредерике, стоя у окна в своей комнате, проводила обретенного отца взглядом, и задернула штору. Встреча с ним, до сих пор казалась девушке чем-то необычным. И шок от этого знакомства, перебил шок от разлуки с Кристианом. Постояв в раздумье несколько минут, она вышла из комнаты, и направилась на кухню, откуда исходил вкусный запах. Проходя мимо гостиной, Фредерике на миг, приостановилась, и посмотрела на Себастиана, стоявшего у окна со скрещенными руками. Обычно он себя так вел, когда был чем-то озабочен, или расстроен.
- Пап, что случилось? Тебе что-то сказал этот человек? – Спросила девушка, войдя в гостиную.
- Да нет… - выдохнул мужчина, и развернулся к дочери.
- Тогда, что тебя беспокоит?
Себастиан несколько секунд пристально смотрел в синие глаза Фредерике, а потом, ответил:
- Я не думал, что Эсмонд еще когда-либо появится в моей жизни.
- Значит, Эсмонд Саймс, и есть тот самый друг детства, который женился на твоей возлюбленной? – Спросила девушка.
- Угу… - тяжело вздохнув, ответил Себастиан. – И чувствую, что он не просто так появился, а именно из-за тебя…
- Из-за меня? – Искренне удивилась Фредерике, но поразмыслив немного, добавила:
- Как бы там ни было, я все же, больше твоя дочь, чем его. Так что папочка не волнуйся, я никогда тебя не променяю, на мало знакомого отца, который за все восемнадцать лет не предпринял совершенно ничего, чтоб разыскать меня. Он просто смирился, что мы с мамой умерли.
Себастиан молча смотрел на дочь, а ее слова согревали его вампирское сердце, которое, по общему мнению, ни чем невозможно пронять.
Тут, на пороге гостиной возник Александер, а позади него показалась Вероника, вернувшаяся с работы.
- Извините, что помешал, но ужин готов. – Сказал парень, и скованно улыбнувшись, пошел на кухню.
Вероника посмотрела на брата, а потом перевела взгляд на жениха и кузину.
- Всем привет. – Коротко сказала она. – Ну, я пойду, переоденусь… - с этими словами женщина исчезла.
Себастиан с Фредерике остались стоять посреди гостиной, удивленно взирая на дверной проем.
- Ну, что же, не будем заставлять наших родных долго ждать. – Наконец, сказал мужчина, и слегка улыбнувшись, пошел к выходу.
Фредерике с одной стороны рада была, что ей все-таки удалось хоть немного успокоить отца, но с другой стороны, ее озадачило поведение Александера. Его явно что-то расстроило, но он усиленно скрывал это.

***

После ужина, Себастиан с Вероникой пошли к себе в комнату, а Фредерике решила поговорить с Александером. Найдя его раскинувшимся на диване в гостиной, девушка присела, напротив, в кресло, и несколько секунд молча смотрела в лицо кузена. Он, лежа с закрытыми глазами, почувствовал ее присутствие, но не подал вида. Парню сейчас, просто хотелось побыть одному.
- Александер… - тяжело вздохнув, позвала Фредерике.
- Ммм… - промычал он, и, приоткрыв один глаз, посмотрел на кузину.
- Извини, что вмешиваюсь, но мне показалось, что тебя что-то расстроило. – Потупив взгляд, начала она разговор. – Если хочешь, можешь поделиться со мной…
На лице Александера застыла маска, но потом, он неожиданно открыл глаза, и резко сел.
- Послушай Фредерике, меня особо ничего не волнует, просто мне непонятно и неприятно, что только-только наши семьи объединились в одну дружную, как откуда не возьмись появился… твой настоящий отец. – Недовольно ответил юноша. – Как, по-твоему, я должен реагировать? Мы с сестрой сироты, и нет у нас больше родственников кроме тебя и мистера Найтроуда… Я был счастлив, что наконец-то мы объединились. Как бы Вероника не сопротивлялась, но я всегда считал, что они с Себастианом идеальная пара. Как нам хорошо живется вместе, родители работают, а мы учимся, но нет, обязательно что-то во всей этой идиллии пойдет не так.
Фредерике молча слушала тираду брата, она поняла, что его так беспокоит. Девушка сползла с кресла, и сев на колени перед Александером, сказала:
- Не волнуйся, я это сказала отцу, и готова тебе повторить. Я вас никогда не покину. – С этими словами Фредерике взяла кузена за руки, и сжала их.
От этих слов юноше стало легче, и он улыбнулся.
- Я сама безумно счастлива, что наши упрямые родственники наконец-то вместе. – Хитро улыбнувшись, добавила она.

***

На следующий день, Фредерике с Александером сразу же после уроков поспешили домой, чтоб случайно не пересечься с Кристианом, или Эсмондом Саймсом. Эта пара молодых людей решила, что никому и ничему не позволят разрушить их тихое семейное счастье. Хотя, довольно-таки часто, Вероника так громко высказывает свои претензии к Себастиану, что это счастье тихим вовсе не назовешь.
Как ни странно, Фредерике и Александер без приключений дошли до дома, и, перекусив бутербродами, сели за уроки.
В это время, смена Себастиана подошла к концу, и он собрался ехать домой к Эсмонду, с которым они ранее, в обед, созвонились.
Сев в машину, Себастиан был сам не свой, его не привлекала сама идея встретиться, с «другом детства», да еще и у него дома. Он привык все решать на нейтральной территории. Но, как известно, последние восемнадцать лет Эсмонд Саймс провел затворником, выходя из дома лишь на работу. Так что он не мог вот так просто с кем бы то ни было встречаться на улице или еще где-либо. Тем более со своим подчиненным.
Подъехав к замку Эсмонда Саймса, Себастиан положил руки на руль, и лег на них. Несколько минут мужчина потупив взгляд смотрел на входную дверь жилища. В его памяти всплывали времена, когда в детстве, он беззаботно резвился здесь с другом. Как они дружно подшучивали над бедным стариком Грегом, воспитателем – камердинером Эсмонда, играли в прятки. Причем, старику говорили, что искать только в доме, а сами выбегали на улицу, и прятались за колонны, в кустах, на деревьях. От всех этих воспоминаний, на душе Себастиана стало еще тяжелее, чем было. Он, наконец, открыл дверцу автомобиля, и вышел. Перед самой дверью, мужчина машинально оглянулся, и, не обнаружив ничего подозрительного, позвонил. Дверной звонок, органной мелодией, зловеще разнесся по замку. От чего Себастиан немного оторопел, но потом, взяв себя в руки, поправил галстук.
- О, Себастиан, проходи. – Открыв дверь, сказал хозяин дома, и дружелюбно улыбнулся.
- Привет. – Ответил гость, и переступил порог.
В следующий миг, он замер, в холле было совершенно темно, и лишь тусклый луч света тонкой полоской выбивался из приоткрытой двери кабинета.
- Пойдем. – Раздался рядом голос Эсмонда, и во мраке, Себастиан различил его силуэт.
Привыкнув к темноте холла, пусть и тусклый, но свет, в кабинете, на некоторое время ослепил гостя. От чего тот тихонько выругался, на что Эсмонд заливисто рассмеялся.
- А ты почти не изменился… - успокоившись, сказал он.
- Да, ты, как я вижу, тоже своим привычкам не изменяешь. – Фыркнул Себастиан, и присел напротив Эсмонда. – Ну, так о чем ты хотел со мной поговорить?
Саймс тяжело вздохнув, пристально посмотрел на гостя.
- Ко мне позавчера приходил твой кузен Кристиан.
- А, этот…
- Да, ну так вот, это он рассказал мне о тебе и твоей дочери, точнее, кто она. Я то, дурак, все эти годы был так расстроен смертью Элизабет, что мне даже на ум не могло прийти, что наш с ней ребенок родился живым и невредимым. Да и ты постарался скрыть ее. Но все же, у кое-кого появились догадки, кем является Фредерике.
- Ну и что? – Подперев голову ладонью, спросил Себастиан.
- А то, что ее не только Глория хотела убить, но и еще кое-кто…
- Кто же? – Все так же безразлично спросил Себастиан.
- А вот этого, я тебе пока не скажу, иначе, своей отцовской импульсивностью, ты все испортишь.
- То есть, я, должен сидеть и ждать, пока Фредерике убьют, и не мешать, своей отцовской импульсивностью этому свершиться? – Выпрямившись в кресле, прорычал Себастиан.
- Да ты не так все понял. – Ухмыльнувшись запальчивости гостя, сказал Эсмонд. – Уже приняты все меры по обезвреживанию этой особы.
- Кто она? – Не унимался Себастиан.
- Не скажу.
- Ладно, не говори, я все - равно узнаю.
- Себастиан, друг, успокойся. Ты все узнаешь, но только в свое время.
- Послушай Эсмонд, во-первых, мы с тобой уже давно не друзья, а во-вторых, я почему-то все узнаю последним, причем, это пошло с тех пор, как ты стал за моей спиной встречаться с Клаудией. Я уже не семнадцатилетний дурачок! - Злобно выдал Себастиан.
- Ладно, пусть мы не друзья, но, неужели ты не можешь поверить в то, что кто-то кроме тебя самого желает Фредерике добра? Например, я, как отец, желаю ей добра. Еще Кристиан, как дядя, тоже желает ей добра…
- Ага, именно поэтому, этот мерзавец бросил ее на глазах у всей школы.
- Ну, я не знаю… - выдохнул Эсмонд. – Да, он поступил, мягко говоря, некрасиво, но зато, убедительно.
- Некрасиво?! – Взвился Себастиан, и подскочил с кресла, - да будь моя воля, я б его на пушечный выстрел к Фредерике не подпускал, да и тебя тоже!
- Так, Себастиан, с таким вот твоим настроением, у нас нормального разговора не получится, ты постоянно переходишь на личности. Я понимаю, что дороже дочери, у тебя никого нет, но прошу тебя, не отказывайся от помощи. Ни я, ни Кристиан, не хотим причинить вам зла, мы просто хотим помочь. Вот и все.
- И все? – Язвительно переспросил Себастиан, и небрежно плюхнулся обратно в кресло.
- Да, только помочь. – Отрезал Эсмонд, и позвонил в колокольчик.
Спустя несколько секунд, в дверях возник дворецкий, и слегка поклонившись, бесцветным голосом сказал:
- К вашим услугам господин.
- Джордж, принесите нам с гостем чая.
Дворецкий в ответ кивнул, и, выйдя за дверь, скрылся во мраке.
Себастиана так увлек дворецкий, своим видом и манерами, что он совсем забыл о сути их с Эсмондом разговора, и своей злости на того.
- Ну, так о чем мы говорили? – Вдруг сказал хозяин дома.
Себастиан перевел взгляд с двери, на Эсмонда, и пару раз растерянно хлопнул ресницами.
- Понятно, ты тоже забыл… - сказал Саймс, и добродушно рассмеялся. – Тебя впечатлил мой дворецкий. Да, он – это находка, истинный англичанин. И самое главное, что с полуслова меня понимает, и его не смущает постоянный мрак в замке.
- Он человек? – Удивился Себастиан.
- Да.
И вот, в дверь кабинета снова постучали, и на пороге возник Джордж с подносом.
- Ваш чай сэээр. – Протянул он, и поставил чашку, на столик перед хозяином, а другую, перед гостем.
- Спасибо, Джордж. – Слегка улыбнувшись, мягко ответил Эсмонд, на что дворецкий, поклонившись, удалился.
- Вот это манеры… - восхищенно выдохнул Себастиан.
- Да, все самое лучшее... – ответил хозяин дома, и отпил чай. – А ты помнишь старика Грега?
- Конечно помню, бедняга, как мы над ним издевались… - ухмыльнувшись, сказал Себастиан. – Это я сейчас понимаю, что все наши проделки – чистое издевательство, но тогда, это казалось невинными шутками.
- Да, было время… - грустно сказал Эсмонд. – Я скучаю... и по Грегу, и по тебе, и по тому беззаботному времени…
Себастиан посмотрел на скованное печалью и болью лицо Саймса, и непонятно откуда, в нем проснулась жалость к этому одинокому, никому не нужному вампиру.
- Послушай Эсмонд, - начал вдруг разговор Себастиан, - ты извини, что я вот так накинулся на тебя с обвинениями и оскорблениями. Видно у невесты научился. Я, в общем-то, не против ваших с Фредерике встреч. Она все-таки твоя кровная дочь… Просто меня ужас берет от мысли, что ты ее так же не сможешь уберечь, как и Клаудию, и Элизабет.
Эсмонд сейчас смотрел на Себастиана, как на спасителя. А его сапфировые глаза так напоминали глаза Фредерике, что Найтроуду стало не по себе.
- А можно мне ее со школы домой провожать? – Вдруг выдал Эсмонд.
Себастиан хмыкнул, и криво улыбнувшись, ответил:
- Конечно можно, но только до дома, а не в дом.
В следующий миг оба мужчины рассмеялись, что означало, что в их жизни начался новый период, без вражды, и взаимных обид... так только казалось...

Глава 42

На следующий день, Фредерике с Александером и друзьями, вышли из здания школы, и у ворот встретили Эсмонда Саймса.
- О, какой мужчина… - выдохнула Миранда.
Фредерике растерянно посмотрела на Саймса.
- Добрый день молодые люди. – Вежливо сказал мужчина. – Я дядя Фредерике и Александера.
- А я, лучшая подруга Фредерике. – Ответила Миранда, и протянула Эсмонду руку.
Тот, добродушно улыбнувшись, склонился, и коснулся прохладными губами руки. Девушка от неожиданности вздрогнула, а потом, в ее глазах запрыгали озорные бесята.
- Ну, что же, извините нас друзья, но раз дядюшка пришел за нами в школу, то видимо случилось что-то серьезное.
- Нет-нет, ничего не случилось, просто… - начал было говорить Эсмонд, но Фредерике его перебила.
- Хорошо, но все равно нам пора. – Оглянувшись на друзей, сказала девушка, и, взяв обалдевшего Александера за руку, увлекла за собой. - Ну, так что же все-таки произошло? – Взглянув на Эсмонда, спросила она.
- Да, ничего такого не произошло, просто захотелось тебя снова увидеть… - глядя себе под ноги, ответил мужчина.
- Понятно. – Тяжело вздохнув, сказала Фредерике.
- А не хотите посмотреть, где я живу? – Вдруг спросил Саймс.
Фредерике растерянно посмотрела на кузена, а тот в свою очередь, напрягся. Ему вовсе не хотелось идти в дом к малоизвестному чистокровному вампиру. Эсмонд молча стоял, и смотрел на молодых людей.
- Я конечно не против, но… - сказала Фредерике.
- Мы вас почти не знаем. – Закончил за нее парень.
Эсмонд в ответ лишь слегка улыбнулся, и, тряхнув головой, откинул волосы со лба.
- А может, все-таки пойдем? – Увидев грусть в глазах Саймса, спросила Фредерике у кузена.
Александер с укором взглянул на нее, но вскоре поняв, что переубеждать упрямицу сестру бесполезно, согласился.

***

Оказавшись в замке Эсмонда Саймса, молодые люди почувствовали себя неуютно, в мрачном и темном жилище.
- Ой, простите меня, но мне нужно кое-кому позвонить. – Вдруг, сказал Александер, и выскочил из тьмы холла на улицу.
Яркий свет мгновенно ослепил юношу. Тот, зажмурившись на несколько секунд, открыл глаза, и достав телефон из кармана джинс, набрал какой-то номер.
- Алло, мы с Фредерике сейчас в доме Эсмонда Саймса. – Коротко сказал он, и отключил мобильный.
Снова войдя в дом, парень почувствовал, что кто-то стоит рядом с ним.
- Прошу за мной. – Бесцветным голосом сказал неизвестный, и взяв гостя под локоть, повел в сторону кабинета.
- О, Александер, проходи, присаживайся. – Улыбнувшись, сказал Эсмонд. – Джордж, будьте добры, принесите нам чай. – Добавил он дворецкому.
Александер осмотрелся, ничего необычного он не обнаружил. В противоположной от входа стороне комнаты, стоял стол, за которым сидел хозяин дома. Напротив стола, ближе к центру кабинета, располагались два удобных, мягких кресла. В одном из которых сидела Фредерике. У нее в руках была какая-то большая книга, с шелковой обложкой вишневого цвета.
- Александер, иди, посмотри… - сказала девушка, на миг, взглянув на кузена, блестящими от слез глазами.
Парень подошел ближе, и понял, что Фредерике вовсе не книгу держала в руках, а альбом с фотографиями.
- Посмотри, это мама. – Шмыгая носом, прошептала она.
- Да, она была красавицей. – Ответил Александер, и положил сестре руку на плечо. – Вы с ней так похожи…
Вдруг, раздался стук в дверь, и на пороге возник дворецкий. Оставив чай, он удалился. Александер проводив взглядом невозмутимого англичанина, перевел взгляд на Эсмонда. Мужчина с печалью смотрел на дочь, плачущую над фотографиями матери.
- Зачем? – Коротко спросил юноша.
- Она должна знать свою мать в лицо. – Так же коротко и спокойно ответил Саймс.
- Это конечно да, но мне кажется, что все это зря. – Тяжело вздохнув, сказал Александер. – Фредерике никогда не видела ее, никогда не слышала ее голоса, понимаете, у нее никогда не было матери. Так зачем, теперь?!
Эсмонд хотел было ответить, но в дверь снова постучали. Сначала робко, всего два раза, а потом, дверь распахнулась, и с грохотом ударилась о стену.
- О, Себастиан. – Ни капли не удивившись, сказал хозяин дома.
- Так, Эсмонд, я что-то не понял, почему моя дочь в твоем доме? – Злобно прорычал незваный гость, и взглянул на Фредерике, изумленно взирающую на него. – И почему она плачет?
- А, ну так это…
- Папочка, я здесь мамины фотографии смотрю… - пояснила девушка.
Позади Себастиана показалась Вероника. Она без лишних слов вошла в кабинет, и выхватив из рук кузины альбом, громко захлопнула его.
- Так, дорогие мои, вам здесь делать нечего. Ни этот дом, ни этот вампир, ничего хорошего с собой не принесет! – Сказала женщина, и с грохотом положила альбом на стол хозяина дома. – А вы, мистер Саймс, запомните, то, что вам позволили видеться с моей сестрой, еще не означает, что вам позволено ее к себе домой тащить.
- Никто меня не тащил. – Промямлила Фредерике.
- А ты, лучше бы помолчала. – Огрызнулась Вероника. – Ты забыла, кто бросил твою мать на съедение вампирам?! Забыла, кто тебя спас и вырастил?! Ты, кажется, совсем совесть потеряла сестренка!
Фредерике молча слушала тираду кузины.
- Простите, мисс Беркли, но ваша сестра сама может за себя решать, что ей делать, а что – нет. – Вмешался Эсмонд. – Все-таки она уже взрослая.
Вероника метнула на Саймса уничтожающий взгляд, от которого, даже он, чистокровный вампир, слегка растерялся.
- Мы же здесь ничего плохого не делали… - ответил он.
- Мистер Саймс, вам лучше сейчас помолчать! – Отрезала женщина.
Эсмонд криво ухмыльнулся, а потом, взглянув на Себастиана, выдал:
- Ох, ну и невеста тебе попалась… Ты что совсем садо-мазохист? Себастиан, я тебе как бывший лучший друг советую, не женись на ней.
- Ну, и что, что ты бывший лучший друг? Тебе это вовсе не помешало жениться на этой стерве Клаудии. – Злобно сказал Себастиан. – Ты даже счастлив был.
- Ты же знаешь, что она всегда была такой. - Ответил Эсмонд.
- А какие Клаудиа вила из тебя веревки. - Съязвил Найтроуд.
- Я сам ей это позволял, потому, что любил...
- Ну да, потому, что любил, ты завел роман с Элизабет Беркли, а потом, собственноручно подписал любимой жене смертный приговор. - Сказал Себастиан.
- Когда я подписывал бумаги, то не посмотрел на имена, потому, что...
- Твои мысли были где-то далеко с малышкой Элизабет. Я прав? - Закончил за друга Найтроуд.
- Да, я на тот момент волновался за нее.
- Но совершенно не волновался об обезумевшей жене, подписал бумаги о ее поимке и уничтожении, вместо того, что бы спасти. А я, увидев ее имя в документах, подумал, что ты сошел с ума, вот и не взялся за это дело.
- Угу, ты предпочел пасти своею обезумевшую сестренку, чем мою жену.
- А почему именно я должен был это делать? - Взбесился Себастиан. - Мало того, что я целых восемьдесят лет на тебя работаю, так еще и жену должен был твою выследить и поймать. Оно мне надо было? Вот если ты такой любвеобильно - правильный, то почему же не попытался спасти хоть одну из своих женщин? Ну, и женился бы на Элизабет. Зачем нужно было ей портить жизнь? Бедняжке и так не сладко с братом жилось. Ты же помнишь его? А когда он узнал, что сестра беременна, то вообще взбесился.
- Нам нельзя было жениться, и ты это знаешь. - Ответил Эсмонд.
- Да что ты? Ты боялся с женой о разводе поговорить? Так, насколько мне известно, вампирам и охотникам в некоторых случаях можно жениться.
- По закону, вампиру и охотнику нельзя жениться. Но у этого закона есть поправка. Жениться им можно, если их родные не против этого союза. - Сказал Эсмонд. - Но, у этой поправки есть своя оговорка. Вампир и охотник могут пожениться, если родные не будут против, а еще, этой необычной паре запрещено иметь детей. Спросишь почему? Так вот, от связи охотника и чистокровного вампира рождаются чудовища опасные для всего рода вампирского. Этот гибрид обладает всеми хищными способностями вампира, и терпеливостью, чутьем, охотника. Это идеальное, живое оружие против потомков тьмы.
Кто нарушает закон, и в разновидовом браке все же рождается гибрид, то СПОНВ распоряжается об уничтожении его. Кстати, только от союза охотника с чистокровным вампиром рождаются такие гибриды, хотя, по правде, это редкость. Ведь законодательные органы, и главы чистокровных семей стараются не допускать до таких браков. Во - первых, кровь портится, а во - вторых, закон может быть нарушен. Вот именно поэтому, мы не могли с Элизабет пожениться, но, к сожалению, я ни как отец ее ребенка, ни как возлюбленный, ни как начальник, возглавляющий СПОНВ, ничем, не смог ей помочь. Так что, друг мой, будь осмотрителен. Твоя невеста ни в коем случае не должна родить. - Сказал Эсмонд Себастиану, и сделал глоток чая.
- А вот это, мне решать, родит она или нет! – Сверкнув синими глазами, прошипел Себастиан. – Я, в отличие от тебя, сам способен защитить дорогих мне людей! Если ты такой правильный и смелый, то почему бы тебе не попытаться убить собственную дочь?!
От пылающего взгляда Найтроуда, у Эсмонда аж дух перехватило, и он почувствовал необъяснимый, сковывающий все тело страх.
- Если ты еще раз хоть на километр приблизишься к моей семье – я тебя уничтожу, поветь мне! – С этими словами Себастиан взял Фредерике и Александера за руки, и вывел прочь.
Вероника напоследок кинула на Эсмонда холодный взгляд, и пошла следом за семьей.








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Angalania (31.01.2012)
Просмотров: 950

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн