фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:32

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Гарри Поттер

  Фанфик «Мандраж»


Шапка фанфика:


Название: Мандраж
Автор: Mimicria
Фандом: Гарри Поттер
Персонажи/ Пейринг: Гермиона, Гарри, Рон
Жанр: Романтика, Драма
Рейтинг: PG
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймеры: отказываюсь
Размещение: с разрешения
От автора: Писалось подруге, огромной любительнице мира Гарри Поттера, на Новый год. Драма здесь с натяжкой.


Текст фанфика:

Эта зима чем-то отличается от всех остальных. Нет, не поблекшими гнилыми листьями на мокрых тротуарах, не угрюмыми людьми, кутающимися в пальто и куртки, не детьми, сражающимися на сосульках, не даже слишком поздно выпавшим, грязным, свалявшимся снегом. Нет, чем-то другим. Но я никак не могу понять чем. Это тревожное чувство, не дающее мне покоя, что-то, тянущее мое сердце глубоко вниз, и заставляющее руки холодеть. Хотя, возможно, это просто холодный ветер, лениво скользящий по голым ветвям, и заставляющий слезится мои глаза. Что же в ней такого особенного, именно в этой зиме?

Рождество. Рождество. Все вокруг блистает мишурой, праздничными игрушками, длинными, разноцветными гирляндами, которые достали откуда-то из дальних закромов, где у нас хранится Праздник, и где-то у него на закорках спит Веселье. Маленькие снежинки, как разведчики перед большим снегопадом, мягко падая на землю, ищут лучшие места для сугробов, чтобы в них кто-нибудь обязательно упал, или хотя бы наступил. Прохожие, разгадав их маневр, смотрят на светло-серое небо и недовольно хмурятся, хотя и не высказывая своих мыслей вслух, ведь сегодня Рождество. Покрытые ровным слоем пыли и грязи улицы пестреют разноцветными нарядами куда-то спешащих людей, и вся эта масса выглядит как плывущая вдаль радуга. Сотни, может быть тысячи, давайте округлим до ста двадцати семи тысяч четырехстах восьмидесяти пяти человек, бегут, бегут по своим делам, не замечая, что они не одни в этом переполненном городе. Матери больших семейств, влюбленные или просто занятые люди в последний момент лихорадочно ищут подарок для того единственного человека, которому они забыли что-нибудь купить. Модницы крутятся у зеркал, и, сверкнув глазами, вновь направляются к выпотрошенному гардеробу, переступая через уже отвергнутые наряды, обливают себя духами, пока вся моль не подохнет от такого убийственно сильного запаха, закрашивают и вновь рисуют себе лицо; все для того чтобы быть неотразимыми на Рождественском ужине, с мужчиной на которого они делают большие ставки, на ужине, который будет где-то часов через десять. Домохозяйки, и даже некоторые бизнес-леди, безвылазно, часами творят на кухне шедевры для истинных гурманов, которые, как известно, сметаются со стола за пять минут. Некоторые офисные клерки и их именитые начальники со вздохом поглядывают на часы, понимая, что Рождество придется встречать, отсалютовав ему не самой лучшей чашкой кофе, и вновь приступать к наскучившей работе.
У всех мандраж. Все в предвкушении. К тому же, многие побаиваются последствий, в том числе, раскалывающейся головы под утро и целые Альпы из немытой посуды. Многие недосчитаются в ящиках драгоценностей, а в гостиной - гостей. Некоторые будут с печалью смотреть на порванные платья, которые еще вчера с довольной улыбкой несли из магазина. Другие будут думать, как же убрать из интернета все эти разоблачающие фотографии, пока до них не добрались вездесущие домочадцы. Все чем-то заняты. Даже, может быть, слишком заняты. Хотя и находятся такие индивидуумы, которые застывают на улице с вытянутым языком, пытаясь поймать на него очередную снежинку, успевая при этом удивляться её совершенным линиям. Таких, как правило, уже через несколько секунду погребает под себя недовольная остановкой и растратой драгоценного времени толпа, и какая-нибудь старушка скрипучим голосом не переменит наградить его осуждающим взглядом, проворчав что-то про нынешнее поколение. А представитель "нынешнего поколения", боязливо обогнув ее, и удивившись недавнему порыву, вспомнит о куче маленьких, совершенно бесполезных и ненужных дел, которые ему просто необходимо срочно выполнить и, в конце концов, снова вольется в толпу.
Хотя, возможно, я отошла от темы. Надеюсь, мне это простят, ведь сегодня Рождество. О многом думаешь, смотря в покрытое по краям легким кружевом инея, окно на танцующие сальсу снежинки, и несущихся вперед людей, нагруженных пестрыми сумками, как вьючные ослики; когда вся работа уже сделана, и ты мечтательно размышляешь о предстоящих выходных; когда украдкой взглянув на часы, надеешься, что сегодня отпустят пораньше.
Но Гермиона Грейнджер была не такой. Смотря на нее, я искренне не понимала, как можно так усердно работать в Рождество. Мне иногда казалось, что с ней что-то не в порядке. И хотя раньше это было в принципе нормально, то сейчас создается такое ощущение, будто она пытается заполнить некую пустоту внутри себя. Будто она специально пашет как лошадь, чтобы отвлечься от своей личной жизни. Хотя, возможно, мне все это просто кажется.
- Хей, Розалин! - раздался приветливый голос у меня над ухом, резко оборвал мои мысли, заставив подскочить на месте.
- Фух. Калеб, это ты. Ты не мог бы предупреждать, прежде чем кричать у меня над ухом? - выдохнув, и увидев улыбающееся лицо Калеба, сказала я, закатывая глаза.
- Тебе не угодишь, когда я говорю, что пришел, ты просишь так не делать. А сейчас... - пожав одним плечом начал он.
- Ты заорал на всё Министерство "Розалин! Это Калеб! Выходи, коли не боишься!", надо мной потом весь отдел еще год издевался: " Ах, Розалин. Поговорим, коли не боишься", - нервно поглядывая на нахмурившуюся Гермиону, недовольно смотрящую на моего чрезмерно болтливого друга, она, как-никак, бос, прошипела я, - И что это за вообще «коли не боишься»? Сказок перечитал?
- Ну ладно, ладно. Зачем так грубо? - улыбаясь точь-в-точь как чеширский кот, сказал Калеб, - Я только заскочил сказать, что мы сегодня заканчиваем раньше. Где-тоо... через... - поглядывая на часы, продолжил он. - Один, два. Все закончили. Бери пальто, сумку и пошли.
- Куда? - непонимающе смотря на него, спросила я.
- "Куда", "куда", потом узнаешь. Скажем так это место которое я упоминал ранее, что-то вроде фешенебельного ресторана на букву "б", - чуть склонив голову набок, сказал Калеб.
- Неужели... - только начала я, но Калеб не дал мне закончить.
- Да, да. Надеюсь, у тебя не было никаких планов, хотя мне, в принципе, все равно. Заскочим к тебе домой, переоденешься вот в это платье, - он протянул мне объемную сумку, - Надеюсь, три часа тебе на переодевание хватит? Хотя, скорее всего, нет, так как я дам тебе только двадцать минут.
- Спасибо. - сказала я, обнимая Калеба. Наверное, это мне только показалось, но, похоже, он слегка смутился.
- Вот так вот, стараешься, выбиваешься из сил, а тебе в ответ жалкое "спасибо", - фыркнул он.
- Остальное потом, - накидывая пальто, сказала я.
- Умм, обнадеживает.
Уже выходя из офиса, я обернулась, чтобы попрощаться с Гермионой и замерла на секунду. Она выглядела такой усталой и одинокой, что мне стало не по себе.
- До свидания. Удачных вам выходных. Не засиживаетесь, - сказала я, улыбнувшись, как только можно искренней и радостней. Нет, я не выдавливала улыбку, просто мне почему-то стало жаль её, но не буду же я жалеть её напрямую, я не хочу чтобы она потеряла лицо, так что все, чем я могла помочь была всего лишь улыбка. Это временами неплохо работает.
- Да, конечно, - сначала, не поняв о чем идет речь, слегка вздрогнув, сказала Грейнджер, выдавив из себя гримасу, которая по идее должна была отдаленно напоминать улыбку. Ну, хотя бы это.
- Ты идешь или нет?
- Иду, уже иду...
Грейнджер осталась в полупустом офисе, раздумывая о чем-то своем, устало потирая глаза, и задумчиво водя пером по чистому пергаменту. Ровно через десять минут она спешно собралась, и, поскальзываясь на покрытой тонким слоем льда дорожке, направилась домой, ведь ей еще надо было подготовиться к вечернему ужину. И она буквально "предвкушала" что же на нем будет.

И вот надо же, что мне всегда так "везет"! Работать в Рождество, при том, что это должен быть мой выходной, но, видите ли, "бедняжка" Джерри заболел, и просто не мог выйти на работу без летального исхода. Знаете, что я хочу сказать по этому поводу?! А не...
Эх, ладно. Черт с ним. Хоть денег сегодня больше получу: многие кавалеры, в попытке удивить своих дам, просто невероятно щедры, и я, исключительно для того, чтобы не перечить им, совсем не возражаю против этого.
Хотя, видеть счастливые парочки на Рождество, когда сам, мягко говоря, одинок, как-то не очень весело. А точнее, даже печально. Многие из этих влюбленных идиотов делают предложения именно в этот день, и, к сожалению, ресторан, где я работаю это одно из таких мест, где все эти идиоты собираются. Я уже и сосчитать не могу, сколько пудингов, стаканов с шампанским, мидий, даже рагу и индеек с кольцами я приносил самым разным посетителям нашего ресторана. Некоторым из них отказывали, на что было довольно жалко смотреть, но большинство все-таки соглашались, потом непременно шел поцелуй, и они, расправив слегка покрытые пылью крылья любви, упархивали из ресторана, едва успев прихватить что-нибудь из заказанного пиршества. А моей задачей было проследить, чтобы это пиршество было оплачено и доставлено на стол в приемлемом, насколько это возможно на Рождество, виде.
Хотя, возможно, если подумать, такой устоявшийся циник как я, никогда не станет частью института брака. Слишком много я смотрел на накрашенных, натянутых красоток, вешающихся на шеи толстосумам за шестьдесят. На парочки, обсуждающие документы на развод, которые всего лишь год назад праздновали помолвку в этом же ресторане. И на многих, и многих других «счастливых» людей, просто ослепленных, как им казалось, «любовью». Сейчас было бы к месту закатить глаза.
Перестав думать обо всем этом, я устремил все свои помыслы к более важной проблеме. Такой что все эти размышления в стиле «что же ждет меня в будущем» и «полюблю ли я кого-то когда-нибудь» отходили на второй план. У меня болели ноги. Хотя чего еще ожидать от Рождественской смены?
- Эрик, шампанское на восьмой столик.
- Да иду я. Иду, – слегка раздраженно вздохнул я, устало выдохнув.
Проплывая между столов с разрисованными, буквально «писаными» красавицами, и прилизанными, зализанными, ну и, конечно же, в очень «натуральных» на вид париках, кавалерами, обсуждающих все что угодно, и надеющихся на продолжение, так сказать, банкета, я обратил внимание на то, что я все время забывал. На то, что наш ресторан и вправду был неплох: изящная мебель, дорогие картины, живая музыка, идущая из дальнего левого края зала, где на небольшой сцене выступала оркестровая группа; мягкий, чуть приглушенный свет, живые цветы повсюду и свечи. Все это как бы составляло атмосферу высшего света. И, не могу это не признать, мне было довольно приятно быть его частью. Даже не смотря на то, что я был всего лишь официантом. Ну, в принципе, я еще молод. Успею подняться. Хотя это все всегда говорят.
Наконец дойдя до восьмого столика, я открыл шампанское и стал медленно наливать его в стаканы посетителей. За столиком сидел довольно высокий рыжий парень, чуть старше меня, с полностью покрытым веснушками лицом и девушка с длинными, кудрявыми волосами, темно-шоколадного цвета и очень грустными глазами. Они о чем-то разговаривали, парень оживленно, а девушка просто поддерживала разговор, и она будто нервничала и ждала чего-то. Я не обратил на это особого внимания, так же как и её кавалер, мало что ли их, нервных, на Рождество? Не оставив их без моего надменного взгляда, за то что из-за них меня вытащили из моего удобного, спокойного уголка в кухне, я медленно удалился, оставляя их наедине со своими проблемами. Слишком уж много чужих неприятностей меня касается, чтобы еще и на их обращать внимание.
Уже быстро выскальзывая из зала, чтобы поскорее спрятаться на кухне, я спиной почувствовал, что позади меня что-то происходит. И моя интуиция, как обычно, меня не обманула. Перед злополучным восьмым столиком, точнее перед девушкой за ним, стоял в позе «выйди за меня», ну то есть, как полагается на одном колене, с кольцом в руке и огнем в глазах, тот самый огненный кавалер. Ах, как это… банально.
Весь ресторан, будто замер в ожидании ответа девушки, даже казалось, что толстяк за третьим столиком перестал чавкать и долбить вилкой об блюдо, а одна женщина так и застыла с включенной зажигалкой, не донеся её до сигареты. Надо будет, кстати, сказать ей, что курят в другой секции, но не сейчас. А девушка, словно поставленная на паузу, застыла с остекленевшими глазами. Нуу? Так что? Она ответит или нет, еще одна секунда промедления и меня опять поймает администратор.
- Мне нужно подумать, – выдохнула она, и, схватив пальто, выбежала из ресторана.
Парень буквально застыл на месте. Через несколько минут он медленно поднялся с колена, и устало опустился на стул, хотя, скорее, мешком упал на него. Было такое ощущение, будто на него навалилась вся тяжесть мироздания. Ресторан все еще был застывшим в тишине. Воздух наполнился жалостью, в некотором роде даже злостью и непониманием. Я подошел к бару и взял стакан, налив в него виски. Потом, подойдя к парню, поставил перед ним стакан. Он поднял на меня непонимающие глаза, в которых я видел горечь и разочарование, к тому же, он был полностью ошарашен всей этой ситуацией.
- За счет заведения.
Точнее, за мой.
Ресторан вновь наполнился звуками. Люди увидели шоу, посочувствовали, пожалели и забыли. Женщина закурила; а толстяк, брызгая слюной и кусочками ужина, рассказывал собеседнику, по - видимому, нечто смешное. В это время оркестр заиграл.
А мне еще нужно как можно быстрее скрыться от прилипчивой работы.

- Еще стаканчик, – кончиками пальцев я отодвинула от себя стакан и медленно посмотрела на бармена.
Он понимающе взглянул на меня и, нехотя взяв стакан, быстро, как фокусник вытащил уже почти пустую бутылку из - под стойки.
- Как хочешь, но это последний, Линн. – покачав головой, сказал он.
- Ничего не могу обещать, Кип, – негромко ответила я, забирая стакан и слегка кивнув ему в знак благодарности. Я задумчиво смотрела на девушек в одежде, больше напоминающей нижнее белье, выгибающихся на небольших возвышениях, освещенных неоновыми огнями. На людей, а точнее невнятную разноцветную кучу переплетающихся тел, пульсирующую на танцполе.
Это сильно резало по глазам, и я перевела взгляд на Кипа. Обычно, когда ты за стойкой, ты не особо обращаешь внимание на бармена, слишком увлеченный тем, чтобы быстрее угробить свою печень. Черные, взъерошенные волосы, обтягивающая черная майка, с белым бейджем, с надписью «Мартин» на нем. Сейчас я с трудом могу вспомнить, почему мы зовем его «Кип», наверно это связанно с количеством выпивки выпитой мной за все время, что я здесь сижу. Я помню, что эта кличка появилась из фразы «Keep on drinking», но не могла вспомнить, когда и почему эта фраза вообще к нему привязалась. Хотя чувствую, что еще стаканчика два и все это станет для меня не важно.
- Ты сегодня не работаешь? – спросил меня Кип, в это же время, наливая бренди, какому-то мужчине, недавно присевшем за стойку.
- Как мило с твоей стороны называть это работой, – горько улыбнулась я и поправила вызывающе короткое платье. Кип ничего не ответил.
- Я сделала себе сегодня выходной, – ответила я, смотря куда-то в сторону, - В конце - концов, сегодня Рождество, – слегка улыбнувшись, я и отсалютовала Кипу полупустым стаканом.
Кип продолжал обслуживать стремительно пребывающих клиентов – Рождество – горячее время – поддерживая беседу с обычными постояльцами, вроде меня, а мне стало безумно скучно. Медленно потягивая коктейль из высокого стакана, я незаметно для себя начала внимательно слушать разговоры людей, сидящих за стойкой. В большинстве своем, они говорили о работе, наскучивших супругах, клеили девушек, ну или парней, подливая им спиртное. Все так банально, будто это обычный день, только выпивки и блесток больше.
Задумчиво покрутив пустым стаканом, гоняя последнюю каплю по донышку, я вздохнула, и, облокотившись локтем об стол, зачем-то перевела взгляд на дверь. И, как ни странно, в нее в ту же секунду влетела девушка. Из-за распахнутого пальто было видно, что она одета в совершенно неуместное вечернее платье. Высокие каблуки её туфель слегка разъезжались на скользком полу, пока она шла к стойке. На когда-то идеальной прическе, из которой сейчас выбивались волосы, таяли последние снежинки. Слегка красные щеки, слегка размазавшаяся тушь. В общем, выглядела она, как я после очередного клиента. Стремительным, даже слегка резким рывком, она направилась к темноволосому мужчине, попивающего бренди рядом со мной.
-Гарри, – негромко сказала девушка, таким голосом, будто она сюда очень быстро бежала.
Мужчина, сначала не понявший кто его зовет, слегка недоверчиво повернулся, нахмурив брови.
- Привет, Гермиона, – улыбнулся он, заметив ее, наконец.
- Ох, я надеялась найти тебя здесь, – облегченно вздохнула она, не здороваясь.
- Да, это же очень странно ожидать меня здесь после твоего звонка, – саркастически ответил мужчина.
- Просто я не думала, что ты доберешься сюда так быстро, – пожала плечами девушка, присаживаясь на стул, рядом с ним.
- Я уже был здесь, когда ты позвонила, – негромко ответил мужчина, отводя взгляд и заглушая последние слова глотком бренди.
В воздухе повисло неловкое молчание. Конечно же, только между ними. Никто не отменял орущую толпу, бьющую по ушам музыку и пьяные завывания посетителей.
- Так что случилось? – покачав головой, спросил мужчина.
- Что случилось? – после небольшой паузы неловко сказала девушка, нервно хрустя пальцами.
- Слушай… Давай…это…давай лучше в твоей квартире поговорим, - продолжила она, почему-то делая ударение на слове «твоей».
Мужчина задумчиво окинул её слегка удивленным взглядом.
- Как хочешь.
Он заплатил за выпивку, и они оба скрылись в серой ночи. И зачем я вообще слушала разговор, который никак мне не пригодится. Похоже, что я научилась каждую секунду своей жизни тратить впустую.
- Хэй, Линналин.
Я вздрогнула от неожиданности, быстро повернув голову в сторону голоса, звавшего меня.
Это оказался Кип, странно, что я не узнала его по голосу.
- Моя смена уже заканчивается, дома полно еды и выпивки с моего дня рождения, а мне надо, чтобы её кто-нибудь доел – торту уже два дня. Так что давай одевайся и пошли праздновать твой выходной, – улыбнулся он.
- Хм, заманчивое предложение, возможно, ради этого я даже сниму почасовую оплату. – усмехнулась я.
- Возможно, я тоже её сниму, – ответил Кип.
- Ну, раз так, то потопали, Мартин. Хотя ты скорее меня понесешь – не хочу портить туфли, – накидывая пальто, сказала я.
- Хорошо, но тогда в следующий раз празднуем у тебя.
- Это нечестно, мы праздновали Хеллоин у меня!
Наши голоса приглушил мокрый, сероватый снег, падающий на взбудораженный город.

Крики кипящего чайника наполнили пустую квартиру, заглушая шум снизу. Наверное, это соседи празднуют Рождество.
Я не понимал, зачем я поставил чайник, если сейчас наливал нам обоим вина. Ну, да ладно.
- Так что случилось? – сухо поинтересовался я, присаживаясь на диван и протягивая вино Гермионе.
Она задумчиво осматривала квартиру, так как я никогда не показывал её кому-либо из моих друзей или близких. Даже Джинни не знает о ней. И я не собираюсь ей об этом рассказывать.
- А почему ты был в баре, разве ты не должен встречать Рождество у себя дома, вместе с Джинни? – видимо не услышав меня или просто меняя тему, спросила Гермиона.
- Я опять с ней поссорился, что в принципе было вполне ожидаемо, - безразлично сказал я, залпом выпивая свой стакан, наливая еще.
- Любовь с друзьями не работает, не так ли? – усмехнулась Гермиона.
- Он таки сделал тебе предложение? – скорее даже не спрашивая, а утверждая, сказал я.
- Ты знал, – бесцветно ответила она.
- И что?
Люблю говорить с друзьями – не надо выговаривать целые предложения.
- Ничего.
- Что ты собираешься делать? – подливая ей еще вина, спросил я.
- Я не знаю, – Гермиона, закусив губу, смотрела в свое отражение в красном вине, - Это сложно. Даже если забыть о том, что я часто ему лгу… Мы совершенно разные люди. У нас нет ничего общего. Я имею в виду - совсем ничего. У нас разные интересы, разные цели. Он хочет троих детей и дом за городом. Я вообще сомневаюсь, что хочу детей, Гарри, - в голосе Гермионы появились слегка истеричные нотки, - Я… я… просто…
Гермиона залпом выпила бокал, пытаясь этим заполнить нехватку слов. Я безразлично смотрел на нее некоторое время, но поняв, что продолжать она не собирается, беззвучно встал с дивана и скользнул к стереосистеме в углу.
- Извини. Но я её только купил, хотел испробовать, – не оборачиваясь к Гермионе, сказал я.
Та, пораженная и слегка оскорбленная сидела на диване.
Обернувшись, я увидел выражение её лица и растянулся в улыбке.
- Не расстраивайся, - сказал я, плюхнувшись на диван.
Гермиона молчала. Со вздохом поставив бокал на кофейный столик, я откинулся на спинку дивана, закинув голову назад.
- Знаешь. Может быть, я и не психолог, и не экстрасенс. Может быть, те отношения, что я строю с людьми нельзя назвать удачными. Но сама подумай. Если ты согласишься- то да, возможно, будешь жалеть об этом всю свою жизнь, - слегка пожав плечами, сказал я. Улыбнулся, увидев выражение обреченности на лице Гермионы, - Но с другой стороны… - я продолжил, и она немного взбодрилась, - Если ты откажешься - точно об этом пожалеешь.
В разговоре наступила длинная пауза. Её неловкость слегка сглаживалась спокойной музыкой из стереосистемы. Наверно, это была скрипка, хотя, у меня всегда был ужасный слух. Я купил стереосистему, только потому, что там была продавщица, улыбка которой напоминала мне Джинни, когда она еще не стала такой…такой.

- Спасибо.
Тихий, почти неслышный голос Гермионы вывел Гарри из прострации.
- Эм, да конечно, - качая головой, будто пытаясь выкинуть из нее мысли, несвязно ответил он.
- Теперь мне все понятно.
Гарри удивленно обернулся к ней, уж слишком жизнерадостным показался ему её тон.
Гермиона смотрела в его лицо и беспечно улыбалась. Будто проблем не существует. Будто другой мир замер. Будто… будто… он сам еще не такой, каким он на самом деле есть. Это напомнило ему что-то. Что-то, давно забытое, утраченное в серой рутине будней. Погребенное под повседневными пороками. Что-то из тех времен, когда жизнь была проще. Когда он еще знал что такое хорошо, а что плохо, и все остальное было неважным.
Гарри сам не замечал, как наклоняется ближе, к этим искрящимся глазам и улыбающимся губам. Не заметил он и то, как отключилась его голова. Вот, еще ближе, ближе, и он опять вспомнит то самое чувство, которое утекло сквозь его пальцы.
Яркий свет салютов отразился в глазах Гермионы, а через миллисекунду они услышали громкий грохот.
Все встало на свои места. Гарри нервно отдернулся, испугавшись недавних порывов. Гермиона отвернулась, недоумевая, что сейчас произошло.
Потом они посмотрели на удивленные лица друг друга и расхохотались.
Их смех прерывался только грохотом салютов.
- С Рождеством, Гарри.
- С Рождеством.

Я шла, стараясь не запутаться в подолах длинного белого платья. Оно было прекрасно, но вот как в нем ходить, до сих пор оставалось для меня загадкой. Но я опять думаю не о том.
Дорожка впереди была усыпана белоснежными, светящимися лепестками. Над потолком мерцали золотистые шары. Все вокруг было украшено цветами, лентами. Все было просто пропитано радостью, счастьем.
Ведь это моя свадьба.
Мимо меня проплывает скамья с моими родителями, и их глаза блестят то ли от радости, то ли от слёз. Миссис Уизли мягко промокает уголки глаз платком и то и дело бросает взгляд на Мистера Уизли, который не потянулся за платком, только потому, что не позволяла гордость.
Влажные лепестки цветов из букета у меня в руках слегка касаются кистей, а мягкая ткань вуали, легко задевая лицо, будто оставляет на нем горящие следы. Но разве это меня волнует?
Вон он. Стоит на небольшом возвышении. Его открытая улыбка заставляет меня идти быстрее. Горящие глаза, великолепный вид. Все точно так, как я себе это представляла. Рядом с ним стоят Джинни с Гарри и священник.
Гарри поймав мой взгляд, подбадривающе улыбнулся.
Внезапно я подумала, что когда-нибудь, когда мне будет лет семьдесят, я достану из закромов старый потрепанный альбом. Посажу возле себя внуков и буду рассказывать о былых временах. Несмело указывать морщинистым пальцем на улыбающиеся лица на пожелтевших колдографиях и с улыбкой, хрипло говорить кто здесь кто. Рассматривать фотографии со своей свадьбы и вздыхать о давно прошедших событиях. Буду смотреть на них и никогда не пожалею.
Я вновь взглянула на улыбку Гарри.
Никогда.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Гарри Поттер | Добавил (а): Mimicria (09.04.2012)
Просмотров: 738

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 4
+1   Спам
1 Лоринга   (09.04.2012 16:22)
Комментарий инквизитора.

Хотя возможно это просто холодный ветер
"Возможно" - вводное слово, отделяется запятыми.

Покрытые ровным слоем пыли и грязи, улицы, пестреют
Две лишние запятые.

Все в предвкушение
В предвкушении.

Многие недосчитаются в ящиках драгоценностей, а в гостиной гостей.
Догадаетесь, где тире забыли?

рассказывал собеседнику, по видимому, нечто смешное
По-видимому.

И, как не странно, в нее в ту же секунду влетела девушка.
Как ни странно.

Пальто было распахнуто, и видно было, что одета она в вечернее платье, которое было здесь совсем не к месту.
былобылобыло

И проверьте, пожалуйста, запятые. С ними просто беда. Где нужно - не стоят, где не требуется - навалом. В остальном мне очень понравилось. Получила чисто эстетическое наслаждение, особенно от описания предрождественской суеты и ресторана. Красочно, живо, интересно.

Одно непонятно: зачем сюда Гарри Поттера? Извините, но имена Гарри, Гермионы, Джинни можно было с таким же успехом заменить на Машу, Сашу, Катю и поставить в фандомах "ориджинал". Ни от смысла, ни от красоты своей произведение бы не потеряло. Фандом - это, в первую очередь, атмосфера. Мир Гарри Поттера - прежде всего магия. А когда персонажей можно без ущерба для текста заменить на других, извините, это никакая не атмосфера.

Но, повторю еще раз, понравилось. Очень.

2 Mimicria   (09.04.2012 18:03)
Большое вам спасибо за отзыв. Это еще раз напоминает мне, что надо бы найти бету.
Про атмосферу вы правы. То, что сначала задумывалось как отрывки из жизней персонажей волшебного мира, в ходе написания странным образом растеряло всю свою магию. Хотя, не таким уж и странным.)
Тот факт, что вам понравилось, меня очень радует. В будущем я постараюсь больше работать над проблемными местами (вроде отсутствия атмосферы, элементарных ошибок и т.д.)

+1   Спам
3 Лоринга   (09.04.2012 18:14)
Нет, атмосфера есть. Но она не "поттеровская". На оридж больше похоже, ага.

А бету... о, как я люблю эту отповедь, слов нет просто dry Не обижайтесь, но бета - костыли. Она поддерживает, но от безграмотности не лечит. А лекарство - учебник русского языка, хорошие книги и всеми горячо любимый Розенталь

+1   Спам
4 Mimicria   (09.04.2012 18:24)
Это точно. Все-таки люблю я отмазки. Пойду-ка найду учебники, и начну уже лечится.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4390
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн