фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 16:42

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по сериалам » Шерлок BBC

  Фанфик «Страхи Шерлока»


Шапка фанфика:


Название: Страхи Шерлока
Автор: Джонлок
Фандом: Шерлок ВВС
Персонажи/ Пейринг: Джон/Шерлок
Жанр: Эротика, Психология
Предупреждение: ООС
Тип/Вид: Слэш
Рейтинг: NC-17
Размер: Миди
Содержание: Шерлок, конечно же, человек-машина. Но, все-таки, человек, и, значит, у него есть фобии, только он их тщательно скрывает. Действия происходят после Возвращения Шерлока.
Статус: Завершен
Дисклеймеры: Фанфик был создан не с целью извлечения прибыли, и права на использованных персонажей принадлежат сэру АКД и ВВС.
Размещение: Спросите разрешения


Текст фанфика:

Глава 1. Единственное решение

Они бежали по узкому коридору, слегка касаясь тел друг друга, не акцентируя на этом абсолютно никакого внимания. Но для их подсознания всегда было важно именно это. Оно в памяти каждого оставляло маленькие пунктики, которые скапливались в ячейке, в определенный момент готовой превратиться в ящик Пандоры. Так часто бывает в жизни. Мы не замечаем ни знаков, ни "кричащих" событий, пока нас не ткнут носом в очевидные вещи – понятные, простые и такие необходимые. Необходимые нашей душе, когда мы находим того, самого важного человека, с которым мы и есть подлинные, без прикрас и мишуры. И, только начав терять его, ты понимаешь, что медлить дальше - сродни смерти.

Их обоняние тревожил слегка уловимый запах гари. Джон доверился Шерлоку и абсолютно бездумно следовал его траектории, веря, что тот знает выход. Он даже не хотел предполагать иное. Но Шерлок был человек, пусть и гениальный, но все-таки человек. А "человеку свойственно ошибаться". Это они поймут спустя время, увидев перед собой замурованный кирпичами вход.

Это было здание мотеля в пять этажей, с разобранными кое-где комнатными перекрытиями. В таких постройках всегда имеется черный выход. Но сейчас на четвертом этаже он был старательно заложен кирпичами. Все было спланировано. Но кем? Мориарти мертв. Никто другой на такую выдумку бы просто не решился. Они гнались за "обычным" преступником, стараясь поймать этого маньяка с поличным. А сами попались в четко спланированную ловушку. И дело было уже не в самом, так называемом, плане захвата, а в том, чтобы отсюда выбраться. Для Джона не было ни единого препятствия. Но вот для детектива…

Развернувшись назад, они увидели пламя, которое медленно, но верно подбиралось к ним ближе. Здание было довольно старым, и практически все – от подвала до крыши - состояло из деревянных балок и перекрытий. Хотелось бы знать, кому пришло в голову так изощряться в интерьере, выстраивая этот дом, когда камень и кирпич – лучший строительный материал в этом болотном и влажном климате.

За мгновение промедления они были наказаны обрушившейся и закрывшей все доступные пути отступления стеной. Выхватив сотовый из кармана, Шерлок обнаружил его абсолютно безжизненным и равнодушным к призывам хозяина немедленно включиться – аккумулятор сел. Джон еще с утра где-то потерял свой мобильник. На помощь надеяться было глупо. Пригород Лондона. Никто не знает, куда они отправились. Пока кто-нибудь заметит пожар и вызовет пожарную службу, а потом и "Скорую" - потому что никто не подумает, что здесь могут быть два, совершенно не вовремя оказавшиеся тут, человека - они, скорее всего, уже будут без сознания, а, может быть, и вовсе мертвы. Таким мыслям было совсем сейчас не место в голове. Но они бессовестно разгоняли все остальные и лезли своими сапожищами в самую душу. Бесцеремонно и нагло.

Джон взял Шерлока за руку и посмотрел в глаза.

Все происходящее занимало секунды, но было словно в замедленной съемке. И то, что он увидел, было ему знакомо. Только раз в жизни, он видел Шерлока таким – тогда, в Баскервиль–холле, когда они охотились за гигантским хаундом, а потом сидели в пабе, и Шерлок в панике поглощал виски стакан за стаканом. Он сейчас был напуган, но старался не подавать виду. Отдернув руку от руки Джона, детектив пытался оглядеться и принять какое-нибудь мало-мальски верное решение. Но доктор видел признаки надвигающейся панической атаки. Видел, как артерия на виске кричаще пульсирует, как Шерлок захватывает верхнюю губу, накрывая ее нижней, как дышит, стараясь частотой дыхания компенсировать недостаток кислорода, возникающий при панике, но только усугубляет этим свой статус-кво, поглощая еще больше угарного газа и продуктов горения. Джон знал, чем все это закончится, если он сейчас не возьмет инициативу в свои руки.

- Шерлок! Что с тобой? Нам нужно бежать обратно. Пока есть еще шанс. Нас не спасет никто, кроме удачи, которая тоже уже собирается бежать из этого пекла. И заметь без нас, Шерлок. Да, что с тобой! – Джон старался как-то его отвлечь от фобических мыслей, не акцентируя на том, что он все понял. Но он знал, что его детектив никогда в этом не признается.

- Джон, не говори глупостей. Сейчас я подумаю и мы побежим. Сей-час... - и Шерлок стал медленно оседать на подогнувшихся ногах. – Что-то я не могу вдохнуть, Джон, я не поним...маю, - он потер ладонью лицо, стараясь разогнать дым, будто это было возможно в такой ситуации.

Джон похлопал его по щекам.

- Шерлок, мать твою! Соберись, чертов гений! – и сильно потрепал его за уши.

Пошарив по карманам и не найдя у себя носового платка, Джон поднял пуловер и, надкусив полотно рубашки, разорвал ее полу посредине. Получился довольно большой кусок ткани. Теперь нужна была вода. Где же ее взять в этом кромешном аду? Джон и сам уже испытывал сильное головокружение и удушливый кашель.

Оставалось одно единственное верное решение, в правильности которого он не сомневался никогда – он это уже делал не единожды. Шерлок, придя немного в себя от грубых истязаний его ушей и хлестких пощечин, поднял глаза на Джона и следил за его действиями из-под полуприкрытых век.

Джон, совершенно не замечая взгляда Шерлока, бесцеремонно расстегнул ширинку и, достав свой член, помочился на ткань оторванной рубашки. Закончив действо, он впихнул его обратно, ерзнул молнией. Рукой помял ткань, распределяя влажность по всей поверхности, и, сложив ее в импровизированную маску, стал повязывать вокруг лица Шерлока, создавая некую защиту от удушливой смеси, поступающей в легкие. Доктор стал поднимать детектива на ноги, заваливая его больше на себя, чтобы легче было тащить.

Глава 2. Какой же ты...

Был бы Шерлок чуть более открытым или откровенным со своим другом, может быть, их жизнь текла совсем в другом русле. Может быть... Джон не был до сих пор уверен до конца, нужно ли Шерлоку вообще что-нибудь в жизни, кроме его любимой работы ума. За все эти годы соседства и дружбы он твердо уяснил только одно: где-то глубоко внутри есть другой Шерлок, скрытый за кучей замков и ни в коем случае не желающий выходить наружу. И Джон, как доктор, очень часто размышлял на эту тему, стараясь без сбора анамнеза "болезни" найти ответы. Иногда у него рождались порывы "вернуть" Шерлока к жизни, но он осознавал, что своими действиями только еще больше вызовет агрессию и замкнутость с его стороны. И Джон ждал, понимая, что существовать рядом с Шерлоком можно было только на его условиях и по его правилам, даже не помышляя перетянуть одеяло на свою сторону.

"Все мы родом из детства", и что-то случилось именно там. А Джон мог только догадываться, что заставило Шерлока навсегда отказаться от чувств, уяснив, что именно они делают человека уязвимым и лишают возможности трезво мыслить. Безусловно, Джону приходили мысли о различных психопатиях, о вялотекущей шизофрении, но он их отбросил сразу. И даже синдром Аспергера, о котором он думал дольше всего, со временем так и не нашел подтверждения.

И он, по-прежнему, ничего не знал о далеком прошлом своего соседа. Даже тема секса была закрыта - ее просто никогда не обсуждали, а Джону это, бесспорно, было любопытно. Он даже и представить не мог, что Шерлок никогда не был влюблен, а тем более не имел сексуальных связей, пусть недолгих, но все-таки.

Джон старался никак не дифференцировать свои чувства к Шерлоку. Афишировать их было неуместно, а избавляться от них было бесполезно. Очередное свидание доктора всегда заканчивалось Шерлоком – его смс-ками, просьбами, погонями и всем остальным, что выползало наружу из его Чертогов.

Джона удивляло другое. Он никогда не видел признаков физического возбуждения у Шерлока. Детектив носил определенного покроя брюки из тонкой ткани, так что скрыть порывы было бы невозможно. И Джон сразу бы заметил. Но нет – круглые сутки было полное молчание. Всегда. Даже, когда он практически задыхался от удовольствия, разгадывая очередную головоломку. Понятно, что для другого человека это было бы странно, но для Шерлока - вполне оправданно. Доктора восхищал тотальный контроль его мозга над телом. Он был бесподобен. Да, конечно, для Холмса это было бы проявлением слабости. И он себе ее позволить не мог. В отличие от Джона, который этой слабости не боялся и всегда протягивал ей руку помощи, основываясь на нетленной заповеди - "помоги себе сам".

***

Шерлок, словно хищник, попавший в капкан, не желающий показывать свою уязвимость, но понимающий, что без помощи Джона ему отсюда не выбраться, старался идти сам, пытаясь ослабить хватку доктора. Уотсон перекинул правую руку Холмса себе через шею, а своей левой обхватил его за талию и, словно раненому в бою, стал помогать продвигаться к выходу.

Огонь нещадно хватал все на своем пути, похрустывая попадающимися "костями" несчастного дома. Было жарко. Просто невыносимое пекло обволакивало их. Джону на мгновение показалось, что он опять где-то под Кандагаром в огненном кровавом бою, где бомбардировщики с воздуха заметают следы. Он сильнее сжал зубы, борясь с приступами кашля и нарастающего удушья, и продолжил движение. Еще немного и покажется лестница, по которой они сюда поднимались. Но и тут они увидели коридорную дверь, запертую на ключ. Джон пытался ее высадить плечом пару раз, но пришел к выводу, что дверь приперли с другой стороны чем-то основательным. Видимо, их решили поджарить в этом доме, словно свиные стейки.

Выход оставался один – прыгать. Прыгать из окна. Переломать себе все кости на хрен, разорвать печень и селезенку, а лучше сразу сломать себе шею или разнести черепную коробку, чтобы не больно и сразу вместе. Но это, как подсказывал здравый смысл, был совсем не выход. Оставалось только надеяться на пожарную лестницу. Но учитывая, как здесь все было спланировано, вряд ли ей оставили право на существование.

Однако, Джон всегда надеялся. Надеялся и сражался до конца. Он попытался сориентироваться в пространстве и вспомнить с какой стороны находится лестница, а потом почти интуитивно двинулся в направлении, понятном только ему. Шерлок пытался что-то показать и невнятно пробубнил. Но Джон его уже тащил к окну. Дым валил отовсюду, заполняя собой все, что можно.

Глава 3. Пирофобия

Стоило только Шерлоку увидеть большой бесконтрольный огонь в замкнутом помещении, как у него в голове возрождались картинки из детства...

Будучи занудой, не терпящей полутонов, и открыто говорящий о своем мнении в отношении человеческой тупости своих одноклассников Шерлок не имел в школе друзей. А учился он в заведении для мальчиков с вековыми традициями. И вот однажды эта толпа бестолочей решила его проучить. Они позвали его играть с ними в прятки – довольно безобидную игру. И, проследив за ним, заперли старый сарай, где он спрятался, снаружи. Хрупкий мальчик не имел физической возможности выбраться из этой западни. И все бы ничего, его бы обязательно хватились и нашли. Одиночества и темноты он не боялся, но случилось то, чего никто не ожидал.

Начался пожар в примыкающем к сараю помещении. Как потом показало следствие, он стал результатом замыкания электропроводки. Но поначалу огонь оставался незамеченным, потому что все рабочие уже ушли. И Шерлок испытал весь ужас, видя, как горят доски, вдыхая дым. Он старался кричать как можно громче, но услышали его не скоро. А его одноклассники, проявив еще большую трусость, ничего не сказали преподавателям о том, что там есть запертый человек. Только, когда пожар был потушен подоспевшими пожарными, они, открыв дверь, нашли Шерлока, довольно сильно угоревшего и до жути напуганного. Это он запомнил надолго. Точнее навсегда...

***

Джон дотянулся до лестницы рукой и понял, что зацепить Шерлока будет довольно проблематично. А тот все еще был в прострации и не проявлял особо энтузиазма в акробатических действиях. Надо было что-то срочно придумать. Как-то его взбудоражить. Пощечины особо не помогали – он только от них отмахивался, как от надоедливых мух. Что? Что еще?

Мысль Джону пришла молниеносно, поразив его самого своей внезапностью и смелостью. Он сдернул повязку с лица Шерлока, схватил двумя руками за голову и, притянув его к себе, поцеловал. Сначала мягко коснувшись его губ, как бы сомневаясь в правильности своего выбора, потом осмелев от отсутствия сопротивления, углубил поцелуй, нагло проникнув в рот Шерлока языком, упиваясь его влажностью и податливостью. Прошло несколько секунд, и Шерлок отпрянул от Джона, довольно сильно оттолкнув его от себя.

- Джон! Ты что дыму надышался? Нашел время, - от его глаз практически не осталось радужной оболочки. Он явно был озадачен произошедшим и даже несколько взбешен.

А Джон только этого и добивался. Он его развернул к себе спиной и толкнул по направлению к окну.

- Считай твою "перчатку" я принял! Обязательно будем драться как мужчины за оскорбление чести и достоинства. Но потом! Сначала выберемся из этого Ада. Я-то его точно не заслужил, - улыбаясь своему красноречию, доктор подгонял детектива. Тот, практически справившись с оцепенением, уже карабкался вниз по лестнице.

Джон старался не наступить ему на пальцы. Кружилась голова, тошнило, ломота была во всем теле, но Джон продолжал улыбаться своей находчивости и, отчасти, смелости.

Глава 4. Ничего, я подожду

И как всегда бывает в нашей жизни, послышался вой сирен пожарных и бригады парамедиков. Вовремя, нечего сказать. Их сразу, подхватив под руки, повели к машине, уговаривая подышать кислородом. На что Шерлок только бубнил о полной несуразности предложенного метода, аргументируя тем, что угарный газ выводится из крови только в барокамере, где кислород подается под давлением выше атмосферного. Тем более, учитывая то, что на четвертом этаже они не могли надышаться угарный газом, потому что он тяжелее воздуха и заполнил собой весь подвал. А продуктами горения он надышаться не успел, благодаря его личному доктору и его бессменной заботе, здесь он одарил Джона таким взглядом, что доктор поспешил в машину сам произвести ингаляции кислорода, уводя докучающих спасателей от детектива. Получив ответы на стандартные вопросы, их, наконец-то, отпустили.

- Джон! Что. Это. Было? – резко отчеканив слова, спросил детектив.

- Ты о чем? – слегка улыбнувшись, выжидал прямого вопроса Джон.

- Не изображай из себя идиота! - Шерлок начинал заметно раздражаться.

- Операция по спасению! – ответил доктор, немного отвернувшись в сторону и еле сдерживая улыбку, упиваясь собственной значимостью.

- И что это были за вольности с твоей стороны? Тебе не кажется это явным перебором? – Шерлок резко остановил Джона и, развернув его лицом к себе, стал просвечивать доктора своим взглядом, пытаясь увидеть настоящие эмоции, сопровождающие эти ответы.

- Нет! Это жизнь, Шерлок. Обычная человеческая жизнь, - не ожидая от себя такого ответа, Джон посмотрел в глаза этого невообразимого человека, будто старался найти отголоски своим чувствам. Но, кроме оборонительного холода серых глаз, он не нашел в них ничего. Глубоко вздохнул и добавил. – Обычная жизнь.

И сглатывая ком в горле, Джон двинулся чуть быстрее, опережая Шерлока, показывая всем видом свою наигранную отчужденность. Чего он еще мог от него ожидать? Достаточно было бы дружеского похлопывания по плечу и слова "спасибо". Но нет, видимо, не в этой ситуации. А может пока еще не время. Джон подождет. Уж это он умеет, как никто. Всегда ждать.

Надо было поймать кэб. Но Джон шел, не обращая внимания на машины. Шерлок не обгонял, но и кэб не ловил тоже. Чего-то ждал? Нет, скорее искал объяснение всему произошедшему. Молчание - золото, Джон это всегда помнил, находясь рядом с гением сыска. Боже, как иногда ему хотелось на него повысить голос и выставить свои правила соседства.

Джон был поглощен своими мыслями и не заметил, как ладонь детектива мягко опустилась ему на плечо, останавливая, и голос Шерлока просто влился в его мозг:

- Домой. Надо ехать домой, Джон. Ты устал.

"И это все на что ты смог отважиться? Боже. Боже мой", - мысли Джона, видимо, были во взгляде, которым он одарил Шерлока, потому что он как-то быстро опустил глаза и помахал рукой, останавливая кэб.

- Хорошо. Домой, так домой, - выдохнул Джон и сел в такси.

Глава 5. Ответный ход

Джону хотелось верить, что его действия зацепили в Шерлоке что-то, что он усиленно скрывал за своей холодностью. И теперь агрессия, направленная на Джона, была этому прямым доказательством. В кэбе они ехали молча, лишь изредка поглядывающий на них водитель напоминал о произошедшем. Вместе с собой они внесли стойкий запах гари и дыма, от чего любезность на лице кэбмена потухла в одночасье. Им-то было ровным счетом все равно. Во-первых, они его надышались с лихвой, их обоняние привыкло к этому раздражителю, и не обращало внимания на частицы, сохранившиеся в одежде, волосах, коже. Во-вторых, каждый из них был поглощен собственными размышлениями друг о друге, выбирая свой путь.

Они и не догадывались, что именно сейчас обязательно сработает бессмертная мысль одаренного француза, любившего мудрость*: "Тысяча путей ведет к заблуждению; к истине - только один". Можно остановить кэб и бежать. Только куда? Они все равно найдут друг друга. Интуитивно, слепо шагая по улицам Лондона, они обязательно столкнутся лбами. Шерлок, как всегда смерит его взглядом своих глаз, будто сделанных из неба, а Джон лишь улыбнется виновато в ответ и нервно облизнет нижнюю губу. И они, отрицая сам факт того, что искали встречи, помчатся на Бейкер-стрит пить чай.

***

В квартиру они вошли так же, сохраняя молчание. Каждый устремился к себе в комнату, стремясь избавиться от того жуткого запаха, который они излучали. О, душ и разнообразные благоухающие мылящие вещества - это было самым божественным изобретением человечества. Джон любил водные процедуры, он ими откровенно наслаждался, всегда радуясь своей воплощенной в реальность мысли об установленной совсем недавно дополнительной душевой кабине. Стеклянные створки были заменены на зеркальные, тем самым они зрительно делали пространство в ванной комнате больше. Они безупречно скрывали находящегося внутри Джона. Шерлок ею никогда не пользовался. Обычно водные процедуры он заканчивал раньше, чем его сосед, и покидал комнату до выхода Джона из душа, не стесняя его своим присутствием.

На это Джон надеялся и сейчас. Но только не сегодня, когда датчики наэлектризованности воздуха были на пределе. Джон отодвинул дверцу кабинки и обомлел. Открыв рот от изумления, он успел залиться краской и только потом сообразил отвернуться от того, что увидел. Шерлок невозмутимо продолжил намыливать себя вихоткой, даже не стараясь прикрыться от бесстыдно пялящегося Джона.

- Ты еще не закончил? – стараясь подавить смущение, спросил Джон.

- Ты опять спрашиваешь об очевидных вещах, - ответил спокойно детектив, продолжив водить рукой, намыливая свое тело, переходя с живота на грудную клетку и далее на вытянутые руки. – А что тебя так смутило? Ты же врач и каждый день видишь людей голыми, - тут как-то интонация его голоса стала мягче и чуть ниже.

"Господи-Боже! Очевидные вещи? Да он издевается – вот, что очевидно! Да, я врач, но это не синоним слова бесчувственный, тем более, когда рядом это невыносимое существо по имени Шерлок Холмс. Боже! Боже..."

- Джон, ты так и будешь стоять или разрешишь мне продолжить?

- Да, конечно. Извини.

"Я еще и прощения у него прошу. За что? За его хамское поведение? С другой стороны, почему хамское? Это он мне мстит за тот... терапевтический поцелуй. Значит, ответный ход? Хорошо. Видимо, это и есть твоя перчатка. Что ж, мистер Холмс, давай поиграем!"

Улыбаясь своим мыслям, Джон накинул халат и пошел прямиком на кухню готовить чай. Исход начавшегося поединка был не ясен, надо было что-нибудь перекусить. Им обоим.

______________________________

Примечание автора:

* Любовь к мудрости – философия. Изречение принадлежит Жану Жаку Руссо франц. Философу и мыслителю 18 в.

Глава 6. Я поведу...

Джон старался отмахнуться от мыслей, бесцеремонно вторгавшихся в его размеренное неторопливое мышление. Не спеша отпивал чай из чашки, наслаждаясь ароматом бергамота, смакуя остатки вкуса на языке. Тем временем, Шерлок молча проследовал в кухню, в накинутом на небрежно протертое полотенцем, слегка мокрое тело синем халате. Джон непроизвольно проследил за движением полы халата, ловя себя на мысли, что под ним, скорее всего, ничего нет. Ничего? Да, Шерлок, довольно неожиданно.

- А мне? – подставляя чашку, с неясными нотками, больше напоминающими удивление, произнес детектив.

Джон поймал себя на мысли, что слишком долго и откровенно рассматривал тело Шерлока. Оно неприлично кричало о себе прилипшей к мокрой коже синей шелковой тканью, ставшей еще темнее, словно смущаясь от бессовестно вырисовывающегося рельефа торчащих сосков, интимно прилипая к его лопаткам, сладко огибая правое бедро и поднимаясь на впалые мышцы живота. Будто морская волна, ласкающая слух и кожу, дарящая блаженство и заставляющая релаксировать. Джону хотелось прикоснуться к ткани и оттянуть ее, слегка подув, будто подсушивая. Все это время пока Джон собирал свои развратные мысли, пытаясь их выстроить в одну шеренгу и взять командование на себя, Шерлок наблюдал за ним, поглощая чай и даже не притронулся к еде. Мозг был занят куда более интересным процессом, нежели бездумное посылание импульсов к жевательным мышцам. Джон. Вот, что сейчас забавляло Шерлока.

- Я не мешаю? – поинтересовался он, сделав абсолютно непроницаемое лицо.

- А?.. Нет. Почему ты должен мне мешать? – ответил Джон, инстинктивно уловив какую-то неловкость в этих фразах.

- Так что это было? – отставив чашку и взглядом пригвоздив Джона к стулу, Шерлок начал наступление.

- Где? Шерлок, я тебя не понимаю?

- О! – сгримасничал детектив, небрежно махнув рукой. – Что и следовало ожидать. Повторю. Что. Это. Было? - прикрыв глаза и шумно втянув воздух, он закончил: - Там, на пожаре.

- А, ты об этом? Это называется паническая атака, Шерлок. Не стои...

- Я не спрашиваю, что было со мной. А сейчас говорю о твоем поведении. Ты всегда говоришь о личном пространстве, а то, что ты сделал никак не входит в это понятие, - Шерлок перебил Джона и, закончив фразу, закусил верхнюю губу, прикрыв ее нижней, но будто опомнившись, поспешил принять спокойное выражение лица.

Джон терялся. Весь интерес к игре постепенно улетучивался. Он не мог понять настроение Шерлока. Было похоже на то, что он злится, но это никак не вязалось с только что произошедшим в ванной.

- Знаешь, это было единственное верное на тот момент решение. Я часто бывал в ситуациях, не дающих времени на размышления об этичности или гигиеничности действия, зная, что это подействует именно так, как было нужно в данный момент. Извини, что нарушил твое личное пространство. Я и не думал причинять тебе дополнительный дискомфорт, - как-то совсем грустно закончил Джон и встал из-за стола, собираясь покинуть кухню.

- Стой! – детектив зацепил его за рукав, немного стянув с него халат. – Мы не договорили. Сядь, - потянув за несчастную ткань, Шерлок указал на стул.

Джону, сломленному окончательно, не оставалось ничего, как продолжить этот невозможный допрос.

- Итак. Для чего ты это сделал – ты вроде уже придумал. Но вот, какие чувства у тебя это родило внутри – вот, что мы еще не выяснили.

- Чувства? Шерлок, это ведь тебе неинтересно. Сантименты - бла-бла-бла. Зачем начинать нудную для тебя тему, в которой ты не смыслишь ровным счетом ничего, - Джон нервно застучал по столу пальцами, показывая свою нетерпеливость.

- Позволь мне самому решать, что мне интересно, - констатировал Шерлок и коснулся своими пальцами руки Джона, прерывая его нервную дробь по крышке стола.

Джон, явно не ожидавший поворота событий в такое русло, нервно сглотнул и, распахнув глаза, посмотрел на Шерлока, не зная, что делать дальше.

- И... что тебе... кхм-кх... интересно? – боясь собственного предательски дрожащего голоса, спросил доктор.

- Повтори.

- Что, прости?

- Боже, Джон! Я никогда не забываю о твоей сообразительности, - он сделал особый акцент на слове "сообразительности" и сморщил лицо в подобии улыбки. – Но, оказывается, есть моменты, в которых ты еще больше тормозишь. По-вто-ри!

Джон, вконец обалдевший от предложенного, медленно поднялся и подошел к Шерлоку.

Глава 7. Я не могу

Шерлок сидел абсолютно неподвижно. Джон медленно подходил все ближе и ближе. Останавливаясь после каждого неловкого шага, сделанного вперед. Словно не мог решить, стоит ли отвечать на провокацию Шерлока или нет. Уверенность куда-то сгинула и не прислала даже смс, когда вернется. А без нее как-то шестеренки в мозгу двигались очень медленно и вязко, не выдавая точного ответа-приказа к действиям. Джон старался не опускать глаза под колким взором Шерлока и так увлекся поисками истины, что не заметил, как уперся своими коленями в колени своего соседа, который все еще продолжал сидеть на стуле, одной рукой придерживая чашку.

- Я не могу, Шерлок. Прости, я не могу, - констатировал Джон и уже было хотел сбежать, но Шерлок...

- Почему? Что тут сложного? Прижаться своей определенной частью тела к четко обозначенному месту другого?

"Вот уж точно "четко обозначенному", - подумал Джон, вспоминая губы детектива и нервно сглатывая.

- Я не считаю тебя трусом, Джон. Так в чем дело? – Шерлок был до невозможности серьезен.

Что было на уме у этого человека в данный момент, догадаться было практически невозможно. Джон пытался просчитать ситуацию, найти достойный выход. Хотя, что в данной ситуации считать достоинством? Пойти на поводу у Шерлока и доказать, что ты не слабак? Или настоять на своем, проявив упрямство? В любом случае, Джон считал, что он окажется в проигрыше. Может быть, он был и прав. Страхи своей невидимой рукой толкают нас на необдуманные поступки...

Доктор молча поднял руку в преграждающем жесте, развернув ладонью к Шерлоку, и сделал шаг назад. Так и не ответив на вопрос-провокацию про трусость, Джон резко развернулся и пошел вниз по лестнице. Он хотел, он ждал, чтобы Шерлок пошел за ним и остановил его, но как не прислушивался - из удаляющейся гостиной не раздавалось ни звука. Тишина била своими лопастями по спине, подгоняя Джона к выходу и желая ему попутного ветра...

Когда наше тело понимает, что мы умираем, оно просит наш мозг послать нам лучшие и самые важные моменты, чтобы еще раз нам напомнить, что мы оставим здесь, когда покинем этот бренный мир. То, без чего Там мы будем скучать, но никогда уже не приобретем после нашей смерти. Никогда.

... - Афганистан или Ирак? – произносит самый невозможный голос в его жизни и протягивает мобильник тонкой рукой, обтянутой тканью пиджака...

... Вот тонкие пальцы, кончиками сжимающие капсулу с ядом, тянут ее к своим губам...

... Глаза полные ужаса и непонимания в кафе, около камина, бокал виски сжимаемый в руке, трясущейся руке...

... - У меня нет друзей, - опять этот голос...

... - Только одиночество меня и бережет, - холод, пронизывающий тело своим равнодушием...

Только такой человек, как Джон, мог терпеть и прощать. Только такой... И вот, дойдя до последней, десятой, ступеньки лестницы он остановился, и его колени предательски подогнулись, Джон опустился на нее, присев на край. Ладони обхватили голову, а пальцы нырнули в копну волос и стали поглаживать кожу – Джон не знал, что делать. Сколько времени вот так просидел, он не знал, но вернуло его в реальность "ощущение" взгляда. Джон обернулся. Наверху лестницы стоял невозмутимый Шерлок, сложив руки на груди и подперев стену, не отрывая взгляд от Джона.

Часть 8. Бесчувственная скотина

- Джон. Я все еще жду, - ледяным тоном произнес Шерлок.

- Секс ведь тебя не интересует.

- Боже! Джон, кто сейчас говорит о сексе? Если его хочешь ты, а это очевидно и без особых доказательств, то это – другой вопрос. Я не совсем разобрался, какие эмоции вызвал у тебя тот поцелуй. Но судя, по твоей реакции сейчас – ты влюблен, Джон. Безнадежно и окончательно. Мне жаль.

- Тебе жаль? – Джон вскочил настолько резко с последней ступеньки, на которой сидел, что Шерлок невольно дернулся. Взгляд доктора излучал невиданную доселе злость и ярость. – Как ты смеешь рассуждать о моих чувствах в таком тоне после всего, что мы с тобой пережили? После того, как ты обманул всех и меня в том числе, и исчез на три года? Как. Ты. Смеешь? - Джон медленно поднимался по ступенькам, тыча указательным пальцем в направлении Шерлока. – Закрой свое "четко обозначенное место" и проваливай! Видеть тебя больше не могу! – он поднялся, поравнявшись с Шерлоком и прося жестом уступить ему дорогу.

Детектив стоял неподвижно, словно врос в пол. Джон, откровенно раздражаясь таким хамством и явным безразличием, сдерживался из последних сил, чтобы не ударить по этой наглой и самодовольной физиономии. Уотсону так хотелось сейчас разбить ему нос, чтобы хлынула кровь и запачкала его вычурный костюм и любимую рубашку, пуговицы на которой так и хотели свободы. Только потом Джон понял, что вслед за его мыслями о капающей из разбитого носа крови, следовал его взгляд, бесстыдно скользящий по Шерлоку, от чего кончики губ Холмса откровенно поднимались, напоминая больше ухмылку, чем улыбку, придавая еще более самодовольное выражение его лицу.

Джон толкнул его в грудь, отодвигая в сторону. Шерлок лишь в ответ выставил руку, загородив дверной проем, продолжая молчать.

- Я тебе этого никогда не прощу. Ты идиот, Шерлок, и бесчувственная скотина! Пусти! Я ухожу! Навсегда.

- Нет, Джон. Идиот это ты! – сказал Шерлок, торжествующе улыбаясь, и притянул Джона к себе.

Часть 9. Вверх-вниз

Джон, почему-то не особо сильно сопротивляющийся, оказался прижатым к Шерлоку. И в то же мгновение губы детектива, как-то наигранно громко причмокивая, слегка сдавили верхнюю губу Уотсона, чуть оттягивая. Потом с нижней проделали то же самое. И, не выпуская доктора из объятий, брюнет довольно улыбнулся. Джон, высвободив руки из плена шерлоковского захвата, вцепился пальцами в его плечи и как можно дальше отпрянул от детектива.

- Боже! Шерлок! Это отвратительно! – Джон скривил лицо и губы, словно в рот попало что-то ужасное и противное на вкус.

- Я тебя просил повторить. Ты был против этого. Так что сам виноват.

- Это что... месть? Шерлок, мы взрослые мужчины...

- О! А на пожаре тебя это не останавливало. Так что теперь случилось? Тебе не понравился мой поцелуй? Да, конечно, он не пылал вожделением, как твой. Хотя я не вижу принципиальной разницы в наших касаниях: твое - мокрое, мое – сухое. Вот и все.

Джон, все еще ощущая ладони Шерлока на спине, заметил еле уловимое движение большого пальца вдоль позвоночника - вверх-вниз. Вверх-вниз. Словно какая-то невидимая ниточка, натянутая вдоль позвонков, приводила особые механизмы в действия и рождала щекочущие покалывания в теле. Становилось тепло. Хотелось расслабиться. Джону вдруг подумалось, что он бы был не против, чтобы эти несмелые поглаживания перехватила вся ладонь, и они стали интенсивнее, с большей амплитудой, чтобы, не задумываясь, переместились на шею, поднялись по волосам, мягко в них путаясь, перешли на лицо, немного задержались на губах, будто просясь внутрь...

Джон дернул головой. Наваждение пропало, на смену ему пришла дерзкая улыбка Шерлока, говорящая о том, что он все "увидел", а эти поглаживания вовсе не были случайностью. Уотсону сделалось как-то неуютно и одиноко от этих постоянных экспериментов Холмса. А что он от него собственно ждал? Что тот его стиснет в объятиях и сделает все, от чего бы не отказался Джон? Черт побери, скорее мать Королева пригласит Джона на чай, чем Шерлок снизойдет до чувств.

Джон - бывший военный. И он умеет принимать решения, когда отступать уже некуда. Доктор улыбнулся своим мыслям, раскручивающим спираль фантазий касательно Шерлока, и вдавил детектива в проем двери, о которую он опирался. Лицо Холмса на мгновение накрыла тень замешательства, но тут же оно вернуло себе холодное непроницаемое выражение. И это было его ошибкой. Джон только этого и ждал. Он знал, что Шерлок не готов, он ищет ответ и тщательно пытается скрыть свое...

- О, боже! Да, - прошептал Джон и ухватил Шерлока за голову, притянул его так близко, что они соприкоснулись носами. – Вот так надо. Слышишь, вот так, - этот шепот Джон выдохнул в губы своему несносному соседу и нежно прижался поцелуем.

Шерлок словно снова увидел пожар. Он стоял, не шелохнувшись. На поцелуй Джона он не отвечал, но и не сопротивлялся, как бы разрешая ему, но не настаивая. Уотсон чувствуя, что он все-таки прав, с жаром продолжил начатое.

Часть 10. Пропасть по имени Джон - 1

"Вот так. Вот так", - только и летало в голове Джона, кружа его в безумном удовольствии от соприкосновения с губами стоящего рядом мужчины. Даже мельчайшим сомнениям, рожденным безответными губами детектива, не за что было зацепиться. Джон не выпускал голову Шерлока из рук, боялся, что тот просто ретируется, замкнувшись в себе, или обратит все это в злую шутку. Гений дедукции был напряжен. Очень сильно. Словно мышцы его вдруг стали сродни железным прутьям, удерживающими его от падения в пропасть по имени Джон. Но доктор не сдавался, только лишь слегка ослабил хватку и стал поглаживать, мягко массируя затылок и нежно опускаясь на маленький завиток волос на шее детектива, который, словно указатель, задавал направление в ложбинку между двух упругих округлостей, мысли о которых тотчас возникли в голове доктора. Господи, как же Джону хотелось к ним прикоснуться, обвести ладонями их изгиб и властно сжать пальцами, ощущая напряжение мышц! Потом немного ослабить нажим, помассировать, сменяя поглаживание на давление, и снова сжать еще сильнее, и притянуть их владельца как можно ближе к себе...

Джон, вроде как, ожидал, что Шерлок кинется прощупывать его пульс, рассматривать его зрачки. Но ничего не происходило. Детектив просто крепче сжал руки вокруг своего соседа, будто боясь, что тот убежит. А доктор наслаждался, неспешно, медленно пробуя на вкус эту "четко очерченную часть тела". Словно губы Шерлока рождали калейдоскоп все новых и новых ощущений, ранее не испытанных, запретных. И сейчас Джон словно попал в комнату исполнения потаенных желаний, тех самых, от которых человек старательно бежит, потому что они "неправильные". Сейчас, перешагнув порог этой комнаты, он понимал, что дороги назад у него уже не было. Уотсон отдавал себе отчет, как далеко он готов зайти и что ждет его впереди. Но, Шерлок? Насколько это нужно ему? Уотсон не знал и не мог даже предполагать, он решил просто идти вперед, пока его не остановят... Однако Холмс его не останавливал, но и не показывал свою заинтересованность. Словно чего-то ждал.

Джон прервал поцелуй и, немного отстранясь от лица своего партнера, провел пальцами по его губам, линии подбородка, поднялся к скулам, очертив их, добрался до уха и стал почти невесомо обводить ушную раковину, вырисовывая какие-то замысловатые узоры в ласках.

- Мне остановиться? – голос Джона больше был похож на шепот. Он облизнул свои губы, еще хранившие вкус Шерлока, и вздохнул. – Ты только намекни, и все канет в небытие, как будто ничего и не было.

Но Шерлок стоял, словно истукан, изучающее рассматривая Джона, но не выпуская его из объятий.

- Ладно. Значит, так, - Джон вспомнил, как ему приходилось принимать довольно абсурдные решения, и продолжил, - как только ты захочешь остановиться, просто отстрани меня. Никаких объяснений. Никаких разговоров. Ни каких-либо упоминаний о произошедшем. Ты согласен? – ничего не изменилось в выражении лица Шерлока, было ощущение, что тот был уже в своих "чертогах".

Доктор обнял своего невозможного детектива и, закрыв глаза, уткнулся носом в его шею с такой теплой и нежной кожей, что ему захотелось попробовать ее на вкус. Он слегка лизнул её языком. Шерлок сглотнул. Джон не остановился и продолжил свое шествие кончиком языка, смешивая ласку с легким пощипыванием губами этой манящей кожи, опускаясь по кивательным мышцам до ключиц и поднимаясь обратно, явственно ощущая, как сильно и часто пульсирует сонная артерия, выдавая Шерлока.

Джон поглаживал плечи детектива, стараясь захватить ладонями как можно большую площадь. Иногда останавливался, продолжая поглаживать подушечками больших пальцев надключичные ямки и основание шеи, и снова тянулся вверх, чтобы опять завладеть губами, такими мягкими и волнующими, но почувствовал, как руки Шерлока разомкнулись и, слегка приобняв Джона за талию, стали его отстранять...

Часть 11. Пропасть по имени Джон - 2. Не молчи...

Если бы Джон мог запомнить свои ощущения в тот миг, когда акушер перерезал пуповину, разделяя его с матерью, сотворившей и выносившей его, то наверняка ему сейчас вспомнилось бы то, насколько сильно и неотвратимо его тогда наполнило одиночество, кричащее от боли из-за отсоединения от чего-то важного, большого и такого цельного с ним. Вот и в данный момент он чувствовал именно то же – в этом жесте Шерлока – человека, сейчас для него самого важного и абсолютно непонятного... Непостижимого. Джон помнил свое обещание – не спрашивать ни о чем – и, прошептав лишь тихое "Прости", молча ушел к себе.

Холмс не проронил ни слова. Ожидаемо, хотя в глубине души Уотсон надеялся на чудо. Боже! От кого? От Шерлока Холмса? Думать, что детектив бросится в объятия Джона, ответив лаской - большей глупости доктор не мог и представить. И то состояние, в котором он сейчас пребывал, было одним из самым абсурдных: он - уверенный в себе мужчина, любящий женщин, прошедший войну, побывавший на краю смерти, переживший многое, достойное отдельного романа, переживает из-за какого-то избалованного мальчишки, абсолютно не ценящего свою взбалмошную жизнь! Из-за человека, старающегося разозлить своего старшего брата любым пустяком, лишь бы добиться своего, лишь бы в очередной раз выиграть в давно начатом между ними споре, лишь бы оказаться выше его в своих умозаключениях... Доказать себе и Майкрофту, что ты лучше? Зачем? Точно, мальчишка...

Теперь Уотсон сомневался, что сделал правильно, поцеловав младшего Холмса. Глупо и не зрело. Именно этими двумя словами Джон смог бы охарактеризовать свой поступок. Доктор сидел на кровати, прокручивая последние события в голове, и абсолютно не слышал, как сосед по квартире шаг за шагом, не сводя с него глаз, сокращал расстояние между ними.

- Ты уверен? – словно туше, звук произносимых другом слов пронзил Джона, заставив вздрогнуть.

- В чем? – Уотсон развернулся вполоборота, но, будто вспомнив о чем-то, резко вскочил, сжал кулаки, кашлянул для уверенности и, гордо подняв голову, словно на допросе, повторил свой вопрос, решив стоять до конца. – В чем? Не молчи, Шерлок! – командные нотки в голосе доктора выдавали его волнение.

- Ты уверен в своем выборе, Джон? – повторил свой вопрос вошедший в комнату.

- Да. Это же очевидно. Я это понял еще тогда, когда ты оставлял "прощальную записку", - Джон увидел, что Шерлок медленно поднял левую руку вверх и, раскрыв ладонь, остановился на уровне плеча доктора, не сделав при этом и шага на встречу, оставаясь на месте.

Уотсон ждал хотя бы слово в подтверждение своих мыслей, но Шерлок лишь пристально смотрел и продолжал молчать. Еще через пару мгновений и Джон поднял руку в ответ, словно принимая незримое приглашение, и, дотронувшись кончиками пальцев до пальцев детектива, вдруг осознал, что ничего приятнее и острее в своей жизни он не испытывал. Доктор вдруг четко ощутил всю архитектонику происходящего и закрыл глаза, чтобы острее прочувствовать, как аккуратно подстриженные ногти уступают место коже, которая прикрыла свою нежность мозолистым валиком от многолетнего общения со струнами скрипки. По мере продвижения своих пальцев Джон полностью сконцентрировался на ощущениях, возникающих в них, осязая подушечки крайних фаланг, проходя суставные складки, двигаясь дальше к их основаниям. Словно эксперт по су-джок терапии, доктор миллиметр за миллиметром прощупывал "тело", наслаждаясь его теплом, изучая его. Почувствовав ладонь Шерлока, Джон остановился и сжал пальцы в замок, а потом, открыв глаза, едва слышно прошептал:

- Ничего более безумного в своей жизни я еще не делал.

Шерлок, за долю секунды сократив расстояние, продолжал молчать.

- Хватит, Шерлок! Не молчи... Но не смей говорить, что я идиот.

- Ты - идиот. Потерять столько времени! Только идиот так безалаберно может терять его. И я тебя не зря спрашивал о выборе. Потому что, если ты выберешь меня, то я уже не смогу тебя отпустить.

- Ты угрожаешь? – пытался рассмеяться Джон, но получился только сдавленный смешок. Он попытался разжать руку, но не тут-то было – пальцы Шерлока, как стальные прутья, стянули его запястье. – А ты сделал свой выбор?

- Еще несколько лет назад, тогда, в лаборатории Бартса, когда тебя привел Стэмфорд.

- Но почему ты никогда даже не намекал? Хоть немного?.. - Джон не скрывал своего недоумения.

- Я намекал тысячу раз. Но ты просто не был к этому готов, - своим обычным тоном констатировал детектив.

- Готов? Что за глупости ты говоришь?

- Так ты ведь всегда позиционировал себя, как гиперактивного гетеросексуала, и при каждой удобной возможности кричал, что ты не интересуешься мужчинами, но в то же время... м-м-м... в общем, мне было интересно за тобой наблюдать.

- Ты неисправим. И это ты не был готов! Ты, Шерлок! – в сердцах Джон ткнул пальцем в грудь соседа. - Ты столько лет меня проверял. Ты боялся, что ошибся в выборе. Боже, Шерлок, это невероятно. А как же Адлер? – не унимался Джон.

- Она просто умная игрушка, Джон. Не более. Я тебе говорил, что подружки - не моя сфера, но ты, как всегда, не слушал, - ответил Шерлок, подняв правый уголок губ, слегка разжав при этом пальцы и ослабляя хватку.

- Перестань болтать и поцелуй меня уже! Я хочу получить ответ на свой поцелуй, как доказательство всего сказанного тобой, - подняв брови вверх и открыто радуясь своей провокации, Джон ждал ответных действий соседа.

Шерлок пальцами коснулся щеки Джона, легко проведя по коже, потом, продолжая свое невесомое шествие, спустился к губам, обводя их по контуру, словно желая ощутить их мягкость и упругость, затем, спустившись на подбородок, нежно обхватил его, приподнимая голову Джона, и прижался к его губам в поцелуе.

Джон почувствовал себя облаком. Странное сравнение для взрослого мужчины, который понимает, что он целует другого мужчину, пусть такого и не похожего ни на кого из рода человеческого. И это осознание ещё недавней невозможности нахождения доктора в объятиях детектива, вдруг сейчас ставшая явью, вызывало у него чувство неконтролируемой эйфории. И ему было уже абсолютно все равно, что Гарри все-таки оказалась права на счет развития их отношений, потому что она, находясь в пьяном угаре, всегда начинала разговор на эту тему, чем безмерно злила своего брата.

Но, как ни крути, а в итоге, она оказалась права...

Счастье его - в Шерлоке. В этом высокомерном упрямце, таком близком и желанном. Да, именно желанном. Джон не знал, когда точно это началось. Его чувство росло, словно снежный ком, который устремляясь вниз, только набирает массу и скорость, готовый снести все, что встанет на его пути. Он хотел его до безумия, хотел так, как только способен влюбленный человек: он засыпал с мыслями-воспоминаниями из их прошлого, раз за разом прокручивая в голове неоднозначные в своей двусмысленности моменты, просыпался с влажными пижамными штанами, словно юнец в пубертатный период, был от этого до неприличия довольным и, в то же время, страшился того, что Шерлок как-то об этом догадается, сочтя это ненормальным. Джон и стеснялся реакции своего организма на разгулявшуюся фантазию, и, одновременно, радовался, просыпаясь явно отдохнувшим. Вот только тень "ненормальности" каждое утро вновь омрачала его лицо, с которым он и выходил к своему соседу.

И тут вдруг случилась эта западня с пожаром. Джон Уотсон – военный хирург – оказался рядом, когда "человек, не подверженный эмоциям", был близок к приступу паники. Ничего более интимного между ними нельзя было и придумать. И дело вовсе не в экстремальном методе, которым воспользовался Джон, а в единении их душ и в принятии страхов друг друга через преодоление, с взаимно возникшим желанием помочь.

Взаимным желанием...

Джон, полностью отдаваясь ласке губ партнера, положил руки ему на талию. Контраст, который создавали прохладный шелк и горячее тело, воскресил в памяти доктора воспоминания, когда Шерлок вышел из душа мокрым, лишь накинув на тело халат, возбуждая этим воображение своего соседа, определяя его движение в четко заданном направлении. Было приятно скользить руками по телу детектива, сминая ткань в комок, задирать ее, оголяя ягодицы, и, разводя полы халата в стороны, прижиматься к... Прижиматься, что есть сил.

- Боже! – поцелуй в уголок рта. - Хочу всего! – короткие поцелуи в нос, щеки и снова в губы, вторгнувшись языком в рот, потом спуститься на шею, оставляя поцелуи-укусы от нетерпения. Подарить ласку этому совершенству - изящной шее Шерлока - Джон мог себе позволить только языком, и лишь к родинкам прикасался губами в мягком поцелуе, почти невинном, но наполненном такой истомой, что каждое такое касание, вызывало стон... Халат на детективе распахнулся как-то сам собой, потом он развязал пояс на халате партнера и стал медленно его стягивать, при этом наслаждаясь ласками Джона, прижимая его ближе, откровенно вжимаясь членом в живот теперь уже любовника.

- Джон... - запустив пальцы в волосы Уотсона, Шерлок слегка массировал кожу головы, словно успокаивая, завораживая. – Джо-он, - тихо прошептал Шерлок.

- Что? Что, Шерлок? - прервав поцелуи, Джон поднял голову и то, что он увидел, никак не могло совместиться в его сознании с тем, что он знал ранее: ничего более эротичного и бесстыже-сексуального, развратного, но в то же время, заставляющего трепетать его от нежности, он не видел! И все это умещалось в его Шерлоке, который стоял перед ним с легким румянцем, с блеском в глазах, с раскрасневшимися губами, с судорожно вздымающейся при каждом вдохе грудной клеткой, лишенной синего шелка, со съежившимися в маленькие темные горошины на светлой коже сосками. - Как же ты красив... - Уотсон, словно скульптор, бережно коснулся ладонями шеи Холмса и стал гладить её, постепенно спускаясь на ключицы, проводя по ним пальцами, словно проверяя их правильность, далее трепетно обвел грудные мышцы и ребра. Потом проведя руками по спине детектива и ощущая упругость мышц, Джон прильнул к правому соску, лаская его кончиком языка, то оттягивая губами, то снова зализывая языком, терся об него кончиком носа и, словно младенец, вдыхал родной запах, "не понятый" обонянием, но "читаемый" мозгом.

Шерлок, прижимая, увлек Джона за собой на кровать. Тот поднял глаза, и молча улыбнулся.

- Скажи, как тебе нравится? Что ты хочешь? – продолжая улыбаться, спросил блоггер.

- То, что ты хотел сделать до того, как оказался лежащим на мне в своей постели, - мурлыкая на ухо своему любовнику, ответил Шерлок, продолжая поглаживать его от шеи до лопаток и обратно.

- Шерлок! Боже, - рассмеялся Уотсон, уткнувшись в грудь Холмсу. – Ты серьезно? - и помотал головой. - Да я хотел тебе врезать! ...? - Джон поднял брови в знак вопроса.

- Ты кровожаден, - озвучив свое заключение, детектив слегка ущипнул доктора.

- Бывали трудные дни, - в ответ блондин скользнул вниз и играючи прикусил кожу чуть ниже пупка.

На что Шерлок, ловко подтянув любовника к себе, перевернул его на спину и, оказавшись между ног Джона, прошептал, смешивая слова с поцелуями:

- "Врежь" мне, Джон, - лизнул головку члена своего партнера. – Только тем, в чем нет костей, что довольно горячо и влажно от желания, - вобрав головку в рот, он сжал ее губами.

- О, Шерлок... м-м-м... - простонал Джон в ответ на ласки.

- И это будет не язык, Джон. Ибо он будет занят составлением звуков, когда ты будешь выкрикивать мое имя. Только мое! Навсегда, слышишь? – пощекотав языком основание члена, он медленно повел им вверх по стволу к головке, которую легко касался указательным пальцем, кружа около отверстия уретры, скатываясь на уздечку, словно желая передать эстафету языку.

- Да-а! – судорожно вдохнул Джона. – Да... - выдохнул, когда Шерлок взял его член в рот и стал ритмично опускать и поднимать голову.

Вверх-вниз.

Доктор открыл глаза и сквозь пелену дурмана стал наблюдать за этим самым завораживающим действием: черные кудри повиновались движению головы и силам гравитации, опускаясь и поднимаясь в такт самым сексуальным и развратным движениям... Джон готов был кончить только от созерцания того, как изумительно скользили сомкнутые губы Шерлока по его члену. Отпустив плоть Джона, Шерлок положил голову на низ его живота и теперь, смотря на него в упор, "глаза в глаза", взял в кольцо своих длинных пальцев и осторожно потянул кожу вверх, подтягивая яички, потом вниз – медленно, тягуче. Нежно перебирая пальцами по кругу, он иногда дотягивался и целовал головку, нежно касаясь губами, скользя по ней языком, и чуть подталкивал член Уотсона, наблюдая, как тот покачивается. Потом отстраняясь, снова ласкал пальцами - Шерлок явно получал эстетическое удовольствие.

Взяв мошонку в ладонь, Холмс подтянулся к Джону и, заглянув в глаза, словно подтвердив свои мысли, поцеловал нежно, томно. Прервав поцелуй, он стал обводить языком, то внутреннюю, то внешнюю части губ, медленно входить внутрь, словно насытившийся лаской любовник, при этом продолжая рукой ритмично сжимать яички, а большим пальцем проводить по главной мышце члена, ощущая ее мощь.

- Джон, - от интонации, с которой были произнесены эти четыре буквы, Уотсона накрыло волной какого-то сладостного тумана. – Ты готов исполнить задуманное? – самодовольно улыбаясь, спросил Шерлок.

- Я? Но... - Джон от такого поворота событий немного опешил и, приподнявшись на кровати, опираясь на одно плечо, продолжил: - Шерлок, ты предла...

- Да, Джон! Именно то, что ты подумал, ты ведь так хотел этого!

- А ты?

- Ты же знаешь, что я не буду делать то, чего не хочу. Так что, действуй, капитан!

- Но... - замешательство в голосе даже не скрывалось.

- Я уже сделал за тебя большую часть работы, доктор Уотсон, так что, прошу, доведи дело до конца. Все, о чем ты еще можешь спросить, у тебя под подушкой.

- Шерлок, как? – не понятно, удивляла или радовала больше Джона проницательность Шерлока, но, совершая подготовительные действия, он только нервно облизывал губы.

Холмс лег на спину, опустив ноги, согнутые в коленях, по бокам от Уотсона, и, обхватив свой вставший член ладонью, стал водить по нему рукой, словно это был вертикальный маятник гипнотизера, чем вызвал пристальное внимание Джона, который и представить себе не мог, насколько это восхитительно - видеть Шерлока, ласкающего себя, с расставленными в стороны ногами, иногда закрывающего глаза и шумно вдыхающего в предвкушении действий своего любовника.

- Джон, слушай нас, и все будет хорошо.

Доктор выдавил необходимое количество смазки, дотронулся до ануса брюнета, размазав гель вокруг сфинктера, и вошел пальцем внутрь. Немного помассировав, добавил второй – так же не испытав особого сопротивления, и, увидев утвердительный кивок Шерлока, немного развел пальцы в стороны, с силой растягивая мышцы, поворачивая кисть по полукругу, сводя и разводя их снова и снова, чувствуя, как мышцы любовника нежно обхватывают его пальцы.

И тут Джон наклонился и заменил руку Шерлока на члене своим ртом, продолжая те же движения, кружа по головке языком, слегка надавливая на уздечку – все, как нравилось ему самому. Пальцы, тем временем, продолжали плавно входить в Шерлока почти на всю длину, периодически нажимая на стенки. Джон чувствовал, как плоть его партнера отвечает на его ласку и, решив, что сейчас самое время выполнить их "просьбу-желание", зафиксировал член Шерлока пальцами с одной стороны, а с другой стал прижиматься к нему губами, потом щекой и томно, закрыв глаза, поводил ей по его нежной коже, ярче ощущая, какой он горячий и твердый.

- Джон, ты такой...

Уотсон не дал детективу договорить и, выпрямившись, подставил головку своего члена к входу любовника и слегка надавил. Повинуясь собственным инстинктам и слушая дыхание Шерлока, Джон продвигался дальше, периодами останавливаясь, усиливая при этом темп руки, сжимающей и ласкающей член партнера. Войдя, наконец, на половину, Уотсон положил руки на колени Холмса и медленно стал спускаться к паховым складкам, слегка массируя мышцы, потом, заведя руки под бедра брюнета, приподнял их и, наклонившись вперед, начал двигаться, вбиваясь в Шерлока, не сводя с него глаз, желая почувствовать его дыхание на своих губах, заглушая своими его стоны.

- Иди ко мне! – как-то еще больше изогнувшись, Шерлок поманил его к себе и только тогда, когда доктор осторожно подтянулся вверх, обхватил его тело ногами, а голову ладонями, жадно целуя своего друга, смешивая ласки языка с рваным дыханием и гортанными стонами.

Просунув руку между телами, Джон судорожно двигал ею по плоти партнера, приближая его к разрядке. Продержавшись в таком ритме еще некоторое время, доктор почувствовал, как его члену становится тесно от периодического подергивания стенок вокруг него. Вскоре Шерлок так сжал его тело ногами, вдавливая, вбирая его, как можно глубже, внутрь, что блондин на мгновение замер, сравнивая вдруг себя с той самой маленькой частицей, оказавшейся в протонном коллайдере, которой предстоит взорваться... Джона накрыло электрическим облаком, заставляющим мышцы сокращаться в оргазменных волнах, и даже если бы он захотел подобрать этому определение, то просто не нашел бы эпитетов, а постарался бы повторить все снова...

Сейчас... Джон был облаком – странное сравнение для взрослого мужчины - бестелесным, воздушным, свободным, греющимся в лучах своего Солнца...








Раздел: Фанфики по сериалам | Фэндом: Шерлок BBC | Добавил (а): Джонлок (11.02.2013)
Просмотров: 4523

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 3
1 Джонлок   (15.02.2013 16:08)
Доброго времени.
Ошибки исправлю, согласен почти со всеми.
Жаль, что Вы не знакомы с Шерлоком ВВС, ибо этот сериал уже и сам является фанфиком на канон АКД.

2 dashe4ka_   (15.02.2013 08:32)
Комментарий стажёра-Инквизитора

Доброго времени суток, автор!

Надобно Вас похвалить - ошибок не очень много, но всё-таки они есть:

Но сами попались в четко спланированную ловушку. Но дело было уже не в самом, так называемом, плане захвата, а в том, чтобы отсюда выбраться. Для Джона не было ни единого препятствия. Но вот для детектива… - Три предложения начинаются с "но". Это не очень-то красиво и неудобно при чтении. Можно несколько союзов попросту опустить, или заменить на союз "а".

извращаться в интерьере - на мой взгляд, не очень хорошая фраза. Не думаю, что в интерьере можно извращаться. Изощряться - пожалуй. Измените предложение.

аккумулятор сел безнадежно - думаю, безнадёжно здесь всё-таки лишнее, поскольку если аккумулятор уже сел, то он сам собой не зарядится. А у вас получается, что такая возможность есть, но не сейчас.

Таким мыслям было совсем сейчас не место в голове - наречия "совсем" и "сейчас" плохо считаются друг с другом. "Совсем" лучше опустить.

Только раз в жизни, он видел Шерлока таким - запятая не нужна.

Шерлок захватывает верхнюю губу, накрывая ее нижней - я конечно могу ошибаться, но мне кажется, что он наоборот накрывает нижнюю губу верхней, во всяком случае люди делают так, когда волнуются. А если наоборот - то получается, что он "губки надул". Но не могу точно сказать, поскольку не знакома с Шерлоком ВВС.

Джона удивляло другое. Он никогда не видел признаков физического возбуждения у Шерлока - правильнее - объединить эти предложения, поставив между ними двоеточие.

стал просвечивать доктора своим взглядом
- думаю, просвечивать взглядом нельзя. Он же не рентген и не фонарик. Сверлить взглядом - другое дело.

На это Джон надеялся и сейчас. Но только не сегодня - так он всё же надеялся или нет? Получается, он сейчас надеялся, а если не сегодня, тогда он будто находится в будущем или прошлом.

Доктор молча поднял руку - молча нужно выделить запятыми, поскольку это одиночное деепричастие.

бокал виски сжимаемый в руке - после "виски" нужна запятая.

Нежно перебирая пальцами по кругу, он иногда дотягивался и целовал головку, нежно касаясь губами - повтор слова.

Ещё у Вас, автор, много повторов имён. Иногда вы заменяете их, а иногда нет. Просмотрите-ка текст ещё раз и исправьте. Я уж не стала выписывать, поскольку таких случаев довольно много.

Ещё, как мне показалось, Шерлок уж слишком раскрепощён и развратен. Даже Джон был более стеснительным, чем он. Думаю, такой персонаж, как Холмс вёл бы себя немного по-другому... Но это моё личное мнение, поэтому это не особо важно.

Ну а теперь о приятном:

Мне понравилась история из детства Холмса. Красиво написано, во многом объясняет и его характер, и поведение.

Ещё :
Они и не догадывались, что именно сейчас обязательно сработает бессмертная мысль одаренного француза, любившего мудрость*: "Тысяча путей ведет к заблуждению; к истине - только один". Можно остановить кэб и бежать. Только куда? Они все равно найдут друг друга. Интуитивно, слепо шагая по улицам Лондона, они обязательно столкнутся лбами. Шерлок, как всегда смерит его взглядом своих глаз, будто сделанных из неба, а Джон лишь улыбнется виновато в ответ и нервно облизнет нижнюю губу. И они, отрицая сам факт того, что искали встречи, помчатся на Бейкер-стрит пить чай. - очень хороший момент. Приятно читать.

Вообще, я не люблю слеш, но в данном фанфике я не чувствовала явную неприязнь, что бывает с другими произведениями.

Я считаю, что эротику писать сложно. Необходимо найти ту тонкую грань между чувствами и действиями. У вас, автор, всего достаточно. Хорошо показаны именно отношения и чувства.

Исправьте ошибки, чтобы улучшить фанфик.

3 dashe4ka_   (16.02.2013 13:14)
Но всё впереди. Возможно, посмотрю. Ведь вы, автор, меня заинтриговали своим произведением happy

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4380
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн