фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 18:58

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Alien vs Predator

  Фанфик «Mondengel II. Чёрный Трон | Эпизод 32 - Стражи Пустыни»


Шапка фанфика:


Название: Mondengel II. Чёрный Трон
Автор: Darkflight
Фандом: Чужой против Хищника
Персонажи: Яуты, Аттури, Берсеркеры: Охотники и Охотницы, Учёные и Ремесленники, Элдеры. Уманы, Чужие (+другой вид) и ещё кое-кто. Гуан-Тант'ер/Андрейст, Фатор/Корле-корла’йе, Насид-Меам/Мул-Радж.
Жанр: Романтика, Ангст, Фантастика, Экшн (action), Философия, Даркфик, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Предупреждение: BDSM, OOC, Изнасилование, Групповой секс, Нецензурная Лексика
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Содержание: Что есть власть - дар или проклятие? Бремя или благословение? А может, и то и другое? Гуан-Тант'ер сталкивается с трудностями на пути к Чёрному трону. Что ждёт истинного Правителя Сендара и каким он должен быть? Пока альбинос вкушает власть методом проб и ошибок, Воины Аттура берут под контроль Учёных, намереваясь развязать с Науд-Аурит'сенейем кровопролитную войну... Продолжение рассказа "Mondengel. Легенда о Ночном Хищнике".
Статус: в процессе публикации
Дисклеймеры: Вселенная Alien vs Predator принадлежит её создателям.
Размещение: Только с разрешения автора
От автора: Так же, как и Mondengel I, этот рассказ является альтернативной вселенной (Вселенная Mondengel). Некоторые эмоции, выражаемые Хищниками, такие как улыбка, ухмылка и пр. отображаются эмоционально, в воздухе, так как на лице по понятным причинам выражены быть не могут.

"Кровь Королей" (Ария) - тема всего рассказа.
"Я объявляю Войну" (Кукрыниксы), "Anti-angel" (Battery Cage) - темы Гуан-Тант'ра
"Бьет по глазам (Адреналин)" (Total) - тема Андрейст
"Das Omen Im Kreis Des Bosen" (E Nomine) - Великий Владыка Волве
"New divide" (Linkin Park) - тема Таск-Маоленда
"Cyanide" (Deathstars) - тема Сау-гканна
"Wach Auf!" (Oomph!) - тема Рино-Длаар'хата. Формация "Гларо".
"Guitare gitane" (Paul Koulak - Fort Boyard) - тема Гашинда
"Твой День" (Ария) - тема Крак-линда
"Golden Mask" (Kitaro) - Тема Варэ’нинда
"Sworn Through Swords" (Ost Devil May Cry 4) - тема Бирта
"Dark Fields Of Pain" (Pain) - тема Фаитинда и его клана "Штормов".
"Fighting till Death" (Lord Wind) - Тема клана "Чёрного Зверя" (Гуан-Тант'ер)
"Going In" (ost Prometheus) - тема клана "Холодного Клыка" (Сау-гканн)
"Рядом быть" (После 11 и Хелависа) - Гуан-Тант'ер/Ирмолинд-Зигв'а (Андрейст)
"Охотники" (Смысловые Галлюцинации) - Гуан-Тант'ер/Блаи-хад
"Туда" (Михей И Джуманджи Ft. Инна Steel) - Фатор/Корле-корла’йе
"The Past" (Korn) - Насид-Меам/Мул-Радж
"Ratman" (Paul Koulak - Fort Boyard) - Торговцы Адомура. Фраст
"Fuck The Police" (Dope) - Отступники
"Ice Queen" (Within Temptation) - тема Корле-корла’йе
"Regret" (Ice Ages) - Тема Адем-Вадера, Кровавого из клана "Холодного Клыка". Противник Наунда в пространстве сна.


Текст фанфика:

Эндри аккуратно обняла Вожака, прижавшись к его израненному телу. Внезапно в её глазах всё потускнело. Внизу, в районе левого ребра, начало ощущаться неприятное жжение. Уманка опустила голову и увидела сочащуюся сквозь порванную сетку кровь... Резкая боль пронзила плоть. Женщина медленно опустилась на колени, одной рукой держась за ранение, а второй за ногу Лунного Ангела.

- Ты ранена?

Он присел рядом, попытавшись рассмотреть повреждение, но Ирмолинд-Зигв’а не убирала прижатой к телу ладони.

- К нам идут...

Гуан-Тант’ер обернулся и встретился взглядом с холодными масками местных арбитров. Они схватили его руки, сковав металлическим захватом. Уманка быстро подобрала нагинату. Рядом с ней встали двое Хищников. Воины посчитали её довольно слабой и не стали применять наручников, предпочитая просто сопровождать к выходу. Чувствуя метку Сау-гканна, аттурийцы озадаченно щёлкали. Главный кивнул и все последовали за ним. С трибун всё ещё доносились разношёрстные возгласы по поводу побед и противоестественных связях с самкой умана. Вожак молчал. Израненный, облепленный песком, в рваной, измазанной кровью и твеем мантии, он старался сохранять гордый, невозмутимый вид, абсолютно игнорируя всё, что лилось в его адрес с четырёх сторон. Они прошли мимо нескольких загонов и камер, поднялись вверх по видавшим виды каменным ступеням, миновали тёмный мрачный коридор с затхлым воздухом. Открылась тяжёлая дверь. Яркий свет. Андрейст зажмурила глаза и закашляла – было очень тяжело дышать. Воздух на планете содержал достаточное количество кислорода для возможности выживания рас, существующих только благодаря этому газу, но процент влажности оставлял желать лучшего... На территории Колизея эта проблема устранялась при помощи технологий, здесь же ощущалась вся кажущаяся безжизненность данных мест. Охрана подошла к загону с какими-то животными. Кивнув рабочим, Воины побрели прочь – обратно на просторы Костяного Кехрите. Оглянувшись, Одам-ан’де горько покачал головой. Теперь было ясно, почему с Дла’элех-краура обратного пути нет - вокруг простиралась бесконечная пустыня. Раскалённый песок заставлял окружающий воздух нагреваться и плыть пятнами, вызывая миражи. Ирмолинд-Зигв’а по-прежнему держалась за ранение. Алая кровь стекала струйками вниз. Беззащитная перед безжалостными лучами двух солнц кожа начинала покрываться ожогами. Оценив через маску состояние уманки, Вожак подошёл к ней, создав какую-никакую тень.

- Где ты получить ранение?

- Я не знаю. Это произошло так незаметно. Видимо, неудачное приземление.

- Скорее, удар гребень Королева... Твой невнимательность разочаровать меня.

Андрейст виновато опустила голову. К ним подошёл рабочий. Его тело было покрыто лёгкой тканью со специальной пропиткой на внешнем слое. Она защищала от солнц и охлаждала кожу. Науду протянул сосуд. Гуан-Тант’ер приказал уманке:

- Пить столько, сколько в силах выпить.

Это заявление насторожило самку. Она молча приняла металлический сосуд из рук рабочего и жадно выпила одну треть.

- Пить ещё.

Эндри сделала пять дополнительных глотков.

- Уфф. Всё. Больше не могу.

- Можешь.

- Но, Гуан-Тант’ер...

- В течении неизвестный срок мы быть без капли вода.

Вздохнув, она смогла выпить ещё немного, но последующие глотки грозились рвотным позывом. Удовлетворенно кивнув, альбинос присел перед ней на одно колено. Самка вынула трубки и сняла с него маску. Сейчас ей казалось, что она держит в руках неподъёмный булыжник. Положив маску на песок, Андрейст повернулась к Вождю, чтобы дать ему воды, но тут же замерла, рефлекторно вцепившись в горлышко, стараясь ненароком не выпустить из рук сосуд. Глаза Ангела Ночи... Они были совсем другими. Словно он неоднократно проходил через Ад. Тяжесть жизненного пути, задумчивость, мудрость. Это были глаза опытного полководца, пережившего самую страшную в своей жизни войну.

- Mondengel… а ты... ты... сколько тебе уже лет?

- Двести три года, говоря на ваш лад.

Она ощутила, как лёгкая дрожь пробежалась по рукам, перепачканным кровью.

- А если перевести на человеческий возраст с максимальной планкой в сотню?

Он слегка опустил голову, шевеля мощными белыми мандибулами.

- Я думать, что... где-то около шестидесяти-семидесяти. Ты считать, что я слишком стар для тебя?

Уманка не сдержала улыбки.

- Я думаю, ваше понятие старости никак не совпадает с нашим.

- Старость начинаться с двухсот пятидесяти лет. Я молод для власть.

Он разжал мандибулы и чуть задрал голову, ловя струю прозрачной воды. Ирмолинд-Зигв’а аккуратно лила её в пасть возлюбленному. Он пил много и долго, пока сосуд не опустел. Кивнув, рабочий забрал пустую бутылку и направился к загонам, готовить ездовое животное. Женщина погладила альбиноса по перепонкам, скулам и жвалам.

- Любимый... Я готова была покончить с собой. Жизнь без тебя - сплошной кошмар.

Он тихонько потёрся щекой о её ладонь.

- Я тоже...

Эндри удивлённо смотрела в золотые глаза. «Неужели это правда?».

Вождь ощущал возрастающий в глубинах гнев. Он притронулся к его ши. Он посмел клеймить её. Месть. Жуткая расправа неизбежна... «Сау-гканн заплатит за это. Аттур ответит мне за всё». Внезапно со стороны Колизея показалось несколько фигур в мантиях - Таск-Маоленд в окружении Учёных. Он быстро скользил к бывшему Верховному Лидеру ятжа, явно очень торопясь. Вожак гневно оскалился и знаком приказал Андрейст надеть на него маску. Уманка, отряхнув её от песка, покрыла лицо Вождя до щелчка, а затем вдела трубки. Подойдя, Видный Восток поклонился.

- Великий Гуан-Тантер. Ты должен знать, что слухи не лгут и Сондар подчинён Воинам, - спеша передать информацию, тараторил Учёный. – Я более не властен над принятием решений, особенно касающихся войны.

- Поздно, Елпен-Маолинд. Война неизбежна, - грозно прорычал альбинос. Элдеры переглянулись.

- Великий, ты ведь понимаешь, чем это...

- Смертью Сау-гканна, а возможно и всего Аттура.

Взгляд Учёного стал напряжённым. Маска не могла скрыть его тревоги.

- Не впадай в безумие. Мы все знаем, кому выгодна война.

- Это ведь он подбил моё первое судно?

Таск-Маоленд молчал. Ятжа и аттр’ури с самого Великого Раскола не ведали мира. Извечные стычки и борьба всегда грозились перерасти во что-то более глобальное.

- Говорят, любому терпению однажды придёт конец.

- Ты более не волен принимать решения. Сендаром руководит Битт, - недвусмысленно напомнил Верховный Учёный.

- Но ведь и ты не в силах что-либо изменить, Великий Елпен-Маолинд, - ядовито процедил Гуан-Тант’ер. Сзади появились две тени. Они быстро приближались к Элдерам. - Кажется, за тобой пришли, - издевательски добавил альбинос.

Видный Восток надменно махнул мантией и швырнул Гугар’кха его аптечку. Он нажал на одну из кнопок энергосистемы, и наручники спали с белых рук. Остальные кинули изъятое оружие. Теченд и Морвиин окружили Учёных. Рявкнув, они повели их за собой. Слуга снарядил прото-орагла. Потянув за узду, науду вывел животное к “получившим свободу”. Mondengel пристроил на положенные места все вещи, кроме аптечки. Любой препарат или инструмент мог содержать яд, да и забирать что-либо, брошенное вражеским Правителем, оказалось выше его сил. Андрейст молча уставилась на подошедшего прото-орагла. Зверь отдалённо напоминал скутозавра. Плотное тело плавно переходило в мощную голову, украшенную в районе ноздрей плоскими отростками – то ли рогами, то ли бивнями. Их функция была неясна. Небольшие тёмные глаза имели третье веко – прозрачное, защищающее от песчаных бурь. Четыре сильных ноги оканчивались плоской круглой толстой подошвой, напоминающей слоновью. Это помогало не проваливаться в песок. Хвост был маленьким и коротким. Плотная шкура не позволяла драгоценной влаге покидать плоть. Животное послушно опустилось. Гуан-Тант’ер посадил уманку на шершавую спину местного корабля пустыни и запрыгнул следом.

- Желаю долго не мучиться, - произнёс традиционную фразу слуга, кинув узду в руки белого Хищника.

Поклонившись, он ушёл в тень загона. Одам-ан’де кольнул шпорами животное, и оно потихоньку двинулось вперёд, окунаясь в безбрежное, нагретое море песка...

***

"Spiegelbilder" (E Nomine) – путь в пустыне

Первые полчаса пути Андрейст прижималась к альбиносу, боясь произнести хоть слово. От Вождя веяло непривычной агрессивностью. Даже запах стал горьковатым. Боль от ранения поутихла, альбинос два раза просматривал его через маску, взволнованно озираясь вокруг в поисках хоть какого-нибудь подходящего растения. Жар становился невыносимым. Лунный Ангел прорычал:

- Сними слизь и вотри в свой кожа.

Андрейст протянула ладони и, поглаживая его грудь, начала снимать влагу. Лёгкими движениями она наносила на себя защитную слизь, смешанную с песком и твеем.

- Мой Вожак... что ждёт нас? Куда мы едем?

Ирмолинд-Зигв’а тревожно взирала на раны Кар’клейя.

- В никуда, - едва слышно ответил он, стараясь не показывать боли и всепоглощающей усталости. Дать отдых телу здесь в дневное время, означало не проснуться. Прото-орагл медленно шёл туда, куда вёл его инстинкт...

- В никуда? – тихо переспросила Эндри, снова прижавшись к нему. Мысли о неминуемой смерти прочно засели в её голове. Надругательства над плотью не прошли бесследно. На арене она плохо дралась, сейчас с трудом держалась. Тело начинало ломать и крутить. Возвращалась жажда.

- Да, - подтвердил Гугар’кха. – В никуда. Держись.

Через час началось головокружение. Снова заныло ранение. Корабль пустыни медленно плыл к бесконечному горизонту...

- Мне... нехорошо, - не выдержав, призналась уманка.

- Держись, - ответил Вождь, прижав её к себе сильнее и вновь начав втирать свою слизь.

Без воды и укрытия, под светом двух безжалостных светил, преодолевая боль и страх, они двигались вперёд, не зная, что их ждёт за очередным холмом и достигнут ли они горизонта... Гуан-Тант’ер ощущал, что ши теряет силы, изнемогая от боли, жары и жажды. По-прежнему озираясь по сторонам, он искал признаки местной скудной флоры. «Ничего нет. Мы прошли уже много километров, но никаких изменений пейзажа не произошло. Не ходит ли этот зверь по кругу?». Животное остановилось, подняло голову и принюхалось.

- Гуан-Тант’ер...

- Я с тобой, Ирмолинд-Зигв’а.

- Прилечь...

Он хотел ответить “нет”, но встревоженность прото-орагла быстро передалась ему. Корабль пустыни отказался идти дальше. Он лёг и плотно закрыл глаза. Странные “рога” над ноздрями чуть опустились.

- Слезать. Слезать, Эндри.

Женщина едва могла двигаться. Взяв её на руки, Вождь спустился. Над холмами появилась непроглядная стена. Она росла, с каждой секундой становясь всё ближе.

- Mondengel...

- Ложиться, вот так.

Он обнял Горячую Грацию, укутав ошмотками мантии. Оба прижались к прото-ораглу. Послышался шум... Вмиг стало темно. Песчаная буря обрушилась на путников всей своей мощью. Жарко, душно, уманке было тяжело дышать. В какой-то момент она потеряла сознание, а очнулась уже в объятиях альбиноса, снова на ездовом животном, снова в пути... Закат.

- Воды, - чуть слышно прохрипела она.

- Тише, Ирмолинд-Зигв’а. Экономить силы. Каждая капля.

- Больно...

Гуан-Тант’ер молчал. Ему нечего было ответить ей сейчас. Боль и жажда мучили его не меньше, чем её, но он знал – нужно дождаться ночи. Нельзя останавливаться. Первое солнце уже скрылось за горизонтом. Снова холмы. Корабль пустыни восходил на один из них, преодолевая очередное препятствие. Наверху альбинос смог рассмотреть местность, которую предстояло пересечь – долина, полная скудной растительности. Вдали виднелись горы.

- Туда, - шепнул он сам себе, задавая долгожданное направление прото-ораглу.

Спустившись, животное подошло к зарослям шипов, торчащих из обедненной почвы. Оно жадно принялось обгладывать их, утоляя голод. Гуан-Тант’ер с Ирмолинд-Зигв’ой на руках слез вниз. Тепловизор показывал пустоту по всему периметру... Хищник положил самку на расстеленную оборванную мантию, затем удалился. Через десять минут Кар’клей вернулся с пучком каких-то трав. Положив их рядом с уманкой, он снова ушёл.

- Лунный Ангел... – она постаралась приподняться, но силы нещадно покидали её. – Прошу, не оставляй меня. Гуан-Тант’ер!

- Я идти, идти. Тихо.

Вождь бросил на песок разломанные растения-шипы, достал из небольшой охотничьей сумки, висящей на поясе, маленькую колбочку с разжигателем и капнул его, разводя огонь. Данную сумку ранее закрепил на корабль пустыни слуга.

- Мой Вожак... здесь может быть вода?

- Да, но нужно ждать, пока наш ездовой животное откопает корни.

За спиной прото-орагл усердно копал, пытаясь добраться до мощных кореньев шипов. Песок летел в разные стороны.

- Твои раны...

- Подождут.

Он встал и подошёл к зверю, забрав у него из-под носа несколько толстых, плотных корешков с шишковатыми, вытянутыми утолщениями. Сев рядом с уманкой, Кар’клей пробил когтем одно из них. Засочилась долгожданная влага... Эндри чуть приподнялась и жадно припала к природному сосуду. Осушив его полностью, она прокусила следующее утолщение. Вкус сока был чуть горьковатым, но сейчас такие мелочи не имели значения. Пока самка пила, Одам-ан’де взял второй корень, пробил его и вылил на пучок трав, разминая их камнем. Полученной кашицей Хищник обработал ранение Андрейст. Утолив жажду, уманка ощутила, как проваливается в сон.

- Отдыхать, я быть рядом, - услышала она теряющийся в реальности родной рычащий голос. Веки сомкнулись. Забытие.

Альбинос сидел вплотную некоторое время, наблюдая за мерно вздымающейся грудью уманки, наслаждаясь теплом её присутствия рядом. «Целый си'нтр, Эндри... Я думал, что сойду с ума». Не поддавшись искушению погладить и приласкать её, тихо, стараясь не разбудить, он ушёл залечивать свои раны. Собрав необходимые растения с кореньями, Гуан-Тант’ер освободил иссечённый торс от сетки и доспехов. Он сел по-турецки на холодный, остывший песок. Плоть начинала сильно мёрзнуть, но это притупляло боль. Стиснув под маской клыки, Одам-ан’де приступил к обработке ранений. Ссохшийся твей, песчинки, пыль – всё тщательно вычищалось из порезов. Сок корневищ растения-шипа, которое было известно яутам под названием «тар-тен’хол», вызывал сильное жжение. Терпя все эти неприятные ощущения, альбинос засыпал порошок из трав на открытое мясо. Ночи здесь были очень холодными и короткими. Он слышал, как за спиной периодически просыпалась Андрейст, пытаясь разглядеть его силуэт в кромешной темноте. Её сон был беспокойным, прерывистым. Насытившийся прото-орагл давно использовал данное ему время по назначению, уткнувшись мордой в песок и слегка похрапывая. Тяжёлые, злобные мысли давили сознание Ночного Воина, гоня прочь усталость и голод. Разгрызая коренья, чтобы утолить жажду, он думал о паскудности всех, кто окружал его в Сендаре. Когда-то он был способен доверять, но не теперь. Оппоненты оказались прямолинейнее, чем так называемые “союзники”. Они открыто высказывали свою точку зрения и от них всегда стоило ждать подвох. «Враги прозрачны, их намерения всегда будут против тебя. Какие бы извилистые пути они не избрали, цель останется неизменной – вонзить кинжал в твою грудь. Но союзники... Ты не знаешь, что от них ждать. Сегодня они с тобой, завтра – против тебя, послезавтра ты узнаешь, что продан, как товар. Нет ничего ниже и грязнее, чем кинжал, воткнутый в спину». Таск-Маоленд отдающий приказы Сау-гканна. «Разве сломленный достоин уважения? Почему он не активировал самоликвидатор, когда восседал там, на своём троне?». Вассал, насильно вкусивший плоть Посвящённой... Кулак сжался. «На моём троне не будут восседать ублюдочные твари, не прошедшие сквозь улей лжи, подмены и предательства. Королева достойна Королей».

"Der Turm" (E Nomine) – неожиданная встреча

Рассвет. Вожак оделся и разбудил самку. Через десять минут они снова были в пути. Корабль пустыни следовал к медленно приближающимся горам. Окружающая температура резко поползла вверх. Озябшая за ночь уманка стала вспоминать короткие часы прохлады, как благословение гневных богов. Внезапно перед глазами всё поплыло.

- Гуан-Тант’ер... где... что со мной?

Он погладил её по плечу и рассмотрел. Тело самки бил озноб.

- Этот растение действовать на вас, как лёгкий наркотик.

Альбинос знал, что озноб является уже совсем другим признаком, относящимся к ранению, а не к травам. Уже скоро их обоих начнёт мучить жажда, но сок тар-тен’хола в более высоких дозах действовал, как яд.

- А ты?

- К сожаление, нет.

Сейчас Вождь был готов даже на небольшую дозу Королевского Желе, лишь бы ушла боль, проклятые мысли, нескончаемый, обжигающий подобно двум солнцам, гнев... Он прижал Посвящённую к себе, слегка нагнувшись, закрывая от беспощадных светил. Молча шёл их путь в никуда, сквозь расплавленный воздух, по горячим бесконечным волнам. Два часа, три, пять... Прото-орагл, выбившись из сил, упал, но острые шпоры ездока заставили его подняться и идти, идти. Горы. Пики, рвущиеся к вершинам...

- Мы пришли.

- Ничего нет... – не открывая глаз, прошептала Андрейст.

Альбинос поднял голову и посмотрел вокруг – пустота. Лёгкий ветер гнал песок по бескрайним просторам пустыни. Впереди виднелся недосягаемый ровный горизонт. Сжав поводья, Гугар’кха глухо зарычал:

- Миражи...

Снова животное требовало привала, но что-то гнало Вождя вперёд, в неизвестность, в никуда. Поводья шлёпнули шкуру, прото-орагл поднялся и пошёл курсом, диктованным собственными инстинктами. Через два часа навалилась вездесущая усталость, через три Андрейст потеряла сознание, через четыре стало невыносимо. Руки едва держали поводья. Встречный ветер гнал песок, ухудшая видимость. Животное шло напролом, падая, вставая, встряхивая массивной головой и снова двигаясь. Ангел Ночи не поднимал головы. На автоматике его ноги обнимали тело ездового зверя, руки прижимали к белоснежной раненой груди бессознательную уманку, укутанную в рваную мантию. Она всё ещё дышала, она была жива. Ветер усилился, нагоняя пыль. Внезапно сквозь шум “танцующего” песка Гуан-Тант’ер услышал крик какого-то животного. Сбоку ещё один. Подняв голову, Вождь начал присматриваться, улавливая грациозные контуры двуногих брахов. Фауна этой планеты была похожа на эру динозавров Земли. Многие животные являлись крупными рептилиями. Брахи – пустынные рапторы, имели кирпично-красноватую окраску и полосатые спины. Хищники, способные развивать большую скорость и долго жить без воды в условиях пустыни. Перепонки между пальцев не давали проваливаться в песок. Появление плотоядных являлось большой угрозой в первую очередь для измотанного прото-орагла. Альбинос собирал последние силы, готовясь отразить нападение, но внезапно зрение сыграло странную шутку – брахов кто-то седлал. Неожиданная вспышка линз на маске... Тяжело было даже повернуть голову, чтобы рассмотреть столь неожиданное явление. «Миражи?». Руки, казалось, налились свинцом. Всё тело немело и гудело, отказываясь слушаться. Гуан-Тант’ер выбился из сил не меньше, чем их с Эндри ездовое животное. Корабль пустыни шёл, силуэты не отставали. С каждой минутой их становилось всё больше. Через полчаса ветер стих, пыль улеглась. Едва поворачивая голову, альбинос встретился взглядом с глухими масками. Многие смотрели прямо на него. Тонкие копья устремлялись вверх. На некоторых виднелись небольшие знамёна. Увидеть, что на них изображено, не хватало сил. Жокеями брахов были науду. «Пустынные Охотники. Они сопровождают нас. Но куда?». В тишине слышалось тяжёлое сопение животных, шуршание песка. Альбинос не мог поверить собственным ощущениям – в горячем воздухе застыло уважение. На Хищниках не было нательной сетки. Их желтоватая, под цвет песка, кожа не увлажнялась слизью. Поверх лёгких доспехов из панцирей и шкур местных животных они носили накидку с капюшоном, защищающую от солнц и пылевых бурь. На поясе многих виднелся ятаган. Mondengel не шевелился. Он внимательно наблюдал за незнакомцами, чувствуя, как напрягается, словно пружина, его тело, готовое к последнему бою. Но Пустынные Охотники не подавали ни единого признака агрессии. Они просто шли рядом, словно молчаливый конвой. Несколько крайних натянули тетиву арбалета и подстрелили крадущихся плотоядных. Ход продолжался. Прижимая к себе едва открывшую глаза Эндри, альбинос держался, стараясь не упасть без сил. Внезапно сопровождающие начали исчезать, удаляясь прочь. Один за другим, они растворялись вместе с ездовыми брахами, активируя скрытие. По шуму шагов, теряющемуся вдали, было ясно, что они уходят так же внезапно, как и пришли. Сверху что-то мелькнуло. Одам-ан’де поднял голову. Отблеск света от корпуса крупного судна... Прото-орагл пал, тяжело дыша - силы окончательно покинули его. Становясь всё больше с каждой минутой, на странников надвигался «Шауб-Де». MAN’DACA небрежно шлёпнулся в пятнадцати метрах от них. Так сажать судно умел только один индивид.

- Насид-Меам...

Альбинос, освободив от мантии измученную уманку, надел рваную ткань на себя, поднял самку на руки, забрал нагинату и молча, из последних сил, заковылял на свой корабль, мысленно благодаря Наинд’эред-Гелла за то, что он дал ему ещё один шанс.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Alien vs Predator | Добавил (а): Аннет (04.05.2013)
Просмотров: 373

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
1 Аннет   (31.05.2013 16:21)
Что верно, то верно. В первую очередь Сау-гканну

2 Амидас   (31.05.2013 09:09)
Глава получилась очень напряжённая, просто чувствовалась вся эта ситуация - пустыня, невыносимый жар, "свобода", дарованная аттр'ури. Да, теперь Аттуру не поздоровится и в частности Сау-гканну.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4385
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн