фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 19:17

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Katekyo Hitman Reborn

  Фанфик «Солнце, которое не греет. | Главы 6-9.»


Шапка фанфика:


Название: "Солнце, которое не греет"
Автор: Злое Полено
Фандом: "Katekyo Hitman Reborn!"
Персонажи/ Пейринг: Фонг/Тсуна, Реборн/Тсуна
Жанр: Романтика, Психология, Философия
Тип/Вид: Слеш
Рейтинг: R
Размер: Миди
Содержание: Аркобалено Солнца и Урагана поспорили, и теперь Фонг учитель Тсуны.
Статус: Закончен
Дисклеймеры: Не извлекаю коммерческой выгоды. Все права на героев и вселенную принадлежат кому-то ещё.
Размещение: С шапкой и ссылкой
От автора: написано по заявке для Dafna Cullen


Текст фанфика:

Глава 6. О взрывах не спорят.
Тсуна тоскливо смотрел на доску, где Киоко-тян выводила какое-то мудрёное квадратное уравнение. Он уже давно потерялся во всех этих неизвестных, дробях и с трудом понимал, что они в итоге должны найти. То ли вывести оттуда икс, чтобы подставить куда-то. То ли привести к общему знаменателю, чтобы сократить дроби.

Украдкой оглянувшись в окно, Тсуна радостно встрепенулся, увидев в саду под деревом знакомую фигуру. Мастер Фонг пришёл пораньше, чтобы забрать всех хранителей для очередной тренировки. Сути Тсуна пока не знал. Но на этот раз Фонг не рассказал всё заранее, отговариваясь тем, что поручил все приготовления Гокудере-куну, который ходил с самым загадочным видом и горделиво отмахивался, когда кто-то пытался выяснить детали. Вместо обычной подозрительности Тсуна ощущал лишь живое любопытство. Ему было невероятно интересно, что же затеяли Фонг и Гокудера. Конечно, неуёмный, взрывной энтузиазм Хаято заставлял бы понервничать, если бы не чуткое руководство мастера. Фонг ещё ни разу не обманул доверие своего ученика.

Теперь последние двадцать минут урока стали тянуться гораздо медленнее. А ведь впереди у них ещё сдача работ по изобразительному искусству.

Словно насмехаясь над мальчиком, минутная стрелка едва-едва тащилась по циферблату. Вот уж истинным садистом был тот, кто повесил на самом видном месте эти часы.

Тем временем к Фонгу под деревом присоединился Хибари-сан. Он стоял совсем рядом и внимательно слушал, что ему рассказывал улыбающийся мужчина. Потом коротко кивнул без привычного в таких случаях недовольства или угрозы и присел рядом, намереваясь продолжить беседу.

Фонг удивительно хорошо ладил со всеми людьми вокруг. Даже к Хибари-сану нашёл неведомый подход. В последнее время глава Дисциплинарного комитета всё чаще сопровождал Тсуну и компанию на тренировки, хотя раньше о таком и помыслить было страшно. Держался он обособленно, по-прежнему нелюдимо, не вступая ни с кем в беседы. Но всегда приходил, если Фонг приглашал присоединиться к ним. И даже на просьбы Тсуны реагировал теперь не избиениями, а молчаливым согласием.

Звонок избавил мальчика от ставших внезапно неприятными мыслей. Почему-то думать о дружбе между Фонгом и Хибари-саном было как-то болезненно. Не то чтобы он имел что-то против. Но просто...
- Джудайме! Вы готовы к сегодняшней защите проекта? - бодро осведомился Гокудера, как только прозвенел звонок, вырывая Тсуну из раздумий.

Савада коротко кивнул и смущённо заулыбался, вытаскивая свой альбом. Сегодня он на самом деле отлично подготовился, так что можно было не бояться снова публично опозориться.

Вчера после возвращения домой Фонг действительно потащил его в сад. И уговорил рисовать, несмотря на ужасный свет и постоянное назойливое внимание малышей. Но все проблемы удалось разрешить удивительно просто и быстро. Заботливая Нана выдала им уличные фонари, которые Фонг самолично развесил в саду. А детей он усадил рядом с собой и начал рассказывать им какую-то весьма занимательную историю, которую Тсуна, увлёкшись работой, прослушал. Рисовать Фонга оказалось интересно. С каждой линией на бумаге проступал живой, цельный человек, в котором нашлось столько всего удивительного. Добрые глаза цвета потемневшего на солнце бука, которые иногда могли быть очень строгими. Улыбчивые, чётко очерченные губы, с которых одинаково легко слетали невероятные сказочные истории, чтобы порадовать детей, и непонятные на первый взгляд задачки для ученика, которые ставят вопросы, тем самым помогая находить верное решение. Высокие, изящные скулы, придававшее лицу некоторую аскетичную худобу, которая ничуть его не портила. И при всей этой грациозной красоте Фонг был окружён аурой силы. Не той властной, подавляющей силы, которая чувствовалась в Реборне. Скорее он привлекал к себе всех, кто сам силы был лишён. Может, поэтому Тсуне начинало всё больше и больше нравиться проводить время рядом с ним?

- Это там Хибари-сан? - удивился Ямамото, перегибаясь через подоконник, чтобы лучше разглядеть.
Тсуна снова повернулся к окну и замер, наблюдая за тем, как Хибари сидит совсем рядом с мастером, почти касаясь его плечом. Они о чём-то беседовали и оба выглядели вполне довольными. Хибари иногда благодушно жмурился, подставляя лицо солнечным лучам. А Фонг чертил в воздухе какие-то плавные узоры, поясняя каждое движение короткой фразой.

- Этот ублюдок тоже пришёл? - пренебрежительно процедил Гокудера, но видно было, как сильно разволновался. Сегодня ему предстояло вести тренировку и осрамиться перед суровым хранителем облака у него не было никакого желания.

Тсуна поспешно отвернулся и быстро запихнул альбом назад в сумку, потеряв разом всякое желание показывать кому-то готовый портрет. И на вопрос учителя о домашнем задании он ответил привычно, схлопотав очередную двойку. Из головы всё никак не шли Хибари-сан и Фонг, сидящие под деревом. Прав был Реборн. Кому может быть нужен такой никудышный ученик? Мастеру Фонгу наверняка очень скучно с таким никчёмным неумехой, как он. А Хибари-сан совсем другое дело. Реборн всегда ставил его в пример всем вокруг. Сильный, способный, лишённый страхов и сомнений. Неудивительно, что мастер Фонг с таким удовольствием проводил с ним время.

Ребята высыпали гурьбой из школы, прихватив из спортзала Рёохея, который только-только закончил свою тренировку в клубе по боксу.

- Доброго всем дня! - радостно заулыбался Фонг, поднимаясь навстречу. - Тсуна, как прошли занятия?
Мальчик неопределённо пожал плечами, не желая делиться своей очередной неудачей. Да и тренироваться ему уже тоже не хотелось.

- Ну что ж, Гокудера, сегодня мы все твои ученики. Пожалуйста, научи нас своему искусству, - проговорил Фонг, ободряюще кивая напрягшемуся подрывнику.
Хибари презрительно хмыкнул, но тоже поднялся с травы, намереваясь присоединиться ко всем. Гокудера что-то прошипел сквозь зубы, но затевать ссору не стал.

- Надо бы подальше отойти, - задумчиво протянул Хаято, с сомнением косясь на школу, где всё ещё проходили занятия в клубах. Хотя основная угроза, в лице Хибари, сейчас шагала рядом, намереваясь нарушить ряд школьных правил, а так же несколько законов, но всё же лишние глаза и уши им были явно не нужны.

Фонг согласно кивнул, но не стал ничего говорить, дожидаясь инструкций. Похоже, сегодня он действительно решил стать одним из них, участвуя в тренировке исключительно на правах рядового ученика.

Они расселись кружком в лесу за школой, где до этого частенько тренировались вместе с Реборном. Хаято удовлетворённо осмотрел большую поляну, которая находилась достаточно далеко от ближайшего населённого пункта. На расстоянии в десять метров друг от друга в землю он велел врыть три манекена, которые недавно выбросил клуб кендо.

- Сегодня я научу вас всех обращаться с динамитом, - торжественно сообщил Гокудера, выуживая из сумки аккуратно запакованный пакет. Разложив своё богатство на траве, он сорвал обёрточную бумагу и стал извлекать тонкие, длиной в ладонь, шашки с непомерно огромным фитилём.
- Ты таскал их собой целый день? - ужаснулся Тсуна, представляя себе, сколько раз за сегодня они могли взлететь на воздух.

- Ничего страшного, Джудайме! Они совсем не тяжёлые, - радостно заверил Гокудера.
- Странные какие-то, - удивился Ямамото, рассматривая инвентарь для тренировок. - Почему фитиль такой длинный? Я таких у тебя раньше не видел.

- Всё потому что ты... - рявкнул Хаято, но внезапно осёкся, встретившись с внимательным взглядом мастера, хранившего молчание. - Очень невнимательный. Длина фитиля - это время до взрыва. Вам нельзя пока ещё пользоваться короткими, потому что есть шанс не успеть размахнуться. А я обычно использую десятисекундные.

Хибари тоже сделал шаг вперёд, приглядываясь к шашкам, форма которых показалась ему странной. Слишком тонкая и непропорционально длинная. Он мало разбирался во взрывчатых веществах, но уж на память пожаловаться не мог, поэтому не мог не согласиться с внимательным Ямамото.
- Самоделка? - коротко спросил Хибари.

- Да, - так и не поняв, чего больше в словах хранителя облака - презрения или удивления, отозвался Хаято. - Только используя свой собственный состав, можно быть уверенным, что он сработает именно так, как нужно. К тому же, целью является не убойная мощь, а скорее дезориентация противника. Иногда очень полезно бывает начать первую атаку издалека. Суть сегодняшней тренировки в том, чтобы поразить мишень дальним броском. Только вот нас шестеро, а мишеней только три...

- Разобьёмся на пары? - предложил Фонг, опуская ладонь на плечо своего ученика. - Я, как самый неопытный, пожалуй, буду в паре с Тсуной.

Гокудера кисло кивнул, но спорить не стал. Конечно же, он понимал, что Фонг подло мухлюет, но спорить в такой ситуации посчитал несолидным. Он ведь сегодня играл роль учителя.

- Для начала потренируйтесь бросать обычные камни, чтобы прицелиться к мишеням. В бою у вас не будет на это времени, но сейчас это не помешает, - сообщил Гокудера.

Рёохей тут же кинулся собирать камни. Ямамото обрадовался, что сегодняшняя тренировка очень похожа на бейсбол. Фонг, подбрасывая в руке камень, что-то начал рассказывать Хаято, который сначала удивлённо округлил глаза, а потом раздражённо скривился. Тсуну немного удивила такая странная реакция, но вмешиваться он не стал. Вместо этого просто нашёл себе пару камней и попытался докинуть их до манекена. Конечно же, первый не долетел метров на десять до цели. Второй угодил куда-то в кусты.

- Замахивайся корпусом, будто сам летишь вместе с камнем, - посоветовал Ямамото, чётко отщёлкав свои камни прямо в грудь манекена, который жалобно скрипел от каждого удара.
Тсуна старательно подался вперёд всем корпусом, решив воспользоваться советом, который вопреки обычаю оказался вполне понятным. Камень ударился у ног маникена, отскочил и улетел чуть дальше, застряв в кустах.

- Корпусом, а не головой, Савада, - неожиданно раздался голос Хибари над самым ухом.
Тсуна невольно подскочил на месте от неожиданности. Обернувшись, он нервно покосился на Хибари-сана, который уже отвлёкся, поднимая несколько камешков с земли. Уж от кого, от кого, а от него совета никак нельзя было ожидать.

- Ого. Все в яблочко, как и ожидалось от Хибари-сана, - восхищённо присвистнул Ямамото, провожая взглядом три камня, которые угодили точно в голову мишени.

Сам Хибари мгновенно заскучал, поняв, что всё это очень просто и весьма примитивно для него. Поэтому он отошёл ото всех и примостился под деревом, наблюдая, как Рёохей, ставший похожим на «экстримальную» катапульту, швыряется булыжниками в свою несчастную мишень, изрядно перекосившуюся от такого обращения.

Фонг поспешил присоединиться ко всем, закончив секретничать. В его руке всё ещё подпрыгивал небольшой камешек. Немного отведя кисть в сторону, он резко выпрямил её, выбрасывая свой снаряд по направлению мишени.

- Хах, прямо в глаз, - усмехнулся Ямамото, козырьком приложив руки к глазам.
В голове манекена, примерно во лбу, теперь торчал небольшой камешек, запущенный рукой мастера Фонга. Он слегка качнулся на цыпочках и с интересом посмотрел на Хаято, всем своим видом давая понять, что ждёт не дождётся продолжения.

- Раз все закончили, то приступим к самой тренировке, - сказал Гокудера. Он выглядел задумчивым и каким-то подавленным после разговора. - Помните основное правило. Радиус поражения шашек - пятнадцать метров. Это именно то расстояние, которое должно отделять вас от места взрыва. Длина фитиля - время. В среднем фитиль горит примерно полсантиметра в секунду*. Следовательно фитиль в тридцать сантиметров даёт вам примерно минуту. Я буду работать в паре с Хибари. Ямамото с Рёохеем.
Хибари с подозрением покосился на Хаято, но промолчал. Сообщать всем и каждому, что работать с кем бы то ни было он не намерен, лишнее. Все и так это понимали.

Ребята разбрелись по парам. Хаято раздал динамит и зажигалки, напоминая про технику безопасности.
- Я начну во имя экстрима! - обрадовался Рёохей. Он дисциплинированно поджёг фитиль и размахнулся. Грянул взрыв.

- Да уж, - протянул Хаято, рассматривая глубокую воронку примерно в метре от цели. - При броске динамит имеет свою аэродинамику. Нужно делать поправки на это. Слишком сильный замах. Нужно лучше целиться.

Рёохей быстро закивал, уже готовясь снова кинуться в бой. Но настала очередь Хибари. Он принял динамитную шашку, как будто дохлую крысу. Холодно выслушал последние наставления. Чиркнул зажигалкой в попытке зажечь фитиль, но тот всё никак не хотел начинать тлеть. Хибари прищурился, кинув злобный взгляд на Хаято, словно тот был в этом виноват.

- Иногда кончик фитиля может отсыревать, нужно просто… - спокойно объяснил хранитель урагана.
Скрипнув зубами, Хибари быстро перевёл зажигалку на самую середину шнура, который тут же занялся, весело шипя.

- Ты что творишь! - заорал Гокудера, ошалело хлопая глазами.
Но Хибари даже не обернулся. Он мощно размахнулся и отправил шашку в полёт. Снова грянул взрыв. Крайний левый манекен исчез, оставив после себя только куски пластика и аккуратную воронку.
Фонг, стоявший рядом с Тсуной всё это время, шумно вздохнул. Мальчик обернулся, но тут же поспешил сделать вид, что ничего не заметил. Таким рассерженным он не видел мастера ни разу. И ему очень не хотелось бы стать объектом его ярости.

Остаток тренировки прошёл без происшествий. С третьего раза даже Тсуне удалось поразить цель. Но ему не понравилось, несмотря на горящие глаза Гокудеры, с волнением следившего за его реакцией на новую для всех тренировку. Слишком шумно и слишком опасно. Хотя теперь он чуть лучше понимал, какой собранности и внимательности требует работа с динамитом.

- Это было очень интересно, Гокудера, - вежливо кланяясь, сообщил Фонг. Гокудера вспыхнул, пробормотав какие-то неловкие дежурные фразы. Но никто не думал, что сильнейший в мире мастер так легко признает собственную неосведомлённость в чём-то. От Реборна такого было невозможно ожидать. - Такое мастерство достойно восхищения. Я рад, что смог научиться у тебя чему-то новому. Как насчёт того, чтобы следующим стал Ямамото?

- Я на этой неделе не смогу, - огорчился Ямамото, смущённо улыбаясь. – У меня начнутся игры полуфинала.
- Может быть, ты, Рёохей научишь нас всех чему-то новому? – не стал настаивать Фонг, поворачиваясь к боксёру.
- Бокс! Я вас всех приглашаю в свой боксёрский клуб, – обрадовался Рёохей, готовый тренироваться день и ночь. – Несколько новых приёмчиков.

- Жду, не дождусь, - безмятежно протянул Фонг, хлопая в ладоши. – Ни разу не пробовал боксировать.
Тсуна снова и снова сравнивал двоих учителей. Фонг раскрывался перед ним каждый раз с новой стороны. Он не боялся быть смешным, как и Реборн. Но если Фонг признавал своё несовершенство, то второй всегда стремился быть первым и лучшим. Может быть, поэтому требовал этого и от Тсуны.

- Ты очень тихий сегодня, - проговорил Фонг. Они возвращались домой вдвоём. - Может быть, хочешь чем-то поделиться.

- Хибари-сан разозлил вас сегодня? - зачем-то спросил Тсуна, которому всё не давал покоя сегодняшний эпизод у школы.

- Ох, - грустно вздохнул Фонг, прикрывая глаза. - Я просто отчаянно боюсь, что когда-нибудь его глупость будет стоить ему жизни. А может быть, и кому-то из вас. Это страшно, Тсуна. Для учителя нет ничего страшнее, чем потерять своего ученика. Поэтому для вас так важно сейчас научиться находить поддержку друг в друге.

- Не для каждого учителя, - заметил Тсуна, поджимая губы.
- И для него тоже, - не согласился Фонг, сразу понимая, о ком говорит мальчик. - Просто он тебя не потерял. Ведь так?

Тсуна отвёл глаза, ощущая, как жгучий румянец заливает лицо. Он действительно часто думал о том, что Реборн вернётся. И наверняка после такого долгого расставания всё уладится. Ему бы просто хотелось, чтобы Реборн стал немного похож на Фонга. Хватило бы самой малости.

*Гугл чёткой информации о времени горения фитиля не дал. Так что писала на глаз.

Глава 7. Вид из окна.
Красота – понятие весьма относительное. Там, где один её заметит и не сможет сдержать восхищённого вздоха, другой разочаровано пожмёт плечами и пройдёт мимо.
Тсуна всегда умел разглядеть красоту в людях, окружавших его. Чистую и светлую душу Киоко, которая отражалась в её карих глазах добротой и нежностью. Лёгкий и открытый характер Хару, которая всегда могла найти слова утешения для друзей. Обычно он выделял именно скрытое, любуясь внутренним миром.
Но сегодня, выглянув вечером в окно, в первый раз у него вдруг перехватило дыхание от великолепия человеческого тела, которое раньше ускользало от него.
Фонг тренировался в саду, пользуясь тем, что все уже давно спали. На его красивом, чуть бледном лице отражалась задумчивость, граничащая с грустью. Тсуна подсел поближе к окну, чтобы получше рассмотреть каждую деталь. Интересно, о чём думает мастер в такие моменты? Как-то раз он обмолвился, что тренировки помогают упорядочить мысли и эмоции прожитого дня. Если сейчас на его лице грусть, значит ли это, что день для него выдался печальным?
Он был раздет по пояс, и тигр на его груди казался почти живым, из-за движения тугих мышц. Стойка журавля или «дули бу» - правая нога поднята почти к самому подбородку, босая ступня напряжена. У Фонга маленькие пальчики и умильно розовые пятки. Это открытие заставляет Тсуну улыбаться и одновременно краснеть, уж больно по-дурацки он себя чувствует. Словно подглядел что-то неприличное.
Руки сложены на манер крыльев, взлетающей птицы. Плавный разворот, невидимое глазу движение. Тсуне кажется, что если стоять рядом, то можно услышать, как звенит воздух, разрубленный кистью руки. Это красиво. Хотя в тоже время это неимоверно пугает. Тсуна прижимается носом к стеклу, облизывая пересохшие губы. Фонг выглядит сейчас таким далёким. Настолько совершенным, что хочется плакать от собственного бессилия и никчёмности. Но самое поразительно, что в каждом смертоносном движении сквозит печаль. Фонг осознаёт собственную силу, но совсем не рад ей.
- Дули Бу — одна из самых эффективных стоек в ушу. Она позволяет атаковать из верхней позиции и убирать ногу от подсечки. Особое внимание следует обратить на устойчивость, которая обеспечивается за счет немного согнутого колена опорной ноги, прямой спины и так называемого верхнего дыхания, производимого одновременно животом и грудью*, - в ушах Тсуны журчит голос Фонга настолько явственно, что кажется, будто он стоит прямо за спиной. Обернувшись и оглядев комнату, мальчик смеётся сам над собой. Но с некоторым изумлением понимает, что запомнил абсолютно всё, что рассказывал мастер.
Поспешно вернувшись к наблюдению, Тсуна не может сдержать удивлённого вздоха – рядом с Фонгом бесшумно, словно чёрный кот, вышедший на прогулку, возникает Хибари. Он смотрит на китайца пристально и без стеснения. Фонг улыбается, его ладони прочерчивают последнее тягучее движение – «клюв журавля»*.
Хибари смотрит с интересом, прислонившись к дереву. Его глаза неотрывно следят за каждым ударом, из которых складывается этот "журавлиный танец". Ему, как и Тсуне, всё это в новинку. Единственное, чем хранитель облака когда-либо занимался – это тонфа-джитсу. Которым, он, впрочем, владеет отменно.
Тсуна не слышит, о чём эти двое разговаривают. Но в них есть что-то родственное. Они, как горошины одного стручка, кажутся разными ровно до тех пора, пока не увидишь их рядом.
Фонг разрубает воздух ударом, вкладывая в него всю свою энергию, и вдруг валится на траву, смеясь*. На его груди и плечах блестят мелкие капельки пота. И это тоже выглядит изумительно, делая его сверкающим и немного нереальным.
Хибари мнётся недолго и тоже садится рядом. Он рассказывает что-то молчаливому Фонгу, рассматривающему луну со странной полуулыбкой на губах. Обычно мастер улыбается совсем не так. В нём нет знакомой мягкости и вежливости. Эта улыбка особенная – слегка напряжённая, немного злая и чуточку усталая. Эта улыбка только для Хибари-сана.
Смотреть на этих двоих тоже приятно. Вдвоём они выглядят ещё более красивыми. Хибари-сан кажется немного подавленным и не таким отстранённым как обычно. В его глазах отражается луна, разбавляя обычную пренебрежительную холодность. А может быть, просто на Фонга он смотрит совсем иначе. Так, как хотел бы осмелиться посмотреть Тсуна.
Но разве можно сравнивать его и Хибари-сана. Повторяется прошлая история. Реборн тоже улыбался, когда говорил о хранителе облака. Всегда считал его поразительным. И дело было не в силе Хибари-сана. Просто его характер, его мировоззрение и его уверенность в себе делали из него человека, достойного уважения.
Фонг поднимается с земли и ненадолго исчезает в доме, оставив Хибари в саду. Тсуна немного удивлён тем, что они не пошли вместе. Странная невежливость со стороны мастера, который всегда очень чуток и внимателен ко всем.
Мужчина возвращается очень быстро. На его плечах просторная рубашка, а в руках две старенькие книги, которые он протягивает нахмурившемуся Хибари. Фонг говорит что-то с улыбкой и качает головой, снова становясь печальным. И улыбается уже как обычно, словно белая ткань рубашки закрыла не только его тело, но и душу.
Хибари как всегда очень легко разозлить. Он опускает глаза вниз, быстро принимая старые правила игры. Очарование лунной ночи полностью разрушено. Это чувствует не только Тсуна, но и Хибари, который как-то странно трясёт головой, хватает книги и снова растворяется в темноте, не посчитав нужным даже попрощаться.
Фонг едва заметно вздыхает. Тсуна не понимает даже половины случившегося, но догадывается о том, что эти двое расстались как-то не так.
Задумавшись о произошедшем, мальчик только через мгновение осознаёт, что уже какое-то время смотрит прямиком в глаза Фонга. Мужчина улыбается, склонив голову к плечу. И в его глазах снова плещется луна, делая его поразительно молодым и снова нечеловечески красивым. Это чувство пронзает насквозь, причиняя боль.
Фонг изумлённо выгибает брови, замечая, что по лицу ученика начинают течь крупные, чистые слёзы. Он подаётся вперёд, не понимая, что делать дальше - бежать к нему или сделать вид, что ничего не заметил. Так ничего и не решив, мастер снова садится на траву, лёгким кивком приглашая Тсуну присоединиться. Если ему захочется поделиться, то он готов выслушать. В противном случае, можно просто сделать вид, что ничего не случилось.
Но Тсуна спускается к нему и молча садится рядом. Эмоциональная разрядка опустошила его полностью. Даже слёз уже не осталось. Только какая-то щемящая грусть в груди. И тепло от того, что можно просто вот так сидеть рядом, не говоря ни слова. Это очень много значит для Тсуны. В этой обыденности отражается доверие Фонга. Он бы многое отдал, чтобы так же просто его принял Реборн, позволяя хотя бы иногда быть чуть больше чем учеником. Позволяя быть тем, с кем можно разделить такую красивую луну на двоих.
- Завтра тренировка пройдёт в боксёрском клубе. Не боишься? - спрашивает Фонг, которого интересует скорее не сам ответ, а интонация. Почему-то его заставляет нервничать такой Тсунаёши. Откуда эта серьёзная решимость у него в глазах? Почему он смотрит так пристально, словно заглядывает чуть ли не в душу.
- Да нет. Надеюсь, обойдётся, - спокойно отвечает Тсуна, с удивлением понимая, что действительно не боится завтрашнего дня. Потому что сегодня случилось нечто очень важное. Он понял вдруг, чего ему хочется на самом деле. Чтобы стоять на равных с достойными людьми, будь то Фонг или Реборн, стоит постараться. - А зачем приходил Хибари-сан?
- Хотел бы я сам знать, зачем он приходил, - вздыхает Фонг, заново переживая недавнюю бессмысленную беседу, приевшуюся как заезженная пластинка. - Я дал ему книги, в которых есть несколько ответов на те вопросы, которые он пока даже не сформулировал для себя.
- Хибари-сан удивительный, - произнёс Тсуна, действительно восхищаясь этой настойчивостью. - А можно я потом тоже почитаю эти книги?
- Конечно, - Фонг опять чувствует царапающее замешательство, растущее глубоко в душе. - Мне было бы интересно их с тобой обсудить.
Тсунаёши смущённо смеётся и смотрит в первый раз в глаза. От этого взгляда у Фонга теплеет в груди. Давно забытое чувство нежности, которое омрачается лишь небольшой недосказанностью.
- Ты очень часто говоришь о Кёе, - замечает Фонг, понимая, что играет крайне нечестно. Это не его дело. Но догадка причиняет дискомфорт. Молчать в такой ситуации нельзя. И отговориться тем, что Кёя совсем не тот человек, который может сделать счастливым кого-то, не получится. - Может быть... твой интерес связан с чем-то ещё? Когда мысли постоянно возвращаются к какому-то человеку, то это значит, что твоё сердце напоминаете тебе о нём.
- Связан с чем-то ещё? – задумчиво тянет Тсуна. – Возможно.
Он внезапно для самого себя поднимается на ноги и в точности копирует недавно подсмотренную стойку. Получается у него неважно, но сам процесс неожиданно доставляет удовольствие. Это действительно приводит мысли в порядок.
- Немного выше ногу, - улыбается Фонг. В его глазах пляшут огни фонариков, которые совсем недавно они развесили вместе с Ламбо и И-Пин.
- Мне бы хотелось понять! – восклицает Тсуна, плавно перетекая из стойки журавля в стойку тигра, пытаясь выплеснуть бушующую энергию.
Фонг наблюдает, как мальчик мечется от одного стиля к другому, в попытках выплеснуть свои мысли и эмоции. Ушу не зря называют «искусством». В нём можно отразить почти так же много, как и в скульптуре или музыке.
Сейчас Фонг видит только безграничное море радости, озарённое пожаром вспыхнувшей надежды. И это завораживает.

*Спасибо сайту про ушу за предоставленную информацию ХD
*На самом деле это не удар, а положение пальцев при ударе, но фиг с ним.
*Особенность стиля журавля в том, что после нанесения удара тело становится мягким, так как вся энергия уходит.

Глава 8. Бой.
Тсуна со стоном упал на скамейку рядом с Фонгом и мысленно тысячу раз проклял бокс, тренировки и себя до кучи. Хотя начать стоило с последнего пункта. Все остальные чувствовали себя превосходно. Только он один не справлялся с поставленными задачами. И ладно бы дело было только в Фонге, который всё выполнял с такой радостью, словно в первый раз за долгое время пришёл в парк аттракционов. Но и Ямамото, и Гокудера, и Хибари – все быстро вошли в ритм, заданный Рёохеем.
За два часа они успели пробежать кросс вокруг школы, вызвав нездоровый ажиотаж среди учеников. Наверное, странно смотрелась их компания – безмятежный Фонг, смеющийся Ямамото, ревущий что-то ободряющее Рёохей, матерящийся Гокудера, хранящий зловещее молчание Хибари и жалующийся на весь белый свет Тсуна. Правда, уже через минуту Дисциплинарный комитет быстро разогнал зевак. Кусакабе работал быстро и без всяких подсказок знал свои обязанности.
Потом ребята сделали несколько подходов приседаний, что вызвало у Фонга некоторый ступор, длившийся, впрочем, недолго. Но позже мастер признался, что так и не понял, в чём смысл этого странного и бессмысленного упражнения. Более того, даже китаец назвал его вредным для коленных суставов, но посчитал нетактичным перечить тренеру.
Отжиматься Хибари отказался. Его терпение явно подходило к концу. Они препирались минут десять с мгновенно вспылившим Рёохеем, пытавшимся доказать, как важен систематический подход. Закончил все споры Фонг, заметив в пустоту, что если кто-то устал, то может передохнуть. Хибари напрягся и первым прошествовал в спортзал, где он гордо отжался положенные пятьдесят раз на ладонях, а потом ещё пятьдесят на кулаках.
Тсуна, наблюдая за этим спектаклем, подумал вдруг, что в сущности Хибари Кёя ничуть не отличается от него или от Гокудеры. В душе все они оставались детьми, которых легко подтолкнуть к какому-то решению. И как бы они не строили из себя крутых мафиози или же грозных глав комитетов, на самом деле им ещё очень долго учиться.
Интересно, а сам Тсуна смог бы снисходительно наблюдать за теми глупостями, что они творят каждый день на месте Реборна или Фонга? Сумел бы не выходить из себя и быть терпеливым? Захотел бы брать ответственность за жизни детей, не понимающих и десятой доли того, что им предстоит? И может быть, в том, что сам Тсуна принимал за придирчивость и жестокость, было куда больше добрых намерений и переживаний, чем казалось со стороны.
Подтягивания на перекладине сопровождались лекцией на тему правильного питания, и лично Савада окончательно уверился, что бокс - это не его вид спорта. Судя по всему, боксёры должны были питаться только всякой гадостью и при этом в огромных количествах. Больше он сюда ни ногой. Бокс не стоил того, чтобы отказаться из-за него от маминых пирогов.
Но Рёохей был в полном восторге от того, что наконец-то удалось затащить их всех в боксёрский клуб. Он без конца шутил, улыбался и пылал энтузиазмом, исключительным даже для него. Тсуна тихонько улыбнулся, наблюдая, как Сасагава бегает вокруг Хибари, показывая тому, как нужно правильно встать в стойку. Но успехов они пока не достигли, потому что Рёохей явно волновался, толком ничего не мог объяснить, постоянно сбиваясь с пятого на десятое.
- Ты никогда не задумывался, что настоящая сила делает человека одиноким? - внезапно спросил Фонг, который выглядел так, будто только пять минут назад вышел из дома. Идеально белое кимоно и безмятежное спокойствие. А ведь все упражнения он выполнял наравне с остальными.
- Да нет, - покачал головой Тсуна, искоса поглядывая на мастера, который сегодня почти целый день молчал. После вчерашней ночи, которую они провели, беседуя о разных техниках, существующих в ушу, Фонг выглядел немного грустным и очень задумчивым. Как будто произошло что-то ещё, чего сам Тсуна не заметил или не увидел. Совсем недавно он начал понимать, что мир вокруг него совсем не такой, каким кажется. Сотни вещей, о которых даже ещё не слышал. Миллионы событий, о которых не подумал. И этот новый мир открыл ему Фонг, заставляя думать – думать каждую секунд о незначительных мелочах.
- Смотри, Рёохей зовёт. Начинаются спарринги на ринге. Мне безумно интересно. Я никогда раньше не пробовал, - Фонг легко поднялся с лавочки и поспешил присоединиться к остальным, чтобы послушать пламенную речь боксёра.
Тсуна тяжко вздохнул и поплёлся следом, обдумывая слова мастера. Сила порождает одиночество. Ему такого не понять, хотя бы потому, что никакой силы он в себе не чувствовал.
А вот с одиночеством знаком не понаслышке. Стеснительный и не умеющий правильно себя подать Тсуна всегда терялся среди своих сверстников, выделяясь только в худшую сторону. Самый типичный японский школьник.
Но с приходом Реборна всё изменилось. Появились друзья, о которых раньше только можно было мечтать. Реборн хотел сделать из него сильного босса и для этого дал ему семью. Значит, в случае с Тсуной всё вышло совсем наоборот. С приходом силы, пусть и одолженной на время у Реборна, настал конец его одиночеству.
- Первым, «экстримально» будут драться Гокудера и Хибари! - заявил Рёохей, раздавая перчатки и шлемы. – У них примерно одинаковая весовая категория.
Обведя взглядом зал, Тсуна вдруг подумал о том, что в чём-то Фонг как всегда прав. И возможно, его слова относились как раз не к нему.
Может быть, за упорными попытками затащить ребят в свой клуб Рёохей скрывал простое желание заниматься любимым делом с друзьями. Тсуна никогда не видел боксёра в компании одноклассников и приятелей. Семпаи из боксёрского клуба оказались кончеными мерзавцами, о которых и вспоминать не стоило. Больше ни о каких друзьях и речи не шло.
Открытый и честный по своей натуре Рёохей так и не смог найти своё место среди сверстников. Неудивительно, что своим другом он звал нелюдимого и мрачного Хибари, который одним своим видом распугивал людей вокруг. Но зато тот был так же прямолинеен, и от него нельзя было ждать обмана или подлости. Странная парочка.
- Может, если ребята не хотят, то я попробую? – улыбнулся Тсуна, успокаивающе похлопывая по плечу Гокудеру, который уже успел сцепиться с Хибари. Оба парня не желали драться друг с другом. По крайней мере на ринге. – Вот только с кем?
- Со мной! – обрадовано хлопнул в ладоши Фонг. – Я слышал, что ты уже пробовал боксировать. Покажешь мне несколько приёмов?
- Я согласен драться только с Фонгом, - тоном не терпящим возражений, отозвался Хибари.
- Сегодня наш учитель Рёохей. Так что нам следует его слушаться, - заметил Фонг, рассеянно вертя в руках шлем. Он осторожно примерил его и повертел головой, пытаясь привыкнуть. Шлем стеснял движения и закрывал обзор.
- Ну если Фонг нарасхват, то может быть, с ним потренируюсь я? – внезапный вопрос заставил всех присутствующих обернуться к дверям, где невозмутимо стоял Реборн. Он спокойно вошёл в зал, оглядывая всех присутствующих одобрительным взглядом. На Тсуне мужчина немного задержался, но тут же искривил губы в презрительной усмешке.
- Ну тогда первый спарринг Фонга и Реборна. Думаю, ничего страшного, если поставить Тсуну и Гокудеру вместе, - благодушно пробасил Рёохей, кивком приглашая бойцов на ринг. – Это будет очень интересно. Правда, у вас разная весовая категория. Да и Фонг никогда не пробовал раньше боксировать…
- Ничего страшного. Думаю, выйдет отличный урок, - улыбнулся Фонг, смотря куда-то в сторону, словно появление Реборна не стало для него неожиданностью. Он перемахнул через канаты, даже не задев их. В его глазах появился нехороший, холодный блеск.
Реборн подошёл к ребятам вплотную. С ленивой грацией он стянул с себя галстук, который сразу же полетел на лавочку. Туда же был сброшен пиджак и рубашка. Немного подумав, мужчина привычным жестом попытался нахлобучить шляпу на своего ученика, но Тсуна, на одних инстинктах, мгновенно ушёл в сторону, отклонив чужую руку точным блоком «пикирующего ястреба», который они разучивали вчера ночью. Реборн сделал вид, что ничего не произошло, и спокойно уложил шляпу поверх остальных вещей.
- Я вижу, что вовремя вернулся, - протянул он, не обращаясь ни к кому конкретно. Быстро взлетел на ринг, несколько раз подпрыгнул на носочках, поводя плечами.
Зрители расселись на лавочках вокруг ринга. Тсуна слушал, как в ушах гулко бьётся сердце. Он так ждал возвращения Реборна, но теперь, кажется, не был ему рад. И драка эта… Интуиция кричала, что нельзя было им позволять. Но кто он такой, чтобы что-то запрещать двум сильнейшим бойцам?
- Я прям даже теряюсь, кто из них победит! – возбуждённо проговорил Ямамото, рассматривая мужчин, которые внимательно слушали Рёохея. На их лицах застыли улыбки, настолько одинаковые, что становилось жутко.
- Реборн! – горячо воскликнул Гокудера, который с детских лет был воспитан на историях об этом легендарном в мире мафии киллере.
- Фонг, - холодно сообщил Хибари, неожиданно для всех.
Они высказались в один голос, вызвав у Ямамото приступ веселья. Сам Тсуна молча наблюдал за приготовлениями к спаррингу. Рёохей предложил бой до трёх очков, резонно предположив, что нокаут для тренировочного боя – это как-то слишком.
- Эй, Тсуна, а ты на кого ставишь? – внезапно спросил Реборн, перетягивая ладони бинтами.
- Вы равны по силе. У тебя есть немалый опыт в боксе, но твоя специализация бесконтактный бой. А Фонг наоборот контактный боец, но ни разу не дрался на ринге. Значит, ваши преимущества сбалансированы, и их можно отбросить. Ваш бой будет продолжаться до первой серьёзной ошибки, а не до трёх очков, - спокойно ответил Тсуна. В его голосе было столько уверенности, что остальные невольно уставились на него. И вместо того, чтобы, как обычно, смутиться он пожал плечами и продолжал упорно смотреть в пол. Ему не хотелось, чтобы этот бой вообще случился.
- Правильно, Тсуна. Но я предлагаю тебе выбрать, - очень мягко заметил Реборн, улыбаясь. Он любил наблюдать, как в мальчике медленно просыпается будущий босс, которым ему суждено стать.
- Прекрати, - Фонг стоял спиной ко всем. Его лицо стало напряжённым и злым, а голос очень тихим. – Оставь это между нами. Не втягивай мальчика.
- Тогда может быть, новое пари? – предложил Реборн. Беря пример с аркобалено урагана, он встал спиной, делая вид, что примеряет шлем.
- Боишься, что опоздал? – иронично заметил Фонг. Но уже почти готов был согласиться на предложение, которое даже не прозвучало. Хотя бы затем, чтобы Реборн сам, наконец, всё понял.
- Если победа будет за мной… - начал Реборн, игнорируя прямой вопрос. Он действительно немного затянул всю эту игру. Но на самом деле, это пошло только на пользу Тсуне. Фонг отличный учитель. Вот только оставлять всё, как есть киллер не намерен.
- Если победа будет за мной, то ты честно скажешь Тсуне, что скучал и хотел вернуться, - в свою очередь перебил Фонг. – А что нужно будет сделать мне, если проиграю, я и так знаю.
Реборн пожал протянутую руку. С Фонгом всегда было непросто, потому что он никогда не шёл по тому пути, который ему предлагали. Всегда умудрялся найти обходную лазейку и обыграть любого, пусть даже и казался проигравшим.
- Запрещены удары в голову. Запрещены захваты. Запрещены подсечки. Бой идёт до трёх очков, - напомнил Рёохей, становясь очень серьёзным. – Начали.
Все наблюдали за происходящим, затаив дыхание. Но Тсуна был прав на все сто. В бою между этими двумя любая ошибка станет последней.
Реборн действительно был неподражаем во всём, что делал. Он никогда не ошибался. Но Фонг единственный, кто умел побеждать, проигрывая. Несколько секунд они кружили друг против друга, выжидая удобный момент.
- Тсуна, помнишь, что я показывал тебе прошлой ночью? – вдруг громко спросил Фонг. Он смотрел прямо в глаза Реборну, который сосредоточенно выискивал брешь в защите противника. Фонг мечтательно улыбнулся, в его глазах мелькнул лукавый огонёк.
Удар. Прямой в корпус, от которого в груди Фонга что-то противно хрустнуло – одно очко.
- Конечно, мастер, - Реборн не видел своего ученика, но слышал в его голосе улыбку – искреннюю и тёплую.
Удар. Прямой в плечо, заставивший китайца пошатнуться – одно очко.
Но Фонг лишь прикрыл глаза, заново переживая прошлую ночь. Реборн отлично понимал, что нередко тренировки проходят далеко за полночь. В этих фразах не было никакого подтекста. Его провоцируют специально. Только вот он не должен был реагировать на это, но ярость уже забурлила в крови от одной мысли.
Ему осталось всего одно очко до полной победы. Тогда можно будет забыть обо всём и вернуть жизнь в привычное русло. Снова трепать по утрам лохматую макушку, чувствуя тепло в груди, которое всегда прятал в кривой ухмылке. Ждать его после школы, радуясь тому, что сегодня мальчику не грозит никакая опасность.
- Я буду скучать по этому, Тсуна, - подумал Фонг, блокируя очередной выпад. Тсуна подскочил с лавочки, чтобы лучше рассмотреть бой. Он не понимал, почему Реборн стал настолько неосторожным. Внешне киллер спокоен, но с каждой секундой всё больше подставлялся под удар. Хотя нужно сосредоточиться на защите, уж кому как не Реборну знать, что именно сейчас Фонг может…
Удар. Прямой в челюсть – три очка.
- Победил Фонг, - сообщил Рёохей, взмахнув полотенцем.

Глава 9. Не так просто.
Со стороны невозможно было заметить, что именно изменилось в тот момент, когда Рёохей объявил победителя. Фонг болезненно сморщился, держась за ушибленное плечо, но умудрился улыбаться, когда пожимал Реборну руку.

Челюсть он ему, конечно же, не сломал. Ограничивать силу удара учатся ещё на первом году тренировок. Но вот гордость покорёжил изрядно, Реборн не был мстительным и уж тем более не был повёрнут на каких-то эфемерных понятиях о том, что подобает и что не подобает мужчине. Но сейчас они оба зашли слишком далеко. Не нужно было начинать новый спор. И уж тем более нельзя было разрешать его на ринге. Реборн превращал всё, что касалось Тсуны, в какой-то нелепый фарс, словно боялся взглянуть на всё происходящее серьёзно. А теперь втянул и Фонга в свои игры. От этого на душе паршиво.

- Никогда бы не подумал, что ты станешь бить левой, - признался Реборн, потирая подбородок. Синяков у него не бывало в принципе, но вот в голове гудело, как после хорошей попойки.
- Никогда бы не подумал, что мы будем драться на ринге, - легко подхватил Фонг. Прежде чем сносно научиться говорить по-японски, он часто использовал те же выражения, что и собеседник. Так и возникла привычка перекраивать чужие фразы под себя. Некоторые воспринимали это как некую восточную мудрость. Мармон требовал деньги за использование чужого интеллектуального труда. Реборн чаще всего злился, для него это выглядело так, будто его же собственными словами Фонг отгораживался, мешая понять, что на самом деле имелось в виду.

Мальчишки суетились вокруг Фонга, даже не пытаясь скрыть охватившего их азарта. Они возбуждённо галдели, выражая свой восторг. Даже Хибари подошёл поближе, с непонятным интересом рассматривая обоих мужчин.

- А теперь отпразднуем победу. Я угощаю всех пирожками с мясом, - заулыбался Фонг, чувствуя, что не может смотреть в глаза Тсуне после всего случившегося.
- Надеюсь, не теми, что вы используете для тренировок? – опасливо поинтересовался Гокудера, отлично помнивший результаты знакомства с загадочной китайской кухней.
- Нет-нет, Гокудера! Только мясные витамины и никакого чеснока, - неловко пошутил Фонг, легонько подталкивая мальчишек к выходу.
- Мясные витамины? Я «экстримально» должен попробовать! – выразил общее мнение Рёохей, который на самом деле планировал расспросить китайца о том, как ему удалось с такой скоростью сменить руки во время проведения удара. Со стороны казалось, что он точно будет бить правой, но буквально за несколько секунд он изменил траекторию и провёл атаку левой.

Не обращая внимания на ушедших вперёд товарищей, Тсуна подошёл к Реборну, спокойно натягивавшему рубашку. Он внимательно всмотрелся ему в глаза, что-то прикинул в уме. Обычно вот так - быстро, хватко и без раздумий, Тсуна действовал только в режиме посмертной воли. Но сейчас с нездоровой отстранённостью почти почувствовал, какой чудовищной силы был удар. И если учитывать, что челюсть, пах и солнечное сплетение являются скоплением болевых точек, то состояние Реборна после прямого попадания очевидно.

- Не надо, - попросил Тсуна, когда киллер попытался отшатнуться от своего ученика. Мальчик осторожно провёл ладонью по груди, решительно распахивая рубашку. В голове всё немного кружилось от осознания собственной дерзости, но Реборн стоял молча, ничего не предпринимая.

Тсуна вдохнул поглубже, как учил Фонг, и пальцами начал медленно вспоминать нужные точки. Две на груди, одна на плече, сосредоточить энергию и выдавать маленькими порциями точно по пересечениям каналов. Снять отёк одним касанием. Потом встряхнуть руками, словно убирая капли воды.
- Я вижу, что вы не теряли времени даром, - усмехнулся Реборн, чувствуя, как от пальцев Тсуны на коже остаётся горячий след. И болезненное разочарование от осознания того, что это всего лишь медицинская помощь. – Шоу дао? Фонг меня удивил в очередной раз. Интересно, какие ещё сюрпризы меня ждут.

Реборн тысячу раз проклял свой длинный язык, надеясь, что не проговорился. Он решительно не понимал, что за игру затеял Фонг. Так откровенно подталкивать его к чему-то. Неужели надоело нянчиться, что так упорно пытается их помирить?

- Ну это и к лучшему. Значит, ты не растерял те жалкие крупицы знаний, что я вбивал в тебя. Иначе было бы совсем худо, - сообщил Реборн, накидывая на плечи рубашку. Ему стало немного неловко находиться рядом с Тсуной. И взгляд совсем чужой – серьёзный и взрослый, невозмутимо спокойный. Мужчина никогда не видел его таким.

- Ты вернулся не просто так? – догадался Тсуна, рассматривая свои ладони. На него нахлынула усталость. Конечно, разве мог Реборн вернуться по доброй воле.
- Пришёл приказ от Девятого. Через месяц планируется операция совместно с Варией, - кивнул Реборн. Мужчина умостил шляпу на голове. – И очень многое будет зависеть от того, как вы её проведёте.
- С Варией? – Тсуна растерянно заморгал, пытаясь представить себе этот ужас. Он и просто постоять рядом с ними не мог, не то что работать.

- Поэтому мы начинаем интенсивные тренировки. Игрушки кончились, Тсуна. К сожалению, я не могу тебе позволить прохлаждаться вместе с Фонгом, распивая чаи и слушая китайские поговорки, - прищурившись, сообщил Реборн, понимая, что перегибает палку. Но отчаянно хотелось верить, что именно этим они занимались всё это время. Что этот новый, взрослый взгляд не имеет никакого отношения к Фонгу. И что всё, чего Тсуна достиг за это время, это парочка дешёвых фокусов, пригодных скорее для школьной медсестры, чем для будущего босса.

Тсуна рассеянно кивнул и зашарил взглядом по полу, как будто в поисках ответов на вопросы, вертевшиеся на языке. Где Реборн был всё это время? Почему ушёл, ничего не сказав? Вернулся бы он, если бы не приказ Девятого?

- Отпуск – штука неплохая, Тсуна, - проговорил Реборн таким тоном, что становилось непонятно, о ком он говорит, о себе или же о нём. Мужчина осторожно положил ладонь на лохматую макушку, отмечая, что в его отсутствие ученик, кажется, подрос на несколько сантиметров. – Но я за этот месяц успел заскучать. А ты?

- А я нет, - ощущая жгучую обиду, ляпнул Тсуна, сбрасывая с себя чужую руку. И вдруг понял, что действительно почти не скучал. Он бы, наверное, удавился с тоски, как уже бывало несколько раз. Вот только Фонг умудрился не только полностью заменить Реборна, но и стать кем-то большим. Не просто учитель, но и друг, каким никогда не хотел быть аркобалено солнца.

Реборн хмыкнул, не зная, что ещё сказать. Извиняться ему не за что. Обещать что-то не в его характере. Хотя мужчина и понимал, что всего этого от него ждёт Тсуна. Ему хотелось услышать слова раскаяния и какого-нибудь признания. Но он произнёс то, что чувствовал. Реборн действительно скучал без него, сам того не ожидая. Разве этого мало?
- Пойдём домой? – улыбка Тсуны озарила его лицо, разгоняя мрачную атмосферу. Эта перемена настроения застала Реборна врасплох. – Мама будет рада тебя видеть. Она очень волновалась. Я тоже волновался, если можешь, не делай так больше. Я не уверен, что в следующий раз смогу так долго ждать.

Тсуна покраснел и поспешил к выходу. Для него самого весь этот разговор стал неожиданностью, но слова Фонга о силе и одиночестве внезапно всплыли в голове. Реборн, пожалуй, сильнейший из всех, кого Тсуна знал в своей жизни. Неудивительно, что одиночество сделало его таким, какой он есть. Скрытный, привыкший полагаться только на себя и скрывающий свои истинные эмоции. Понимая всё это, трудно ожидать от него бурного признания вины и рыданий, в стиле итальянских мелодрам. Но его «скучал» с лихвой искупало сухость учителя. И стоило сотен других слов.

- И пословицы у мастера Фонга очень занятные, - уже в дверях спортзала Тсуна внезапно обернулся и посмотрел на Реборна, неторопливо шагавшего следом. – Я думаю, они в некоторых ситуациях полезнее пистолета. Ты же не против, если я выучу ещё несколько?

Реборн закатил глаза, решив выдать ученику профилактический подзатыльник. Но понял, что пришло время что-то менять в их отношениях. Поэтому он только махнул рукой и промолчал.
Они шли домой самой длинной дорогой, минуя оживлённые улицы по негласному уговору. Тсуна улыбался и иногда искоса смотрел на киллера. Благодаря Фонгу, он вдруг разглядел в Реборне множество нового. Перед ним был живой человек с проблемами, привязанностями и несносным характером, в котором ещё предстояло разобраться.

- Дырку просверлишь, - буркнул Реборн беззлобно, в очередной раз встретившись взглядом с Тсуной, который, вопреки всему, каждый раз улыбался, но не спешил смущаться и прятать глаза.
- Неа, дырки просверливать я ещё не научился, - честно признался Тсуна. – Но знаешь, я соврал. Я всё-таки немножечко скучал.

Иначе бы ему не было сейчас так хорошо от того, что Реборн вернулся. Не вычеркнешь из жизни так просто человека, поверившего в тебя тогда, когда ты сам на себе поставил крест. Подарившего тебе семью, без которой уже не представляешь жизни.

- Один хороший человек мне сказал, что сила порождает одиночество, - Тсуна решился всё же высказать последнюю свою мысль вслух. – Мне жаль, что я не понимал этого раньше.
Тсуна осторожно подхватил Реборна под руку и потянул скорее домой, где их уже наверняка ждали друзья.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Katekyo Hitman Reborn | Добавил (а): Злое_Полено (30.03.2013)
Просмотров: 902

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
1 Olly_Fox   (08.04.2013 12:38)
Комментарий инквизитора.

Чем больше читаю, тем больше мне нравится Фонг. Не могу сказать, оригинальный или ваш, потому что оригинального я плохо уже помню. Но в фф это спокойствие, эти мудрость и сила - определённо притягательное сочетание. А седьмая глава - ну просто для меня подарок.

Очень разумно с вашей стороны делать сноски, а то вдруг?..

Теперь что касается ошибок:
А Хибари-сан совсем другое дело - рекомендую тире между "Хибари-сан" и "совсем".

десяти секундные - пишется слитно.

ставший похожий- "похожиМ".

«экстримальную» катапульту - "экстрЕмальную".

что работать с кем бы то ни было он не намерен, лишнее - вместо запятой лучше поставить тире.

Чистую и светлую душу Киоко, которая светилась в её карих глазах добротой и нежностью - "светлую" и "светилась" вполне приемлемо читаются рядом, но если будет возможность - лучшее избежать.

У Фонга маленькие пальчики и умильно розовые пятки. - я тоже умилился, ок да.

Настолько совершенным, что хочется плакать от собственного бессилия и никчёмности - мне очень понравилось это предложение, настолько оно правдиво и реально.

что уже как-то время смотрит прямиком в глаза Фонга - неясно, неясно.

впрочем - обособить.

даже китаец назвал - это читается так, будто бы все назвали упражнение вредным, а китаец был лишь в их числе.

экстримально - "экстрЕмально". Экстремально и экстремальный, но экстрим.

конченными - пишется с одной "н".

Открытый и честный по своей натуре Рёохей так и не смог найти своё место среди сверстников - упустили запятую между "честный" и "по".

Но зато тот был так же прямолинеен и от него нельзя было ждать обмана или подлости - снова запятая между "прямолинеен" и "и".

Реборн сделал вид, что ничего не произошло, и спокойно уложил шляпу поверх остальных вещей - ей-Луна, мне его даже жалко стало.

итак - в конкретном случае пишется раздельно.

2 Злое_Полено   (18.05.2013 07:38)
Ошибки исправила.
Единственное "но". Вот этот вот "эсктримальный" - взят в кавычки. Это что-то вроде неологизма от "экстрима" Рёохея. Так что исправлять не стала, кавычки ведь не просто так стоят.

И кое-где я не стала исправлять запятые на тире, раз уж это рекомендации, а не ошибки. Надеюсь, вы не обиделись)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн