фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 06:56

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Офисные забавы. Розочка.»


Шапка фанфика:


Название: Офисные забавы. Розочка
Автор: AnZZ
Фэндом: ориджинал
Персонажи/пейринг: подчиненный/начальник
Жанр: PWP, повседневность,
Предупреждение: BDSM
Тип/ вид: слэш
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Статус: закончен
Размещение: только с согласия автора


Текст фанфика:

Время обеденного перерыва приближалось. И чем ближе был этот заветный час, тем сильнее волновалось тело в предвкушении… Нет, совсем не желудок заводил свою раздражающую песню голода, стонало, вибрировало и требовало абсолютно другое… Осталось еще полчаса. Еще полчаса его мучительного ожидания. Именно это ожидание обычно и сводило его с ума. Разум уже не мог сконцентрироваться на работе, потому что тело начинало жаждать столь яростно и громко, что лишало мысли всякой трезвости. Еще немного. Последние усилия.

Ник попытался напечатать хотя бы пару предложений, но глаза то и дело соскальзывали вниз экрана, где так безжалостно медленно отсчитывались секунды, утекающего времени.Мысли разбегались в разные стороны, и фразы выходили корявыми и вызывающими, а ведь это важное официальное послание, которое он не доверил даже своим подчиненным! Необходимо взять себя в руки.

Выбросить все из головы и заняться только работой. Заставить разум переключиться, еще было бы возможно, но если уже все тело начинало трепетать от приближения назначенного часа…
В дверь кабинета постучали. Ник вздрогнул от неожиданности и почему-то лихорадочно заметался взглядом по экрану, словно ища там нечто недозволенное, что должно быть скрыто от незваного визитера. Не дожидаясь ответа,пришедший открыл дверь и заглянул.

- Можно к вам, Никита Александрович?

- Да, Марк Константинович, прошу. Только… - несколько растеряно отозвался хозяин кабинета.

- Только что? – остановился в дверях гость.

- До обеда… осталось только полчаса.

- Дело у меня небольшое. Я думаю, что мы успеем, - улыбнулся визитер, помахав принесенной папкой, и вошел.

- Что у вас за вопрос, Марк? – Ник несколько нервно повел плечами.

- Сугубо деловой и очень важный, - заявил тот и запер за собой дверь на замок.

Сердце хозяина кабинета попыталось выпрыгнуть из груди. Кровь прилила к лицу. И когда пришедший обернулся к нему, то не мог не заметить его пунцовых щек и заалевших губ.

- Какой нежный румянец на твоих щечках, - проворковал Марк с видом кота, заметившего растерявшуюся мышь. – Он меня всегда так провоцирует…

- На что? – стук сердца становился все громче, Ник пытался не подавать вида, что взволнован.

Марк подошел вплотную к его столу, перегнулся и провел пальцем по порозовевшей щеке начальника. Тот отшатнулся, откинувшись на спинку компьютерного кресла.

- На что-нибудь этакое. Хорошее, – сказал пришедший пристально глядя ему в глаза.

- Может все же не надо…, - пробормотал хозяин кабинета. – Может все же не здесь? Давай после работы… Давай у меня или у тебя…только не здесь…

- Нет. Нет. Нет, – покачал головой искуситель, все сильнее склоняясь к нему через стол. – Только тут и только так.

- Но почему только тут? В квартире удобнее, и никто не ходит.

- Вот именно. Никакой остроты ощущений. Тебе же нравится, что нас могут застать, что о нас могут догадаться…., - с этими словами Марк дотянулся до своей все еще сомневающейся жертвы и стал растягивать узел его галстука.

- Нет, не нравится, - Ник вжался в спинку кресла.

Его мучитель резко выпрямился и убрал руки.

- Мне прекратить? – холодно спросил он.

- Сволочь! – зло бросил на это молодой человек и стал сам стягивать свой галстук.

Марк коварно усмехнулся. Присел на край стола, а потом, стремительно перекинув через него ноги, оказался по одну сторону со своим коллегой. Тот уже избавился от галстука. Искуситель вытянул у него из пальцев эту шелковую полосатую ленту и подошел к креслу вплотную.

- Ты же всегда можешь сказать мне: «Остановись», и я, как твой подчиненный, должен буду исполнить это приказание, - перешел он на обволакивающий шепот.

Согнутая в колене нога поднялась, раздвинула добыче бедра и встала на открывшийся край сиденья. Взявшись за запястья, Марк отвел руки своего начальника под подлокотники назад за кресло, склонился над ним еще сильнее, почти прижавшись, и связал конечности галстуком. Ник во время всего действа не сводил со своего истязателя глаз, в которых уже явно поплыл дурман предвкушения. Дыхание нервно подрагивало. Закончив фиксацию и немного отстранившись, подчиненный коварно улыбнулся и занялся своим галстуком.

- Что еще ты придумал? – подозрительно поинтересовался Ник, зная, что от его любовника можно ожидать чего угодно.

- Увидишь, - распустив узел, Марк и с себя снял этот предписываемый дресс-кодом аксессуар. - Вернее, почувствуешь, - бархатистым голосом проговорил он, и завязал жертве глаза.
После этого истязатель открыл принесенную папку для бумаг и извлек из нее цветок, на длинной скрученной плети.

- У меня для тебя подарок, - сообщил он своему связанному начальнику.

Ник нервно дернулся, проверяя на всякий случай свои путы на крепость.

- Какой?

В качестве ответа Марк провел своему любовнику цветком по щеке, затем по губам, после этого по другой щеке.

- Это роза? – поморщился Ник. – Ты же знаешь, я не люблю розы!
- Знаю, - коварно усмехнулся обольститель.

Колючая плеть изогнулась, и шипы легко прошлись по шее снизу вверх, оставляя кратковременные красные отметины.

- Сволочь, - тяжело задышал молодой человек.

- Зато я люблю. И для того, чтобы тебя сильно не расстраивать, я завязал тебе глаза. Видишь, какой я заботливый.

- Заботливый садист, - огрызнулся хозяин запертого кабинета и подергал свои путы.

Перехватив вьющийся стебель двумя руками, Марк вдавил его связанному поперек горла. Шипы безжалостно впились в кожу.

- Тебе что-то не нравится? – со змеиным шипением поинтересовался истязатель.

Закусив губу, Ник только простонал в ответ.

- Вот и хорошо, - прошептал ему на ухо соблазнитель.

Колючки впились в плоть еще сильнее. И тут связанный ощутил странное прикосновение к верхушке своего уха, аккуратное и влажное. Нечто заскользило вниз по самому краю раковинки. Жертва дернула головой.

- Перестань. Ты же знаешь, что я не люблю, когда там языком.

Марк даже не посчитал нужным отвечать на это. Его колено снова оказалось между ног истязаемого, а левая рука обхватила голову, чтобы не дать ей двигаться. Розовая ветка упала связанному на грудь. Кончик проводника чувственности опять заскользил по уху, по хрящевому ребрышку спустился к мочке, прошелся и по ее мягкому краю. Перехватив инициативу, нежное завершение ушка объяли губы и сделали несколько посасывающих движений.

- Хватит, - теряя терпение, заявил Ник, пытаясь высвободить голову.

Рука убрала захват, но губы последовали за мочкой, а освободившиеся кисти ушли вниз, и истязаемый ощутил, как ладонь накрыла его, уже во всю выпирающую из брюк, упругость. Резко выдохнул. С нужным нажимом кисть стала совершать ласкающие движения. Легкий укус мочки напомнил о том, в плену чего она находится. Это был любимый метод Марка: делать одновременно и приятно и неприятно. Из-за этого желание и сопротивление начинали просто раздирать тело изнутри.Ник осторожно повел головой в сторону, но тогда острые зубки сильнее вцепились в мягкое завершение ушка.

Руки быстро совладали с поясом и застежкой брюк и нырнули во мрак, в поисках уже влажного дельфина, желающего порезвиться на свободе.

Связанный опять закусил губу, потому что пальцы нашли свою добычу и заскользили по ее упругим бокам. Блаженство потекло по телу снизу вверх, от эпицентра ласк.

Губы разжали захват, и в игру опять вступил язык. Теперь он соскользнул во внутреннюю впадинку ушка, прошел по ее окружности и попытался проникнуть в самую сокровенную глубину к нежным волосочкам. Каждое прикосновение влажного шершавого кончика в чувствительнейшей раковинке, отзывалось в Нике настолько сильными ощущениями, что они пересекали грань, становясь неприятными. На это воздействие тело отзывалось отторжением, и нити нервов импульсами понесли эту раздражающую волну сверху вниз. Два потока, блаженство и полуболь схлестывались, вливались друг в друга, стягивали на себя мышцы и ощущения, и заставляли плоть мелко натужно вибрировать. Истязаемый застонал, прося пощады.

Почувствовав, что любовник дошел до пика раздирающего напряжения, Марк отстранился. Связанный с облегчением откинул голову назад и попытался восстановить сбившееся дыхание. Но пальцы покинули налившийся желанием орган, и это вызвало у жертвы тихий стон недоумения. Даже руки дернулись, в безотчетном стремлении вернуть ладони на алчущее их место. Однако персты не желали возвращаться, они занялись пуговицами на рубашке.

Бодрая мелодия, прозвучавшая по всем этажам корпуса, объявила о начале обеденного перерыва.

Расстегнув всю застежку сорочки, Марк убрал ногу со стула.

- Я, пожалуй, схожу в буфет пообедать, - спокойно заявил он, и истязаемый действительно услышал удаляющиеся шаги.

- Издеваешься? - Прорычал Ник, дергая зафиксированными конечностями, его уже давно захлестывало огненное возбуждение, и он не желал останавливаться.

Даже если бы перерыв не начался, а закончился, он бы потребовал продолжения, потому что…

Послышался скрип открываемого замка.

- Ты оставишь меня здесь в таком виде? – Хозяин кабинета попытался все же высвободить руки из шелкового плена, от этих резких движений кресло под ним заходило ходуном и даже немного отъехало в сторону. – Ты же не сможешь закрыть дверь. А если кто-нибудь войдет?

- Но ты же знаешь, что делать. Правда? – Замок перестал скрежетать.

Молодой человек откинулся на спинку кресла, запрокинул голову, сделал несколько вдохов, чтобы хоть немного успокоиться и настроиться, а потом тихо выдавил из себя:

- Пожалуйста, не уходи.

- Я же не могу не есть весь день, - пальцы забарабанили по деревянному косяку двери. – А кроме перерыва у меня нет ни одной свободной минуты, я просто завален работой, так что… нужно поесть.

- Черт! Закончишь – и иди куда хочешь! Только закончи! – Зло бросил начальник.

- Нет. Мне не нравится твой тон, - холодно прозвучал приятный голос, и дверь скрипнула, открываясь.

Ник громко задышал, пытаясь подавить свою несвоевременную ярость, но ее снова и снова подхлестывало бушующее в его теле возбуждение. Он никогда и никого так безумно не хотел, как этого изверга! Он будил в нем странную звериную страсть, так что Ник не узнавал даже сам себя. Ведь он обычно такой спокойный, выдержанный, равнодушный, всегда руководствующийся жестким принципом: «надо, так надо». Но только не в случае с Марком! Здесь тело и разум кричали в унисон: «Хочу! И плевать на все!» Истязаемый впился ногтями в свои ладони и изо всех сил дернул опутанные конечности вперед. Руки пронзила двойная боль, и это немного отвлекло разум и сбило накал страсти.

- Прошу тебя, - дыхание все еще вырывалось резкими всплесками, но он изо всех сил пытался придать голосу мягкое, виноватое звучание. – Прошу. Не уходи. Останься.

Судя по звуку, дверь захлопнулась, но подчиненный еще не двинулся с места.

- Но я смогу уйти, когда мы закончим, - уточнил он.

- Черт! Конечно. Я же сказал, - жертву опять накрывало раздражение, и молодой человек еще раз ударил перевязанные галстуком руки, чтобы получить успокаивающий импульс. – Прости. Уйдешь, когда захочешь.

- Хорошо, - наконец смилостивился мучитель и направился к столу.

- А куда ты собрался? – Вдруг спросил начальник подозрительно.

- Какая разница? – Насмешливо поинтересовался истязатель, поднял упавшую на колени Ника розу и провел лепестками по его губам. – Ты же меня уже отпустил.

- Знаю, что отпустил. А все же? Куда? Или… к кому? – Связанный дернул головой в сторону, чтобы уйти от ласкающего его цветка.

- Неужели ревнуешь? – Засмеялся Марк, он снова перекинул ноги через стол и оказался рядом со своей добычей.

- Сволочь, - процедил сквозь зубы хозяин кабинета. – Ты можешь просто ответить?

Он не хотел в этом признаваться, не только своему мучителю, но даже себе. Однако стоило ему только представить, что подобные изощренные игры Марк ведет с кем-то еще, и он просто впадал в бешенство. Все это должно было доставаться только ему! Только ему! Но как добиться этой исключительности от того, кто тебе не принадлежит, и даже более того, сам делает с тобой все, что хочет?

- Даже не подумаю отвечать, - протянул в ответ на это соблазнитель.

Ник собрался бросить ему еще одну гневную фразу с требованием ответа, но сладостный мучитель опередил его, сделав то, что совершенно сменило настрой истязаемого. Расстегнутая рубашка была рывком распахнута. Гибкий колючий стебель прижат к обнаженной груди, под самой яремной впадиной. Тело дернулось. Боль обожгла своими раскаленными иглами. Марк провел по зеленой плети рукой, сильнее вдавливая колючки в кожу. Его любовник тихо застонал. Улыбнувшись, истязатель развел пальцы на края цветка, где не было острых шипов, и покатил стебель вниз к животу. Волна деликатного покалывания заставила торс выгнуться вперед, навстречу колючему блаженству. Дыхание истязаемого явно потяжелело.

Дойдя до пояса брюк, стебель пошел обратно вверх, но теперь искуситель нажимал на него сильнее, так что колючки прокалывали кожу. Пытка была медленной и сладостной. В местах повреждений выступали алые капельки. Теплые покровы подрагивали от болезненных уколов, но тело выгибалось в кресле все сильнее, навстречу розе, прося и умоляя: «Еще. Еще. Еще». Мучения кожи разливали по плоти горячую волну удовольствия, пробивающегося в гораздо более потайные уголки сущности, чем,если бы были распространяемы ласками.Губы раскрылись, ловя воздух для неровного дыхания. Голова запрокинулась.
Когда роза дошла до яремной впадины, Марк изогнул стебель и головка цветка опять проскользила по устам связанного, в то время как другой конец стебля продолжал перекатываться на груди из стороны в сторону, вздергивая уже и так вибрирующие нервы. Ник дернул головой и сжал губы. Он ненавидел аромат роз, и тем более ему не понравилось, что благоухающие лепестки пытаются проникнуть ему в рот.Этот нервный рывок вызвал у истязателя довольную усмешку. Он изогнул стебель, опустив венчик цветка вниз, и в уголок верхней губы впился шип. Истязаемый вздрогнул. С легким нажимом соблазнитель повел острие колючки по контуру нежных врат, оставляя быстро краснеющую царапину. Уста попытались сжаться и задрожали. Дойдя до середины, Марк резким, скользящим движением шипа вниз рассек своему начальнику кожу на нижней губе. Жертва дернулась. Из раны тут же выступила кровь. И истязатель жадно припал к ней поцелуем.

Зубы прикусывали плоть вокруг пореза, вынуждая пурпур выступать еще обильнее, а терзаемую нежность посылать в разум сильнейшие сигналы возбуждения. Роза тем временем была возложена на обнаженную грудь и прижата прильнувшим телом. Через рубашку и пиджак шипы почти не затронули плоть мучителя, а вот в обнаженные покровы впились весьма сильно, всей своей длинной. Ник непроизвольно дернулся, но искуситель только еще сильнее вжал его собой в кресло и стал двигаться вверх и вниз, заставляя зеленую плеть царапать кожу. Жертва глухо застонала. Марк прильнул к своему любовнику еще жарче и задвигал уже только бедрами, проходя налившейся вожделением чувственностью по его ноге.

Хозяин кабинета вырвался из поцелуя.

- Давай уже, - задыхаясь, прошептал он, - скоро перерыв закончится.

- А мне все равно. Ты же меня от работы на сегодня освободил, – коварно заявил обольститель.

- Сюда ломиться начнут, - простонал его молодой начальник, откидывая голову.

Марк склонился к самому его уху и горячо прошептал:

- А ты их всех посылай,- и в довершение пощекотал раковинку языком.

- Сволочь, - отозвался истязаемый.

Но искуситель еще не был намерен переходить к самой откровенной стадии забав. Да, ему уже тоже хотелось всего и немедленно, но пока вожделение могло нарастать от их милых игр, он будет тянуть время, ибо нет ничего слаще, чем взрыв на максимальном пике. Мучитель отстранился и снова взялся за цветок. Положив плеть поперек груди, искуситель потянул ее вниз, дошел до сосков, изогнув стебель, провел колючками по границам обеих чувствительных областей. Ник закусил губу и немного задрожал. После этого плеть на одном конце была свернута колечком, ощетинившимся шипами. Истязатель использовал эту окружность, чтобы пройтись ею по правому соску добычи. Медленно, острие за острием, под нажатием умелых пальцев, словно колесико, стебель пошел по розоватой полянке, впиваясь в кожу и оставляя за собой глубокие отметенки, которые тут же наполнялись кровью. Пытаемый застонал.

Замкнув круг, Марк убрал колечко стебля и провел по ранкам головкой цветка. Белоснежные лепестки подхватили кровавые капли, которые тут же расплылись на них непередаваемо прекрасным узором. Улыбнувшись, истязатель поднес розу к своим губам и лизнул это подобие пурпурной росы.

- Она определенно хороша, эта роза, - бархатным голосом проговорил он. – Не так ли?

- Ты из всего можешь сделать нечто божественное, - тяжело дыша, прошипел Ник.

В благодарность за это признание, язык прошел тот же путь вокруг соска, что и колючая плеть, а потом уступил место губам, которые стали теребить чувствительную полусферу. Обнаженный пресс жертвы судорожно заплясал, отображая нервную пульсацию удовольствия. Королева цветов переключила свое внимание на второй сосок. И здесь колючие проводники блаженства прокатились сначала по окружности, а затем один из шипов пронзил саму середину затвердевшей выпуклости. Истязаемый вскрикнул и дернулся. Обернув зубы губами, Марк сильнее надавил на правый сосок, перейдя к жевательным движениям. И снова тело охватило два противоречивых потока: боль и наслаждение. Одновременно и в смешении. Раздирая и вознося.На этот раз Ник уже рычал, пытаясь сдержать рвущиеся из него импульсы.

Алые капли окрасили и левый сосок. Трепетный проводник чувственности собрал солоноватую жидкость и в этой зоне, одарив ее вожделенными ласками.

- Хватит уже…, - простонал терзаемый,- хватит же…

Вняв его просьбе, соблазнитель вернулся к брюкам и белью жертвы, чтобы стянуть их. Ник охотно и торопливо приподнял бедра, помогая снимающему. Одежда была сброшена на пол. Сердце забилось сильнее, заставляя бурлящую страстью кровь доводить напряжение до предела. Марк приподнял правую ногу терзаемого и провел пальцем по колечку, заставив его немного сокращаться. Его любовник затаил дыхание в предвкушении долгожданного проникновения, но соблазнитель и сейчас не стал спешить.
Легкий укол в основание. Один. Второй. Третий. По восходящей.
Ник дернул руками и тяжело задышал, сильнее откидываясь на спинку кресла. Болезненные уколы продвигались все выше - это колючая плеть обвивала ствол, словно лиана. Истязаемый закусил губу, чтобы не выпустить тяжелого стона. Ощущения были на грани возможного, и добыча просто боялась пошевелиться, обоснованно опасаясь чего-то более сильного. Надавливания почти не было, но сам пытаемые орган обладал столь вздернутой чувствительностью, что даже это минимальное проникновенное касание одаривало тело бурей эмоций. Стебель, делая виток за витком, продвинулся до самой головки. Покалывающая гибкость сделала кольцо непосредственно под шлемом и должна была пойти выше. Терзаемый на мгновение представил,что за болевой поток его ждет от соприкосновения чувствительнейших покровов с безжалостным шипом розы, и молодого человека передернуло. Сердце заметалось в груди, но он не попытался остановить своего мучителя, а только затаил дыхание в ужасном предвкушении.

Стебель двинулся вверх. Прикосновение! Стон прорвался в рычание через до боли сжатые зубы, но… Ведь это не то…. Это не оно…Это не шип… Влажное и шершавое выводит пируэты вокруг уже немного разомкнутых от перевозбуждения розовых губок.

- Садюга, - выдохнул Ник, расслабляясь.

Язык недолго баловал венец чувственности своими ласками, туда вернулись пальцы. Гибкая плеть королевы цветов виток за витком стала снимать со ствола свои жгучие объятья, но при этом, изогнувшись, баловала головку скольжением своих лепестков. Когда шипы окончательно покинули плоть, немного переместившись, истязатель опять оперся коленом о кресло, но на этот раз слева от бедра жертвы, и склонился к шее своего любовника. Поцелуи с легким покусыванием двинулись от основания плеча к нижней челюсти. Ник сильнее откинул голову, открывая доступ ко всей чувствительной зоне, тихо сладостно постанывая.

Персты продолжали свой уверенный танец по тянущейся вверх упругости. Взлеты и отступления. Влажные скольжения. Возносящее трение. И вдруг совсем неожиданно в несущееся к своему апогею удовольствие вплетается болезненное покалывание. Это Марк аккуратно прокатывает очередное колечко плети по самой дорожке, не переставая скользить пальцами с обеих сторон. И снова жгучая смесь мучения и блаженства. Нега несется к своему взрыву, подталкиваемая болевыми импульсами. У самого взлета Ник даже начал задыхаться. Все тело свело напряженной судорогой. Он уткнулся в собственное плечо, чтобы заглушить крик, который неминуемо вырвется. Раздвигая стеночки сокровенного пути, вязкость устремилась вверх. Связанные кисти сначала выгнулись, а потом судорожно сжались. Последний толчок высвобождения! Ник прикусил плечо пиджака и хрипло зарычал, извещая о вихре экзальтации. Колючая плеть сделал полуобхват на основании, и была быстро протянута вверх. Это вызвало вторую горячую волну, швырнувшую терзаемого к порогу экстаза.

Шумный выдох и тело стало проваливаться в расслабленную негу, его провожали туда завершающие ласки перстов. Голова откинулась на спинку кресла. Дыхание полилось неровным потоком, постепенно успокаиваясь…

Марк отбросил розу на край стола, быстро расстегнул ремень и брюки, наконец, позволив и своей плоти обнажиться. Стержень горел и пульсировал, истекая тягучими каплями. Соблазнитель приподнял свою затихшую жертву за бедра и резко ворвался внутрь. Сопряжение как всегда было жестким и пламенным, даже болезненным. Мучитель уже не думал о том, что чувствует его добыча, теперь он делал все только для себя. Зубы впились в основание шеи жертвы у самого плеча. И это уже был настоящий звериный укус страсти. Бедра двигали резко и рьяно, вбивая напряженную плоть в подрагивающее тело. Марк шумно дышал и изо всех сил сжимал пальцы, удерживающие ноги покоряемого.

Теперь Ника накрывали совсем другие ощущения, которые совершенно сводили его с ума. Он чувствовал себя чем-то трепетным, грубо терзаемым свирепым хищником. И это было невыразимо прекрасно. Он сжимался под ударами и млел от боли, вызываемой безжалостным укусом. Губы дрожали. Дыхание перехватывало. Грудь беспокойно вздымалась, а по телу прокатывали блаженные спазмы.

Быстро. Резко. Жестко. И никак иначе. Удар за ударом вперед к вершине. Даже самозабвенная покорность жертвы уже не имела значение, только грубое продвижение через всплески сладостных судорог.

Мелодичный сигнал пропел из коридора о завершении обеденного перерыва.

Марк разжал зубы и стремительно выпрямился, запрокинув голову. Шумный вдох. Напряжение последних мгновений безжалостно стянуло все мышцы. Горячий поток рванул к высвобождению. Тихий и резкий стон–выдох. Еще один подъем. Истязателя снова выгнуло, чтобы пробить мелким дребезгом, после которого тело, наконец, вошло в стадию расслабления. Соблазнитель склонился над своей жертвой, провел по укусу языком и уткнулся лбом ему в висок, переводя дух.

- Хорош, сволочь, - тихо пробормотал хозяин кабинета через несколько мгновений, - как же ты хорош в этом, сволочь.

Его любовник отстранился и рассмеялся.

- Неужели, Никита Александрович? Осторожнее. Нельзя захваливать подчиненных. Я и возгордиться могу, – и он вышел из покоренных глубин.

«И какая после этого может быть работа», - с тоской подумал Ник.

Марк снял с его лица свой галстук, потом развязал начальнику руки и вернул ему шелковый аксессуар. Они оба занялись поспешным восстановлением своего делового облачения.

- Если у вас больше нет ко мне вопросов, - серьезным тоном проговорил искуситель, вернув себе подобающий офисному работнику вид, - то я, пожалуй, пойду.

Забрав принесенную папку, он направился к двери.

- Розу забыл, - раздраженно бросил ему в след начальник.

- Я не забыл, - обернувшись, улыбнулся истязатель. – Это тебе подарок.

- К черту такие подарки, - буркнул Ник.

- До завтра, - Марк отомкнул замок и приоткрыл дверь.

- Все же уходишь. Куда? – Недовольно бросил его любовник.

- А какая разница? Ты же меня уже отпустил, - лукаво отозвался тот и выскользнул за дверь.

- Какая ж он сволочь, - процедил начальник сквозь зубы, откидываясь на спинку кресла.

Метнувшись по столу, взгляд опять наткнулся на перепачканный его кровью белоснежный цветок. В приступе недовольства Ник схватил ни в чем не повинную розу, оборвал ей лепестки, переломал стебель, исколов руки, и швырнул все это в мусорную корзину.

- И что ж он так хорошо в этом, сволочь…?








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Anzz (28.09.2012)
Просмотров: 1423

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 7
1 Barth   (28.09.2012 15:41)
Дааа...как всегда настолько чувственно, что пробивает дрожь))Спасибо автору за новые работы. Порадовали.

+7   Спам
2 Thinnad   (29.09.2012 11:30)
С самого начала фанфика я обратил внимание на ужасно построенные фразы и неправильно применённые слова, пропущенные пробелы и неверно расставленные и забытые знаки пунктуации. И даже начал описывать их, но после так развеселился, что бросил это скучное дело (тем более, что ошибок - оооочень много!), и решил немного потыкать автора носом в логику.

"покачал головой искуситель, все сильнее склоняясь к нему через стол". - он же уже перегнулся! Как можно перегнуться, а потом ещё наклониться? Под стол, что ли?

Вы когда-нибудь пробовали связать запястья жертве, прижимаясь грудью к её груди? Уверяю вас, если ваши руки не длиннее рук жертвы раза в полтора-два, то это - нереально. И уж тем более, качественно. А в данном случае, поскольку истязатель ещё и стоит ногой между бёдер жертвы, то я бы хотел посмотреть на это, ага.

"кратковременные красные отметины" - отметины - не процесс. Они не могут быть кратковременными.

И ещё я бы хотел узнать, где на ухе находится верхушка. Это же не крона и не скала. У ушей не бывает верхушек.

"Кончик проводника чувственности опять заскользил по уху.." - автор, кончик чего-чего? Вы ещё скажите, "полупроводника". Почему - проводника? Потому что проводит по уху? Или потому что по нему проводится чувственность? Чувственность - она что, течёт? Это же свойство, его нельзя проводить.

"по хрящевому ребрышку" - ещё один образец занимательной анатомии. Хрящевые рёбрышки в ушах с вершинками. Фэнтези во всей красе. Ушки на рёбрышках.

"Легкий укус мочки напомнил о том, в плену чего она находится."
- какая забывчивая мочка! Её держит рот, а она, сволочь забыла. Мне нравятся вообще органы отдельно от персонажей. Мочка - забыла, а рот - держит её в плену.

"острые зубки сильнее вцепились в мягкое завершение ушка". - автор, вы не поверите! У ушка завершение с многих сторон. Ибо оно кругленькое!

"Руки быстро совладали с поясом и застежкой брюк и нырнули во мрак, в поисках уже влажного дельфина, желающего порезвиться на свободе". - ООО!!!! Автор, я заберу эту фразу в коллекцию анатомических нелепостей. Это типа как "жучки сосков", да? Или "мох промежности" (фффу-у-у-у)))) Дельфин! Кит, блин! А что? К рёбрышкам на ушах плавничков на члене не хватает, ага.
И потом пальцы скользят по упругим бокам члена!!!! ООО!!!! Автор, вы, пардон, щупали его когда-нибудь? Он на ощупь не похож ни на рыбу, ни на дельфина! У возбуждённого члена нет "упругих боков"! Нет, я с утра просто уже под столом))))

"На это воздействие тело отзывалось отторжением, и нити нервов импульсами понесли эту раздражающую волну сверху вниз." - нервы импульсами перемещаются по телу Ника? Сверху вниз?

"Два потока, блаженство и полуболь схлестывались, вливались друг в друга, стягивали на себя мышцы и ощущения..." - поток стягивает на себя мышцы, при том, что нервы уже переместились, и тело невыносимо деформируется. Так, что ли? Как жевательная резинка?

Фух, автор.... Знаете, вот к этому моменту я уже утомился вас читать.
ПВП, конечно, жанр специфический, но, уверяю вас, писать его труднее, чем обыкновенную красивую романтику. И, прежде всего, фик ПВП не должен быть нудным. И не должен быть безграмотным. А у вас я откровенно ржал, а потом просто пресытился этими нелепицами. Сам сюжет не возбуждает. Действия персонажей - скучны и картонны. Главные герои неестественны.
Я точно скажу, что фик написан девушкой. Даже, более того, не знакомой вживую ни с одним начальником. Мало того, абсолютное большинство мужчин ­- даже не начальников ­- прекрасно справляется с зовом плоти, а миф о потере реальности от желания создан лишь для того, чтобы потешить ваше, девочки, самолюбие. Не более. (Ох, сейчас меня убьют!)))))
Персонажи мерзки.... Они убоги и мелки. Очень неприятны и очень нечеловечны. По сути, персонажи - два мешка с мясом и рефлексами. Скучно. Плоско.
Даже не хочу вспоминать тезис о том, что герои несут в себе часть личности автора всегда. Ибо такие рассуждения здесь - оскорбление личности автора.

3 Anzz   (07.10.2012 14:11)
Спасибо, что нашли время и силы не только прочитать мою работу, но и написать комментарий. Жаль, что вы не оставили описания моих ошибок. Я, разумеется, постараюсь что-то исправить, но безграмотность моя явно непобедима, поэтому толка будет не много. В связи с этим, заранее прошу прощение и за ошибки в ответе.
Далее позволю себе вас цитировать, чтобы было понятнее, о чем идет речь.
1."Как можно перегнуться, а потом ещё наклониться? Под стол, что ли?"
Перегнуться через стол - не означает, что он лег на столешницу, так что возможность склониться сохранялась.
2."Вы когда-нибудь пробовали связать запястья жертве, прижимаясь грудью к её груди? Уверяю вас, если ваши руки не длиннее рук жертвы раза в полтора-два, то это - нереально."
Видимо, в этом случае мне стоит извиниться, за отсутствие более детального описания процесса. Можно было указать, что связываемый не держит руки опущенными, а согнул их в локтях, что по мере сил помогает связыванию; что конструкция кресла такова, что на уровне сидения, например, спинка отсутствует, так как там имеет место только крепежная основа для спинки... и другие нюансы. Не хотелось перегружать этим работу, вы и так посчитали ее скучной.
3."И ещё я бы хотел узнать, где на ухе находится верхушка. Это же не крона и не скала. У ушей не бывает верхушек." "У ушка завершение с многих сторон. Ибо оно кругленькое!"
Эти замечания заставили меня улыбаться. Не такие уж ушки и кругленькие. Ушки бывают разной формы, и в подавляющем большинстве они все же имеют относительно овальную форму. В связи с этими, и верхушка у ушка оказывается в верхнем конце овала. Есть даже ушки заостренные на верхнем конце, так что там определить вершину весьма просто. А "мягким завершением" была названа мочка уха, потому что она самая мягкая его составляющая и располагается в нижней части ушной раковины.
4."Хрящевые рёбрышки в ушах с вершинками. Фэнтези во всей красе. Ушки на рёбрышках."
Слово "ребрышко" в данном случае применено в переносном смысле, как указание на сторону уха, его грань, хрящевую дугу.
5."Почему - проводника? Потому что проводит по уху? Или потому что по нему проводится чувственность? Чувственность - она что, течёт? Это же свойство, его нельзя проводить."
Язык назван проводником чувственности, потому что ощущениями, которые оно воспринимает и передает мозгу, он усиливает плотское влечение.

4 Anzz   (07.10.2012 14:12)
6."Мне нравятся вообще органы отдельно от персонажей. Мочка - забыла, а рот - держит её в плену." А мне, действительно, нравится такой прием. При определенном взгляде части тела у нас достаточно самостоятельные.
7. "ООО!!!! Автор, я заберу эту фразу в коллекцию анатомических нелепостей. Это типа как "жучки сосков", да? Или "мох промежности" (фффу-у-у-у)))) Дельфин! Кит, блин! А что? К рёбрышкам на ушах плавничков на члене не хватает, ага.
И потом пальцы скользят по упругим бокам члена!!!! ООО!!!! Автор, вы, пардон, щупали его когда-нибудь? Он на ощупь не похож ни на рыбу, ни на дельфина! У возбуждённого члена нет "упругих боков"! Нет, я с утра просто уже под столом))))"
Над этим мне тоже удалось посмеяться. Я не считаю, что "жучки сосков" и "мох промежности" - это ужасно. Забавно. Оригинально. Вызывает улыбку. Просто, это не в вашем вкусе. И совсем незачем привлекать сюда анатомию реального дельфина. Плавнички на члене - это ваши личные фантазии. Опять же, вам просто не понравилось сравнение. А мне не нравится, когда его называют : "младшим", "дружком", "одноглазой змеей", "нефритовым стержнем" (он же не обладает всей цветовой гаммой от почти белого через все оттенки зеленого до почти черного, и он не каменный, хоть и ценный) и т.д. Мной было выбрано такое сравнение, как определение части строения и сути. Не понимаю, почему вас возмутили упругие бока? Не считаете их упругими или отрицаете наличие боков? И, видимо, это опять территория только личного восприятия, а восприятие у каждого свое.
8."...- нервы импульсами перемещаются по телу Ника? Сверху вниз?" А теперь цитата из текста:"...нити нервов импульсами понесли эту раздражающую волну..." Нервы электрическими импульсами передают информацию в мозг, поэтому их нити (аксоны) и понесли волну импульсами. Из текста не следует, что перемещаются сами нервы.
9. "...- поток стягивает на себя мышцы, при том, что нервы уже переместились, и тело невыносимо деформируется. Так, что ли? Как жевательная резинка?" И здесь вы меня повеселили. Почему вы воспринимаете все столь буквально? Есть ощущение, что мышцы "стягивает", но это не означает, что они реально деформируются.
Перечитывая все вами написанное, можно прийти к выводу, что вам непривычны и не понятны применяемые мною сравнения и вы воспринимаете их слишком буквально, что совершенно искажает для вас всю картину. Простите, но я люблю странные сравнения. Позвольте вам тогда посоветовать: не читать моих работ.
10. "Я точно скажу, что фик написан девушкой. Даже, более того, не знакомой вживую ни с одним начальником. Мало того, абсолютное большинство мужчин ­- даже не начальников ­- прекрасно справляется с зовом плоти, а миф о потере реальности от желания создан лишь для того, чтобы потешить ваше, девочки, самолюбие. Не более." Это меня позабавило больше всего. Конечно, можно было бы пуститься в рассуждения и опровергать почти каждое ваше словно и написать больше, чем уже написано. Вот только мне совершенно ясно, что это не имеет никакого смысла.
Вы хотели потыкать меня носом в логику, но нарушений именно логики я так и не вижу, я вижу, что вам не нравятся мои сравнения, но логику они не нарушают.
И спасибо вам за то, что вы почти не вспомнили о тезисе и почти не приписали личности автора характеристики героев, которые вам не понравились.

+5   Спам
5 Almond   (07.10.2012 16:25)
Странно, автор, вас просто "позабавило" то, что вам написал не просто один из лучших рецензентов сайта, но еще и администратор оного же. И это вместо того чтобы прислушаться?
Вам кажется, что ваши сравнения нормальные? Во-первых, они противоречат реальной анатомии. Во-вторых, они настолько оксюмороны, что поневоле оглядываешься в поисках психиатра. В третьих - они просто дико смешны, а из-за этого сцены секса вообще не воспринимаются.
Ну уж коли вы взялись за приличную НЦу, надо ей соответствовать. Ага, у админа другое восприятие, чем у вас, и жизненного опыта, видно, побольше.
У меня, (неожиданно для вас) - тоже другое восприятие. Вот я оглядываю себя.... Госсподи, где ж вы нашли такого мужчину?! Член на ощупь, как влажный дельфин, да еще и квадратный (бока же у него), ушки с верхушками... А! еще и с ребрышками... Это же монстр, а не мужик! Прямо даже как-то и страшно, и обидно стало, ну вот как бы вы отреагировали, если бы я назвал женскую промежность плоской склизкой камбалой, а уши - похожими на пик Эвереста?

Автор, вы говорите: не читать ваших работ? Мило... А поправить, значит, ничего не хотите? Прикольно, конечно, на моем сайте мне говорят - не читайте))))).
В таком случае, я вам советую просто не публиковаться у нас. Двенадцатилетних ссыкух, которым будет нравится подобное, вы найдете где-нибудь в другом месте. Удачи.

+4   Спам
6 Thinnad   (07.10.2012 16:33)
Автор, автор... Зачем накладывать косметику, если сам фик нужно переписывать и "послеоперационные рубцы" всё равно останутся? В конце концов, правила правописания - это дело техники, в то время как основную проблему побороть можете только вы сами.
Я прекрасно понимаю, к какой цели вы стремились, пока писали этот опус. Возможно, вы её даже достигли, поскольку людям вообще-то обычно нужно немного.
И вашего творчества вполне хватит подрочить какому-нибудь юному читателю. Верю.
Вы пытаетесь эпатировать читателя, подбирая новые описания члену и его окрестностям. Вы не понимаете, вероятно, что это всё равно что новая помада на старой шлюхе (пардон за сравнение). Вы раз за разом жуёте одно и то же блюдо. Только добавляете специй по своему вкусу.
Да, я отношусь к описаниям очень ревниво, поскольку у меня образное мышление. И потому я и являюсь гаммой, причём гаммой очень хорошей. Я указываю вам те нелепости в тексте, о которые читатель спотыкается, а высказать не может. Разве что действительно читатель малолетний совсем. В таком случае я опасаюсь, что он начнёт воспринимать секс именно так - как серию механических упражнений и реакций раздражённой плоти.
И - да, мне скучно.
Я вообще не увидел идеи ни в одной из частей цикла. Вы скажете, мол, ПВП не должно иметь идею?
Ошибаетесь. Любое литературное творчество должно её иметь. Секс - это не физкультура, автор.
И вы МНЕ расскажите, о чём думают мужчины и как они воспринимают отношения. Вы собрались мне опровергать мои рассуждения? На основании чего? Моё мировосприятие отношений лишено смысла? Хм. Вот это меня РЕАЛЬНО позабавило.

И да - я потыкал вас носом в логику. Потому что логика повествования нарушена чудовищно. Оно негармоничное и деформированное, как и психика ваших персонажей.
Спасибо, что напомнили о том, что персонажи отражают личность автора. Я подумаю над этим. Что-то в этом есть.

Если вы не собираетесь править ваши работы, то по истечении семи дней они будут удалены.

Советы "не читать" я не принимаю. Это мой ресурс.

+1   Спам
7 RossomahaaR   (18.02.2013 17:45)
Ушки, зубки у взрослых мужиков... о боги! Я уж молчу о том, что начальник, мягко говоря, хил: не смог высвободиться из галстучных пут. Наверное, мало каши ел, что в прочем, не удивительно - в обеденный перерыв он не тем занят.
После почтения я сидела с точно таким же лицом, как и слэшер всея Руси:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн