фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 05:03

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Fullmetal Alchemist

  Фанфик «О пользе откровенных бесед | Главы 12-14»


Шапка фанфика:


Название: О пользе откровенных бесед
Автор: Hermis
Фандом: FMA - Цельнометаллический алхимик
Персонажи/ Пейринг: Рой/Риза, Эд/Уинри
Жанр: Романтика, Экшн, Повседневность
Предупреждение: ООС
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: PG-13
Размер: Миди
Содержание: Странные люди появляются в Штабе, странные события происходят вокруг Роя и Ризы, странное знакомство заводит Уинри. Остается найти того, кто сможет определить причину этих странностей.
Статус: Закончен
Дисклеймеры: Со всем уважением к Хирому Аракаве, которая и является творцом мира Алхимика. Я старалась выдержать характеры героев так, чтобы ей не было за них обидно.
Размещение: Да, только киньте ссылку.


Текст фанфика:

Глава 12
Риза открыла глаза и не поняла, ослепла она или оказалась в кромешной тьме. Ее знобило от холода, лежала она на чем-то ровном и жестком, а вокруг стояла такая тишина, что звенело в ушах. Хотя вполне возможно, что в ушах звенело после порции той остро пахнущей гадости, которую ее заставили вдохнуть на пороге квартиры.
Риза медленно развела руки в стороны и правой сразу наткнулась на стену. Левая опоры не нашла. Старший лейтенант осторожно приподнялась и спустила ноги на пол — голова тут же закружилась, к горлу подкатил кислый комок, и Риза тяжело задышала, борясь с тошнотой. Через пару минут стало легче. Она встала, нащупала стену и сделала лишь пару шагов, когда пальцы наткнулись на решетку, идущую перпендикулярно стене. Решетка тянулась метра два, потом снова уходила в каменную кладку. Камера с одной зарешеченной стеной. Понимая бесполезность попытки, но в душе надеясь на чудо, Риза засунула руку под мундир, нащупала кобуру, но привычной рукояти пистолета не обнаружила. Чего и следовало ожидать. Наощупь она снова добралась до кровати, села и задумалась.
Она помнила, как вышла из машины, как вошла в подъезд, поднялась на свой этаж и как раз открыла дверь в квартиру, когда ее схватили за шею и прижали к лицу остро пахнущую тряпку. Реакция Ризу не подвела – она сумела перекинуть нападавшего через плечо и даже схватилась за пистолет, но странная смесь работала быстро. Руки отяжелели, глаза закрылись, ноги подкосились, и Риза осела на пол, услышав только, как возмущенный лай Хайята перешел в жалобный визг.
Попалась. Риза потерла лицо ладонями и глубоко вздохнула. Она забралась на кровать с ногами спиной к стене, положила подбородок на колени и погрузилась в раздумья.
Сложно было определить, сколько прошло времени, когда в отдалении что-то заскрипело, и мир вдруг стал белым. Болезненно вскрикнув, Риза зажмурилась и для надежности спрятала лицо в ладонях. Где-то уже совсем рядом раздались шаги, и старший лейтенант, морщась и щурясь, попыталась рассмотреть, где находится.
Да, она сидела в небольшой камере с зарешеченной стеной. Потолок уходил куда-то очень высоко, и оттуда ярким белым светом слепила лампа. За решеткой оказалась просторная пустая комната, а рядом с дверью, скрестив руки на груди и внимательно изучая пленницу, стоял генерал Эштон.
Риза, вдруг разом забыв о выдержке и самоконтроле, взлетела с кровати и вцепилась в решетку, стремясь дорваться до шкуры генерала.
— Ну, знаете ли, это уже выходит за все границы. Вы даже представить себе не можете, чем это все для вас закончится! – захлебнулась она возмущением.
Эштон осклабился и покачал головой:
— Какая живая у вас реакция, госпожа Хоукай! И волне, надо сказать, предсказуемая. Только, боюсь, вы до конца еще не осознали сложности своего положения. Все не так просто, как вы думаете.
— Хотите через меня добраться до полковника?
Эштон откровенно рассмеялся.
— Знаете, милая, у меня еще пара часов до начала эксперимента, так что я вполне в настроении с вами поболтать. Вы так переживаете за Мустанга?
— Что он вам сделал?
Генерал насмешливо прищурился и снова покачал головой.
— Знаете, милая, ваша романтическая привязанность к начальнику вызывает у меня прилив нежности, но, боюсь, ни на вашей, ни на его судьбе это не отразится. Один очень высокопоставленный человек хочет, чтобы полковник Рой Мустанг с позором вылетел из армии и провел остаток жизни в тюрьме, где определенные люди позаботятся, чтобы он никогда уже не смог применить свою алхимию. И, да, вы сильно поможете мне в этом.
— Рой не сдастся! – бросила Риза, надеясь, что голос не дрожит и не выдает ее крайнюю неуверенность в этом вопросе. Ради нее Рой мог сложить оружие. Особенно после того, что произошло прошлым утром. И вряд ли кто-то из команды сумеет его переубедить.
Эштон взглянул на девушку с тихим сожалением:
— Уже сдался, дорогая. Утром полковник признает все обвинения в надежде, что мы вас отпустим. Ну, а после этого помочь вам он уже не сможет.
— Что вам надо? – едва слышно прошипела Риза, уже начиная понимать всю безнадежность ситуации.
— Лично мне? – уточнил генерал, интерпретируя вопрос по-своему. – Бессмертие. А тому, кто мне его подарит, нужно избавиться от полковника Мустанга. Вот так мы и пришли к полному взаимопониманию.
- Бессмертие? – изумленно переспросила Риза и недоверчиво уставилась на генерала. – Что за глупое обещание? Человек не может жить вечно.
— О-о, милая моя, сколько еще вы не знаете, — генерал заложил руки за спину и прошелся вдоль решетки. – Хотя, кстати, вполне возможно, что успеете узнать, поскольку проживете подольше, чем ваш полковник, да и находиться будете фактически в эпицентре событий.
— Вы меня не убьете? – Риза хмуро рассматривала Эштона, уже перестав понимать, к чему клонит генерал.
— Что вы, милая, что вы. На ближайшее время вы для меня — самая главная ценность. Вы, можно сказать, едины в трех ипостасях. Благодаря вашей скромной персоне, я, во-первых, помогу важному человеку, во-вторых, гарантирую тишину и покой во время проведения эксперимента, а в-третьих, добуду ценную информацию, за которой гоняюсь уже много лет. И все благодаря лишь вам.
Риза сложила руки на груди и попыталась навести хоть какой-то порядок в хаосе мыслей. – Так дело не только в Мустанге?
— Видите ли, милая, вы находитесь в лаборатории, — снизошел до объяснения Эштон, вложив в слово «лаборатория» вселенскую значимость. — В одной из лучших лабораторий Аместриса, где проводятся исследования высочайшего класса. Помимо того, что вы избавляете моего знакомого от полковника, вы еще и страхуете меня от неприятностей – я заметил, что братец Цельнометаллического алхимика в последние дни крутится вокруг моей машины. Сегодня мы проводим эксперимент, материал для которого собирали много месяцев. Мне бы очень не хотелось, чтобы в самый разгар событий сюда заявился этот щенок и разнес своей алхимией пол-лаборатории. А теперь, появись он здесь, мы прикроемся вами. Вряд ли Эдвард Элрик посмеет начать военные действия, зная, что этим поставит под удар жизнь друга.
— Эксперимент? – ухватилась Риза за важное сейчас слово. — Какой?
— О! Заинтересовались? – понимающе оживился Эштон. – Вы, конечно, уже наслышаны о философских камнях?
Риза кивнула.
— И знаете, из какого материала они производятся?
Риза тяжело сглотнула и снова кивнула головой.
— А не задумывались ли вы, что качество законченного продукта всегда зависит от качества его составляющих?
— Философские камни создаются из крови и душ людей.
— Точно, — живо согласился Эштон. – Только каких людей? Вам не приходило в голову, что камень, созданный из чистых душ, наделенных талантом, будет сильнее камня, созданного из такого же количества уличных отбросов?
— Такого же количества? – с тихим ужасом переспросила Риза. – Вы же не экспериментируете здесь с...
— Именно! – с триумфом подтвердил Эштон, с уважением взглянув на старшего лейтенанта. – А вы быстро схватываете азы. Мы пытаемся понять, из каких людей получаются лучшие камни. Чтобы знать, кого пускать на их создание, а кто останется быдлом, корячащимся на наше благо в новом мире.
— Дети? – потрясенно выдохнула Риза. – С алхимическими способностями? Вы за этим их собирали по всей стране?
— Точно, — бесстрастно признал Эштон. – И вот сегодня мы... Постойте-ка. А откуда у вас информация про детей?
Риза чуть не ударилась головой о решетку от злости. Проболталась.
— Та-ак, — Эштон, заметно поугрюмев, исподлобья посмотрел на девушку. – Значит, вы в курсе событий. А если знаете вы, о детишках наверняка осведомлены Мустанг и Цельнометаллический... Хорошо, что мы вас сюда привезли. Придется вам во время эксперимента побыть рядом со мной и полюбоваться этим малоприятным зрелищем, но другого выхода нет — мало ли какую глупость надумают учудить ваши приятели. Я скоро вернусь. Отдыхайте пока, — Эштон развернулся и направился к двери, когда Риза крикнула ему в след.
— А что будет со мной потом? Убьете?
Генерал приостановился на пороге и обернулся.
— Вы, милая, как оказалось, сами по себе очень ценный экземпляр. Вернее, не лично вы, а информация, которая изложена на вашей спине. Вот ею мы скоро и займемся.
— Откуда вы знаете? – изумилась Риза.
— Я много лет разыскивал архивы вашего отца. Хватался за каждую записку, встречался с его редкими знакомыми. И, в конце концов, пришел к выводу, что ваш маньяк-папаша исследование всей свой жизни передал дочери. В своеобразном виде.
— Вы ничего не сможете разобрать. Рой сжег татуировку.
Эштон усмехнулся.
— Это я понял. Но знаете, милая, наука не стоит на месте. Я постараюсь ее восстановить.
— У вас ничего не получится, — отрезала Риза, от всей души надеясь, что права. – Рой понимал, чем мы рискуем. Он не пощадил меня, когда сжигал татуировку.
— Что ж, — Эштон шагнул за порог, задержался и снова пожал плечами, — есть другие способы. Можно попробовать восстановить татуировку, сняв кожу с трупа, — Риза широко распахнула глаза. – Но это на крайний случай, — любезно поспешил успокоить ее генерал. — Сначала попробуем по-живому. А в процессе, глядишь, вы и сами нарисуете для меня все то, что сжег ваш полковник.
Эштон улыбнулся и вышел, хлопнув дверью. Лампа погасла, камера снова погрузилась в темноту.

Глава 13
Ночевка на свежем воздухе началась весело – с дележки спальных мест. Четверо взрослых мужчин, один подросток и один доспех оценивающими взглядами окинули два транспортных средства, на которых и прибыли на природу, и мысленно распределили территорию.
— У нас две машины, передние и задние сиденья, четыре человека прекрасно выспятся. Один останется дежурить, — с умом подошел к делу Фарман.
— Не надо никому дежурить, — участливо вмешался Ал. – Вам отдохнуть надо хорошенько, а я все равно не сплю. Вот и посторожу.
— Святой человек! – охнул Фьюри и радостно повернулся к товарищам, но тут же посмурнел: — Но тогда у нас проблема. Пять человек на четыре места.
— Одно заднее сиденье мне! – категорично потребовал старший Элрик. – Я у вас теперь единственный алхимик. Мало ли, что завтра случится – я должен быть в форме.
— Вот и поспишь в багажнике – опыта тебе уже не занимать, — ехидно посоветовал Бреда, отмахиваясь от облака дыма, выпущенного Хавоком.
— Да и куда тебе такому маленькому целое… — поддержал вечный курильщик и тут же заткнул уши от истошного вопля:
— Ты назвал меня неуродившейся фасолиной из отсохшего стручка!? – Эд, сжав кулаки и вытянувшись в струнку, с упоением нырнул в состояние аффекта, откуда его по привычке кинулся извлекать младший брат.
— Братик-братик, он совсем не то хотел сказать…
— Не то? А что тогда? – не унимался оскорбленный до глубины любимого комплекса юный алхимик, осматриваясь по сторонам в раздумье, какой бы природный катаклизм учудить, дабы выпустить пар.
— Ладно-ладно-ладно, — примирительно выставил вперед ладони занервничавший Фьюри. – Заднее сиденье твое. И пусть с тобой в одной машине спит Хавок.
— А второе заднее сиденье мое, — ненавязчиво оповестил всех Фарман. – Старость надо уважать.
— Какую еще старость? – возмутился Бреда.
— Я среди вас самый старший, — подпустив в голос нотку трагичности, сообщил Фарман…
— Ну, вы разбирайтесь дальше, а я пошел спать, — объявил практичный Эд и уютно свернулся калачиком на заднем сиденье машины Хавока. Сам Хавок, решив не длить дискуссию до утра, молча устроился на передних сиденьях, с головой накрывшись шинелью.
Фарман, невзирая на жалобы на возраст, живенько метнулся на заднее сиденье второй машины. Бреда и Фьюри, так и не соблазнившись на багажник, тихо переругиваясь, уселись на передние сиденья и попытались уснуть.
Ал, решив, что в ногах правды нет, устроился на травке между машинами и, подперев забрало перчаткой, уставился на звездное небо.
Ночь прошла под тихие постанывания и беззлобные поругивания неудобняцки разместившихся в машинах военных.
Побудку Ал решил объявить с первыми лучами солнца. Для начала он пару раз деликатно постучал по стеклам машин и убедился, что просыпаться никто не собирается. Затем тихо и вежливо попросил присутствующих продрать глаза, но также не дождался активности. В итоге, отчаявшись, он открыл водительскую дверь, последний раз осмотрел мирно спящий бивуак и изо всех сил нажал на клаксон.
Взвившийся от нежданного рева народ хряснулся макушками о крыши машин и на том проснулся.
— О! Уже почти что-то видно, — прищурился Фьюри в полутьму, выбираясь на свежий воздух и потирая поясницу. — Так какой у нас план действий?
— Строимся в шеренгу и проходим метров по пятьсот по каждой дороге, — предложил Хавок, с утра пораньше начиная загрязнять окружающую среду сигаретным дымом. – Если ничего не находим, едем дальше. Вопросы есть? Нет? Помаршировали.
Шестерка выстроилась рядком и медленно направилась вперед, тараща глаза под ноги. Не прошло и получаса, как заявленные пятьсот метров остались позади, а с дороги были подобраны три серебряные монетки, которые оптимистичный Фьюри тут же внес в общий фонд предприятия. Повздыхав и слегка пав духом, военные погрузились в машины и отправились к следующему выезду из города.
Часам к восьми утра были обследованы четыре дороги, а копилка пополнилась еще пятью монетками. Помимо финансовых поступлений, из пыли в розыскном азарте извлекли еще четыре гайки, три винта и две шайбы, но Эд деликатно отказался от предложения подарить их Уинри, и находки улетели в окрестные поля.
К началу пятой дороги охотничий азарт и хорошее настроение армейских псов заметно подзатухли. Эд, вспомнив жалостливый взгляд полковника, впервые услышавшего про экспромт со звездочками, начал заводиться и кипеть, вскидываясь при каждом язвительном замечании коллег. Коллеги, впрочем, тоже постепенно теряли желание промывать кости автору идеи, медленно начиная смиряться с поражением.
Снова выстроившись в нестройный ряд, они побрели по пыльной колее, парясь под начавшим припекать солнышком, когда Фарман, в очередной раз демонстративно потирая поясницу и покряхтывая, наклонился, задумчиво покрутил в пальцах железный овал с неровными краями и для успокоения совести протянул его на ладони Эду:
— А это, как думаешь, от чего отлетело?
Эд взял железку, несколько секунд туповато сверлил ее взглядом, потом перевел недоверчивый взгляд на Фармана и тут же заорал, радостно подпрыгивая и взбивая дорожную пыль:
— Это же она! Она! Звездочка!
Вся команда дружно метнулась изучать бесценный артефакт, затем, не сговариваясь, снова изобразила шеренгу, и метров через двести была вознаграждена новой находкой – Фьюри торжествующе извлек из пыли еще один железный кругляшок.
— Карту давай, — потребовал Хавок.
На обочине, на зеленой травке, расстелили карту местности и разом обнаружили, насколько сократилась территория поиска.
— Мы их найдем. Теперь точно найдем, — едва не подпрыгивая на месте от нетерпения, объявил Фьюри.
— Вот только что будем делать дальше? – охладил пыл собравшихся Фарман.
— Как что? Идти по следу! – объявил юный алхимик, и красный плащ взметнулся, когда подросток решительно зашагал по дороге.
— Стоять! – рявкнул Хавок, и старший Элрик резко тормознул:
— Да в чем дело? – не понял он.
— Базу мы найдем, твоя идея сработала, — признал лейтенант, выплевывая бычок и вытягивая из пачки очередную сигарету, оказавшуюся последней. Убедившись, что пачка не бездонная, Хавок с сожалением смял бумагу и закинул шарик в траву. – Но Фарман прав. Встает вопрос, что мы будем делать дальше. У меня предложение: давайте кто-нибудь все-таки метнется за полковником? Один алхимик это отлично, но второй нам тоже не повредит.
— Ты в своем уме? – охнул Фьюри, непроизвольно отступая. – Он нам отдал прямой приказ не лезть в это дело. Представляешь, что он устроит тому, кто ему доложит о нашей самоволке?
— Эх, была бы здесь Риза, ее отправили бы, — с сожалением констатировал Бреда. – Ее бы полковник точно не убил.
— Главная наша проблема как раз в том, что Ризы здесь нет, — вздохнул Фьюри. – Кто готов пожертвовать жизнью и поехать на доклад к полковнику?
Команда Мустанга переглянулась и загрустила. Жить хотелось всем.
— Да что вы так его боитесь? – наконец, возмутился Цельнометаллический. – Подумаешь, делов-то, прийти и сказать, что плюнули мы на его приказ, зато почти уже нашли базу. Да что он сделает?
— Испепелит, — мрачно ответила команда Мустанга в один голос.
— Что, так сразу? – удивился Эд и затих, переосмысливая свои отношения с полковником.
— Ну, давайте, я ему скажу, — подал голос Ал, выступая вперед всем своим металлическим доспехом. – С одного запала он меня не расплавит, а время пройдет, он и успокоится. А братик меня потом восстановит. К тому же он еще в больнице обещал вернуть мне прежний рост, — робко напомнил он и быстро сменил тему, увидев, как старший Элрик хватанул ртом воздух, собираясь завести знакомую песню про фасоль. — Только я машину водить не умею, а пешком очень долго.
— Тогда решаем, кто тебя повезет, — не давая коллегам утонуть в дискуссии, объявил Хавок. – Ты идешь к полковнику, водитель будет ждать тебя в машине… Предлагаю бросить жребий.
Не без содрогания, народ согласился. В стороне остался только Эд, по причине юного возраста не успевший получить права. Да и машину водить не стремившийся.
— Ну, что же… — начал Хавок, отдирая от края карты полоску бумаги, разрывая ее на четыре части и рисуя на одной карандашом жирный крест. – Сейчас узнаем, кто попадет под раздачу…
— С дороги только уйди, — посоветовал отвлекшийся от изучения бумажек Фарман. – Машина едет.
Хавок посмотрел на пыльное облачко на горизонте и метнулся за руль:
— Ты чего? – не поняли коллеги.
— Перекроем-ка дорогу на всякий случай. Вдруг это Эштон. Тут мы его тепленького сразу и возьмем…
Первую машину Фьюри поставил поперек дороги, Хавок для надежности заблокировал трассу второй, и военные взялись за пистолеты, ожидая приближения потенциального врага.
— У-у, — протянул зоркий Эд, первым разглядевший, кто сидит за рулем. – Сейчас что-то будет, — и осмотрелся в поисках подручных материалов для создания заграждения повыше и поплотнее.
— Доброе утро, полковник... – даже без намека на уставную браваду, простонала команда Огненного алхимика и аккуратно передислоцировалась за спину Цельнометаллического в надежде на защитные фортификации.
Машина аккуратно затормозила. Из-за руля на подчиненных в самоволке мрачно смотрел Рой Мустанг.

Глава 14
— Почему-то я так и подумал… — процедил сквозь зубы Мустанг, вылезая из машины.
— О чем это вы, полковник? – неискренне удивился старший Элрик.
— А мы тут… — начал Фьюри, затравленно озираясь.
— Грибочки собираем, — подсказал Фарман, поднапрягший всю свою небогатую фантазию.
— И травки… тоже… — совсем убито закончил Бреда, как обезьянка перед питоном цепляясь взглядом за знакомые белые перчатки на руках полковника.
— Так это вы в грибочки и травки из пистолетов постреливаете? – уточнил Огненный алхимик. – Когда они из леса в поле через дорогу перебегают?
Подчиненные смутились и спрятали оружие.
— Я, помнится, отдал вам всем прямой приказ… — тихо, но как-то недобро начал Мустанг.
— Полковник, мы подумали и решили… — начал Хавок.
— Смирно! – команда грянула словно пушечный выстрел, и четверка подчиненных мгновенно вытянулась в струнку, для пущей убедительности выкатив глаза, дабы добавить виду служебного рвения.
В стороне остались только так и не привыкшие к военным замашкам старший и младший Элрики.
— Решения в армии принимает командир, а не распоясавшаяся кучка нижних чинов. Совсем забыли, что такое дисциплина? – взбеленился Огненный алхимик.
Первым на амбразуру кинулся, как водится, Цельнометаллический, живо сообразивший, чем лучше зацепить руководство.
— Пока вы тут орете, — тактично начал он, — совсем рядом на военной базе скрывают что-то, что вполне возможно удастся обменять на старшего лейтенанта.
Мустанг, уже набравший полную грудь воздуха, чтобы устроить разнос непутевому младшему коллеге, поперхнулся на первом же слове и закашлялся. Подчиненные, скосив глаза в сторону начальства, позволили себе перевести дыхание.
— На какой базе? Ты о чем? – быстро взял себя в руки алхимик, когда смог заговорить.
Эд вытянул вперед ладонь с двумя железными овалами и не без самодовольства объявил:
— Мы их все-таки нашли. Мои звездочки.
Полковник протянул затянутые белой тканью пальцы к пыльным кругляшкам, недоверчиво покрутил их в руках и вдруг разом сник.
— Мы должны выяснить, ради чего вас подставляют... – прервал Эд затянувшуюся тишину.
— Я не хочу рисковать жизнью Ризы… — совсем другим тоном – тихим и уставшим – произнес Мустанг.
— Полковник… — старший Элрик упрямо выпрямился перед начальником и, засунув в карманы сжатые в кулаки ладони, взглянул Рою в глаза. – Вы же должны понимать, что старшего лейтенанта никто не отпустит, если вы сломаетесь. Она – единственный их шанс справиться с вами. У нас еще есть время. Пока они ждут вас в Штабе, давайте смотаемся на базу и посмотрим, что они скрывают…
Мустанг ссутулился, опустил голову и погрузился в раздумье.
Подчиненные, самовольно перешедшие из состояния «смирно» в состояние «вольно», напряженно ожидали решения начальника.
Полковник вздохнул, хмуро осмотрел свою команду, остановил взгляд на Элриках и коротко кивнул.
— Ура! – возопили подчиненные и уже было метнулись на поиски следующей звездочки, когда их остановило короткое:
— Стоять!
Народ застыл в неудобных позах и осторожно обернулся к начальству.
— Если уж мы рискуем, то делать все будем аккуратно и грамотно, — объявил Мустанг, жестом подзывая всех собраться вокруг него. – Вот как мы поступим…

Риза снова не смогла угадать момент, когда зажегся свет, и опять болезненно зажмурилась, но времени освоиться ей не дали. Клацнул замок, чьи-то жесткие пальцы ухватили ее за плечо, сдернули с кровати и вывернули руки за спину. На запястьях защелкнулись наручники, Ризу вытолкнули из камеры. К середине коридора ей удалось проморгаться. Двое военных – судя по форме, в звании лейтенантов – пихнули ее к длинной лестнице, заставили подняться на пару пролетов, потом провели лабиринтом коридоров, пока, наконец, не вытолкнули девушку в огромный зал, середина которого круто обрывалась куда-то вниз. По краю платформы расхаживал генерал Эштон, живо надевший на лицо маску любезности при виде пленницы.
— Рад вас видеть, — промурлыкал он, жестом отпуская охрану и цепко хватая Ризу за плечо. – Вы уж извините, но придется подержать вас рядом, во избежание инцидентов. Мало ли что задумает ваш Цельнометаллический щенок, и кто, если не вы, поможет мне убедить его не делать глупостей.
Генерал заглянул за край платформы. Риза из любопытства последовала его примеру и ахнула. Метрах в трех внизу, на дне круглого зала, толстыми черными линиями по бетонному полу был вычерчен огромный преобразовательный круг.
— Никогда не видели, как создается философский камень? Феерическое, должен вам сказать, зрелище, — Эштон ухмыльнулся и кивнул кому-то за спиной Ризы. Девушка обернулась и обнаружила совсем рядом Эриси.
— Прости, — пожала плечами помощница генерала. – Но бессмертие приходится отрабатывать.
— Ты тоже веришь в эту чушь? – изумилась Риза. – Да кто же вас смог убедить, что бессмертие это не сказка?
— Есть вопросы, на которые лучше вслух не отвечать, — остановил беседу Эштон и быстро сменил хватку, прижав Ризу к себе локтем за шею. – Все, начинаем. Старший лейтенант остается здесь в качестве зрителя.
Эриси кивнула и скрылась в коридоре.
Внизу что-то скрипнуло, Риза скосила глаза и увидела, как открылись двери, и мимо десятка охранников, остановившихся у двух входов, в зал робко вошли дети. Им было лет по пять-семь. Они застенчиво косились на военных, задирали головы к высоченному потолку, а потом, осмотревшись и освоившись, с радостными криками бросались к преобразовательному кругу.
Чувствуя, как замирает сердце, Риза попыталась повернуть голову, чтобы взглянуть в лицо Эштону.
— Вы понимаете, что сейчас одним приказом убьете этих детей? Что их смерти навсегда останутся на вашей совести? — прохрипела она, начиная задыхаться в железной хватке генерала. Риза скорее почувствовала, чем увидела, как генерал пожал плечами:
— Милая, — невозмутимо промурлыкал он, — на моей совести столько смертей, что еще несколько десятков ничего уже не изменят. Зато если полученный сегодня философский камень окажется мощнее, чем предыдущие, мы точно будем знать, кого использовать в качестве сырья.
— Сырья? – с ужасом повторила Риза и суматошно начала оглядываться, пытаясь придумать хоть что-то, что помогло бы сохранить невинные жизни.
Дети внизу явно не понимали, что их ждет. «Крикнуть им, чтобы спасались? Но бежать-то все равно некуда. Есть ли смысл пугать тем, что случится через минуту, малышей, уверенных, что они пришли на урок алхимии?» — Риза даже застонала от отчаяния и обмякла в руках Эштона. Ей оставалось только стать свидетелем очередного чудовищного эксперимента, затеянного больными на всю голову алхимиками, грезящими бессмертием. А завтра эти люди займутся ею. И страшно предположить, что случится, если изобретательный Эштон и правда найдет способ восстановить исследования Бертольда Хоукая.
Риза сморгнула наворачивающиеся на глаза слезы отчаяния и увидела, как в зал вошел Тедди. Куда только делся расслабленный весельчак и балагур, развлекавший анекдотами весь Штаб? Взгляд у Тедди стал холодным и цепким, движения - уверенными и собранными. Он поднял глаза на Эштона, дождался подтверждения и громко крикнул:
— А ну-ка, детишки, собрались в центре! Начинаем первый урок!
Все, кто еще стоял у стен, радостно побежали в круг. Эштон усмехнулся, Риза зажмурилась...
И вдруг где-то вдали глухо затрещали выстрелы.
Внизу отдали короткую команду, часть военных, выхватив оружие, выбежала из зала. Дети растерянно замерли.
— Тед, не стой столбом! Быстро начинаем! – заорал Эштон. Лейтенант сделал шаг к краю круга и на несколько мгновений застыл, сосредотачиваясь и готовясь к таинству преобразования.
— Не надейтесь, что ваш дружок успеет, милая, — прошипел в ухо Ризе генерал Эштон. – Странно только, что дело ограничивается перестрелкой без алхимических преобразований. Могу предположить, что Цельнометаллический пытается подобраться к нам, пока его братец отвлекает внимание. Но, похоже, мальчишка не успеет…
Риза не сводила расширенных глаз с лейтенанта. Тот глубоко вздохнул, медленно развел руки ладонями вниз…
Риза, не понимая, откуда взялись силы, резко вывернулась из хватки генерала…
Открыл глаза и опустил взгляд на край преобразовательного круга…
Риза ударила генерала ногой в колено, тот взвыл, а Риза, проклиная мешающие наручники, пулей помчалась по краю платформы…
Медленно начал опускаться на колени…
Риза оказалась прямо над лейтенантом и прыгнула вниз, целя ему на спину.
Алхимику оставалось лишь коснуться ладонями узора, когда Риза рухнула ему на плечи. Тедди ткнулся носом в бетон, выругался и попытался приподняться, опираясь на локоть. Правое плечо Ризы полыхнуло острой болью, она оттолкнулась от пола и снова навалилась на алхимика, но тот спихнул ее и выкатился из круга. Девушка вновь упала на многострадальный правый бок, в плече что-то треснуло, и мир в ту же секунду почернел.
Старший лейтенант потеряла сознание.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Fullmetal Alchemist | Добавил (а): Hermis (07.01.2013)
Просмотров: 835

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
1 Natasha   (11.01.2013 23:30)
Комментарий стажёра инквизитора:

По этим главам у меня лишь одно замечание:
- Шестерка выстроилась рядком и медленно направилась вперед, тараща глаза под ноги. – есть устойчивое выражение «вытаращить глаза на». А здесь что-то похожее, но со значением «куда?» - думаю, так в русском языке не говорят…

По сюжету. Больше всего запомнился момент, где полковник сам приезжает к своей самовольной команде. Почтение, лёгкий страх, но вместе с тем огромная любовь по отношению к своему командиру – Мустанг как персонаж приобретает в моих глазах всё больше уважения. Хотя момент вышел комичным…
Ужаснуло то, что у Ризы был такой отец – и заинтересовала карта, которая была у девушки на спине. Захотелось узнать о ней побольше…

Так же хотелось бы отметить, что в серьёзной литературе массовые убийства детей – что-то вроде дурного тона, как и издевательства над щенятами и котятами и т.п. Слишком явную жалость всё это вызывает, и чувства нагнетаются скорее самим фактом, чем умением автора в меру всё драматизировать, и опытные авторы к такому стараются не прибегать… Но это так, к сведению. Здесь дети пока живы и здоровы, а Риза наверняка найдёт способ всех спасти – немного юморная манера повествования обычно предполагает счастливый конец. К тому же – читатель в лице меня очень ждёт этого счастливого конца…

Автор, спасибо Вам за эти главы. Повесть едет к кульминации, да?..

+1   Спам
2 Hermis   (12.01.2013 01:17)
Добрый вечер!

По замечанию: можно ведь таращиться на что-то или таращить глаза на что-то? Таращить глаза на землю под ногами - это как-то длинно. Вот и осталось "тараща глаза под ноги". Да, не классика, но, мне кажется, вполне допустимо.

По истории с детьми: да, сама не очень люблю откровенную игру на публику, но ничего другого не придумалось, потому что я шла от канона. В каноне алхимики создавали философский камень, который существенно увеличивал их способности. А создавался философский камень при помощи человеческих жертв - чем больше людей собирали в круг для трансформации, тем сильнее получался камень. Собственно, отсюда и делались выводы. Рано или поздно кто-то должен был задуматься, какие именно категории людей эффективнее было использовать в данных целях, чтобы создать камень помощнее, и начать эксперименты в этом направлении. Так что, в общем-то, логичное продолжение канона.

Да, дело близится к финалу. Завтра выложу последние главы. На самом деле, это мой самый первый фанфик, я его написала полтора года назад и до сих пор из-за него страшно комплексую. Начала выкладывать его сюда, потому что давно уже хотела к нему вернуться и обсудить с кем-нибудь его сильные и слабые стороны. И тут появились вы! Спасибо еще раз. Завтра будут последние главы.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн