фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 17:22

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Kuroshitsuji/Темный дворецкий

  Фанфик «На грани. | часть 1»


Шапка фанфика:


Название: На грани.( часть 1)
Автор: Anzz
Фэндом: Темный дворецкий
Персонажи/пейринг:Сиэль Фантомхайв, Себастьян Михаэлис/ Грелль Сатклиф, Гробовщик и все обитатели поместья Фантомхайв,
Жанр: ангст, мистика, юмор
Предупреждение: ООС
Тип/ вид: слэш
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймеры: не притендую
Размещение: только с согласия автора


Текст фанфика:

Чашка разбилась. Просто выскользнула из рук и разбилась. От неожиданности Сиэль вздрогнул и повернулся к Себастьяну. Тот с некоторым недоумением смотрел на свою изящную, затянутую в белоснежную перчатку кисть. Всегда такой аккуратный, такой безупречный, нечеловечески ловкий… И вдруг… чашка разбилась…
- В чем дело? – недовольно роняет юный граф.
- Прошу меня простить, мой господин. Я принесу другую.
Во взгляде небесно синего глаза, провожающего дворецкого, читается недоумение. Однако, демон удивлен еще больше. Тело вдруг подвело его. Кисть не послушалась. Пальцы разжались и выпустили хрупкий предмет. Это должно было что-то значить, и неминуемо что-то не хорошее… Михаэлис шествует на кухню за новой фарфоровой избранницей и как всегда быстро и бесшумно проходя по коридорам чувствует, что в атмосфере дома появилось нечто новое. Незнакомое. Неприятное. Даже… опасное. Для того, чтобы случайная оплошность не повторилась, он четко контролирует каждое свое движение. Чай разлит и подан. Все как всегда. Грациозно и безупречно. Странно, что для этого ему пришлось приложить столько усилий. Тело словно понемногу пытается вырваться из его власти…
Обычный круговорот хозяйственных дел быстро полностью поглотил его внимание, заставляя воспоминания об утренней неприятности затаится где-то в глубине.
Второй странный сигнал демон получил, кода завершая приготовление соуса для второго завтрака, он не ощутил вкуса того, что попробовал. Не поверив сам себе, Михаэлис позволил себе взять на пробу всю ложку. Вкус отсутствовал полностью, толи его действительно не было, толи это была очередная странная прихоть тела. Для проверки достигнутого результата на этот раз пришлось воспользоваться Бардроем.
- Великолепно, - закивал повар, попробовав предложенное, и Себастьяну не осталось ничего иного, как положится на это мнение.
К вечеру ощущение вкуса пропало окончательно. Это не могло не встревожить, тем более, что демон не находил этому объяснения. За всю его долгую жизнь ничего подобного с ним никогда не происходило. Тело отказывало повиноваться. Последствия не заставили себя ждать. Пробуя приготовленный завтрак, юный граф поморщился:
- Что это, Себастьян? Что за вкус! Это ужасно! Как, по-твоему, такое можно есть?! – Сиэль с негодованием оттолкнул тарелку. – Ты хотя бы попробовать это соизволил?
- Простите, господин. Я сейчас же все исправлю, - услужливо отзывается дворецкий.
- Будь любезен, - саркастически бросает граф, - незачем начинать портить мне настроение прямо с утра.
- Вынужден вас предупредить, что подача нового блюда займет некоторое время…
- Себастьян, что происходит? Ты решил оставить меня без завтрака?
- Простите, господин. Я приложу все усилия, что бы все исправить.
Вот только демон сам не знал, что нужно делать в такой странной ситуации. Ему снова пришлось полностью положиться на повара. Тот откликнулся на предложение приготовить юному господину завтрак с огромным энтузиазмом. Михаэлиса же все настойчивее тянуло и выталкивало куда-то прочь. Он ушел в комнату дворецкого, что бы заняться тем, на что его почти человеческое тело еще было способно.
Второй попыткой накормить его завтраком Сиэль тоже не остался доволен. Новое блюдо было более сносным, чем первое, но не обычным изяществом, ни уже ставшей привычной тонкостью вкуса не обладало.
- Ведь это не ты готовил? – раздраженно бросил Фантомхайв дворецкому.
- Нет, мой господин. Наш достойнейший повар.
- Для него весьма не плохо… - буркнул граф.
Весь день, каждую секунду дворецкому приходилось четко контролировать даже малейшее движение своего тела. То, что обычно получалось само собой, теперь требовало концентрации и все более возрастающих усилий.
Новое утро было отмечено еще более вопиющим случаем.
Сознание просто провалилось во тьму его демонического пространства. Михаэлис потерял возможность видеть и слышать. Его что-то выталкивает. Это ощущалось все явственнее, но он так и не может найти этого источника. Более того, ему кажется, что источник не единственный. Это странное нечто распространяется по дому… Неуловимое в своей неосязаемости, но удивительно сильное по своему мистическому воздействию на демона. Он уже был склонен предположить здесь вмешательство неких высших светлых сил…
- Да, очнись же! – врывается в его тьму крик юного господина, а потом горячая волна обдает лицо. Неприятное ощущение тела вытягивает сознание на свет.
Сиэль дрожит от негодования. В его руках пустой стакан. На белоснежной простыне темные мокрые пятна. В руке дворецкого чашка. Он наливает в нее чай, но она давно заполнена до краев и ароматная жидкость льется струями вниз на постель, на ковер, на ногу самого демона.
- Простите, - спохватывается Михаэлис и ставит чашку и чайник на стол.
- Посмотри, что ты наделал?! – даже не пытаясь подавить своего недовольства, восклицает Фантомхайв. – Ты едва не облил меня! Я не понимаю, что с тобой происходит! О чем можно было так задуматься?
- Простите. Я сейчас же все уберу.
- Только это от тебя в последнее время и слышно! Одни извинения и какие-то странные поступки.
Завтрак опять не порадовал юного графа, он плотно сжал губы, но ничего не сказал.
После второго завтрака они как всегда разбирали почту в кабинете Сиэля. Дворецкий почти не слушал своего юного господина. Ему чудился тихое и настойчивое: «Прочь. Прочь. Прочь.»
Новое утро принесло очередную волну недоумения, а потом тревоги. Часов в спальне юного графа не было, мерное тиканье стрелок в тишине его всегда раздражало, поэтому точно определить который час Сиэль не мог. Он проснулся, некоторое время поворочался в постели, вспомнил все, чем собирался занять сегодняшний день… Дворецкого, который всегда приходил его будить по утрам, не было. Портьеры задернуты. В комнате полумрак, но Фантомхайву кажется, что время вставать давно пришло, а Себастьяна все нет… Даже предположить, что демон забыл выполнить свою столь важную утреннюю обязанность юный граф не мог, поэтому его разум метался между двумя догадками, либо еще, не смотря на все внутреннее предчувствие, слишком рано, либо… и об этом хотелось думать меньше всего… что – то случилось. Тревожные сигналы проскальзывали уже несколько дней и вот оно случилось? Граф подождал еще некоторое время, пока постель просто не начала его жечь, а разум требовать выяснить, что происходит. Сиэль встал. Нужно одеться, но одежда не подготовлена… пришлось накинуть халат. Его быстрые шаги потревожили тишину дома. В холле ему встретилась Мейлин.
- Доброе утро, господин граф.
- Где мой дворецкий? – раздраженно бросил Сиэль. – И сколько сейчас времени?
- Около одиннадцати, я полагаю, а господина Михаэиса… мы сегодня еще не видели…
- Около одиннадцати?! Немыслимо! Почему меня никто не разбудил?!
- Но ведь это обязанность господина Михаэлиса…
Круто развернувшись, ушел в гостиную. Оттуда требовательно зазвонил колокольчик. Себастьян так и не появился, вместо него примчалась запыхавшаяся горничная.
- Простите, господин граф, что задержалась, я подумала, что вы зовете господина Михаэлиса…
- Именно так. Его, что нет в особняке?
- Не знаю, господин граф. Я его сегодня не видела…
- Странно, - пробормотал Сиэль, он прекрасно знал, что демон начинает свои обычные хозяйственные дела задолго до пробуждения господина, а если его до сих пор не видели…
Фантомхайв решительно направился в комнату дворецкого, хотя раньше никогда не позволял себе до такого опускаться. Граф постучал. Никто не ответил. Сиэль открыл дверь. Серая, аккуратная, но ничем не примечательная комната… Взгляд сразу останавливается на замершем у окна силуэте Себастьяна.
- Что это значит? – с порога дает волю своим чувствам юный граф. – Почему ты не разбуди меня? Почему не пришел? Где мой утренний чай? Почему не отозвался на звонок? Хотя бы повернись, когда с тобой разговаривает господин!
Демон не отвечает и даже не шевелится. Охваченный негодованием, Сиэль подходит к дворецкому и его тут же неприятно удивляет странное застывшее выражение лица Михаэлиса.
- Себастьян! – настойчиво пытается привлечь его внимание к себе господин. – Себастьян! Ты меня слышишь? Себастьян! – дворецкий никак не реагирует, Фантомхайв тянет его за рукав, пытаясь повернуть, рука демона следует за увлекающими ее пальцами, но не более.
Юному графу становится не по себе. Он ясно видите, что с его дворецким что-то происходит… но что? Странное замирание до безжизненности…
- Себастьян.. – уже тише зовет его Сиэль. – Себастьян… - в голосе растерянность и нарастающая тревога.
Когда волнение пошло до степени страха, Фантомхайв решил действовать. Налил воды из кувшина для умывания и плеснул ей в застывшее прекрасное лицо своего демона. Первыми ожили глаза. Захлопали длинные ресницы. Михаэлис повернулся.
- Господин граф? Вы здесь? – в голосе дворецкого удивление. – Что-то случилось? Вам незачем было приходить самому, достаточно было…
- Не достаточно, - зло бросает Сиэль. – Я звонил, но ты так и не соизволил появиться. Что происходит? – тревогу за Себастьяна быстро вытесняет злость, потому что сейчас его лицо такое же предупредительно-услужливое, как и всегда, значит переживать не о чем…
- Что происходит? – переспрашивает демон.
- Да! В чем дело. Ты не разбудил меня! Не подал чай! Не приготовил одежду! Я вынужден разгуливать по дому в таком неподобающем виде! Я хочу знать, что происходит? Разве это не вопиющее нарушение обязанностей дворецкого?
- Простите, мой господин. Я не совсем понимаю…
- Я просто хочу знать: почему?
- Я… - взгляд Михаэлиса ушел в окно, - я не понимаю причин…
- Значит, что-то все же происходит! Что? Отвечай немедленно! Это приказ!
- Я не знаю.
Синий глаз жгуче и испытывающее впивается в дворецкого, но Сиэлю не удается разглядеть ничего кроме почти бесстрастного выражения и затаившейся полуулыбки. Все как всегда.
- Я хочу одеться, - бросает юный деспот. – Немедленно.
Утренним странным происшествием безнадежно испорчен весь день. Но граф никак не может понять, на что он злится сильнее, на то, что был совершенно нарушен весь заведенный порядок и дворецкий уклонился от выполнение утренних ритуалов, или то, что все это, не смотря на непроницаемость почти человеческого лица, подсказывает юному и совсем неравнодушному сердцу, что происходит действительно что-то серьезное. Фантомхайв как может, отгоняет от себя мрачные мысли. Переживать и волновать за демона глупо. Безрассудно. Недопустимо. Он всего лишь демон. Всего лишь слуга… Он демон. Что может с ним случится? И Сиэль приходит к выводу, что все это может быть только хитрой уловкой со стороны нечистого, что бы вынудить его … переживать? Волноваться? Заставить о себе слишком много думать? Затянуть в свои гибельные сети? Обмануть! Обмануть! Обмануть!
Даже на вид обед кажется юному деспоту еще менее аппетитным, чем завтрак.
- Вы что же, решили мучить меня годом? По-вашему у меня должно возникнуть желание это есть? – раздраженно бросает граф дворецкому.
- Вы не справедливы, мой господин. Наш повар приготовил сегодня это блюдо для вас в порыве особого воодушевления.
- Мне не нравится, - капризно заявляет граф и зло отталкивает тарелку в сторону дворецкого.
Порыв был столь сильным, что фарфоровое ложе трапезы, проскользив по столу, упало на пол и разбилось. Это заставило Сиэля вздрогнуть и непонимающе воззрится на своего дворецкого, тот опустил глаза к разметавшимся по полу осколкам. Тут у Фантомхайва возникло дерзкое желание проверить своего демона. Схватив чашку, он швырнул ее прямо в лицо Себастьяна. Тот успел только поднять глаза на своего господина. И это тонкое фарфоровое изделие разлетелось вдребезги. Михаэлис даже не попытался увернуться или перехватить запущенный в него предмет. Осколок оставил на его щеке порез. Выступила кровь. Граф сам испугался того, что сделал. Смутился.
- Почему ты… ?- пробормотал он, достал платок и протянул дворецкому, рука обличительно задрожала.
Сердце судорожно стучало и ныло в груди.
- Благодарю вас, мой господин, но … – попытался отказаться Себастьян.
- Бери же, - разозлился Сиэль, желая быстрее спрятать выдающую его истинные чувства кисть.
Дворецкий благодарно улыбнулся и приложил платок к ране.
- Прости, - наконец сумел выдавить из себя юный деспот, - но ты ведь всегда… никогда такого не позволял…, - и тут он вскинул голову и упер в своего демона уверенный взгляд. – Если тебе… нездоровится, ты так и скажи. Нечего скрывать. Я не знаю, как это у вас происходит… как называется, но если это так, скажи. Я дам тебе отдохнуть.
- Благодарю вас, мой господин. Это очень великодушно с вашей стороны, но все в порядке. Вам не о чем беспокоиться.
Фантомхайв ему не верил, и Михаэлис не верил сам себе.
Настойчивое: «Прочь. Прочь. Прочь.» теперь преследует Себастьяна по всему дому. Словно это поют ему сами своды поместья. Он проводит перчаткой по холодным стенам коридоров и слышит этот странный отклик. Даже начинает покалывать пальцы…
Один из дней дворецкий как всегда посвящает чистке серебра. Столовых приборов, сервизов, канделябров и прочих фамильных драгоценностей множество, а поэтому даже у демона это ответственное мероприятие занимало несколько часов. С самого начала все пошло не так. Даже отраженный пока еще тусклыми серебряными поверхностями дневной свет начал жечь демону глаза. Очищающая сила этого металла пробиралась под перчатки, что неумолимо свидетельствовало о сильнейшей ослабленности его темной сущности. Себастьян долго сопротивлялся, напрягая и концентрируя все свои почти человеческие силы, но результат был неутешительным. Приборы выпадали из его рук после первых же трущих движений. Пальцы не слушались, разгибались и застывали.
- Финниан, придется вам мне помочь, - обратился к садовнику Михаэлис.
- С радостью, - отозвался тот.
«Возможно, хоть в этом его исключительная сила действительно пригодится», - со вздохом подумал дворецкий, предчувствуя очередные неприятности.
Он оказался прав, в конце дня запасы фамильных серебряных изделий рода Фантомхайв серьезно сократились, за счет выбытия из обихода поломанных и сильно погнутых столовых приборов, нескольких варварски искореженных канделябров и раздавленных супниц.
Странности продолжались.
В связи с тем, что занятие благотворительной деятельностью являлось в обществе хорошим тоном, Сиэлю, как всякому высокородному дворянину, приходилось время от времени принимать у себя разного рода просителей и даже кому-то из них действительно помогать. В этот раз ему пришлось терпеть общество одной несколько пожилой дамы, неприятной наружности и бешеного темперамента. Графу хотелось максимально сократить ее визит и при этом дать посетительнице сказать, как можно меньше утомительных пафосных речей, поэтому он предусмотрительно приказал Михаэлису принести в малую гостиную, где проводилась встреча, приборы для пятичасового чаепития.
Постучавшись и получив разрешение войти, явился Себастьян, держа в руках поднос, заставленный всем необходимым.
В этот момент гостья вскочила с места и в порыве чувств особо трагично воскликнула, обращаясь к своему юному собеседнику:
- Как же так, господин граф, вы хотите лишить несчастных детей Африки истинного слова Божия!?
Михаэлис выронил поднос. Несчастный сервиз оглушительным звоном известил о своей безвременной кончине. Беседующие вздрогнули и, прервав разговор, неминуемо обратили взоры к произошедшему.
- Вот видите, граф! – возликовала просительница. – Сам Господь посылает вам знак! Даже ваш дворецкий оказался человеком с более чуткой душой, чем вы! – Сиэль попытался ей возразить, но дама не дала ему вставить и слова. – И не смейте его за это наказывать! Это проявление подлинной тонкости души! Это для вас урок истинного христианского сопереживания нуждам ближнего! Разрешите, господин дворецкий, я вам помогу, раз уж мои слова невольно стали для вас таким ударом! – с этим заявлением гостья действительно кинулась помогать Михаэлису собирать осколки.
Юного графа в это время душили и смех, и злость. Видеть, как почтенная матрона весьма пышных форм ползает по полу, собирая жалкие обломки, и при этом продолжает нахваливать милосердие и добросердечие его демона, была невероятно забавно, но то, что Себастьян позволил себе подобную странную выходку, его действительно выводило из себя.
Все свое негодование маленький тиран высказал дворецкому, разумеется, после ухода гостьи.
- Ты хоть представляешь, на какую сумму мне пришлось внести пожертвование после того, что ты тут устроил?! - Сиэл расхаживал взад и вперед перед вытянувшимся в струнку слугой. - Чего ты этим добивался? Кем хотел меня выставить перед этой… неприятной особой? Она ведь теперь не отступит и будет приходить сюда постоянно, раз за разом увеличивая свои требования!
- Простите, мой господин. Но слова леди не имеют к случившемуся никакого отношения.
- Тогда что же? Почему вдруг…? – тут граф остановился и пристально посмотрел на Михаэлиса. – Тебе все так же нехорошо?
- Нет, мой господин, - продолжал все отрицать дворецкий.
- Я даю тебе день, - решительно заявил его маленький господин. – Нет, два. Делай, что хочешь, но через два дня ты должен стать прежним. Все должно вернуться к изначальному порядку. Никакого неожиданного битья посуды и безжизненных замираний! И я, наконец, хочу нормально есть! Все время питаться тем, что готовит Бард невыносимо!
- Как прикажите, мой господин, - смирено ответил Себастьян.
- Можешь даже покинуть поместье, если это необходимо. Но у тебя только два дня. Свои обязанности пока распредели среди остальных. Камердинером у меня придется пока побыть, - Сиэль вздохнул, - Финни.
То, что эти два дня будут поистине тяжелыми, юный граф понял уже с утра. Садовник попытался чинно постучать в дверь хозяина поместья, но грохот оказался столь оглушительным, что Сиэль просто вскочил с кровати. Войдя в комнату, Финни намеревался одернуть портьеру, как и проинструктировал его дворецкий, но сорвал ее с петель. Когда дело дошло до одевания юного господина, новый камердинер заметно волновался, и поэтому пальцы не слушались его. Вскоре оказалось, что на рубашке и жилетке Фантомхайва просто не осталось не одной пуговицы, которую можно было бы застегнуть. Все они разлетелись по комнате. Доверить усердному садовнику завязывание галстука Сиэль так и не решился.
Кое-как самостоятельно переодевшись, граф вышел к завтраку. Вид поданного ему блюда вызывал закономерные опасения относительно его съедобности, но в связи с тем, что в последние дни Сиэль вообще не очень хорошо питался, голод возобладал над осторожностью. Разумеется, ни о какой изысканности вкуса не могло быть и речи, Фантомхайв просто заставил себя утолить телесную потребность. По окончанию трапезы, прислуживающая за столом, горничная попыталась налить ему чай. Благородный напиток тут же оказался повсюду, от скатерти до пола, а меньше всего его было именно в предназначенной для него чашке. Граф заскрипел зубами и был вынужден обслужить себя сам, так, по крайней мере, чай достался ему, а не окружающему пространству.
В обычное для этого время, цепной пес королевы занимался делами у себя в кабинете. Постепенно его все больше стал отвлекать шум, доносящийся с улицы. Он долго сопротивлялся, прежде чем поддаться естественному любопытству и посмотреть, что происходит. Когда его терпение подошло к концу, Сиэль все же глянул в окно. Увиденное привело его в ужас. Еще так недавно аккуратно подстриженная лужайка под окном и начало аллей парка превратились в изуродованное рытвинами, обезображенное вырванным и подожженным кустарником, поле боя! Среди всего этого хаоса задорно носился адский пес, а за ним садовник.
Маленькие кулачки сжались. Фантомхайв уже схватился за звонок, что бы немедленно призвать к себе дворецкого и потребовать прекратить все это вопиющее безобразие, но вдруг вспомни, что сам отпустил Михаэлиса на два дня… Значит приходится снова разбираться со всем самому!
- Финниан! – кричал с крыльца юный граф. – Немедленно прекратите эти разрушительные гонки по саду! Успокойте этого пса! Вы и так нанесли лужайке непоправимый урон!
- Простите, господин граф! – кричал в ответ садовник, пытаясь оттащить Плуто дальше в сад. - Он меня не слушает! Рвется в дом!
- Ни в коем случае! Успокойте его немедленно!
Намереваясь вернуться к своим делам, Сиэль подумал, что не лишним будет заглянуть на кухню и самому по возможности проследить, что бы очередная трапеза была хоть несколько приемлемой.
Бардрой как всегда сражался отчаянно.
- Надеюсь, в этот раз результат меня порадует? – мрачно произнес юный граф.
- Не извольте беспокоиться! – как всегда бодро откликнулся кухмистер. – Все получится наилучшим образом!
- Мне будет достаточно чего-нибудь очень простого, - заявил Фантомхайв почему-то терзаемый смутными подозрениями, относительно скворчащего на сковородке, - очень простого.
- Не извольте беспокоиться! – повторил повар.
- Ой, господин граф, - отвлекла от раздумий о еде Сиэля появившаяся в дверях горничная, - Что вы здесь… то есть… вы не меня искали? Я не слышала звонка…
- Нет, - буркнул юный господин, намереваясь уйти, до этого дня он действительно никогда не посещал хозяйственных помещений поместья, в этом просто не было необходимости, потому что, со всем этим прекрасно справлялся… - Бард, судя по запаху, мой обед все же подгорает, - бросил Сиэль через плечо.
- Невозможно! – всполошился кухмистер, устремляясь к плите, - это не у меня!
- Ах, это…! Это у меня! Я забыла поставить утюг на подставку! – воскликнула Мейлин и бросилась в бельевую комнату.
«И чем я должен заниматься», - сокрушенно покачал головой граф.
На следующее утро повторилось все примерно то же самое, только с принесенной ему одеждой оказалось еще больше проблем.
- Здесь пятно! – негодовал Фантомхайв, отбрасывая рубашку. – А здесь пуговица не пришита! – полетели вслед за сорочкой брюки. – А здесь… здесь вообще дыра!
- Простите господин, но Мейлин сказала, что это все, что есть чистое, сухое и не прожженное…
- Вы меня с ума сведете… - пробормотал Фантомхайв. – Скорее бы этот день прошел, и Себастьян вернулся. Надеюсь, все это закончится…
Эта надежда грела Сиэля за завтраком, которым он давился, в кабинете, когда оказалось, что ему не принесли не только пришедшую сегодня, но и вчерашнюю почту, на занятии по экономической политике, о котором ему забыли напомнить, во время мучительного обеда и удивительно скучного вечера, когда он не знал чем себя занять.
«Завтра, завтра, - сладко нашептывала надежда, - завтра все будет как прежде. Себастьян вернется и все будет как раньше.»
- А я и не замечал, как, оказывается, …хорошо было раньше, - пробормотал юный граф, засыпая.
Сиэль проснулся с давно забытым ощущением праздника. Сейчас войдет Себастьян и как всегда непередаваемо проникновенно произнесет: «Доброе утро, господин…»! Сердце радостно забилось в предвкушении. Пять минут. Десять. Двадцать. Никто не приходил. Фантомхайв раздраженно схватился за звонок. Один требовательный призыв. Второй. Третий. Никто так и не откликнулся.
- Это уже переходит все границы! – воскликнул юный тиран и сам отправился на поиски своего пропавшего дворецкого.
За все время пути до комнаты Себастьяна графу так никто и не встретился. Стук в дверь. Молчание в ответ. Это юного господина не остановило, без дальнейших промедлений он вошел внутрь. Михаэлис, опустив голову, сидел на кровати.
- Как это понимать?! – воскликнул граф.- Почему ты опять не пришел меня разбудить? Или ты только что вернулся?
Дворецкий не только не отвечал, он даже не поднял головы. Фантомхайв подошел ближе.
- Себастьян! – еще ближе. – Себастьян!
Сиэль придвинулся почти вплотную и заглянул в опущенное лицо. Глаза закрыты, словно демон спит.
- Себастьян! – Сиэль потрогал его за плечо и тут же отдернул руку, дворецкий показался ему ледяным.
Юный деспот повторил прикосновение. Действительно, холоден до дрожи.
«Умер!» - дико запульсировало в голове.
Граф попятился.
- Не может быть, - зашептал он, успокаивая сам себя, - он не может умереть… он бессмертен… он демон… или… а если…?
Страх быстро переродился в злость. Фантомхайв снова прибег к помощи воды. Никакого результата это не дало. Демон не пошевелился. Второй стакан тут же был обрушен на его поникшую голову, но и это оказалось бесполезно. Паника нарастала. Сердце бешено колотилось в груди, пытаясь не дать себе уйти в похоронный марш. Сиэль сдернул с глаза повязку, прикрывающую пентаграмму.
- Себастьян Михаэлис, призываю тебя! – отчаянно воскликнул юный тиран.
Тело дернулось, но не пробудилось.
- Себастьян Михаэлис, призываю тебя! – повторил господин.
На этот раз поднялась голова. Глаза открылись. Полыхнули адским заревом, но тут же, погасли.
Фантомхайв подбежал к дворецкому.
- Себастьян!
Но тело снова погрузилось в оцепенение безжизненности. Сиэль стянул с руки демона перчатку, обнажив знак контракта, и крепко обхватил его запястье.
- Себастьян Михаэлис, призываю тебя! – отчаянно закричал граф в лицо демона.
Очи снова распахнулись. Сиэль впился в них глазами, словно пытался вытянуть через них темную сущность своего дворецкого из сумрачных глубин забытья… Взгляд действительно ожил. Себастьян смотрел на него и видел… Фантомхайв почти улыбнулся. У него получилось! Он вернул его себе! Или… себя ему…?
- Господин? – тихо прошептали обескровленные губы.
- Что с тобой происходит? – тоже почему-то шепотом продолжил разговор юный тиран.
- Ничего…
- Довольно! – не выдержал Сиэль. – Довольно лжи! Неужели ничего не изменилось? Ничего не помогло? Я должен знать, что с тобой происходит, потому что… потому что… я твой хозяин! Я должен знать, что происходит с моим слугой и почему он выполняет свои обязанности из рук вон плохо!
- Простите, - роняет Михаэлис и пытается виновато улыбнуться.
- Ничего не помогло?
- Все в порядке, мой господин. Я…, - дворецкий встал, но его тут же, качнуло, Сиэль безотчетно прижался к нему, что бы поддержать, и Себастьян был вынужден вернуться на кровать.
- Что происходит? – настойчиво требовал ответа юный господин. – Что все это значит?
- Простите, что заставляю вас о себе волноваться. Право не стоит…
- Я волнуюсь не о тебе! – отпрянул Сиэль, понимая, что слишком выдает свои чувства. – Я… эти четверо без тебя не способны справится ни с одним, даже самым простым делом. Это невыносимо! Я голоден. Я выгляжу неопрятным оборванцем, я даже делами не могу заниматься… Себастьян, ты должен вернуться к работе, что бы навести во всем этом порядок!
- Как прикажете, мой господин, - ответил Михаэлис и снова попытался встать.
На этот раз его качнуло еще сильнее.
- Так не пойдет, - решительно заявляет Фантомхайв. – С твоим состоянием нужно что-то делать. И срочно. Ты знаешь, что еще может тебе помочь?
Михаэлис качает головой.
- Видимо… я просто должен сам с этим справиться, - задумчиво произносит демон.
- Сколько еще тебе нужно времени? Но предупреждаю, не много, иначе я просто не выдержу. И поместье тоже!
- К сожалению, мой господин, я не могу ответить на этот вопрос…
- Еще два дня, - сам решает юный тиран. – Полагаю я смогу это вынести…
- Себастьян пока не может выполнять свои обязанности, - объявил граф остальным слугам. - Он… заболел. Надеюсь на ваше понимание и ответственность.
- Благодарим за доверие! – отозвалась челядь.
- Может пригласить господину Михаэлсу врача? – предлагает горничная.
- Не нужно. Все не так серьезно.
- Бедняжка, - вздыхает Мейлин. – Его нужно проведать…
- Нет! – встрепенулся граф. – Не беспокойте его. Так он быстрее поправится.
Выздоровление затянулось гораздо дольше, чем на два дня.
Без неустанной заботы дворецкого дом и дела быстро приходили в упадок.
- Что это? – морщась, Сиэль смотрел в поставленную перед ним тарелку. – Нет. Не говори. Я даже знать этого не хочу. Унеси. Я хочу другого, чего угодно, только не этого!
- Простите, господин граф, - расстроено бормочет горничная, поворачивается и роняет с подноса возвращенное блюдо.
Сиэль поднимает на нее тяжелый взгляд.
- В ближайшей деревне ведь есть сносный трактир? – совершенно неожиданно и абсолютно упавшим голосом спрашивает он.
Горничная кивает.
- Закажите еду там. Самое дорогое. Самое лучшее… Это есть уже невозможно! Налей мне хотя бы чай. Мейлин, неужели ты не видишь, что эта чашка грязная? Вот здесь у ручки пятнышко! Себастьян никогда таково… Немедленно принеси другую! Нет, стой. Скажи, когда высохнет одежда, которую действительно можно носить, а не эти обноски, из которых я уже давно вырос?
В ответ ему сыпались извинения и оправдания, оправдания, оправдания…
Совершение самых обычных вещей теперь оказывалось невероятно трудным занятием.
- У меня закончилась бумага, - заявил Сиэль горничной, вызвав ее в кабинет, - а мне необходимо написать важное послание. Не распечатанные пачки должны быть в кладовке. Только не задерживайся, я жду.
Но юный тиран так и не дождался, вернее он дождался возвращение Мейлин, но требуемого он так и не получил.
- Последняя пачка закончилась, - виновато сообщила горничная.
- Как же не вовремя! Время дорого. Ответ ждут… Передай Финни, пусть берет лошадь и во весь опор скачет в деревню, в лавку. Бумага мне нужна незамедлительно!
Только к обеду Фантомхайв дождался возвращения своего гонца, но желаемого опять так и не получил.
- Хозяин лавки отказался отдать мне ее в кредит, потому что мы еще не расплатились за прошлый месяц.
- Да, как он смеет, отказывать мне? И как мы могли не расплатиться? Где Се… позовите Танаку, и пусть захватит расходные книги. Я сам все хочу увидеть.
Финансовую отчетность демон вел безупречно, и она холодно и безжалостно свидетельствовала о том, что срок платежа лавочнику прошел позавчера.
- Почему… никто…? – гневные слова застыли на губах взбешенного хозяина. – Все немедленно заплатить!
- Но уже поздно. Лавка закрыта…
Неумолимым обстоятельствам приходилось покоряться. Составление депеши пришлось откладывать до завтра.
- Господин Танака, - Сиэль плохо скрывал бурлящий в нем гнев. - Потрудитесь проверить все долговые записи. Я не хочу, что бы меня еще раз унижал отказом какой-нибудь торговец, только из-за того, что мы забыли заплатить!
Череда подобных мелких неприятностей теперь преследовала юного тирана на каждом шагу. До этих горьких дней Фантомхайв и не предполагал, какое огромное бремя организационных дел нес на своих плечах его дворецкий, и насколько, оказывается, он был безупречен и незаменим!
Все эти происшествия теперь занимали бесполезным беспокойством целые дни юного графа. Он злился и по несколько раз в день заходил к своему демону, что бы проверить не стало ли ему хоть немного лучше. Ничего не менялось. Появление хозяина встречал полу потухший взгляд и вымученная улыбка.
- Может быть это болезнь!? - и за напускным раздражением в голосе слышалась искренняя озабоченность и тревога. – Демоны могут болеть? Есть от ваших болезней какие-нибудь лекарства? Скажи, и я постараюсь достать все необходимое! Может быть, пригласить тебе какого-нибудь… целителя? Колдуна?
- Уж лучше экзерциста, - усмехнулся Себастьян.
- Я серьезно! Сколько ты еще намереваешься здесь отсиживаться? Мое поместье быстро движется к разрушению, а ты здесь неизвестно чем занят! Даю тебе время до завтра! Только до завтра!
Уходя, маленький деспот даже позволил себе в приступе негодования хлопнуть дверью. Демон усмехнулся его горячности.
На следующий день Себастьяну действительно удалось набраться немного сил. Он встал с кровати и намеревался покинуть свое прибежище, но не смог. Он не смог открыть дверь. Руку пронзила резкая боль. Светлый барьер. Он не может его коснуться, не может преодолеть. Дверь становится для него недоступной. Значит все это результат чего-то очень осторожного, но сильного вмешательства… И все же Михаэлис решает покинуть свою комнату, ведь это приказ его господина. Дворецкий открывает окно и выходит на карниз. Тело еще очень непослушно. Руки и ноги дрожат. Аккуратно шагая по узкой опоре, Михаэлис продвигается вдоль четвертого этажа, намереваясь дойти до окна коридора. Не получается. Нога соскальзывает, и дворецкий падает вниз. Хоть и замедленной, но демонической реакции хватает на то, что бы зацепиться за выступ под окном второго этажа.
Именно в этот момент Сиэль в глубочайшей задумчивости стоит у окна своего кабинета. Его терзают тревожные мысли. Да, в последние дни его жизнь превратилась в сплошной парад раздражающих нелепостей, но самое главное все же было в том, что с его демоном что-то происходит. Что-то необъяснимое и страшное. И маленького графа постепенно начинает пробирать ужас потери… И тут его падающая звезда пролетает мимо.
Из разомкнувшихся уст вылетает невольный крик. Сиэль кидается к окну, опасаясь увидеть самое худшее – распростертое на земле тело… Сердце замерло. Из под подоконника появляется Михаэлис. Подтягивается на руках и взбирается на спасительный выступ. Уже пламенея от злости, его хозяин распахивает окно.
- Что за неуместные выходки?!
- Простите, мой господин. Я не смог воспользоваться дверью.
- Вижу тебе уже намного лучше, если ты совершаешь подобные вылазки. Отлично! Тогда немедленно возвращайся к выполнению своих обязанностей. У меня впереди второй завтрак. И я надеюсь на этот раз плотно и с удовольствием поесть!
- Да, мой господин, - смиренно отвечает демон, но после первых же шагов по ковру силы оставляют его, и он опускается на колени.
- Себастьян! – вне себя от тревоги кидается к нему Сиэль, забывая об обычной сдержанности.
- Простите, - тихо шепчет дворецкий, - но, кажется, я вынужден… не могу…
- Садись, - граф потянул его на кресло. – Если не можешь, то и незачем…! – Михаэлис поднимает на него затухающие глаза и Сиэля пробирает новая волна страха, сердце сжимается от дурных предчувствий конца… - Не зачем проделывать все это… так себя вести… Скажи, что нужно сделать, что бы все снова стало как прежде? Чем тебе помочь!?
- Мне очень жаль, что я доставляю вам столько неприятностей, мой господин. Я не стою вашей заботы и переживаний…
Граф отшатнулся и выпрямился. Глаз гневно блеснул.
- Не стоишь, - согласился он. - Но, повторяю, в первую очередь я забочусь о своем благополучии, а моя жизнь без тебя… то есть без твоего руководствами всеми этими… делами, стала просто не выносимой! Поэтому я и хочу, что бы к тебе вернулись силы, и все стало как прежде! Только это!
- Дайте мне еще немного времени. Я отыщу причину происходящего.
Фантомхайв позволил своему демону остаться в кресле. Себастьян отвернулся, уткнулся лицом в шелковую обивку, подтянул колени и замер в этой, такой странной для него, позе. Юное сердце его господина забилось еще тревожнее. Он вдруг увидел своего демона слабым и беззащитным, почти человеком, которому плохо, и который нуждается в его помощи… Сиэль пытался вернуться к делам, пытался отогнать от себя все эти странные мысли. Ему ведь не о чем переживать… порождение бездны… всего лишь порождение бездны, смрадное и отвратительное в своей основе. О нем не имеет смысла беспокоиться. Оно бессмертно. Будущий поглощенный должен радоваться мучением своего палача, но Фантомхайв почему-то не радовался. Напротив, ему было нестерпимо больно видеть это так надрывно сжавшееся тело. Пытка продолжалась весь день. Весь день, ни разу не пошевелившись, Себастьян провел перед глазами своего господина, обреченной позой терзая его душу.
Только вечером уже намереваясь уйти спать, Сиэль позволил себе потревожить покой Михаэлиса.
- Себастьян, - он тронул дворецкого за плечо, сейчас он был не такой смертельно холодный, как в прошлый раз, и это давало немного надежды, - ты хочешь остаться здесь? – осторожно спросил граф, удивляясь замирающей интонации своего голоса.
- Если позволите, мой господин, - очень тихо отозвался демон, не поворачивая головы.
- Как хочешь, - вернул в голос обычную сухость Фантомхайв.
В этот раз юный деспот разделся сам и лег. Сон даже не пытался к нему приблизиться. Граф не мог не думать о своем дворецком, не мог за него не переживать… и сам же корил себя за это. Даже то, что его жизнь потеряла всю свою привычную налаженность, казалось совершенный пустяком по сравнению с мыслью о возможной утрате… Кого? Кого он так отчаянно боится потерять? Демона, который находится рядом с ним исключительно из желания поглотить его душу? Адского хищника, который просто ждет удобного момента, что бы вонзить в него свои проклятые клыки? Врага рода людского, который в своей бесконечной жизни уже немало погубил таких же, доверившихся ему, и в будущем, вероятно, погубит еще больше? Он не мог так о нем думать. Заставлял себя изо всех сил, но не мог. С ним, для него, он был слишком человечен, предупредителен, заботлив. Даже взгляд огненно горящих глаз казался порой мягким, улыбка действительно теплой, прикосновение ласковым, забота искренней… На все это хотелось ответить… за все это тоже хотелось отплатить добром… Как нелепо! Отплатить за лживую услужливость добром?! И все же видеть Себастьяна таким, едва живым, беспомощным, беззащитным было невыносимо! Невыносимо! Сиэль должен был что-то сделать! Должен чем-то помочь! Иначе он… все … потеряет! Все… потеряет… опять…! И что же это – все? Надежного помощника? Дружественное участие? Преданного слугу? Безотказного и остроумного компаньона? Превосходного дворецкого, способного сделать его жизнь беззаботной? Да! Все это тоже очень существенно, но… было и нечто гораздо более важное… в чем не хотелось признаваться… Себастьян избавлял его душу от глубинного одиночества. Его темный огонь проникал даже в те затаенные уголки, где по-прежнему пытался спрятаться маленький, насмерть перепуганный, мальчик, и демон согревал этого забившегося в угол ребенка… согревал обещанием никогда его не покинуть, даже за порогом вечности…
- Себастьян… - шептал Фантомхайв, все же забываясь сном, - Себастьян…
Проснулся юный граф тоже с мыслями о своем демоне. Он даже позвонил в колокольчик, надеясь, что дурной сон, наконец, кончился и сейчас войдет его блистательный дворецкий, произнесет свою обычную фразу… Чуда не произошло. А ведь Сиэль мечтал о такой мелочи уже как о чуде!
Юный господин оделся самостоятельно, посчитав, что все же справится с этим лучше, чем садовник, и поспешил в свой кабинет, искренне надеясь не найти там своего дворецкого… Нашел. Все в той же жалкой позе.
- Себастьян, - снова осторожно позвал демона граф.
Михаэлис уже не откликнулся. Фантомхайв осмелился его коснуться. Ледяной холод.
«Довольно ждать! – резко заявил разум. – Пора действовать!»
Более не надеясь на колокольчик, Сиэль сам спустился в кухню и застал здесь всех, кроме Танаки.
- Финни, закладывай карету, - решительно приказал юный деспот. – Мы немедленно едим в Лондон.
- А как же завтрак? – всполошился Бардрой. - У меня уже почти все готово!
- Я с удовольствием поем в каком-нибудь ресторане, - бросил на это граф. – Домашняя пища мне приелась. Финни, не стой, я же сказал, немедленно!
- Слушаюсь! – выкрикнул садовник, но все равно позволил себе задержаться. - А куда мы так срочно едим?
- К доктору или аптекарю за лекарством для господина Михаэлиса? – с надеждой спросила Мейлин.
- Нет. К гробовщику, - бросил Фантомхайв, уходя.
- Все так плохо? – едва смог выдавить из себя повар.
Горничная упала в обморок. Финниан завыл.
Всю дорогу Сиэлю пришлось выслушивать стенания садовника о несправедливой судьбе, которая пытается отобрать у них так горячо всеми любимого господина дворецкого. Слушать все это было невероятно тяжело, но оборвать его Фантомхайв почему-то не посмел… кто-то должен был произнести все это для Себастьяна, если сам юный господин не в силах себя заставить признаться в подобных сожалениях…
- Меня привело к вам очень серьезное дело,- сразу заявил граф легендарному жнецу, - поэтому у меня нет ни малейшего желания развлекать вас юмористическими изысками. Прошу вас просто ответить на вопрос.
- Нет, так не пойдет, - замотал головой Гробовщик. - Вы являетесь сюда, юный господин, в похоронную контору, обращаетесь ко мне, погребальных дел мастеру, в глубинной сути своей – жнецу, и еще смеете говорить, что на этом свете может существовать дело важнее, того, чем обычно занято мое время?! Очень самоуверенно с вашей стороны. Что же, по-вашему, может быть важнее вопросов жизни и смерти? Даже не трудитесь отвечать. Я прекрасно знаю это без вас – ничего. Так что внести обычную плату за желанный вам ответ все же придется. Зря вы не захватили своего рассудительного дворецкого. Помнится, он неплохо справлялся с этой задачей…
- Именно в нем все и дело, - мрачно ответил Сиэль.
- Вот как? – Гробовщик с интересом смотрел на своего гостя. – Что же случилось?
- Я не знаю, как верно это описать. С ним в последние дни происходит что-то странное. Порой он замирает и не подает никаких признаков жизни. Просто исчезает из тела… Становится холодным, словно…
- Словно труп, - помог подобрать слово жнец.
- Да, возможно…И он сам не может объяснить, что с ним происходит.
- Очень интересно, но в чем вопрос?
- Я прошу подсказать мне, как ему помочь в этой ситуации.
- Помочь? – переспросил Гробовщик, а уже в следующую секунду он катался по полу, схватившись за живот.
Тонкий истерический хохот очень долго и совершенно неуместно переполнял похоронную лавку. Сиэль прикусил губу, пытаясь не дать вырваться своему негодованию. Он болезненно не любил, когда над ним смеются, тем более, что в данной ситуации столь бурное проявление веселости обжигало его душу справедливым укором.
- Так вы, юный граф, хотите помочь своему демону? – время от времени обрывал свой смех Гробовщик. – Облегчить его страдания? Возвратить ему силы, что бы он вернее проглотил вашу душу? Ничего забавнее я, кажется, не слышал! Браво! Какое детское безрассудство! Жертва мучает себя переживаниями о судьбе хищника, который ведом лишь одним намерением - пожрать ее! Вы меня действительно повеселили! Люди все же большая загадка!
- Значит, вы получили названую цену, теперь ответьте на мой вопрос, - потребовал Фантомхайв.
- То, что вы отписываете, мой любезный граф, может быть всего лишь… проявлением сильнейшего голода. Ваш демон связан контрактом и пока не может поглотить вашей души, но голод – вещь упрямая и своенравна. Возможно, он берет верх даже над его сущностью.
- А он может от этого…то есть, чем ему это грозит?
Гробовщик развел руками и улыбнулся:
- А вы как думаете?
От этой усмешки Сиэля пробрал озноб.
- Так что можно…? - продолжил он попытки получить ответ на слишком важный для него вопрос.
- Предоставить то, что ему так сейчас необходимо, - не дослушав, ответил жнец. – Отдать его вожделенную пищу. Отдать вашу душу – это самое верное для него спасения, но ваша гибель. – Граф опустил глаз, подобный выход из ситуации его тоже не устраивал. – Только ни в коем случае не думайте, что я подталкиваю вас к этому. Напротив, мой долг, как служителя Всевышнего, воспрепятствовать этому по мере возможности. Ваша душа должна занять полагающееся ей место под присмотром божественных сил, а не в утробе адского хищника. Для вас все происходящее как нельзя более удачно! Ваш демон обессилен и не сможет преследовать вас, если вы вдруг решите сбежать, не сможет привести в жизнь свое главное намерение, если вы вдруг начнете сопротивляться и задумаете разорвать контракт, используя силу божьего прощения. Мой совет – воспользуйтесь всем этим, граф. Уверен, после времени, проведенного рядом с демоном, вам удалось постичь хотя бы отчасти, его истинную сущность, и ваше намерение: за исполнение желания полностью отдаться ему, значительно поутихло. Во всей этой ситуации вам нужно спасать себя, а не думать о благополучии вашего мнимого друга.
Сиэль вскинул на Гробовщика глаза.
Друга? Он назвал Себастьяна его другом? Но почему? Неужели всем столь очевидно, что дворецкий для юного графа не только слуга?
- Спасибо за совет, - еще более мрачно обронил Фантомхайв. – И если это все, что вы можете мне сказать…
- Не попадитесь на уловку дьявола! – весело бросил жнец.
- Спасибо. Я учту. – Cиэль уходил от Гробовщика с еще более тяжелыми мыслями, чем пришел.
- О, господин граф! – весело воскликнул столкнувшийся с ним в дверях Сатклифф. – Добрый день! А где же мой обожаемый Себастьянчик? Он не с вами? Какая жалость! Передайте ему от меня горячий привет! И даже страстный поцелуй! От всей души!
Фантомхайв не проронил ни слова и даже не удостоил Грелля взглядом.
- Что это с ним? – удивился красный жнец.
- Переживает, - коротко бросил Гробовщик, хрустя печеньем.
- О контракте?
- О своем демоне. Он у него, видите ли, в весьма плачевном состоянии. Он даже пытался у меня узнать, нельзя ли ему чем–нибудь помочь.
- Себастьянчику плохо!? – всполошился Сатклифф. - Что с ним?!
- Я не силен в демонической жизни, - протянул Гробовщик, - меня всегда интересовала только смерть, но могу предположить, что дело в обычном голоде…
- Ах, это ужасно! Этот несносный малолетний деспот замучает моего Себастьянчика до смерти своим упрямством! Что же делать?
- Прежде всего, вспомнить, что ты, Грелль, все же божий жнец, и твоя обязанность собирать души, а не раздавать их бесчестным хищникам, таким как этот демоненок.
- Конечно, вы правы.. . Конечно…








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Kuroshitsuji/Темный дворецкий | Добавил (а): Anzz (01.05.2012)
Просмотров: 1646

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 Natasha   (26.10.2012 18:27)
Комментарий стажёра инквизитора:

Автор, ошибок не мало, но текст большой, поэтому простительно. Но всё равно следует исправить указанные, плюс хорошенько перечитать текст ещё пару раз. И с перерывами, чтобы самостоятельно заметить все ошибки.

Я укажу лишь несколько, ведь Вам нужно научиться проверять свой текст…

- Во взгляде небесно синего глаза… - «небесно-синего» пишется, с дефисом.

- Михаэлис шествует на кухню за новой фарфоровой избранницей и как всегда быстро и бесшумно проходя по коридорам чувствует, что в атмосфере дома появилось нечто новое. – нужны запятые перед «как» и после «коридорам»: причастный оборот.

- Обычный круговорот хозяйственных дел быстро полностью поглотил его внимание, заставляя воспоминания об утренней неприятности затаится где-то в глубине. – «затаитЬся» надо бы…(что сделатЬ?)

- Вкус отсутствовал полностью, толи его действительно не было, толи это была очередная странная прихоть тела. – пишется «то ли», раздельно.

- Новое блюдо было более сносным, чем первое, но не обычным изяществом, ни уже ставшей привычной тонкостью вкуса не обладало. – мне кажется, что Вы пропустили слово «обладало» перед «обычным».

- Для него весьма не плохо… - «неплохо», слитно.

- Только это от тебя в последнее время и слышно! Одни извинения и какие-то странные поступки. – поступки тоже слышно?.. Автор, измените, пожалуйста, чуть-чуть предложение.

- … пришлось накинуть халат. Его быстрые шаги… - автор, здесь халат шагает… Нужно «его» на «Сиэля» заменить.

- Когда волнение пошло до степени страха… - лучше сказать «возросло», а не «пошло».

- Да! В чем дело. – я думаю, здесь нужен вопросительный знак.

- Фантомхайв как может, отгоняет от себя мрачные мысли. – не нужна запятая.

- Переживать и волновать за демона глупо. – волноватьСЯ: опечатка.

- Беседующие вздрогнули и, прервав разговор, неминуемо обратили взоры к произошедшему. – нельзя обратить взор к произошедшему. Можно лишь к виновнику произошедшего или к последствиям произошедшего. И слово «неминуемо», возможно, стоит убрать.

- …заявил Фантомхайв почему-то терзаемый смутными подозрениями, относительно скворчащего на сковородке, … - после «Фантомхайв» нужна запятая, а после «подозрениями» – нет.

Кое-где ставите два занка препинания одновременно, например:

- А я и не замечал, как, оказывается, …хорошо было раньше,… - после «оказывается» лучше просто поставить многоточия.

- Он злился и по несколько раз в день заходил к своему демону, что бы проверить … - «чтобы», слитно пишется: придаточная часть сложного предложения указывает на причину.

- Появление хозяина встречал полу потухший взгляд… - «полупотухший», слитно.

- Уж лучше экзерциста… - «экзОрциста.

- Из под подоконника появляется Михаэлис. – «из-под», всегда через дефис.

В некоторых местах пробелы забываете, например:
- Да, возможно…И он сам не может объяснить, что с ним происходит.

- Он болезненно не любил, когда над ним смеются, тем более, что в данной ситуации столь бурное проявление веселости обжигало его душу справедливым укором. –после «тем более» не нужна запятая.

Автор, и это не все ошибки, там ещё есть...

И вот:

- Себастьян пока не может выполнять свои обязанности, - объявил граф остальным слугам. - Он… заболел. Надеюсь на ваше понимание и ответственность. – два абзаца с совершенно разными мыслями. Думаю, здесь нужен отступ между абзацами. И ещё один такой же момент есть ниже. Найдёте сами?..

А сам текст… Вначале читать было как-то непонятно… Сиэль как человек отвращение вызвал, демон какой-то странный… А вот потом прониклась, стала читать с интересом, забота о демоне тронула. Красиво, да.
И трагично в меру, без особого пафоса, и пошутить можете, автор.

- Вот видите, граф! – возликовала просительница. – Сам Господь посылает вам знак! Даже ваш дворецкий оказался человеком с более чуткой душой, чем вы! – вот здесь я смеялась!

Так же несомненным плюсом этой части является то, что в конце в образ Сиэля прорывается человечность, забота… Люблю такие моменты. Только зря Вы продолжаете называть «юным тираном» Сиэля, видно же потом, что он не такой…

А полное впечатление чуть позже, когда вторую часть проверю. (Но вначале, пожалуйста, исправьте ошибки здесь.)

А этот кусочек понравился, да. Спасибо.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн