фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 13:32

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Пожиратели Душ | Глава 9»


Шапка фанфика:


Название: Пожиратели Душ
Автор: Amidas
Фандом: Ориджинал
Персонажи/ Пейринг:Лара\Себастьян
Жанр: Детектив, Агнст
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Предупреждение: Секс с несовершеннолетним, Изнасилование
Содержание: Вы когда-нибудь слышали сказки о Пожирателях Душ? Нет? А вот я слышала и даже видела одно из них, в далёком детстве. Я решила перечеркнуть историю своей семьи и сбежать, что удивительно, мне это удалось. Я отучилась в школе, а затем поступила в полицейскую академию, недавно стала детективом. Переехав в маленький городок на окраине штата Огайо, я надеялась, что смогу спокойно прожить свою жизнь, не вспоминая своих кошмаров, но как выяснилось прошлое всегда настигает.
Статус: закончен
Размещение: Публиковать на других ресурсах только с разрешения автора


Текст фанфика:

POV Автор
1995 год, 31 августа, город Тин Вотер, штат Делавер.
«Дорогой дневник!
Завтра я впервые иду в школу. Жду не дождусь, когда увижу своих одноклассников, когда буду учиться. Мои родители волнуются за меня, хотя с чего бы это? Всё ведь ходят в школу, и они ходили, что там такого страшного, что мать постоянно плачет, а отец подбадривает меня? В общем, завтра мой первый день в новом мире. Интересно, пропустят меня туда вместе с Китти?»

Девочка закрыла свой дневник и спрятала его под подушку, чтобы никто не нашел и не дай Бог, родители не увидели. Лара взяла игрушечного котёнка, свою Китти, погладила по голове и сказала:
— Ну что, Китти? Готова к завтрашним приключениям? – спросила девочка. – Завтра мы увидим нашу школу. Надеюсь, тебя пустят.
Она положила игрушку рядом с подушкой, а затем потушила настольную лампу, что стояла на прикроватной тумбочке. После этого закуталась в тёплое мягкое одеяло и блаженно уснула, представляя, как завтра оденется в новое платье, оденет рюкзак, возьмёт любимую игрушку, и пойдёт в школу.
Если бы только эта девочка знала, что завтра вся её жизнь будет исковеркана...
… — Вот теперь ты у нас красавица! – сказала Ларе мама — Сара. – Сегодня твой первый день в школе. Не волнуешься?
— Немножко, — ответила Лара. – Но всё же будет хорошо, мам. Не надо плакать! – попросила дочка, когда увидела, что у матери снова на щеках засверкали слёзы.
— Да я плачу от радости, доченька! – сказала Сара. – Ты у меня уже такая большая! Вон в школу идешь. Оглянуться не успею, а уже придётся тебе платье на выпускной покупать.
— Мам, — девочка обняла плачущую мать, стараясь успокоить Сару.
— Так что у нас тут происходит? – спросил пришедший отец — Семуэль. – Почему мои дамы плачут? Давай, Лара, садись в машину, я тебя прокачу до твоей школы!
— Пока, мам! – попрощалась дочка с любимой матерью.
Отец услужливо усадил семилетнюю дочь на заднее сиденье автомобиля, и поехал в сторону их образовательного учреждения. Сара помахала мужу и дочери рукой на прощание.
Школа была прекрасным местом: всё красиво, чисто, убрано. Ларе и многим другим первоклассникам показали их персональные шкафчики, куда они могли складывать личные вещи. А затем проводили в класс.
Деревянные парты и стулья были новые, девочка села за третью парту, поближе к окну, она всегда любила смотреть в окно, так ей было спокойнее. Она постоянно сидела у окна, в автобусе, в машине, везде, где только была возможность сесть у него, чтобы посмотреть, что твориться на улице, поглядеть на пейзаж и других людей.
Детей на какое-то время оставили одних, а потом в класс зашел мужчина, ему было лет тридцать пять, высокий, крепкий, импозантный, одет он был достаточно хорошо и элегантно. Только вот лица его никто и никак запомнить не мог, вроде смотришь на него и запоминаешь, а как отворачиваешься, так сразу забывается.
— Здравствуйте, дети! – поздоровался мужчина, приятным, хорошо поставленным голосом.
— Здравствуйте! – хором ответила детвора.
— Так, вот ваш первый и несложный урок. С учителем надо здороваться по-другому. Когда в класс заходит учитель, надо всем встать из-за парт. Ну-ка встали, — дети все дружно встали. – Вот хорошо! А теперь, когда учитель поздоровался с Вами, надо просто кивнуть, — первоклашки всё дружно кивнули, и стали садиться. – Стоп, стоп, стоп! – сказал вдруг учитель, вставив в свой монолог нотку разочарования. – Садиться нужно только тогда, когда учитель разрешит. Ясно?
— Да, — ответили дети.
— Вот и отлично, а теперь садитесь.
Первоклашки дружно сели, во все глаза, глядя на своего учителя.
— Итак, сегодня наше первое вводное занятие. Я вам расскажу, что вы будете делать в школе…
Учитель понравился всем ребятам, он рассказывал интересно, вдохновлено, красиво. Описывал все прелести школьной жизни, о том, что школьные годы — это самая светлая пора в жизни любого человека и именно её они будут помнить всю жизнь.
К концу урока, учитель раздал необходимый комплект учебников, а потом попросил открыть дневники и записать завтрашнее расписание уроков. Лара достала ручку и новенький купленный дневник, гордясь, что у неё завтра начнутся первые в её жизни уроки. Но когда она перелистнула страничку, больно порезала палец об бумагу.
— Ай! – громко вскрикнула она.
— Что такое? – обеспокоенно спросил учитель.
— Я палец порезала, — чуть не плача ответила девочка, поскольку ей было очень больно, а так много крови она увидела впервые. Лара, конечно, получала синяки и ссадины во время игр и беготни, как и все нормальные дети, но такой большой кровоточащей ранки у неё не было никогда.
Учитель подошел к ней, посмотрел на палец и достал из кармана пиджака платок.
— Всё хорошо, — сказал он, прикладывая платок к ране, — иди в мед кабинет, сестра Медисон промоет и перевяжет ранку. Выйдешь из класса и пойдёшь направо, первая дверь с левой стороны. Ты его сразу узнаешь по красному кресту и надписи. Иди, не потеряешься. А расписание у одноклассников спишешь.
Кабинет девочка нашла быстро, медсестра успокоила её, промыла ранку обычной перекисью, отчего Лара едва не впала в истерику, поскольку, жидкость начала жутко щипаться. Потом Медисон тщательно забинтовала пальчик девочки и отправила её обратно в класс.
— О, ты уже вернулась, — приободрился учитель, мило улыбаясь. – Садись на место, ещё успеешь расписание списать. Оно на доске написано.
— Я испачкала ваш платок, — виновато сказала Лара, отдавая платок учителю.
— Ничего страшного, главное, что с тобой всё в порядке, иди, садись, списывай расписание, — говорил мужчина, забирая платок у девочки.
Когда Лара записала расписание, прозвенел звонок, всё дружно покинули класс, поэтому никто не увидел, как учитель осторожно попробовал на вкус кровь маленькой девочки, что осталась на платке.
Сначала у него на лице появилось удивление, а затем появилась злорадная ухмылка. Если бы кто-нибудь увидел сейчас его лицо, то испугался бы, поскольку в глазах учителя плясал поистине дьявольский огонь.

1995 год, 30 сентября, город Тин Вотер, штат Делавер.
Целый месяц Лара ходила в школу и училась. Девочка с интересом изучала новые предметы: математику, английский, была среди первых по результатам на уроках физкультуры. Она постоянно носила с собой Китти, рассказывала ей про каждую мелочь: каждую деталь, про уроки, про учителей.
Одноклассники уже привыкли, что Лара ходит везде со своим игрушечным котёнком и постоянно с ним общается. Девочке всё ещё тяжело было привыкать к тому, что теперь треть дня она будет проводить в совершенно другом месте, а не дома или в детском саду.
В этот день всё было как обычно, последний урок только что закончился, дети собирали свои рюкзаки и спешили на школьный автобус, который развозил их по домам.
— Дейс, останься, — строго сказал вдруг её учитель.
Девочка запаниковала. Почему он потребовал остаться? На уроке она вела себя спокойно, слушала учителя, записывала всё, что он говорил.
— Всё в порядке, Лара. Я просто хотел с тобой поговорить, — успокоил он девочку, видя испуганное лицо, и сделал какие-то пометки в журнале. – Ты очень способная девочка, — сказал вдруг он.
— Вы так считаете? – обрадовалась Лара. Естественно, какому ребёнку не понравиться, что его хвалят?!
— Конечно, более того, я тебе открою секрет, — заговорщицки сказал мужчина. – Я вижу скрытый потенциал, то, что у тебя ещё внутри. Оно ещё не оформилось, но растёт. А жизнь кротка и этот потенциал может так и не развиться.
— И что же делать? – обеспокоенно спросила она.
— Всё это можно исправить, — воодушевленно поведал мужчина, закрывая журнал. – Я предлагаю тебе посещать дополнительные занятия. Не волнуйся, ты будешь приходить домой всего на часик позже, но знать при этом намного больше, чем одноклассники.
— Правда? То есть я буду ещё лучше их?
— И не только! — уверил её педагог.
— А если родители не согласятся? – грустно предположила Лара.
— А вот мы сейчас у них и спросим, — улыбнулся мужчина. – Иди, одевайся. Поедем к тебе домой, и я поговорю с родителями. Только ты должна будешь помочь, ты же хочешь быть лучше своих одноклассников?
— Конечно, хочу, — приободрилась маленькая девочка, а затем достала из рюкзачка своего игрушечного котёнка. – Только если они согласятся, можно я буду брать с собой Китти? Ей тоже это всё интересно.
— Конечно, пускай и Китти занимается с нами, — с улыбкой согласился он. – Поехали спрашивать твоих родителей.
Через полчаса учитель подвёз Лару до её дома. Сара и Семуэль встретили педагога очень хорошо, налили кофе, спросили как дела. И, естественно, согласились на дополнительные занятия, после того, как мужчина похвастался успехами и исключительностью дочки. Да и потом, как можно отказать, когда ребёнок так вдохновенно просит у родителей посещать эти самые занятия?
На том и решили, педагог покинул дом семьи Дейс, удовлетворённый своими успехами.

1996 год, 13 февраля, город Тин Вотер, штат Делавер.
Сегодня у Лары был день рождения, выпал он на пятницу, но родители не унывали. Они сделали дочери торт, украсили гостиную, купили подарки, сладости, в общем, всё, что только может порадовать маленькую девочку.
Семуэль и Сара взяли отгулы на работе только чтобы с самого утра заняться приготовлением к празднику. Им хотелось порадовать свою дочку, поскольку в последнее время она стала сама не своя.
Два месяца назад она начала приходить после школы и этих дополнительных занятий какая-то грустная и задумчивая. Если раньше она с радостью познавала мир, то теперь старалась отгородиться от него, со своими одноклассниками вообще перестала общаться. За семь месяцев она не завела ни одной подруги, что было очень странно. Она стала замыкаться в себе, если раньше Лара была «живой» и активной, то сейчас её, как будто, подменили. После занятий она приходила грустная, часто запиралась в комнате, а во время ужина почти не разговаривала. Единственное, с кем она говорила это со своей игрушкой, — Китти, которую девочка не выпускала из рук.
Родители уже не знали что делать, обращаться к психологу они не хотели, а то ещё начнут говорить на дочь, что она психичка, дети станут показывать на неё пальцем. А маленькие дети бывают очень жестоки, на неё и так все косо смотрят, потому что девочка постоянно разговаривает с игрушкой, так теперь ещё и это. Поэтому родители решили, что надо устроить девочке весёлый праздник, с салютом, тортом и сладостями. А заодно, под аккомпонимент всего этого, потихонечку выяснить у дочери, почему она стала такой замкнутой.
Лара пришла домой, не смотря по сторонам, а когда подняла голову, то увидела, что стол в гостиной просто усыпан сладостями, а в центре стоит большой торт с восемью свечами.
— С Днём Рождения! – прокричали папа и мама, выпрыгивая из-за угла.
— Мама, папа, спасибо! – закричала радостная девочка, хлопая в ладоши и подбегая к столу.
— Загадай желание, — сказала мама. – А теперь задуй свечи!
Радостная девочка задула все восемь свечек и полезла пальцами в торт.
— Подожди, пускай мама порежет торт, а потом будем есть! – сказал папа, присаживаясь рядом с Ларой.
Сара быстро порезала торт, каждому дала по кусочку и счастливая семья начала есть лакомство. Всё было как обычно, девочка смеялась, говорила смешные скороговорки, ничего не напоминало о том, что у дочери четы Дейс было угрюмое настроение последние пару месяцев.
— Так, а теперь перейдём к подаркам, — с улыбкой говорила Сара, доставая из-под стола три упаковки.
В первой, самой большой были новые сандалии для девочки. Лара им очень обрадовалась, она давно хотела такие сандалики на весну, во второй упаковке была красивая кукла и несколько платьев для неё. А в третьей видеокассета с мультиками «Том и Джерри».
— Мама, давай посмотрим! – попросила девочка.
— Конечно, солнышко, — согласилась Сара и поставила кассету в видеомагнитофон.
Полчаса вся семья дружно смотрела мультики про приключения кота и мышки, полчаса девочка сидела и смеялась над очередной попыткой Тома состроить пакость Джерри.
Сара осторожно кивнула Семуэлю, чтобы тот начал разговор с дочерью.
— Милая, — обратился отец к Ларе. – Как у тебя дела в классе? С кем-нибудь подружилась?
— Нет, — сразу же сникла девочка и отвернулась от телевизора.
— Ну, что же ты так? Ты же у нас такая красивая девочка, такая милая и общительная, а с тобой никто не хочет дружить? – не понимал отец.
— Нет, — снова коротко ответила Лара, снова начиная уходить в себя.
— Солнышко, — сказала вдруг мама, обнимая дочку. – Ну, почему ты такая грустная постоянно? Ты же постоянно бегала, общалась. Да чтобы тебя посадить на стул приходилось тебе пообещать коробку конфет, а тут приходишь постоянно какой-то уставшей, потерявшей интерес ко всему…
— Мама! Можно я больше не буду ходить в школу? – вдруг взмолилась девочка, глаза у неё увлажнились.
Родители были поражены такой разительной перемене в настроении ребёнка. Лара не просила, не устраивала истерику на ровном месте, она именно умоляла их.
— Детка, но в школу нужно ходить. Ты же так мечтала об этом, так хотела постигать новое. Что вдруг произошло? – не понимала мать.
— Наш учитель, он спрашивает меня странные вещи на занятиях и задаёт странные вопросы, — говорила она.
— Какие, например? – спрашивал Семуэль.
— Ну, он спрашивает меня, что такое жизнь и как я отношусь к тому, если кто-нибудь умирает. Что я чувствую, когда вижу как на моих глазах кто-то умирает. Как бы я поступила, если бы вы умерли.
Родители были поражены. Как такое мог спрашивать педагог? Девочке же всего восемь лет, ребёнок ещё даже не совсем понимает, что такое жизнь и смерть. Зачем он травмирует психику ребёнка?
— Мама, папа. Не водите меня больше в школу. Я боюсь нашего учителя! – срывающимся голосом и со слезами на глазах просила девочка.
— Мы не можем тебя не водить в школу, — осторожно начал отец. – Но я обещаю, я погорю с твоим учителем в понедельник!
— Вы такие же, как и он! – закричала вдруг Лара и побежала наверх, в свою комнату. – Я вас ненавижу!
— Лара! – крикнула мать, но тут же послышался хлопок двери в комнату дочери.
— Что там твориться у него на занятиях? – спрашивала Сара.
— Не знаю, но я поеду к этому гаду прямо сейчас! – разозлился Семуэль.
— Дорогой, только не наделай глупостей, — крикнула вслед уходящему мужу Сара…
… Семуэль вёл машину, нарушая все возможные скоростные режимы, он прекрасно знал, где живёт педагог и единственным желанием разъярённого отца было набить этому уроду морду. Да что этот учитель себе позволял? Да как он мог спрашивать у восьмилетней девочки такие вопросы? И уж тем более ставить её в такие гипотетические ситуации.
Остановившись у дома на окраине, мужчина начал ожесточённо бить кулаком в дверь. Через пару минут дверь отворилась.
— Что вы барабаните, хотите дверь мне выбить? – не понимал вышедший на порог учитель.
— Нет, я хочу Вам зубы выбить, — сказал разъярённый отец.
— Простите? – удивлённо поднял бровь мужчина.
— Ты что себе позволяешь? Ты что спрашиваешь у моей дочери? Хочешь ей психику окончательно поломать? Да я тебя посажу!
— А, — вдруг осенило педагога. – Вы Семуэль Дейс! Проходите!
Семуэль немного опешил от такого поведения. Этому учителю, похоже, было абсолютно всё равно, что крепкий мужчина, стоящий в дверях мог ему сейчас лицо расквасить.
Отец Лары прошел в гостиную, окна были плотно занавешены толстыми шторами. В комнате царил мрак, витал какой-то непонятный запах, то ли благовоний, то ли ещё чего-то наподобие этого.
Учитель куда-то ушел, Семуэль решил осмотреть помещение, но тут его сбили с ног, мужчина упал на колени, а затем ему заломили руки за спину и крепко держали, не давая подняться.
Рядом появилось существо, да именно существо. Оно словно было сделано из гладкой глины, имело форму мужского человеческого тела, только вот глаза были светящиеся и красные. Сзади было такое же существо, только оно было сделано в форме женского тела, оно же и держало мистера Дейса за руки.
Мужчина старался вырваться, убежать отсюда, но эти два создания держали его слишком крепко.
— Простите, что пришлось обходиться так грубо, но иначе никак, — сказал пришедший учитель.
У Семуэля глаза расширились от удивления, этот педагог держал за шкирку парня лет двадцати. Парнишка был связан, а судя по крови и синякам, его ещё и избили.
— Кто вы такой? Франкенштейн? – спрашивал мистер Дейс.
— Нет, — сказал учитель. – Франкенштейн занимался изучением феномена воскрешения. Я же занимаюсь тем, что не даю людям стареть.
С этими словами безумный учитель бросил паренька в комнату и достал откуда-то кривой нож. Парень попытался отползти, но педагог-маньяк с неожиданной прытью подошел к жертве и вонзил тому нож в грудь, прямо в сердце.
Семуэль опять забился в руках держащих его созданий, понимая, что его теперь живым отсюда не выпустят. Но он замер, когда увидел, что из груди паренька пошло золотое сияние и начало вливаться в руку убийцы.
Мистер Дейс снова забился, когда этот маньяк, с совершенно безумными глазами, подошел у нему.
— А теперь, я покажу вам, к чему я готовлю вашу дочь, — проникновенно прошептал педагог и прислонил свою руку к груди мужчины.
Семуэль хотел закричать, но крика не было, поскольку тело просто отказывалось его слушаться. Внутрь вливалось что-то сильное, запредельное, что-то такое чему нет названия. Казалось, теперь мистер Дейс мог свернуть горы, переплыть океан, даже взмыть в небо.
Когда педагог отпустил невменяемого Семуэля, приказал:
— Убейте его.
Существа, к которым он обратился, с энтузиазмом начали выполнять поручение, но пленённый отец Лары, неожиданно легко вывернулся из цепких рук. Бросился на "мужчину" и просто оторвал ему голову, а женщину он легко поднял над землёй и насадил на острую вешалку спиной. Существо задёргалось, старалось ударить обидчика, но разъярённый отец начал вырывать голыми руками у неё руки и ноги, разрывать на части тело.
Только спустя полчаса мистер Дейс успокоился.
— Браво, — удовлетворённо сказал учитель. – Этих големов я создавал не так долго, не велика потеря. Но вы быстро ухватились.
— Что? Что это было? – не понимал Семуэль.
— То чем овладеет ваша дочь, если вы не будете мне мешать, — говорил тот. – Этих големов трудно убить, они только кажутся хрупкими, а вы разорвали их голыми руками. Попробуйте отломайте хотя бы кусок у «мужчины».
Семуэль наклонился к этому, так называемому «голему», схватился за ногу и дёрнул со всей силы, а затем схватился за своё плечо, вскрикнув при этом. Мистер Дейс едва не вывернул руку из сустава, когда резко потянул.
— Вот видите. Я вам дал лишь крупицу, а она наделила вас такой огромной силой. Представьте, что может сделать полная душа? – спросил учитель, подойдя к мистеру Дейсу.
— Так вы забрали у этого человека душу? – изумился Дейс.
— Да, только она имеет ценность. Ни органы, ни ткани, а именно душа, — это самое дорогое, что есть у нас, а мы разбаразариваем её, тратим на ненужный опыт. В человеческом теле только она ценна. Она может вам дать не только силу, но и здоровье, власть и вечную молодость. Вам, вашей жене, вашей дочери!
— Моя дочь… вы заставите её убивать? – спрашивал отец Лары.
— Смерть всего лишь переход от одного состояния в другое. Подумайте, сколько ежедневно умирает людей, в автокатастрофах, от наркотиков, совершают самоубийство… Отбросы общества. Мы лишь чистильщики, которым дана власть дарить людям вечную жизнь, вечное счастье с любимыми людьми. Вы бы хотели жить вечно, никогда не стареть, никогда не болеть? Неужели вы готовы отнять этот шанс у своей дочери. Такие как мы с ней рождаются крайне редко…
… Сара ждала мужа уже три часа, женщина сидела и читала молитвы. Она не была слишком набожным человеком, но она чувствовала, что что-то случилось, что что-то не так. Поэтому оставалось уповать только на Божью помощь. Сара уже хотела поехать за мужем, как дверь отворилась, и внутрь вошел Семуэль.
— Господи, Семуэль! Ты как? Что с тобой? – обеспокоенно спрашивала женщина, видя, что её мужа немного пошатывает и он смотрит каким-то затуманенным взглядом.
— Всё хорошо, Сара! Всё отлично! – сказал мужчина, лучезарно улыбаясь.
— Ты поговорил с учителем? Узнал, что он делает с Ларой?
— Да, поговорил, — ответил он, всё так же улыбаясь и медленно снимая зимнюю куртку.
— И что? Ты решил с ним этот вопрос? – спрашивала женщина.
— Да, Сара. Всё в порядке, наша дочь будет продолжать ходить на эти занятия, — обрадованно известил мужчина, ещё больше улыбаясь.
— Семуэль, ты пьян? Или это наркотики? — Сара старалась найти любое объяснение неожиданной радости мужа.
— Нет, со мной всё в порядке. Всё хорошо, Сара. Ты даже не представляешь, чему он учит нашу дочь, да она уникальна! Лара нам потом за это спасибо скажет, она подарит нам всё, о чем может только мечтать человек.
— Но она же боится его! Ты же видел, до чего он довёл нашу дочь! – говорила Сара, едва не срываясь на крик.
— Поверь! Это самое прекрасное, что только может случиться с людьми, — проникновенно поведал мужчина. – Всё будет хорошо, Сара. Лет через десять-пятнадцать вы обе скажите мне спасибо.
С этими словами муж пошел наверх, слегка шатаясь. Сара могла же только укоризненно смотреть на своего супруга.

1998 год, 17 марта, город Тин Вотер, штат Делавер.
«Дорогой дневник!
Три года я хожу на эти занятия. Но так и не понимаю, что от меня хотят. Учитель… кто он такой? Все эти годы он мне постоянно говорил о жизни о смерти, о том, что надо делать, когда человек умирает. О том, как надо забирать душу. Как можно забрать душу у человека? О чём он вообще говорил? А мои отец с матерью, — их как-будто подменили. Моя мать стала постоянно водить меня в церковь, просила покаяться в каких-то грехах. А отец… Он теперь сам отвозил меня к учителю. Они постоянно пропадали вместе, его постоянно не было дома. Что происходит? Я не могу понять…
Сегодня пропала Китти. Эта игрушка для меня стала единственной отдушиной, единственным другом. Я уверена, что Китти осталась в доме у учителя. Вот уже год я хожу на занятия к нему домой…»

Утром девочка, как обычно собиралась в школу, собрала необходимые учебники, тетради и пошла вниз, чтобы быстренько перекусить и побежать в школу. Хоть её первый учитель уже не преподавал в их классе, но на занятия она ходила исправно. Пару раз девочка пыталась не пойти туда, но тогда её брал отец и привозил к педагогу домой обещая наказать дочь за непослушание и пропуски занятий.
Мать же старалась приобщить дочку к доброте, к светлым чувствам, но Сара постоянно уходила, когда отец и учитель появлялись на пороге дома, мать никогда не было рядом с дочерью, когда она была ей так нужна.
На столе в кухне были сандвичи, стоял горячий чай. Лара быстро перекусила, но как только девочка обернулась, увидела перед собой отца. Он смотрел на неё затуманенным взором, а позади него стояла заплаканная мать.
— Сегодня ты в школу не поедешь, — твёрдо сказал отец.
— Почему? – не понимала Лара.
— Потому что у тебя сегодня другие планы, — говорил он, больно хватая дочь за руку и ведя к выходу из дома.
— Папа, отпусти! – кричала девочка, стараясь вырваться из цепких рук отца, поскольку ей было больно.
— Нужно ехать, — сказал отец, запихивая Лару в машину и увозя её вглубь города.
Они остановились у тату-салона, их там уже ждал учитель.
— Папа, я не хочу! – закричала девочка, стараясь вырваться из стальной хватки, но отец держал её крепко.
— Заткнись! – заорал отец и ударил дочь.
Впервые в своей жизни он ударил свою девочку, которую они с женой так долго ждали, которая была их отрадой и единственной радостью. Именно в этот момент мир иллюзий для Лары рухнул, именно в этот момент она поняла, что теперь ей нужно надеяться только на себя и ни на кого больше. .
Её грубо подняли и поволокли внутрь помещения. Внутри никого не было, поскольку на двери салона красовалась вывеска, — «Закрыто».
Полубесчувственную и плачущую Лару притащили в кабинет мастера. Учитель оголил девочке руки и сказал сидящему в кабинете мастеру:
— Сделаешь по два цветка на каждой руке, один с внутренней стороны, второй с внешней стороны. Всё как на эскизе и не вздумай ошибиться.
— Хорошо, но девочке всего десять лет. Я не хотел бы…
— Я разрешаю, — тут же выпалил отец Лары, его уже колотила мелкая дрожь.
— Ладно, тогда выйдите, пожалуйста, — попросил мастер татуировки.
Перед тем, как учитель и отец вышли из помещения, дочь услышала краткий диалог.
— Мне нужно, — говорил Семуэль.
— Не волнуйся, скоро ты получишь своё, — убеждал его учитель и закрыл за ними дверь.
Несколько часов девочка провела в кресле мастера, Лара не шевелилась, хоть и чувствовала жуткую боль в запястьях. Мастер постарался на славу, а потом, когда рисунки были закончены, девочке обмотали руки плёнкой, чтобы рисунок нормально высох и сохранился.
— Всё готово, — сказал мастер, когда вывел девочку из помещения.
— Спасибо, — поблагодарил учитель и отдал мастеру татуировки толстую пачку купюр. – Отвези девочку домой. Пускай отдохнёт! А через пару дней я приду.
— А как же я? – недоумевал Семуэль, невменяемым голосом.
— Не волнуйся, ты получишь своё, — с улыбкой говорил педагог и ушел из помещения.
Отец повёз дочь обратно домой и запер в комнате, чтобы она не могла выйти, и хоть как-то повредить свежий рисунок на её руках.

2001 год, 14 апреля, город Тин Вотер, штат Делавер.
«Дорогой дневник!
Сегодня я пишу эту последнюю запись, поскольку у меня теперь нет никаких сил. Я хочу повеситься, утопиться, порезать вены, всё что угодно, но у меня не получается! Теперь я знаю, зачем мне нарисовали эти цветы, теперь я знаю, к чему меня готовил мой учитель, именно к этому кошмару.
Мой отец теперь стал сам не свой, ему вскружили голову, но он не понимает. Учитель пленил его вечной жизнью, а отец повёлся! Я могу дать ему эту жизнь, могу продлить его существование. Да я много чего могу! Но то, как мне это достаётся... Вчера я самостоятельно сделала это… Забрала душу у своего одноклассника, который постоянно задирал меня, постоянно обзывал сумасшедшей. Я хотела ему отомстить, но не так. Я не знаю, как дальше жить и что мне делать. Я просто хочу умереть… Боже, дай мне умереть! Подари мне смерть, больше я ни о чём не прошу…»

Дневник уже давно не прятался под подушку. А любимая игрушка уже давно была забыта, девушка-подросток уже давно жила на военном положении. Мать ушла в монастырь, не выдержала этого, не смогла бороться и предпочла бросить дочь, бросить «дитя Сатаны». Отец же воспитывал из неё чудовище, а учитель обращался с ней всё более жестоко.
Ничего у неё уже давно зреет план, осталось ещё немного потерпеть, нельзя торопиться, иначе её поймают.
Девочка посмотрела на дневник и бросила его в ящик стола, чтобы больше не видеть его и никогда больше не писать в дневниках свои мысли.
Следующий день был выходным, Лара думала, что её оставят в покое, но в это утро к ней пришел учитель. Девочка лежала на кровати. Даже не посмотрела на человека, который исковеркал ей жизнь, который исковеркал жизнь всей семье Дейс.
— Вставай, — приказал он.
— Отвали от меня, урод! – огрызнулась она. Всё-таки подростковый возраст давал о себе знать.
Учитель подбежал к ней, схватил за руку, приподнял с кровати и со всего маху ударил её по лицу. Лара упала и заплакала, потирая горящую щеку.
— Я тебе говорил, чтобы не дерзила. Собирайся, поехали, — сказал он.
— Никуда я с тобой не поеду, — сквозь зубы прошипела она.
— Мне позвать отца? – спросил мужчина, гадко ухмыляясь.
Лара дернулась и стала собирать вещи. Если ещё с этим уродом можно было как-то общаться, то с отцом общаться было невозможно, он постоянно бил дочь, постоянно её корил за то, что та не давала ему энергию душ, которую отдавал ей её учитель.
Девочка-подросток быстро собрала необходимые вещи и вышла из дома, села в машину учителя и поехала в его дом. Этот жуткий дом она изучила сверху до низу. Скольких людей загубил этот человек, скольких невинных детей он приводил туда для своих экспериментов. В этом доме жило двое парней, со схожими татуировками, только у одного было пять цветов, у другого всего один цветок. А у учителя тоже были эти дьявольские цветы, их было шесть, татуировка была на шее.
Доехав до дома, учитель, буквально выволок Лару из машины и повёл её в подвал. Последние несколько лет Лара постоянно проводила в этом подвале, педагог-убийца часто мучил здесь свои жертвы, заставлял девочку поглощать души, питаться ими, использовать их силу, а самое главное смотреть, как он на её глазах убивал очередного несчастного, которому не посчастливилось попасть в руки жестокого садиста и маньяка.
Что в этой ситуации больше всего пугало Лару, то, что ей это нравилось, только когда в её теле мечется чужая душа, только тогда когда она наполняет силой тело, только тогда девочка чувствовала себя полноценной. Её это пугало, она не хотела этого, но понимала, что назад дороги уже нет.
Она уже вкусила этот запретный плод, она уже попробовала чужую душу на вкус, смерть больше не страшила её, а наоборот, радовала, поскольку это был стимул дальше тренироваться и становиться подлинным… Кем?
Чудовищем? Монстром? Таким же садистом, как и её учитель? Ей не хотелось этого, не хотелось становиться такой же. Но как забыть о тех ощущениях, которые ей дарит сам процесс поглощения чужой души. Ведь только так она чувствовала себя всесильной, нужной и могучей сделать все свои мечты реальностью.
Когда Лара пришла в подвал то увидела там кровать, тумбочку и люстру под потолком.
— Что это значит? – спрашивала она.
— Теперь ты будешь жить здесь, — спокойно сказал учитель.
— Как это понимать? Я не собираюсь здесь жить! – орала девочка.
— А тебя никто не спрашивал об этом, — спокойно говорил мужчина, закрывая дверь изнутри.
— Не подходи ко мне! – крикнула она, снимая рюкзак и замахиваясь.
Учитель только ухмыльнулся. Он бросился на девочку так молниеносно, что та не успела даже заметить. Почувствовала только как упала на пол, больно ударившись головой.
— Я поучу тебя манерам! – сказал он.
Лара начала отбиваться от него, но что могла сделать хрупкая тринадцатилетняя девочка, против взрослого, высокого и сильного мужчины? Голова всё ещё гудела, когда мужчина сорвал с неё кофту, а затем начал стаскивать и джинсы.
Она почувствовала, как мужчина начал целовать её, сжимать ещё маленькую подростковую грудь. Было так противно, хотелось вырваться, но учитель подмял её под себя, навалившись на хрупкую девочку всем телом.
Он тут поцеловал её взасос, Лара воспользовалась моментом и со всей силы укусила мужчину за его скользкий и противный язык. Педагог отпрянул от неё, ударил девочку по лицу, а затем поднялся, и поднял её за руки.
— Хочешь грубости. Будет тебе грубость! – прорычал он, сплёвывая кровь на пол.
Мужчина толкнул её к кровати, она оказалась прижатой к матрасу животом, а ноги её остались на полу. Учитель пристроился сзади и резко вошёл. Девочка закричала, из глаз брызнули слёзы, низ живота сразу же сковало дикой болью, а по внутренней стороне бёдер что-то потекло. Неужели кровь?
Учитель смеялся, прижимал её сильными руками к кровати, наслаждаясь каждым её криком, не думая останавливаться или же замедлять темп. Она должна узнать, что такое, когда тобой управляют, чтобы сбить с неё спесь, чтобы знала, чтобы не смела больше никогда дерзить.
А Лара умоляла его остановиться, она старалась думать, о чём угодно, только не о том, что с ней делают, но каждое его движение возвращало несчастную девочку в реальность. Сильная боль не проходила, казалось, только усиливалась.
А мужчина всё ускорял движения, вслушиваясь в крики своей жертвы, слушая их, как музыку для своей уже почерневшей души. С каждым разом она кричала всё громче, чем усиливала его страсть, а потом он сильно дернулся и упал на неё, обильно кончив прямо в неё.
Девочка же лежала скованная болью и унижением, чувствуя, как по бедрам теперь стекает не только кровь, но и сперма этого изверга.
Отдышавшись, мужчина схватил её поперёк живота и бросил на кровать.
— Отдыхай, завтра будет новый день, — сказал он, удовлетворённо посмотрев на неё, на ходу застёгивая штаны.
А девочка так и осталась лежать на кровати, сломанная, но не сломленная…
…Через неделю учитель пришел к Ларе, чтобы снова насладиться молодым телом, но открыв дверь, он не обнаружил там никого.
Как? Как она смогла сбежать? На кровати была записка: «Надеюсь, что ты будешь умирать в страшных муках!»
Девочка сбежала ещё накануне вечером, Лара зайцем пробралась на междугородний автобус и поехала к своей тёте в штат Миссури. Надеялась, что та ещё жива, что не выгонит её из дома.
Тетка приняла беглую родственницу, не стала ничего спрашивать, удочерила измученную девочку, окружила её теплом и заботой. Лара уже забыла, что такое забота, тепло и взаимопомощь, поскольку она уже давно этого не испытывала и не видела по отношению к себе. Тётка устроила её в местную школу, только уже под другой фамилией, чтобы Лару не нашли её отец и «друг».
Лара закончила школу с отличием и поступила в полицейскую академию, надеясь, что сможет уберечь людей от кошмаров, которые ей пришлось пережить. В академии она и узнала, что её отец умер через пять лет, после того, как она сбежала. Его кремировали, а она не стала забирать урну с пеплом, поскольку этот человек предал не Лару, которая на данный момент училась в полицейской академии. Он предал маленькую девочку, которая когда-то пошла в первый класс, и попалась на глаза настоящему монстру, а отец оставил её ему на растерзание.
Взрослая и знающая себе цену девушка ещё могла простить отца, но маленькая девочка, полная надежд и озорства, которая пошла когда-то в первый класс не простит его никогда. Поскольку именно с его молчаливого позволения, душа маленькой невинной девочки была исковеркана, изъедена и разорвана на куски острым кривым ножом…








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Адидас (04.11.2011)
Просмотров: 1261

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4386
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн